<<
>>

М. «Латиняне» в Земле Воплощения

Обосновавшиеся в Святой Земле «франки» существова­ли не в некоем «безвоздушном пространстве». Они вовсе не изгнали, не вырезали и не окрестили поголовно мест­ное мусульманское население.

Контакты с мусульманами (в том числе и с низаритами) поддерживались постоянно. И даже в войсках «франков» в Земле Воплощения — в том числе в войсках ордена тамплиеров и других военно-мона­шеских орденов «латинян» — значительную часть состав­ляли пехота мусульманского происхождения и туркопу- лы — легкая кавалерия (обычно конные лучники), среди которых также было немало мусульман.

Однако решающую роль в бою играли не туркопулы, а орденские «братья-рыцари» (которых мусульмане име­новали «ифрир» — словом, производным от французского слова «фрер», то есть «брат»). Каждый орденский «брат- рыцарь» был обязан иметь при себе трех лошадей (боевую, дорожную и вьючную; данное обстоятельство опровергает утверждение, согласно которому украшавшее печать орде­на Храма изображение двух рыцарей на одном коне симво­лизировало нехватку у них лошадей вследствие бедности, требуемой от членов ордена тамплиерским уставом) и двух «услужающих братьев» (членов ордена незнатного проис­хождения, приносивших те же три обета послушания, бед­ности и целомудрия, что и «братья-рыцари»). Каждый из этих «услужащих братьев» обязан был иметь двух лошадей и, в случае исправного поведения, мог быть принят в число рыцарей ордена. Защитное вооружение рыцаря описывае­мой эпохи состояло из панцирной рубашки, вероятно, до­вольно тяжелой.

На дошедшем до нас рисунке, датируемом примерно 1080 годом, изображены два человека, несущие вдвоем та­кую панцирную рубашку. Подобные изображения выши­ты и на знаменитом гобелене из Байо, иллюстрирующем

покорение нормандским герцогом Вильгельмом Завоевателем Англии в 1066 году. Впрочем, эти изображения толкуют по-разному. Может быть, дело вовсе не в большом весе панцирной рубашки.

Она обозначалась в тогдашней литературе различными терминами — по-латыни: «lorica brunica», «brunica», «bruina» или «brunia» (отсюда древ­нерусское: «бронь», «броня», и родственное ему слово «оборона», то есть «защита»); по-немецки: «Bruenne»; по-французски: hauberc, hauberge или haubert («защита», «прикрытие»). Само первоначальное значение слова «лорика» восходит к латинскому прилагательному «loreus» («лореус»), то есть «кожаный». Соответственно, у древних римлян термин «лорика», или «лорика бруниа», первоначально означал кожаный панцирь (который со временем стали обшивать металлическими пластинками).

Именно в таком значении его переняли у римлян германские народы. Но в описываемую эпоху этим термином обозначалась чаще всего длин­ная, доходившая до колен, железная кольчуга с рукавами и капюшоном. Подчеркнем особо: чаще всего, но не всегда, поскольку кольчуга остава­лась очень дорогим защитным вооружением, и наряду с ней продолжала использоваться традиционная кожаная «броня», обшитая металлически­ми бляхами. Поэтому представляется уместным использовать для обозна­чения защитного вооружения крестоносцев той поры термин «панцирная рубашка», как более общий, подразумевая под ним как традиционную пластинчато-чешуйчатую на кожаной (или даже суконной) основе, так и кольчатую «бронь».

О доспехах западных «паломников» ромейская царевна Анна Комнина, дочь василевса Алексея I, признанного вождями Первого Крестового по­хода, после ряда конфликтов, вылившихся даже в вооруженные столкно­вения, своим верховным сюзереном, писала следующее (именуя западных крестоносцев «кельтами», как того требовала апеллирующая к антично­сти византийская традиция):

«Кельтские доспехи представляют собой железную кольчугу, сплетен­ную из вдетых друг в друга колец, и железный панцирь из такого хоро­шего железа, что оно отражает стрелы и надежно защищает тело воина. Кроме того, защитой кельту служит щит — не круглый, а продолговатый, широкий сверху, а снизу оканчивающийся острием; с внутренней сторо­ны он слегка изогнут, а внешняя его поверхность гладкая, блестящая, со сверкающим медным выступом (умбоном — В.А.).

Стрела, безразлично какая — скифская (печенежская — В.А.), персидская (сельджукская или арабская — В.А.) или даже пущенная рукой гиганта, отскакивает от этого щита и возвращается назад к пославшему ее. Поэтому-то... император, знакомый с кельтским вооружением и стрельбой наших лучников, и при­казал им, пренебрегая людьми, поражать коней и окрылять их стрелами, чтобы заставить кельтов спешиться и таким образом сделать их легко уяз­

вимыми. Ведь на коне кельт неодолим и способен пробить даже вавилон­скую стену; сойдя же с коня, он становится игрушкой в руках любого».

Под «железным панцирем» здесь подразумевается чешуйчатый пан­цирь, неоднократно упоминаемый Анной Комниной в «Алексиаде»: «Од­нако сам император не вооружался; он не надел чешуйчатого панциря, не взял щита и копья, не опоясался мечом, а остался спокойно сидеть на императорским троне...»; «Мариан быстро метнул в графа другую стре­лу и ранил его в руку; стрела пробила щит, прошла сквозь чешуйчатый панцирь и задела бок графа...» и т.д. Скорее всего, этот «чешуйчатый пан­цирь» — не что иное, как упомянутая нами выше «brunia» («бронь»), или панцирная рубашка.

