<<
>>

Ч. О гашшишинах и гашише

Именно самоубийцы-«фидаины» сохранили в веках мрачное имя Гассана ибн Саббаха. От них и получили из- маилиты прозвище «ассасины»: обычно считается, что так трансформировалось в устах крестоносцев слово «гашиш», которым «фидаинов» одурманивали перед тем, как отпра­вить на боевое задание.

В западных языках это слово оста­лось по сей день. «Ассасин» в английском и французском языках значит «убийца» (преимущественно — наемный). И, произнося это слово сегодня, англичанин и не подозре­вает, что имеет в виду молодого фанатика, который неког­да спешил в Багдад, Каир или Триполи, чтобы выполнить волю «горного старца».

Согласно весьма распространенным представлени­ям, название «ассасин» («гашашим», «гашишим», «гашши- шим»), произошло от обычая низаритов приводить себя в кровожадный экстаз гашишем и другими наркотиками. Если это действительно так, то речь идет о первом истори­чески засвидетельствованном целенаправленном использо­вании, с целью массового зомбирования людей, галлюцино­генных препаратов, а именно (или — в первую очередь) гашиша. Сторонники данной версии считают, что именно от наркотика гашиша (ароматического смолистого веще­ства, выделяемого верхушками стеблей женских особей индийской конопли; разрушительно действующго на ор­ганизм наркотического средства, вызывающего опьянение с галлюцинациями) соплеменники стали называть низари- тов «гашишинами» («хашшашим»), а «франки»-крестонос- цы — искаженным словом «ассасины».

«Википедия» утверждает, что «ассасины — наименова­ние, под которым получили широкую известность в Средние века и в настоящее время измаилиты-низариты (шиитская ветвь ислама). Название связано с комплексом расхожих представлений о низаритах как о террористической секте,

члены которой, одурманенные наркотиком фанатики, совершают многочи­сленные убийства на политической и религиозной почве. Слово «ассасин» вошло во многие европейские языки и понимается как наемный убийца».

А знаменитый отечественный востоковед академик Василий Влади­мирович Бартольд однозначно утверждал в примечаниях к русскому из­данию книги венецианского путешественника Марко Поло (М., 1955, с. 266): «Название секты было хашишин, от одуряющего напитка (именно напитка, а не курева! — В.А.) хашиш (гашиш). Убийства измаилитов по­лучили такую известность, что от названия их секты произошло француз­ское слово assasin — убийца».

Рассмотрим несколько подробнее, насколько данная версия происхож­дения названия «ассасин» согласуется с историческими фактами:

Употребление слова «гашишийа» («хашишийа») по отношению к низа- ритам прослеживается в письменных источниках с начала XII века. Именно к этому времени относится обострение полемики между двумя основными течениями измаилизма — низаритами и утвердившимися в фатимидском Египте мусталитами (о чем было упомянуто выше). В одном из сочинений, написанных в Египте в период правления фатимидского халифа Аль-Амира, в 1122 году, сирийские низариты были впервые названы «хашишийа». Этот термин был снова употреблен по отношению к сирийским низаритам в сель­джукской хронике «Нусрат ал-фатра» (1183), а также в трудах историков Абу Шамы (умер в 1267 году) и Ибн Муйассара (умер в 1278 году). Пер­сидские низариты аламутского периода также именовались (в частности, во враждебных им зайдитских сочинениях) «гашиши» («хашиши»). Во всех названных источниках не содержится обвинений низаритов в употребле­нии ими гашиша; слово «хашишийа» (которое можно истолковать не только как «употребляющие трав(к)у», в смысле, «наркоманы», но и как «пожи­ратели травы», «травоеды») использовалось в уничижительных значени­ях — «чернь, низшие классы», «социальные маргиналы», «парии», «отбросы общества» и «неверующие». Существует широко распространенное, но не подтвержденное документально и потому, возможно, ошибочное мнение, что кандидата приглашали в келью Гассана ибн Саббаха и одурманивали гашишем, отчего и пошло название «ассасин». Как уже говорилось выше, по мнению ряда исследователей, на самом деле, в ритуальных действах низаритов, вопреки легендам, использовался не гашиш, но опиумный мак.

А приверженцев Гассана ибн Саббаха прозвали «гашишшинами», то есть «травоедами», намекая на характерную для низаритов бедность (они, мол, «от бедности пожирают траву, подобно неразумным скотам»).

К началу XII века относятся первые контакты сирийских низаритов с крестоносцами. Именно со времен главы сирийских низаритов Рашид ад-Дина Синана (1163-1193) в сочинениях «франкских» летописцев и пу­тешественников впервые появляется термин «ассасин» (в упомянутой

выше книге венецианского путешественника Марко Поло «О разнообразии мира» — «асасин», с одним «с»), производный от «гашишин» («хашишин»).

