<<
>>

Секулярные славянизмы, христианские религионимы, церковнославянизмы и церковнославяно-русские полисеманты: вопрос о семантико-дискурсивной специфике

Вплоть до ХХ века с церковнославянским языком были хорошо знакомы все знающие русскую грамоту. Более того. «Сфера употребления возникшего в XVIII веке нового литературного языка вплоть до 20-х годов ХХ века была ограниченной.

Вплоть до начала ХХ века обучение детей грамоте чаще начиналось с церковнославянского языка, а не с русского» [Кравецкий, Плетнева 2001: 25-26]. Славянизмы как носители явных или скрытых христианских смыслов настолько прочно вошли в ткань русского языка и мышления народа, переплелись с исконно и собственно русскими, что с точностью отграничить, «отделить», «выявить» славянизмы среди других лексем представляется задачей неразрешимой. Частичное решение возможно лишь при условии направленности исследовательского внимания на «наиболее очевидные» явления. Субъективность, неполнота, возможная некорректность выбора при этом неизбежны. Однако вне такого выбора невозможно и решение задачи установить содержание и соотношение сакрально-религиозного (христианского) и секулярного компонентов языкового сознания, в нашем случае - личностной картины мира, «поэтической философии» Вяземского.

Вопрос о массиве славянизмов в идиолекте Вяземского - это вопрос об их количестве и составе (естественной классификации), иными словами: 1) сколько всего славянизмов и какие именно выявляются в поэтических произведениях Вяземского, 2) в какие классы или группы они естественным образом соединяются?

Данные вопросы применительно к идиолексикону Вяземского следует решать на основе общих подходов к задаче выявления специфики и конструирования систематики славянизмов в русском языке.

Вопрос о месте славянизмов в русском языке (равно и в языке отдельного писателя) чрезвычайно объемен, ему посвящена практически необозримая научная литература, однако считать его решенным пока не представляется возможным. Ядро этого вопроса сводится к фундаментальной проблеме соотношения сакрально-религиозного (христианского) и мирского («светского») в человеческом сознании, в системе языка и в различных речевых практиках, а следовательно, к вопросу о церковнославянизмах в их соотношении с общей массой славянизмов, исконно и собственно русских лексем, что выводит далее на проблему семантико-стилистической специфики секулярных (секуляризованных) славянизмов и церковнославяно­русской полисемии, а также к частному вопросу о соотношении христианских религионимов и славянизмов.

Следуя своим многочисленным предшественникам, начиная с М.В. Ломоносова [Ломоносов 1952], Г.О. Винокур (1896-1947) в классической работе «О славянизмах в современном русском литературном языке» (1947) отмечал: «.самое понятие “славянизм” может иметь два разных значения: одно - генетическое, другое - стилистическое. В генетическом смысле наименование славянизма приложимо ко всем тем явлениям современной русской речи, которые имеют не русское, а церковнославянское происхождение. Совсем другое дело славянизм в стилистическом смысле. Это есть славянизм не по происхождению, а по у п о т р е б л е н и ю . С первых же дней его существования в русском письменном языке стало обнаруживаться присутствие двух начал: народного русского и церковнославянского книжного» [Винокур 1959: 443-444].

Генетический, стилистический и дискурсивный (употребление) критерии выделения и разграничения славянизмов и церковнославянизмов искони составляют ядро вопроса; при этом на периферии исследовательского
внимания оказывается критерий семантический.

«. Понятие о церковнославянизмах в истории русского литературного языка не раскрыто полностью» [Виноградов 1977: 13], - писал еще в 1927 году В.В. Виноградов в статье «К истории лексики русского литературного языка». Количество церковнославянизмов, отмечал он далее, выделяемое на основе фонетического сопоставления морфем с опорой на сравнительную грамматику славянских языков, «ничтожно сравнительно с общей массой церковно-книжных лексем, бытовавших в письменной и разговорной интеллигентской речи» [там же]. Иными словами, генетический критерий оказывается недостаточно мощным по сравнению с дискурсивным (критерий сферы использования в определенном значении / смысле, то есть семантико­дискурсивный критерий). По В.В. Виноградову, основной показатель «церковнославянскости» лексем, наряду с такими далеко не всегда надежными приметами, как фонетические и морфематические, - это их бытование в церковно-религиозном речевом обиходе, то есть «в том круге церковных книг, который был в обращении» [там же: 25]; добавим: бытование - в специфических церковно-религиозных значениях и/или смыслах.

В постсоветской русистике особое внимание обращается на семантическую оппозицию «сакральное (христианское) - секулярное» («духовное - мирское (светское)») и отмечается, что даже в случае секуляризованных славянизмов феномен «культурной памяти» об их церковном происхождении подспудно сохраняется.

Так, Е.С. Яковлева применительно к истории развития русского языка делает такое терминологическое замечание: «“Церковнославянизм” понимается нами расширительно, скорее, как синоним “книжного” слова (в противоположность “бытовому”, “разговорному”) - с акцентом на

функциональном, а не на генетическом аспекте значения. В сущности, то, что именуется церковнославянским, с полным основанием могло бы называться древнерусским (или старорусским) литературным языком.»

