<<
>>

П. Последствия Хиттинской катастрофы

В 1187-1188 годах судьба государств, основанных кре­стоносцами в Сирии, висела буквально на волоске. Но их существование было продлено благодаря выдающейся до­блести ломбардского маркграфа (маркиза) Конрада Мон- ферратского, ухитрившегося получить в Константинополе титул кесаря Ромейской василии (что, впрочем, по иронич­ному замечанию ромейского историка Никиты Хониата, не дало ему ничего, кроме сомнительной чести носить сапоги необычного цвета — согласно этикету константинополь­ского двора, кесарь имел исключительную привилегию на ношение синих сапог!) и успешно отразившего нападение Саладина на Тир.

Неудачей окончились и нападения сара­цин на главные города Северной Сирии — Триполи и Анти­охию (современную Антакью на территории Турции).

Хотя владетельные государи Европы на протяжении десятилетий оставались глухи к призывам христиан Свя­той Земли о помощи, они восприняли утрату Святого Града и других христианских святынь как тяжелый удар. Папа римский Григорий VIII (21.10-17.2.1187) немедлен­но обратился ко всем христианам с призывом взять крест, а его преемник Климент III (1187-1191) приложил даль­нейшие усилия к возобновлению крестоносного движения. Оно пережило новый подъем буквально повсюду — от Ита­лии и Испании до Дании и Норвегии. Во Франции, Англии и Германии были сформированы многочисленные армии крестоносцев, причем на этот раз под руководством мест­ных государей.

Начало новому Крестовому походу было положено в Германии. Император Фридрих I Барбаросса из шваб­ской (свевской) династии Гогенштауфенов (Штауфенов), покоритель Милана (перенесший из собора разрушенного по его приказу города в Кельн мощи трех святых царей-вол­хвов Каспара, Валтасара и Мельхиора, некогда пришедших

в Вифлеем поклониться Богомладенцу Христу) и основатель Болонско­го университета (1154), заявил о своей готовности участвовать в нем на Майнцском рейхстаге весной 1188 года.

Германское войско, состоявшее из трех тысяч рыцарей, в сопровождении оруженосцев, воинов-кнехтов и большого обоза, выступило в 1189 году из Регенсбурга с намерением достичь конечной цели похода через Балканы и Малую Азию. Но неожи­данная гибель императора Фридриха Барбароссы 10 июня 1190 года при купании в киликийской реке Салефе (или, согласно иной версии — при попытке переправиться через нее) привела фактически к срыву похода.

Многие крестоносцы, устрашившись смерти предводителя похода, как недоброго предзнаменования, отказались от дальнейшего участия в паломничестве, в результате чего лишь жалкие остатки немецкого вой­ска достигли осенью 1190 года города Аккона (Акки, Екрона, Аккарона, Птолемеиса, Птолемаиды — cегодняшнего Акко на территории Израиля), который они вознамерились вооруженной рукой вернуть в состав Иеру­салимского королевства. Однако сил у них для этого оказалось недоста­точно.

Лишь после прибытия подкреплений из Италии и Германии под ру­ководством архиепископа Герарда Равеннского, Адельварда Веронского, ландграфа Людвига Тюрингского, графа Оттона Гельдернского, Генри­ха Альтенбургского, Альберта Поппенбургского и Видукинда фон Реда, приведших с собой в общей сложности около тысячи рыцарей и крупный контингент пехотинцев, а также еще более многочисленных армий англи­чан и французов, упорная и изнурительная осада Аккона завершилась, наконец, капитуляцией осажденных. Город был сдан крестоносцам, а две тысячи семьсот переживших осаду воинов мусульманского гарнизона перебиты по приказанию английского короля Ричарда I Львиное Сердце, раздраженного их чрезмерно упорным сопротивлением, представлявшим­ся ему неразумным упрямством.

За этот необдуманный поступок Ричарда позднее пришлось поплатить­ся многим крестоносцам, ибо война приобрела крайне жестокие формы и с сарацинской стороны. Все большее значение для мусульман стала при­обретать порядком подзабытая в эпоху Аббасидов идея «джихада» или «газавата» — священной войны. Насколько борьба за Святую Землю прев­ратилась в глазах магометан описываемой эпохи в войну за веру, явствует из письма султана Салах ад-Дина аббасидскому халифу Багдада, цитату из которого мы приводим ниже.

Данное письмо более наглядно, чем все дошедшие до нас письма «латинян», демонстрирует, что на Западе Кре­стовые походы стали поистине всенародными движениями. Салах ад-Дин писал халифу всех правоверных, в частности, следующее:

«Положимся же всецело на милость Аллаха, и пусть опасность, в ко­торой мы находимся, оживит ревность мусульман... Ибо мы не устаем

изумляться ревности неверных и равнодушию правоверных. Взгляни на назореев (христиан), взгляни, в каком количестве они прибывают, как они соперничают друг с другом в ратном деле, как охотно они жертвуют своими богатствами, как они объединяются, как стойко они переносят ве­личайшие страдания, невзгоды и нужду во всем! Нет среди них ни одного царя, ни одного владыки, ни одного острова или города, ни одного чело­века, будь он даже наиничтожнейшим из всех, который не послал бы на эту войну своих крестьян, своих подданных, который не предоставил бы им возможность проявить свою доблесть на поле славы. Они творят все это, ибо верят, что служат тем самым своей религии, и потому охотно жертвуют своей жизнью и своим имуществом. Будем же надеяться, что Аллах пошлет нам помощь и поможет нам, в своей неизреченной милости, истребить всех недругов, а всех правоверных спасет ото всех опасностей!»

