<<
>>

Д. Единство в многообразии

В описываемое время начали формироваться само­стоятельные армии в становившихся все более самостоя­тельными исламских государствах, хотя и числившихся де-юре в составе Халифата. Так, в государстве Соджидов ядро военной организации составляли конные отряды гу­лямов и сулуков и пехота, набиравшаяся из добровольцев.

Последние в сражениях принимали на себя первый удар, гулямы же находились во второй линии боевого порядка (в качестве резерва), для нанесения главного удара по про­тивнику. В зависимости от обстановки, боевой порядок мог, конечно, быть иным.

Военная организация армии государства Ширваншахов (Ширвандидов, Ширваншитов) в IX-XIII веках отлича­лась большой сложностью, ибо военное дело в государст­ве Ширваншахов (расположенном на территории древней Мидии, входившей в свое время в доисламские иранские державы Ахеменидов, Аршакидов и Сасанидов) имело мно­говековые традиции, и нововведения лишь дополняли, но не изменяли существовавшую там издавна военную систему.

Во главе ширвандидского войска стоял «сар-лашкар» (персидский военный термин), которому в мирное время подчинялись регулярные войска (арабск.: «аскар») и по­граничные войска (арабск.: «джунд»), дворцовая стража («гулями»), инженерные части, а также военный флот. В военное время ширванское войско усиливалось за счет отрядов добровольцев (арабск.: «мутатаввийа») и наемни­ков (арабск.: «шакавийа»). Первые состояли из «гази(ев)», то есть «бойцов за веру», так называемых «чтецов (Кора­на)» (арабск.: «курраа»). Вторые, помимо сулуков, вклю­чали «пришлых» (арабск.: «гкраба»), то есть, воинов, наня­тых не в своей стране, а за ее пределами.

Обучение воинскому искусству в армии Ширваншитов носило последовательный, поэтапный характер. Каждому

боевому действию соответствовал присущий только ему набор психофи­зиологических упражений. Эти упражения были подчинены строго уста­новленному порядку, имели строго закрепленную последовательность выполнения, что и сказывалось, в конечном счете, на качестве военного обучения, оценивавшемся современниками как исключительно высокое.

Военное дело в государстве Саманидов не имело многовековых тради­ций. Основу их войска составляла прославленная пехота, не имевшая себе равных в тот период. Конница была наемной и включала отряды сулуков и курдов (воинственного племени иранского происхождения, известного еще античным военным писателям, начиная с Ксенофонта и Арриана, под названием «кардухов»; от курдов вел свой род, в частности, султан Сирии и Египта Аль-Малик ан-Наасир Салаах ад-Дунийа ва-д-Дин Абуль-Музаф- фар Юсуф ибн Айюб, или, по-нашему, по-русски — Саладин из династии Айюбидов, о котором у нас еще не раз пойдет речь далее).

Военная организация армии была построена на использовании деся­тичной системы Халифата. Во главе десятка стоял араф, во главе сотни — на(г)иб, во главе тысячи — канд.

Главнокомандующий носил персидский титул спахсалар (сипахсалар, спасалар — от персидского слова «спах», означавшего «войско» еще в эпо­ху Сасанидов, к которым возводили свое происхождение Саманиды). Бо­евой порядок состоял обычно из двух частей: впереди выступала пехота, образуя тесно сомкнутый строй копейщиков, позади — конница.

Обучение и воспитание воинов осуществлялось согласно общеприня­той в Халифате системе, носящей последовательно поэтапный характер обучения и воспитания:

1) домашнее воспитание, обеспечивающее сохранность и преемствен­ность традиций;

2) начальная школа, в которой основную часть учеников составляли дети ремесленников, крестьян и представителей воинского сословия;

3) школа среднего звена (функционировавшая обычно при мечетях), в ко­торой обучались дети аристократии, представителей воинского сословия и в меньшей степени - были представлены дети ремесленников и крестьян;

4) школа высшего звена — медресе, учебное заведение закрытого типа, созданное, вероятнее всего, как говорит само его название, по образцу мидраша — училища у караимов (иудеев-неталмудистов); в медресе об­учались, в основном, дети мусульманского духовенства, аристократии и воинского сословия, а дети ремесленников и крестьян были представле­ны в незначительной степени.

Основная линия программы обучения и воспитания заключалась в по­знании первопричины бытия, познании нематериального и бестелесного бытия и его качеств, познании неба и небесных тел, изучении природных явлений, сущности человека и его психологических состояний, мира пси­

хических отражений человека, а также изучении военных, государствен­ных и политических наук.

