<<
>>

Цена вопроса

Этот вопрос вовсе не так однозначен и прост, как может показаться с первого взгляда. Под ценой вопроса в данном случае я подразумеваю не столько денежную начинку, сколько статусность проблемы в целом, иными словами, насколько она для клиен­та существенна, а может быть, и жизненно необхо­дима.

В определенных случаях цена вопроса, действи­тельно, устанавливается исключительно исходя из объема предполагаемой выгоды или экономии, и выявить ее не представляет особого труда. Напри­мер, клиент планирует обратиться в суд за истребо­ванием долга, и сумма долга известна, просчитана и не поддается накрутке. Или же налоговый орган выдвигает в отношении налогоплательщика требо­вание об уплате той или иной суммы налога. По­нятно, что и здесь — все цифры налицо. Так вот, ес­ли это «тот самый случай», то точность попадания в яблочко ваших советов будет определяться клиен­том прежде всего именно по тому, насколько спо­собны будут эти советы сэкономить или иным об­разом сберечь его денежки, и каков в долларах, руб­лях или тугриках может оказаться их КПД.

Своего рода исключения составляют случаи, когда экономический интерес клиента проявляется

не напрямую, а опосредованно. Наиболее простой пример этого — какой-либо задуманный клиентом рекламный ход, однозначно затратный на первый взгляд, но сулящий выгоду в будущем (во всяком случае, клиент в это верит). В подобной ситуации, именно в силу того, что экономический эффект нельзя точно рассчитать, а можно лишь спрогнози­ровать, клиент может и пренебречь правилами про­стой арифметики, особенно если он оптимист по натуре. С такими клиентами, безусловно, приятно работать.

Что же касается общего правила, понятно, что если просматриваемый экономический интерес не­велик, а чувство собственного достоинства не поз­воляет вам работать задаром (или почти задаром), скорее всего, с этим клиентом песня у вас не сло­жится.

Если же, как кажется, клиент ведет себя не­стандартно и выражает готовность платить достой­ную вас сумму за грошовое дело — возможно, что «слона-то вы и не приметили». Вполне вероятно, что истинный экономический интерес клиента за­прятан вглубь, и выставленная напоказ малая эко­номическая цель является лишь одним из стратеги­ческих шагов, ведущих его к большому успеху или большому провалу. Например, в суде клиентом ини­циирован копеечный иск. На первый взгляд дело

столь незначительно, что вы настороженно всмат­риваетесь в своего клиента, подозревая в нем ба­нального сутяжника. Все становится на свои места, когда выясняется, что положительное решение со­здаст важнейшую преюдицию для следующего большого иска. Приходит и понимание того, что нечаянный продув адвокатом этого «мелкого» дела может обернуться большими неприятностями как для клиента, так и для его адвоката, поскольку пер­вый, понятное дело, будет рвать и метать.

Встречаются и такие ситуации, когда клиент просит содействия в оформлении договоренностей (сделок) на первый взгляд очевидно для него невы­годных. На все предостережения адвоката в таких случаях, как правило, дается ответ: «Я все равно это куплю» или же «Это то предложение, от которого я не могу отказаться». Если привкус испытываемого клиентом шантажа стал столь очевиден, делать и дальше «круглые глаза», удивляясь уступчивости своего клиента, глупо. Полезнее понять истинную экономическую или иную подоплеку такой уступ­чивости. Один из моих клиентов, к примеру, готов был не то чтобы переплатить, но в лепешку разбить­ся для того, чтобы купить предлагаемое к продаже здание, потому что на нем был основан весь его бизнес. Любое переселение означало бы для него не

только огромные затраты, но и одновременную по­терю доходов из-за длительной приостановки дея­тельности предприятия.

Возможно также, что за решением экономичес­кой задачи или иным юридическим действием скрыт очень важный для клиента неэкономический интерес. Например такой, как обеспечение личной безопасности и безопасности собственного дела.

Точнее это можно выразить словами известного то­ста: «Чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было». При этом бизнесмен готов идти на дополни­тельные траты, в том числе по оплате труда юриста. Как правило, при определении допустимого объема этих трат решающим фактором служит масштаб­ность бизнеса, т.е. является ли он достаточно пер­спективным и важным, чтобы окупить такие на­кладные расходы. Иными словами, оправдывает ли цель средства. В определенных случаях, после эко­номических подсчетов, во что обойдется постанов­ка дела на легальные рельсы, бизнесмен приходит к печальному выводу, что «так жить нельзя», и его бизнес в белом и пушистом виде, увы, безнадежно убыточен. (Вспоминается анекдот — «Сорок граду­сов в тени. Пора выйти из тени!») Если же вопрос стоит о личной безопасности, в частности об избе­жании уголовной ответственности или же ином

«тушении пожара», когда ситуация взорвана и гро­зит похоронить под обломками бизнеса самого хо­зяина и приближенных к нему лиц, торг может ока­заться и вовсе неуместным.

В качестве основного условия может быть также выдвинута задача обеспечения (формирования или сохранения) положительного имиджа обративше­гося. Особенную актуальность это имеет для пуб­личных лиц (государственных чиновников, обще­ственных деятелей, иных известных личностей). Более того, иногда это требование выдвигается не только как необходимое условие, но и как самоцен­ная задача: неважно, что делается — главное, чтобы это красиво выглядело. Понятно, что «за красоту» надо платить, и в подобных ситуациях цена вопроса в смысле его значимости для клиента может ока­заться значительно больше тех сумм, которые отра­жаются в документах или предполагаются в виде финансовых издержек по реализации юридическо­го сценария того или иного действия.

Итак, правильное понимание цены вопроса яв­ляется весьма существенным фактором построения диалога с клиентом. Прежде всего подобного рода определенность позволяет адвокату правильно со­риентироваться на местности: дать верную оценку готовности клиента тратить свои время, силы, фи­

нансовые и стратегические ресурсы для достиже­ния поставленной цели (наивно, к примеру, думать, что ваш клиент согласится стрелять из пушек по во­робьям), его способности идти «ва-банк», «хлоп­нуть дверью». Исходя из этого и определяется ши­рота спектра возможных решений, которые адвокат может предложить своему клиенту, а также оценка их уровня рентабельности. К тому же, оценка мас­штабности и ответственности мероприятия позво­ляет адвокату отбросить ложный стыд при обозна­чении суммы своего гонорара.

<< | >>
Источник: Пухова Т.Л.. Бизнес-адвокатура. Советы «тёртого калача». — М,2004. — 144 с.. 2004

Еще по теме Цена вопроса:

  1. Вопрос о семантической систематизации славянизмов (церковнославяно-русских полисемантов)
  2. Секулярные славянизмы, христианские религионимы, церковнославянизмы и церковнославяно-русские полисеманты: вопрос о семантико-дискурсивной специфике
  3. Рыночный подход
  4. Тенденции критического осмысления педагогической деятельности в зеркале представлений об идеальном учителе
  5. ПРИЛОЖЕНИЕ
  6. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  7. § 2. Направления совершенствования российского законодательства о банковской тайне в условиях передачи кредитными организациями информации о своих клиентах, являющихся иностранными налогоплательщиками, налоговым органам иностранного государства
  8. Анализ методов расчета и экспериментальных исследований конструкций наружных стен
  9. Введение
  10. Медианоминация в ономастическом пространстве
  11. Содержание диссертационной работы отражено в следующих публикациях:
  12. 4.5. Федеральные и территориальные органы исполнительной власти
  13. Список литературы
  14. Анализ методов расчета и экспериментальных исследований конструкций наружных стен с замкнутыми и вентилируемыми воздушными пространствами