<<
>>

А. Вместо вступления

Выше мы далеко не случайно упомянули, что в движе­ниях, оппозиционных властям предержащим Арабского Халифата и властям возникших в его недрах исламских го­сударств, существовала своя школа ускоренного массового обучения воинов, в разработке которой ведущая роль при­надлежала тайным, преимущественно суфийским, общест­вам, братствам и орденам, имеющим иранское происхожде­ние и уже в силу этого враждебных правящему «арабскому» истеблишменту; о них у нас еще пойдет речь далее.

Теперь настало время начать дестан о самом знаменитом из этих тайных обществ или братств — об ордене низаритов (име­новавшихся такаже батинитами — от арабского слова «ба­тин», означающего «внутренний», «скрытый», «тайный», «эзотерический»)...

Учения великих арийских пророков доисламского прош­лого — Будды Шакьямуни, Шенраба, Спитамы Заратустры, Мани и других стали со временем религией (то есть идео­логией) могучих и воинственных держав. Но эти последст­вия не были связаны с самими пророками как таковыми. Пророки не стремились и не призывали к созданию таких держав силой меча.

А вот Абу аль-Касим бен Абдаллах ибн Абд аль-Мутал- либ ибн Хашим (Гашим), сиречь Мухаммед, был пророком совсем иного рода.

Пророк Мухаммед был не оторванным от земной жизни аскетом, царство которого — «не от мира сего», а успеш­ным коммерсантом и реальным практическим политиком, имевшим семью (вот только сына-наследника ему Алллах не дал!), окруженным энергичными, сильными и влиятель­ными родственниками, унаследовавшими после него не только духовную, но и земную власть над созданным им Халифатом (хотя он сам и был пророком, а не халифом). Прозелиты Абу аль-Касима бен Абдаллаха ибн Абд аль-Му-

таллиба ибн Хашима вербовались вовсе не из среды «униженных и оскор­бленных» или «обездоленных и угнетенных». Подняв черное (а вовсе не зеленое, вопреки широко распространенному заблуждению) знамя Ново­го Откровения, Мухаммед выковал воинственную и практическую рели­гию для земных хозяев земного мира.

Исламская религиозная система, разработанная им, была отлично приспособлена для создания земного, сплоченного и агрессивного государства. То, что было сделано в буддиз­ме, бон-по и зороастризме спустя много лет после смерти проповедовав­ших их пророков Будды Шакьямуни, Тонпа Шенраба Миво и Спитамы Заратустры, Мухаммед сделал сам. Он был властным, суровым и воинст­венным вождем — армии мусульман уходили в походы на «неверных» уже при жизни пророка.

Иранские по происхождению мудрецы Будда Шакьямуни (Сакьяму- ни — «мудрец из рода сакиев», ираноязычных азиатских скифов-саков, осевших в Северной Индии), Тонпа Шенраб Миво, Спитама Заратустра (Заратуштра, Зардушт, Зартошт, Зердешт, или, по-гречески, Зороастр) и Мани (Манес, Мани-Хайя) оставили ученикам свои слова, надежды и сомнения. Мухаммед же учил своих последователей не сомневаться. Ни­щие мудрецы, прикровенно проповедующие учение — это не ислам в том виде, в каком его замыслил Мухаммед. Он замыслил ислам, как молодую феодальную державу, и сам начал строить ее не только мечом духовным, который есть слово Божие, но и мечом земным, железным (не случайно сабля Мухаммеда — знаменитый «зульфикар» — имела не один клинок, а два, как уже говорилось выше). Слова пророка Мухаммеда, опытного и расчетливкого купца из славного и богатого города Мекки — были обра­щены к полководцам и купцам, которые спешили мечом утвердить святую веру и получить торговые монополии.

Если бы у Будды Шакьямуни, Шенраба, Спитамы Заратустры и Мани были сыновья, они, вероятнее всего, стали бы такими же бездомными, бесприютными мудрецами «не от мира сего», как и их отцы. Родственники же Мухаммеда стали феодалами, образовав аристократию созданной им духовно-светской мировой державы. Они были вполне реальны, царство их было «от мира сего» они боролись за место у трона пророка точно так же, как сыновья, племянники, братья и сестры светского феодала.