На всех этапах обучения в Халифате широкое применение находи­ли методы педагогического внушения и подражания. В начальной шко­ле в основном применялся метод подражания («на кого ты хочешь быть похожим?»). Ученики сами выбирали себе объект подражания. Как пра­вило, объектами подражания были выдающиеся люди прошлого (столпы ислама, народные герои, выдающиеся полководцы, доблестные воины). Все свои действия и поступки ученики сверяли с действиями и поступ­ками своих кумиров. В школах среднего звена находил широкое приме­нение метод моделирования различных жизненных ситуаций, решающим фактором в рамках которого является четкое мысленное проигрывание поведенческой ситуации. В школах высшего звена преимущество отда­вали методу внушения и самовнушения, в основе которого лежит пра­ктика дыхательно-медитативных упражнений, которая позволяет синхро­низировать дыхательный и сердечный ритм с заданной или спонтанной последовательностью движений в целях оптимизации физиологических процессов и изменений сознания в сторону большей гибкости. Этот метод имел множество разновидностей, в основе которых лежит четко заданная последовательность: «звук-движение-символ».

Военная организация в исламских государствах Шаддадидов и Равва- дидов также была основана на десятичной системе. Во главе сотни стоял сарханг, во главе тысячи — салар. Войско той или иной области госу­дарства подчинялось селахдару у Шаддадидов и сэпахбаду (от персидск.: спахбед) у Раввадидов. Оба они, вместе с комендантами (начальниками) крепостей (персидск.: кутвал) и предводителями пограничных отрядов (персидск.: канаранг), подчинялись главнокомандующему — спа(х)сала- ру.

В отличие от саманидского, в шаддадидском и раввадидском войске конница доминировала над пехотой.

В оппозиционных властям предержащим движениях существовала своя школа ускоренного массового обучения воинов (в разработке которых ве­дущая роль принадлежала тайным, преимущественно суфийским, общест­вам, братствам и орденам, имеющим иранское происхождение и уже в силу этого оппозиционных правящему «арабскому» истеблишменту; о них у нас еще пойдет речь далее). Основанная на комплексном внушающем воздей­ствии система обучения позволяла в короткие сроки проводить массовую подготовку воинов к участию в реальных боевых действий в ходе народных восстаний. Принцип методики заключался в том, что все тело было рассла­блено, акцент делался на умственном, а не на мускульном усилии. Иными словами, последовательность приемов была подобрана таким образом, что позволяла обучать воина максимально адекватным действиям в условиях реального боя, повышала живучесть и выживаемость войск.

Со второй половины XI века в исламских государствах Арабского Ха­лифата еще в большей степени, чем прежде, возросло значение такого рода войск, как конница. Боевой порядок стал значительно гибче. Эво­люция института «икта» (связанного с изменением системы дислокации войск в государстве) привела к его трансформации из бенефиция (услов­ного военного держания) в аллод (наследственное владение) и возникно­вению на рубеже XII века военно-ленной системы. Мусульманская пехо­та окончательно утратила свое былое значение, военное дело (как и на тогдашнем христианском Западе, как, впрочем, и в Ромейской василии) стало исключительной прерогативой феодалов и их конных дружин. На­чались существенные изменения в теории и практике военного обучения.

Специфика социальной базы исламских армий периода перехода к во­енно-ленной системе вызвала к жизни целый ряд важных последствий. Изменилось положение армии в составе общественного организма. Сло­жилась новая основа для взаимоотношений между армией и остальным населением исламских государств, в большей или меньшей степени фор­мально считавшихся составными частями Арабского Халифата, продол­жавшего существовать де-юре в качестве единого целого. Появились но­вые черты во взаимоотношениях начальников с остальным населением Халифата, а также во взаимоотношениях начальников и подчиненных в самой армии (сердцем армии по-прежнему оставался институт десят­ников), в состоянии ее дисциплины, в системе воинских наказаний и по­ощрений. Определенные изменения должны были произойти и в общево­енной доктрине «нации ислама», во взглядах на проблему войны и мира.

<< | >>
Источник: Военно-духовные братства Востока и Запада / В. В. Акунов. - СПб.: Алетейя,2019. - 328 с.: ил.. 2019

Еще по теме Д. Единство в многообразии:

  1. 1.4. Источники административного права.
  2. 23. Юридические лица как субъекты гражданского права: понятие и признаки.
  3. 10.3. Виды административных правонарушений
  4. 10.2. Понятие и юридический состав административного правонарушения
  5. 2. Предмет гражданско-правового регулирования.
  6. 1.3. Понятие и система субъектов административного права
  7. О сущности административно-юрисдикционной деятельности воинских должностных лиц
  8. Теоретические и методические подходы к расчету ставки восстановления
  9. 8. Понятие и состав гражданского законодательства. Действие гражданского законодательства. Толкование гражданско-правовых норм.
  10. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  11. Роль углерода
  12. О методологических подходах к изучению языка поэзии П.А. Вяземского
  13. Производство в порядке надзора
  14. Проблемы изучения коммерческой номинации в лингвистике
  15. ПРИЛОЖЕНИЕ
  16. Формирование представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьного учителя в 1900-1920 гг.
  17. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  18. Психолингвистический анализ современной медианоминации
  19. 21. Исполнение опекунами и попечителями обязанностей в отношении подопечного. Распоряжение и доверительное управление имуществом подопечного.
  20. Статистика влияния типа грунтов на распространение КРН