<<
>>

Суфий Джелал эд-Дин Руми

Исходя из неортодоксального, «еретического» толкова­ния известного хадиса «Кто познает себя, тот познает Бога», суфии разрабатывали тончайшую систему организации вну­тренней жизни, необходимую для достижения «благости».

Они обожествляли Любовь как единственный способ по­знания Истины и создали сложную философскую систему для обоснования своей практики. Именно суфии породили воспевающую любовь поэзию, которая на протяжении сто­летий оказывала (и продолжает оказывать ныне) влияние на развитие всей мировой литературы. Наконец, суфии по­строили систему диалектики. По признанию Гегеля, суфий Джелал-эд-Дин Руми и его предшественники, включая вели­ких мыслителей Древней Греции и Древнего Рима, Аравии, Индии и Китая (но в особенности — именно Джелал-эд-Дин Руми) помогли ему построить свой диалектический метод.

Наиболее характерным выражением мусульманского мистицизма является персидский суфизм. Это не точное определение. Далее мы увидим, что понятие «суфизм» выходит за рамки понятия «персидский суфизм». Суфизм (по П.Д. Успенскому) — это одновременно религиозная секта и философская школа очень высокого идеалисти­ческого характера, боровшаяся одновременно против ма­териализма и против узколобого фанатизма и понимания только буквы Корана. Суфии толковали Коран мистически. Суфизм — это философское свободомыслие мусульманст­ва, соединенное с совершенно своеобразной и ярко чувст­венной поэзией, всегда имеющей скрытый мистический смысл. Расцвет суфизма приходится на первые столетия второго тысячелетия Христианской эры.

Суфий Джелал-эд-Дин, прозванный «Руми» (ибо боль­шую часть жизни он провел в «Руме», то есть, «Риме» — так тогда именовали мусульмане Малую Азию, долгое время принадлежавшую Римской, а затем Восточной Римской,

Ромейской, или Византийской империи), был сыном своего века и облекал свою мысль в богословские одежды.

Как и других суфиев, его влекла мечта о достижении единства мира, все­могуществе, всеведении и единении рода человеческого.

Жизнь и смерть, сознание и материя, человек и человечество, пространство и время — по- разному назывались и ставились эти проблемы на протяжении истории. И покуда существует само человечество, они снова и снова, всякий раз в ином ии новом обличье, будут вставать перед ним, и каждая попытка их решения будет, как и прежде, лишь приближением к истине...

Пожалуй, самое главное, к чему пришел Джелал-эд-Дин Руми — это убеждение в убожестве разделения людей на секты, касты, религии, убе­ждение в том, что род человеческий един, как Истина.

«Познать мир своей души и овладеть им, пожалуй, труднее, чем овла­деть миром земным, как некогда овладел им Искандер Двурогий (Алек­сандр Македонский — В.А.). Но самое трудное ждет потом: все знать и по­нимать и, глядя на безумство мира, не быть в силах что-либо изменить! Вот тягчайшее из испытаний».

Беспрестанно углубляясь в тайны человеческой психики (а ведь нам известно, что сознание есть отражение объективных закономерностей действительности), Джелал-эд-Дин Руми убедился, что «мир есть война противоположностей» в их единстве, что мир не создан однажды и навсег­да, а «заново создается каждый миг».

Джелал эд-Дин Руми, сын своего времени, в отличие от Гегеля, изло­жил свои мысли не в отвлеченно-логических категориях, а в пламенных поэтических образах-аналогиях.

В эпоху татаро-монгольского нашествия с Востока и походов кресто­носцев с Запада, религиозных войн и фанатизма он призывал к терпи­мости: все монотеистические (единобожные) религии в его глазах были едины по сути. В эпоху угнетения, насилия и рабства он проповедовал равенство всех людей, независимо от материального благосостояния, расы, национальности, религии, происхождения, чина. Люди разнились для него лишь тем, насколько приблизились они к Совершенному Челове­ку, а приблизиться к нему мог любой, в меру своего труда и способностей.

Обращаясь к жаждущим Истины, он произнес в одной из своих газелей знаменитые слова:

«О те, кто взыскивает Бога!