Каждый орденский рыцарь был вооружен обоюдоострым мечом. Меч был прямым, так как ковался с обеих сторон, в отличие от восточной са­бли, кованой только с одной стороны и потому изогнутой. Шлем рыцаря представлял собой простую, несколько удлиненную кверху полусферу из нескольких склепанных железных пластин и наносником (носовой стрел­кой), защищавшим нос и лицо рыцаря от ранений в бою. В качестве на­ступательного оружия служило легкое, но длинное копье с древком из (импортного) ясеня. Каплевидный щит, нередко с металлической шиш- кой-умбоном, состоял из досок, обтянутых кожей и окованных по краям металлическим ободом.

Уже в XII веке было засвидетельствовано использование на щитах ге­ральдических фигур, однако еще без конкретной связи с представителем того или иного рода. Если предположить, что храмовники-тамплиеры уже тогда метили свои щиты знаком орденского креста, то это был наверняка еще не 8-угольный «тамплиерский», а простой прямой крест, состоявший из двух перекрещивающихся под прямым углом красных полос — про­дольной и поперечной, на белом поле.

Использовали тамплиеры также щиты черно-белой расцветки, соответствующей расцветке их главного, черно-белого орденского знамени «Босеан». Сведений об украшении хра­мовниками своих щитов изображениями «Храма Соломонова» или двух всадников на одном коне, украшавших орденские печати, до нас не дошло.

Цистерцианский аббат Бернар Клервоский писал о тамплиерах в своем упоминавшемся выше трактате «О похвале новому рыцарству» (лат.: De laudatio novae militiae):

«Рыцари ордена никогда не носят богато украшенных одеяний и редко моются. Со своими нечесанными волосами они выглядят косматыми; они покрыты пылью, и кожа их, под бременем вооружения, от постоянного но­шения кольчуги и от жаркого солнца, покрыта густым загаром. Они ничего не жалеют для приобретения сильных и быстрых коней, но сбруя и седла их коней не имеют никаких украшений, ибо все их мысли направлены на брань и победу, а не на узорочье или выставление себя напоказ. Таких-то

сильных и верных мужей, вооруженных мечами и опытных в воинском искусстве, избрал себе Бог для охраны Святого Гроба Господня».

Следующим шагом к расширению сферы деятельности «латинских» военно-монашеских орденов явилось завещание короля Арагонского дона Альфонсо I (1104-1134), успешно ведшего в своей стране борьбу с му­сульманами-маврами, но умершего молодым и бездетным. В завещании он назначил своими наследниками трех духовно-рыцарских ордена — там­плиеров, иоаннитов и Святого Гроба Господня (сепулькриеров, или «кано­ников Храма Гроба Господня»).

Каждому из наследовавших ему военно-монашеских орденов арагон­ский король завещал по трети своих владений. Королевское завещание являлось наглядным выражением огромного уважения, которым пользо­вались в ту пору духовно-рыцарские ордены, как «воины Христовы» и бор­цы с исламом. Не зря даже древнерусские летописцы именовали западных рыцарей-монахов «слугами Божьими», «Божьими воинами» или «Божьи­ми риторями» (а вовсе не «псами-рыцарями», в отличие от Карла Маркса)! Однако, составляя свое завещания, арагонский король-крестоносец на­верняка руководствовался не только уважением к орденским воинам-мо­нахам, но и четким осознанием того, что только эти представители «Цер­кви Воинствующей» были в состоянии довести Реконкисту до победного конца — изгнания всех мавров-мусульман с Иберийского полуострова.

Правда, последняя воля покойного короля, выраженная в завещании, была выполнена не в полной мере, но, тем не менее, ордены, и в том чи­сле, тамплиеры, получили в Арагоне, наряду со значительными суммами наличных денег, немалые земельные владения. В соответствующем дого­воре, заключенном между орденами и Арагоном в 1141 году, Арагонская корона также обязалась не заключать с неверными мира без согласия вы­шеупомянутых трех духовно-рыцарских орденов и Патриарха Иерусалим­ского.

Со своей стороны, ордены, и в том числе тамплиеры, обязались ока­зывать арагонской короне всемерную и постоянную военную поддержку в борьбе против мавров. Последнее обстоятельство было очень важным, поскольку светские вассалы арагонских королей были обязаны им воин­ской службой только в продолжение строго определенного числа дней в году.

<< | >>
Источник: Военно-духовные братства Востока и Запада / В. В. Акунов. - СПб.: Алетейя,2019. - 328 с.: ил.. 2019

Еще по теме М. «Латиняне» в Земле Воплощения:

  1. 49. Результаты интеллектуальной деятельности как объекты гражданских прав: понятие, признаки охраноспособности, основания классифицирования, виды.
  2. ПРИЛОЖЕНИЕ
  3. Формирование представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьного учителя в 1900-1920 гг.
  4. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  5. Психолингвистический анализ современной медианоминации
  6. 21. Исполнение опекунами и попечителями обязанностей в отношении подопечного. Распоряжение и доверительное управление имуществом подопечного.
  7. Статистика влияния типа грунтов на распространение КРН
  8. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  9. Моделирование методом конечных элементов. Численный эксперимент
  10. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  11. Комбинационные резонансы аддитивно-разностного типа
  12. Заячковский О.А., Маскаева И.И., Усенко Ю.Н.. Теория государства и права: учебное пособие. — Ка­лининград: Изд-во БФУ им. И. Канта,2011. — 272 с., 2011
  13. Модели движения воздуха в воздушных пространствах конструкций вентфасадов при турбулентном режиме
  14. Моделирование теплопотерь в конструкции вентфасада с учетом скорости ветра и термического сопротивления вентилируемого воздушного пространства с отражательной теплоизоляцией
  15. Выводы по главе
  16. Влияние активаторов на зарядно-разрядные процессы
  17. 3.4. Обращения граждан.
  18. Заключение
  19. 9.3. Виды административного принуждения