Немаловажную роль во взятии крестоносцами Аккона сыграл англий­ский флот, блокировавший город с моря. Адмиралом этого флота был рыцарь ордена Храма Робер де Сабль, доставивший в Святую Землю во­инский контингент английских тамплиеров. После падения приморской твердыни мусульман тамплиеры, собравшиеся в акконском замке ордена Храма, избрали Робера де Сабля своим Великим магистром.

В Акконе крестоносцами, в числе прочих трофеев, был вновь обретен Святой Истинный Крест, захваченный сарацинами в злосчастной битве у «рогов» Хиттина.

После взятия Аккона крестоносцами между победителями начались распри. Герцог (не эрцгерцог!) Австрийский Леопольд V, как предводи­тель всех германских войск, потребовал признать его равным по положе­нию другим главным вождям крестоносцев — королям Англии и Франции, в знак чего поднял свой стяг (баннер) рядом со стягом Ричарда Англий­ского.

Надо сказать, что герцог Леопольд при осаде Аккона храбро бился с агарянами.

Согласно одной из легенд о происхождении красно-бело-красного ав­стрийского национального флага, после окончания боя за Аккон белый кафтан-котта герцога Леопольда, надетый поверх доспехов, оказался со­вершенно красного цвета, пропитавшись пролитой им кровью (своей и чу­жой). Когда же Леопольд после боя снял пояс с мечом, на пропитанном кровью кафтане образовалась узкая белая полоса в том месте, где пояс не дал белой ткани пропитаться кровью. Так, якобы, и было положено нача­ло трехполосному красно-бело-красному австрийскому флагу. Возможно, именно это импровизированное знамя и было поднято по приказу герцога Леопольда над стенами покоренной мусульманской твердыни.

Но возмущенные англичане сорвали австрийский стяг, разодрали его в клочья и сбросили в ров, окружавший стены городской цитадели Ак- кона. Леопольд воспринял случившееся, как смертельное оскорбление,

и затаил злобу на высокомерных англичан. Возможность отомстить их надменному королю представилась герцогу Леопольду, когда Ричард, пе­реодевшись рыцарем Храма, в сопровождении всего четырех слуг, воз­вращался в Англию морским путем. Его корабль, попавший в шторм на Адриатике, потерпел крушение близ Аквилеи, откуда Ричард продолжал свой путь по суше. Близ столица Австрийского герцогства Вены он был опознан, схвачен и выдан Леопольдом Австрийским своему сюзерену — римско-германскому императору Генриху VI Гогенштауфену. Генрих VI приказал бросить Ричарда в темницу имперского замка Гогенштауфенов Трифельз близ Аннвейлера в Рейнском Палатинате (Пфальце на Рейне). Ричард просидел в германском узилище более года и был отпущен на сво­боду только в 1194 году, едва избежав казни (любопытно, что он был об­винен в сговоре с низаритами и найме ассасинских «фидаинов», убивших в городе Тире Конрада Монферратского, о чем еще пойдет речь далее!), для чего Плантагенету пришлось, сломав свою вошедшую в поговорку гордость, уплатить сто тысяч марок серебром в качестве выкупа и прине­сти ленную присягу владыке «Священной Римской империи германской нации».

Вот как в действительности обстояло дело с распрей между Ричардом Английским и Леопольдом Австрийским о знамени, известной всем нам по роману сэру Вальтера Скотта «Талисман» в гораздо более романтич­ной и льстящей британскому самолюбию версии. Причем выясняется, что рыцари-храмовники, относящиеся в романе к Ричарду Английскому (а он, в свою очередь, к ним) резко отрицательно, в действительности были на­столько дружественно настроены по отношению к нему, что даже позво­лили Ричарду, в целях маскировки, переодеться одним из членов своего ордена, и предоставили ему корабль для возвращения домой. Вероятно, отнюдь не случайно английские рыцари и воины стали носить на своих одеждах и знаменах тамплиерский красный крест на белом поле, ставший, в качестве «знамени Святого Георгия», национальным символом «доброй старой Англии»!

В этой связи нам представляется необходимым упомянуть еще одно событие, имевшие важные последствия для крестоносного движения — завоевание острова Кипр Ричардом Львиное Сердце в 1192 году.