Секты и расколы в буддизме, зороастризме и других религиях пророче­ского (профетического) типа возникали, как правило, в связи с различия­ми в толковании учения.

В исламском мире же возникновение расколов, сект и ересей чаще всего определялось политическими причинами. Порой между мусульманскими сектами не было разногласий в обрядах или ве­роучении — в недрах формально и внешне единой «нации ислама» — му­сульманской «уммы» — бурлили чисто политические страсти. Центрами притяжения враждующих толков в исламе оказывались не столько идеи,

сколько люди — нередко родственники Мухаммеда и последнего правед­ного халифа «хызрата» Али. И потому столкновения и даже войны между приверженцами разных толков ислама велись не столько вследствие того, что одни были «еретиками», а другие ими не являлись, сколько вследствие того, что вожди сектантов были выразителями центростремительных про­цессов в созданной силой оружия исламской державе.

Так, иранский писатель Равенди горестно повествовал о печальной судьбе древнего персидского города Нишапура. В 1154 году он был опу­стошен кочевниками из тюркского племени огузов (из которого вышли в свое время Сельджуки). В городе, и без того разграбленном врагом, «по причине различия в религиозных толках еще со старинных времен кипела взаимная вражда. Каждую ночь какая-нибудь партия созывала из како­го-нибудь квартала ополчение, поджигала кварталы противников и все, что еще оставалось после огузов, уничтожалось... Теперь в Нишапуре, где были собрания друзей, медресе наук и местопребывание лучших людей, пасутся стада, рыщут дикие звери и ползают гады».

Будучи не столько идеологически-религиозными, сколько социальны­ми движениями в мире без четких границ (ведь, как мы уже знаем, теоре­тически ислам должен был распространиться на всю обитаемую сушу), исламские ереси и толки распространились по разным странам некогда единой мусульманской «уммы».

Уже в середине VII века сторонники неоднократно упоминавшегося нами ранее двоюродного брата и зятя пророка Мухаммеда, четвертого (праведного) халифа «хызрата» Абу-ль-Хасана Али ибн Абу Талиба аль- Кураши, более известного как Али ибн Абу Талиб или просто Али, полу­чившие наименование шиитов, стали утверждать, что только Али получил сокровенное знание от пророка и потому только он имеет право называть­ся духовным вождем ислама — имамом. И потомки Али тоже станут има­мами, так как Али передаст им это сокровенное учение.

<< | >>
Источник: Военно-духовные братства Востока и Запада / В. В. Акунов. - СПб.: Алетейя,2019. - 328 с.: ил.. 2019

Еще по теме А. Вместо вступления:

  1. §5 Перспективы совершенствования процессуального законодательства в сфере реализации права на судебную защиту (вместо заключения)
  2. 15.7. Исполнение постановлений
  3. 18. Ограничение дееспособности граждан: основания и условия. Правовые последствия ограничения дееспособности.
  4. 7.5. Действие правовых актов управления
  5. 6.3. Общественные объединения: понятие, виды. Права, обязанности и ответственность общественных объединений в сфере государственного управления.
  6. 39. Производственный кооператив.
  7. § 2. Правовое содержание банковской тайны
  8. 14. Граждане (физические лица) как субъекты гражданского права и индивидуализирующие их признаки.
  9. Содержание
  10. 10.2. Понятие и юридический состав административного правонарушения
  11. 4.6. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации
  12. 4.1. Понятие органов исполнительной власти
  13. 13.1. Понятие и система органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях
  14. Участники арбитражного процесса. Представительство в арбитражном процессе
  15. 31. Учредительные документы юридических лиц: понятие, виды, содержание.
  16. Юридический аспект функционирования названия СМИ
  17. 8. Понятие и состав гражданского законодательства. Действие гражданского законодательства. Толкование гражданско-правовых норм.