К середине XIV века слово «ассасин», обозначавшее «член тайно­го общества, действующего в Сирии» (поскольку именно с сирийскими и палестинскими низаритами пришлось иметь дело «франкам»), приобре­ло в итальянском, французском и других европейских языках новое зна­чение: профессиональный убийца, иногда также: злодей, разбойник, пре­датель; французское «асасэн», английское «асэсин»; испанское «асесино», итальянское: «асасино», португальское «асасину» и т.д.

Самое подробное — правда, относящееся уже к последним годам су­ществования державы низаритского ордена на Ближнем и Среднем Восто­ке — описание того, как готовили «фидаинов» (уже не при самом Гассане ибн Саббахе, а при одном из его преемников), оставил нам Марко Поло (1254-1324). К этому времени методы низаритов и образ их жизни были уже настолько хорошо известны на Ближнем Востоке, что сведения Мар­ко Поло, очевидно, отвечают действительности. Марко Поло (а точнее — не он сам, а его товарищ по заключению в генуэзской тюрьме, пизанец Рустичелло, или Рустичиано, которому Марко диктовал историю своих странствий) писал:

«В стране Мулект в старину жил горный старец. Мулект (Мулид, Муль- хид — В.А.) значит жилище арамов (от арабского «харам» — «запрещен­ный, незаконный»; от этого же слова, кстати, происходит и знакомое всем нам слово «гарем», то есть «место, запретное для всех, кроме законного су­пруга» — В.А.). Все, что Марко рассказывал, то и вам передам: а слышал он об этом от многих людей.

Старец по-ихнему назывался Ала-один (Мар­ко Поло имел в виду предпоследнего «горного старца» и имама низаритов Алла эд-Дина Мухаммеда, о котором пойдет речь далее — В.А.). Развел он большой, отличный сад в долине, между двух гор; такого и не видано было. Были там самые лучшие в свете плоды. Настроил он там самых лучших домов, самых красивых дворцов, таких и не видано было прежде: они были золоченые и самыми лучшими в свете вещами раскрашены. Провел он там каналы; в одних было вино, в других молоко, в третьих мед, а в иных вода. Самые красивые в свете жены и девы были тут; умели они играть на всех инструментах, петь и плясать лучше других жен.

Сад этот, толковал старец своим людям, — есть рай. Развел он его таким точно, как Мухаммед описывал сарацинам рай: кто в рай попадет, у того будет столько красивых жен, сколько пожелает, и найдет он там реки вина и молока, меду и воды. Поэтому-то старец развел сад точно так, как Мухаммед описывал рай сарацинам; и тамошние сарацины верили, что этот сад — рай. Входил в него только тот, кто пожелал сделаться асасином. При входе в сад стояла неприсутпная крепость, никто в свете не мог овладеть ею; и другого входа туда не было.

Содержал старец при своем дворе всех тамошних юношей от двенад­цати до двадцати лет. Были они как бы под стражею и знали понаслышке, что Мухаммед, их пророк, описывал рай точно так, как я вам рассказывал. И чтот еще вам сказать? Приказывал старец вводить в этот рай юношей, смотря по своему желанию, по четыре, по десяти, по двадцати, и вот как: сперва их напоят (о гашише — ни слова! — В.А.); сонными брали и выво­дили в сад; там их и будили.

Проснется юноша, и как увидит все то, что я вам описывал, по истине уверует, что находится в раю, а жены и девы весь день с ним, играют, поют, забавляют его, всякое его желание исполняют; все, что захочет, у него есть; и не вышел бы оттуда по своей воле. Двор свой горный старец держит отлично, богато, живет прекрасно; простых горцев уверяет, что он пророк; и они этому, по истине, верят.

Захочет старец послать куда-либо кого из своих убить кого-нибудь, приказывает он напоить (о гашише опять-таки ни слова! — В.А.) столько юношей, сколько пожелает; когда же они заснут, приказывает перенести их в свой дворец. Проснутся юноши во дворце, изумляются, но не раду­ются, оттого что из рая по своей воле они никогда не вышли бы. Идут они к старцу и, почитая его за пророка, смиренно ему кланяются; а старец их спрашивает, откуда они пришли. Из рая, отвечают юноши и описывают все, что там, словно как в раю, о котором их предкам говорил Мухаммед; а те, кто не был там, слышат все это, и им в рай хочется; готовы они и на смерть, лишь бы только попасть в рай; не дождутся дня, чтобы идти туда. Захочет старец убить кого-либо из важных, прикажет испытать и выбрать самых лучших из своих асасинов, посылает он многих из них в недалекие страны с приказом убивать людей; они идут и приказ его исполняют; кто останется цел, тот возвращается ко двору; случается, что после смертоу­бийства они попадают в плен и сами убиваются.