Отняв Кипр у отложившегося от Восточной Римской империи мятеж­ного ромейского вельможи Исаака Комнина и испытывая крайнюю нужду в деньгах, Ричард I Львиное Сердце продал остров рыцарям Храма. Тем самым тамплиерам представился шанс создать на территории Кипра, по­сле утраты своих владений в Святой Земле, собственное островное го­сударства (типа государства, созданного иоаннитами на острове Родос, а позднее — на острове Мальта). Но тамплиеры этого не сделали (из чего, кстати, следует, что они продолжали рассматривать в качестве своей пер­

востепенной задачи не создание собственного центра власти, а организа­цию нового Крестового похода в Святую Землю с целью окончательного изгнания оттуда мусульман).

Впоследствии Кипр перешел под власть (титулярного) короля Иеруса­лимского Гвидона Лузиньяна. Для военно-монашеских орденов завоева­ние Кипра крестоносцами имело крайне важное значение. После потери Палестины через сто лет после описываемых событий, ордены отступили на Кипр.

В первом десятилетии XIII века развитие событий в Святой Земле при­обрело несколько менее бурный характер. Римско-германский император Генрих VI Гогенштауфен даровал королевство Кипрское в лен Амори де Лузиньяну, титулярному королю Иерусалима (признавшему тем самым верховную власть над собой «Священной Римской империи»). В октябре 1195 года посланник Амори прибыл к императору в его «пфальц» («па- латий», то есть укрепленный императорский дворец, названный так по аналогии с дворцом древних римских императоров на холме Палатин и од­ноименным дворцом ромейских императоров в Константинополе — от на­звания которого, кстати, происходит и русское слово «палата», «палаты» в значении княжеского или царского дворца!) близ Гельгаузена, и от име­ни своего государя принес императору вассальную присягу.

Незадолго перед тем признал власть «Священной Римской империи» над собой и царь (король) Армении (Киликии) Левон из рода Рубенидов (вошедший в историю крестовых походов под именем Льва Армянского). Лев Армянский также принес вассальную присягу императору Генриху VI, признав себя его ленником, и даже вступил в духовно-рыцарский Тев­тонский орден Пресвятой Девы Марии в качестве конфратера (собрата). При нем киликийские армяне переняли многие западные обычаи. Царь Левон даровал в своем царстве владения «латинским» военно-монаше­ским орденам тевтонов, тамплиеров и иоаннитов, стал раздавать своим вельможам западные титулы, например, титул барона («парона»). Армя­но-киликийские ученые мужи стали именоваться, на «франкский» манер, «докторами». Армянская тяжелая конница Киликийского царства (так называемые «ариюцы», то есть «львы») весьма ценилась крестоносцами в качестве вспомогательных войск. Армянские специалисты в области изготовления метательных и других боевых машин — например, знаме­нитый мастер Хабедиг (Аветик) — пользовались, наряду со своими гре­ческими (ромейскими) и сирийскими коллегами, огромным авторитетом среди западных крестоносцев.

Римско-германский император Генрих VI, носивший на своей одежде крест, начиная с 1195 года (что означало его постоянное пребывание в «состоянии Крестового похода»), начал в 1197 году реальную подготов­ку к походу, с намерением распространить свою власть на обе стороны

Средиземноморья. Его канцлер (хранитель государственной печати) ар­хиепископ Конрад Майнцский, и граф Голштинский Адольф возглави­ли авангард имперского войска. В походе участвовали главным образом германские рыцари из Рейнской области и из наследственных владений (герцогств) Гогенштауфенов. Высадившись под Акконом, они сразу же начали военные действия, разбили войско магометан под Сидоном и взяли «на копье» Берит (сегодняшний Бейрут, столицу Ливана). Захват этой территории и этого города крестоносцами были особенно важны пото­му, что таким образом удалось восстановить непрерывность территории христианских владений между королевством Иерусалимским, графством Триполийским и княжеством Антиохийским. Но пришедшая вскоре весть о безвременной кончине императора Генриха VI Гогенштауфена развеяла весь пыл крестоносного войска. Многие германские пилигримы отправи­лись восвояси.

Амори де Лузиньян, ставший королем Кипра, но продолжавший носить корону Иерусалимского королевства, ввиду явной невозможности усиле­ния своей армии, был вынужден заключить с сарацинами перемирие.

<< | >>
Источник: Военно-духовные братства Востока и Запада / В. В. Акунов. - СПб.: Алетейя,2019. - 328 с.: ил.. 2019

Еще по теме П. Последствия Хиттинской катастрофы:

  1. 54. Ничтожные сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  2. 51. Форма сделок и последствия её несоблюдения.
  3. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  4. 19. Признание гражданина недееспособным: основания, условия, правовые последствия.
  5. 22. Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление умершим: основания, порядок, правовые последствия.
  6. 20. Опека и попечительство: основания и порядок установления, прекращения и отмены. Правовые последствия. Патронаж над дееспособными гражданами.
  7. 65. Исковая давность: понятие, виды, порядок исчисления и применения. Правовые последствия истечения исковой давности.
  8. 18. Ограничение дееспособности граждан: основания и условия. Правовые последствия ограничения дееспособности.
  9. Висячие мосты и их роль в обнаружении внутреннего резонанса
  10. 59. Представительство без полномочий.
  11. 61. Защита субъективных гражданских прав: понятие и основания
  12. 70. Меры гражданско-правовой ответственности и способы гражданско-правовой защиты.