[Яковлева 1998: 45]. Используемый Е.С. Яковлевой аргумент в пользу называния книжного древнерусского (или старорусского) языка церковнославянским - в том, что эталоном всей древнерусской книжности было Священное Писание [Живов 1996: 61]. Обоснование целесообразности такого терминологического отождествления: «. при сопоставлении старорусского и современного русского литературных языков оно помогает высветить оппозицию “духовное” / “светское”, которая оказывает существенное влияние на процессы семантических преобразовании в ряду церковнославянской - книжной, литературной - лексики» [Яковлева

1998: 45].

Существенно подчеркнуть: общая тенденция эволюционного развития славянизмов, понимаемых как слова, тесно связанные с церковно­религиозной традицией, в истории русского литературного языка заключается в их десакрализации и секуляризации. Однако в частных идиолектах, в том числе в поэтическом идиолекте Вяземского, многие секуляризующиеся славянизмы сохраняют христианскую «культурную память», выступают как церковнославяно-русские полисеманты.

В.В. Виноградов еще в 1935 году, в первом в отечественной науке фундаментальном исследовании языка А.С. Пушкина, отметил безусловную необходимость учета в исследовании славянизмов (церковнославянизмов) факторов социально-исторического характера: «Само понятие церковнославянизма в русском литературном языке - исторически и социологически изменчиво. Оно определяется теми соотношениями, которые устанавливаются в ту или иную эпоху между языком и идеологией господствующих классов и языком религиозного культа. И в пределах разных социальных групп дворянства церковно-книжная культура и генетически связанные с ней формы языка, мифологии и идеологии в начале XIX века имели неодинаковый объем и, следовательно, не вполне однородное содержание, не вполне тожественную структуру» [Виноградов 1935: 78].

Делая поправку, что церковнославянизмы - это не только и не столько «язык религиозного культа», сколько средство языкового опредмечивания реальностей религиозной составляющей культуры в целом и религиозной составляющей сознания отдельного человека, и применяя это общее положение к творчеству Вяземского, следует добавить: «неодинаковый объем и, следовательно, не вполне однородное содержание» характерны также для разных сторон его жизни и творчества, что связано с двойственностью миросозерцания и с неизбежными вариациями мировоззренческих взглядов и внутренней бессознательной позиции, которая - с разной мерой осознанности - находит выражение в поэтическом творчестве.

По условиям идеологии советских лет в теоретической разработке понятия «славянизм» и в исследовательской практике нельзя было акцентировать и специально изучать тот семантический аспект славянизмов, который связан с церковно-религиозной составляющей, то есть с тем, что многие славянизмы даже в секулярных дискурсах выступают не просто как архаичные книжные элементы со стилистически ограниченным употреблением, но как живые церковнославянизмы, средства выражения реальностей религиозного сознания. Акцентировалась, изучалась и интерпретировалась стилистическая сторона славянизмов - в отвлечении от явной или неявной сакрально-религиозной основы их семантики.

Советская эпоха ушла в прошлое, и в настоящее время термины славянизм и церковнославянизм целесообразно разграничивать как общее (родовое) и частное (видовое) именования, а именно: 1) трактовать

славянизмы как инославянские, в более узком прочтении - старославянские / церковнославянские по происхождению лексемы, выступающие в секулярных и/или явных или неявных сакрально-религиозных значениях и стилистических окрасках, 2) церковнославянизмы, соответственно, -

трактовать как старославянские / церковнославянские по происхождению
лексемы, выступающие не в секулярных, а в сакрально-религиозных значениях и стилистических окрасках.

Обе категории славянизмов - феномен живой, но по дискурсивным средам и частным идиолектам распределенный неравномерно. Национальный русский язык обслуживает, с одной стороны, секулярные сферы человеческого сознания, с другой стороны, сакрально-религиозную. Эти сферы находятся в отношениях частичного наложения, что создает «зону пересечения» в массиве славянизмов: один и тот же славянизм может полисемично выступать носителем как секулярных, так и сакрально­религиозных значений и смыслов.

Славянизмы указанного первого рода выступают либо как полностью секулярные (секуляризованные) славянизмы - слова с секулярной семантикой, связанной с языковым опредмечиванием феноменов секулярного («светского», мирского) сознания, либо как частично секуляризованные славянизмы, сохраняющие христианскую «культурную память», проявляющуюся в их отдельных значениях или контекстуальных смыслах, - церковнославяно-русские полисеманты. Славянизмы указанного второго рода (церковнославянизмы) - это славянизмы с сакрально-религиозной и/или церковной семантикой, дискурсивно связанные с церковно-религиозным обиходом, то есть собственно церковнославянизмы.