Вернутся к своему повелителю те, что спаслись, и рассказывают в точ­ности, как дело сделали; а старец устраивает пир да веселье великое; смельчаков он хорошо знает; за каждым из посланных он отряжает особых людей, и они ему доносят, кто смел и ловок в душегубстве. Захочет старец убить кого-либо из важных или вообще кого-нибудь, выберет он из своих асасинов и, куда пожелает, туда и шлет его. А ему говорит, что хочет послать его в рай и шел бы он поэтому туда-то и убил бы таких-то, а как сам будет убит, то тотчас тже попадает в рай. Кому старец так прикажет, охотно делал все что мог; шел и исполнял все, что старец ему приказы­вал. Кого горный старец порешил убить, тому не спастись. Скажу вам по правде, много царей и баронов из страха платили старцу дань и были с ним в дружбе».

В своей книге Марко Поло не конкретизирует название средства, ко­торым опьяняли юношей; однако французские писатели-романтики се­

редины XIX века были уверены, что это гашиш. Именно в таком ключе пересказывает легенду о «горном старце» граф Монте-Кристо в одноимен­ном романе Александра Дюма-отца.

По его словам, старец «приглашал избранных и угощал их, по словам Марко Поло, некоей травой, которая переносила их в эдем (райский сад — В.А.), где их ждали вечно цветущие растения, вечно спелые плоды, вечно юные девы. То, что эти счастливые юноши принимали за действительность, была мечта, но мечта такая сла­достная, такая упоительная, такая страстная, что они продавали за нее душу и тело тому, кто ее дарил им, повиновались ему, как богу, шли на край света убивать указанную им жертву и безропотно умирали мучитель­ной смертью в надежде, что это лишь переход к той блаженной жизни, которую им сулила священная трава».

Таким образом, была создана одна из ключевых легенд о гашише, су­щественно повлиявшая на его восприятие в западной культуре. Вплоть до 1960-х гг. психотропные препараты конопли воспринимались массо­вым сознанием как снадобье, дарящее райское блаженство, убивающее страх и возбуждающее агрессию. И лишь после того как употребление этих препаратов стало массовым, романтический миф был развенчан, хотя его отголоски до сих пор кочуют по публикациям популярной прессы.

Итак, подведем необходимый итог. Существует три основные версии происхождения слова «ассасины».

Версия первая: слово «ассасины» (хашашины, хашишины, хассасины, гашишины, гашшишины) происходит от арабского слова «хашиши», мно­жественное число: «хашишийа» или «хашишийун» — «употребляющий хашиш (гашиш)».

Версия вторая: слово «ассасины» происходит от арабского слова «ха- санийун», означающего «гассаниты» («хасаниты»), то есть последователи Гассана (Хасана) ибн Саббаха.

Версия третья: название «ассасин» («гашшашин», «гашшишим», «хаш- шашин», «хашшишим») происходит от арабского слова «гассас» («хасас»), означающего «основа», «истина». В соответствии с этой, третьей, версией, «гассасин», или «хассасин» («ассасин» европейских языков) — означает не что иное, как «искатель истины».

Сегодня мы знаем совершенно точно, что «горные старцы» — не ле­гендарные, а реальные исторические персонажи, что они действительно правили в XI-XIII веках своей раскинувшейся по всему мусульманскому Востоку «невидимой империей» из горной иранской крепости Аламут; они принадлежали к низаритскому толку исламской шиитской секты измаи- литов и решали свои внешнеполитические проблемы с помощью террори­стов-смертников. Однако о том, что в их подготовке применялся наркотик гашиш, нет никаких достоверных исторических свидетельств.

<< | >>
Источник: Военно-духовные братства Востока и Запада / В. В. Акунов. - СПб.: Алетейя,2019. - 328 с.: ил.. 2019

Еще по теме Ч. О гашшишинах и гашише:

  1. ПРИЛОЖЕНИЕ
  2. Формирование представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьного учителя в 1900-1920 гг.
  3. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  4. Психолингвистический анализ современной медианоминации
  5. 21. Исполнение опекунами и попечителями обязанностей в отношении подопечного. Распоряжение и доверительное управление имуществом подопечного.
  6. Статистика влияния типа грунтов на распространение КРН
  7. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  8. Моделирование методом конечных элементов. Численный эксперимент
  9. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  10. Комбинационные резонансы аддитивно-разностного типа
  11. Заячковский О.А., Маскаева И.И., Усенко Ю.Н.. Теория государства и права: учебное пособие. — Ка­лининград: Изд-во БФУ им. И. Канта,2011. — 272 с., 2011
  12. Модели движения воздуха в воздушных пространствах конструкций вентфасадов при турбулентном режиме
  13. Моделирование теплопотерь в конструкции вентфасада с учетом скорости ветра и термического сопротивления вентилируемого воздушного пространства с отражательной теплоизоляцией
  14. Выводы по главе
  15. Влияние активаторов на зарядно-разрядные процессы
  16. 3.4. Обращения граждан.
  17. Заключение
  18. 9.3. Виды административного принуждения