Нет нужды искать его, Бог — это вы!»

Так он раскрыл в своей поэзии реальное содержание, которое вклады­вал в метафору «Бог».

Джелал эд-Дин Руми говорил: «Слово — одежда. Смысл — скрываю­щаяся под ней тайна».

«В мире нет ничего, что было бы вне,

Все, чего ты взыскиваешь, найдешь в себе».

Суфии всегда подчеркивали практическую применимость своих взгля­дов. Метафизика для них совершенно бесполезна, если она не сопрово­ждается примерами разумного человеческого поведения, подкрепленны­ми народными легендами и баснями. Поскольку папы римские отлучали от Церкви донатистов (утверждавших, что благословение ведущего дурную жизнь священника не равно благословению святого праведника Божия), положение: «Не делай то, что делает дурной священник, но делай то, что он учит тебя делать» стало общим для всего католического мира. При этом ссылались на главу 23 Евангелия от Матфея. в которой Иисус призывает своих учеников точно следовать учению (закону) фарисеев, но не подра­жать при этом самим фарисеям (как бездушным формалистам, лицемерам и ханжам). Христиане всегда приводили поведение Иисуса Христа в Его земной жизни в качестве примера совершенного и безупречного поведе­ния человека. Суфии же (как и вообще мусульмане) считали Его не Бо­гом, а пророком, вдохновленным свыше. Цитируют слова из Евангелия от Иоанна: «Разве не записано в вашем Законе, сказал я, что вы боги?» Это означает, что судьям и пророкам дано толковать закон Божий, но, несмо­тря на то, что такой мнимой «божественностью» может обладать всякий человек, не существует иных богов, кроме Бога. Подобным же образом они отвергли тибетский ламаизм и индийские учения о воплощении боже­ства. Хотя правоверные мусульмане обвиняют суфиев в приверженности христианским влияниям, суфии относятся к божеству только как к притче о скрытых возможностях человека, которые могут выделить его из среды его непросвещенных или менее просвещенных собратьев. Так, например, суфии заявляют, что рая не видел никто из живых, а райские «гурии» («со­здания из света») не похожи ни на одно человеческое существо и поэтому им нельзя придавать какие бы то ни было физические атрибуты, и тем бо­лее — облик вечно юных и вечно девственных красавиц, предназначенных Аллахом для посмертного услаждения в райских кущах (садах Джиннат) мусульман, ведших на Земле праведную жизнь, как это делается в вуль­гарных баснях, рассчитанных на неотесанный, непросвещенный люд — «профанов» (но также и на «шахидов» тайного низаритского ордена асса- синов, о котором у нас шла речь выше).

<< | >>
Источник: Военно-духовные братства Востока и Запада / В. В. Акунов. - СПб.: Алетейя,2019. - 328 с.: ил.. 2019

Еще по теме Суфий Джелал эд-Дин Руми:

  1. Влияние активаторов на зарядно-разрядные процессы
  2. 3.4. Обращения граждан.
  3. Заключение
  4. 9.3. Виды административного принуждения
  5. Общая характеристика исследования
  6. 16.2. Способы обеспечения законности и дисциплины в государственном управлении.
  7. Проблема выявления собственно церковнославянизмов и церковнославяно-русских полисемантов в идиолексиконе Вяземского: некоторые процедуры и результаты
  8. ПРИЛОЖЕНИЕ
  9. Формирование представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьного учителя в 1900-1920 гг.
  10. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  11. Психолингвистический анализ современной медианоминации
  12. 21. Исполнение опекунами и попечителями обязанностей в отношении подопечного. Распоряжение и доверительное управление имуществом подопечного.
  13. Статистика влияния типа грунтов на распространение КРН
  14. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  15. Моделирование методом конечных элементов. Численный эксперимент
  16. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  17. Комбинационные резонансы аддитивно-разностного типа
  18. Заячковский О.А., Маскаева И.И., Усенко Ю.Н.. Теория государства и права: учебное пособие. — Ка­лининград: Изд-во БФУ им. И. Канта,2011. — 272 с., 2011