Таким образом, в обобщенном виде классификация семантических типов славянизмов по критерию секулярности / сакральности включает три группы:

1. Секуляризованные славянизмы без явных сакрально-религиозных смыслов и коннотаций (типа брег, град, днесь, дщерь, зерцало) используются в качестве средств стилизации (устаревшие и книжные лексемы, «поэтизмы»).

2. Собственно церковнославянизмы - славянизмы с явной сакрально­религиозной христианской семантикой и православной дискурсивной отнесенностью, опознаваемые по семантико-дискурсивным особенностям
именно как церковнославянизмы - слова со специфической функционально­стилистической и эмоционально-стилистической окраской (типа сретенье, успение, восприемник). В отношениях наложения с собственно церковнославянизмами находится массив христианских религионимов, включающий лексику как славянского, так и неславянского происхождения, прежде всего грецизмы (типа евангелие, келья, пресвитер).

3. Церковнославяно-русские полисеманты - славянизмы с неявными сакрально-религиозными смыслами и коннотациями (типа благодать, мытарство, прелесть) - выступают как сакрально-секулярные лексемы, совмещают сакрально-религиозные (христианские) и полисемически связанные с ними секулярные значения.

Применительно к третьему типу славянизмов (церковнославяно­русские полисеманты) в случаях, когда имеются в виду именно сакрально­религиозные значения и смыслы, в целях акцентировки этого обстоятельства целесообразно пользоваться специфицирующим термином семантические славянизмы; более пространный термин - семантические церковнославянизмы, то есть «слова, представленные в плане выражения и в национальных славянских языках, однако имеющие в церковнославянском иное значение» [Мусорин 2010: 117].

Обобщенно-схематически классификация представлена на рис. 1.

Таким образом, понятие «церковнославянизмы» представлено в качестве родового в названиях двух типов славянизмов, с которыми соотносятся его «узкое» и «широкое» прочтения.

Церковнославянизмы в «узком» прочтении - вторая группа (церковная лексика, узкая семантико-дискурсивная закрепленность),

церковнославянизмы в «широком» прочтении - вторая и третья группы вместе (лексика православия), неопределенно обширная семантико­дискурсивная сфера бытования.

Рис. 1. Семантические типы славянизмов

Указанные три группы в контексте задач данного исследования представляют различную степень интереса.

1. Секулярные славянизмы - традиционный объект наблюдений в стилистике и поэтике, которые отражены в огромной научной и учебной литературе; центрирование внимания на них в нашем случае не ведет к сколько-нибудь новым результатам, а следовательно, является нецелесообразным.

2. Собственно церковнославянизмы и христианские религионимы составляют основу церковного дискурса и, следовательно, особую область лингвистического исследования идиолекта Вяземского, которая находится в отношениях пересечения с задачами историко-литературного и историко­биографического характера, в силу чего на славянизмах данного типа мы специально внимание не сосредотачиваем.

3. Церковнославяно-русские полисеманты, в которых ближайшим образом отражается двойственный характер ментальности российской интеллектуальной элиты XIX века, несут существенные семантические нагрузки в рамках личностной картины мира, «поэтической философии» Вяземского и, будучи изученными недостаточно, нуждаются в углубленном рассмотрении.

2.1.1.

<< | >>
Источник: БОРОДИНА Екатерина Юрьевна. СЛАВЯНИЗМЫ В ЯЗЫКЕ ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь —2019. 2019

Еще по теме Секулярные славянизмы, христианские религионимы, церковнославянизмы и церковнославяно-русские полисеманты: вопрос о семантико-дискурсивной специфике:

  1. Вопрос о семантической систематизации славянизмов (церковнославяно-русских полисемантов)
  2. Проблема выявления собственно церковнославянизмов и церковнославяно-русских полисемантов в идиолексиконе Вяземского: некоторые процедуры и результаты
  3. Собственно церковнославянизмы и христианские религионимы
  4. 3.2. Церковнославяно-русские полисеманты как лингвоментальное средство христианского осмысления человеческой жизни
  5. Церковнославяно-русская полисемия как отражение секулярной и сакрально-религиозной функций русского языка
  6. Понятие сакрально-религиозной (христианской) составляющей семантики славянизмов
  7. Церковнославяно-русский полисемант век
  8. Церковнославяно-русский полисемант жатва
  9. О способах понятийно-терминологической фиксации места славянизмов с сакрально-религиозной семантикой в русской речевой практике
  10. ГЛАВА 3. ЦЕРКОВНОСЛАВЯНО-РУССКИЕ ПОЛИСЕМАНТЫ КАК МАРКЕРЫ РЕЛИГИОЗНЫХ МОТИВОВ
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Систематизированный перечень лексем, фиксированных в «Словаре поэтического языка П.А. Вяземского» и наличествующих в авторитетных словарях церковнославянского языка (церковнославяно-русские полисеманты)
  12. «Культурная память» славянизмов в сакрально-секулярной картине мира, «поэтической философии» Вяземского
  13. О секулярных славянизмах - стилистических синонимах общеупотребительных слов
  14. Славянизмы как сакрально-секулярная основа картины мира, «поэтической философии» Вяземского