<<
>>

Нахождение «связей»

Можно красиво и убедительно рассуждать о том, что профессионал способен решать проблемы кли­ентов исключительно за счет собственных знаний, что ему не требуются для этого ни связи, ни полез­ные знакомства, что урегулирование вопросов не­правовыми методами — это уже другая «специаль­ность».

Все это так. Но жизнь есть жизнь. Коррупция и чиновничий беспредел у многих отбили всякую на­дежду на возможность добиться справедливого ре­зультата нормальным способом. Это естественным образом рождает спрос на так называемых «юристов со связями». Как гласит американская пословица: «Не важно, что ты знаешь; важно, кого ты знаешь». Поэтому приходится признать, что очень часто к юристу обращаются не столько за его профессио­нальными знаниями, сколько за помощью уладить дело «неформальными» способами. Один мой кол­лега проиллюстрировал эту ситуацию таким анекдо­том: «Встречаются два успешных адвоката. Тот, кто постарше, похлопывает второго по плечу: «Ты все еще ходишь в суд «по позиции?» — «Ну зачем ты ме­ня так оскорбляешь?» — отвечает тот».

Пытаясь соответствовать этому спросу, у многих юристов проявляется стремление обрасти полезны­ми знакомствами и максимально эффективно ис­

пользовать их в своей деятельности. Те из них, кто пытается «чтить Уголовный кодекс» и не превращать эти связи в канал для передачи взяток, тешат себя тем, что прибегают к подобным средствам лишь как к панацее от ведомственной волокиты и чиновничь­его произвола, отстаивая исключительно законные интересы клиента. Что ж, порой подобные «нефор­мальные» методы, действительно, позволяют до­стичь благородной цели — запрос или документы не теряются, не рассматриваются по полгода и на них есть шанс получить результативный ответ, а не пус­тую отписку. Однако есть одно «но». «Хорошими от­ношениями» можно воспользоваться один или не­сколько раз. Потом «помогающий» начинает подо­зревать, что другой делает на нем бизнес, и отноше­ния портятся или же встает вопрос встречной выго­ды.

И тогда происходит неизбежное сползание в об­ласть того, что регулируется уже не только нормами профессиональной этики, но и уголовным правом.

Полагаем, что каждый этим занимающийся отда­ет себе отчет, что делает, как это называется и чем он при этом рискует. Не морализируя по этому поводу, скажу лишь о том, что тот, кто позволяет себе время от времени пробовать этот легкий хлеб, достаточно быстро уходит из профессии. Утрачивается интерес к нормальной профессиональной работе и каждый

раз при обозначении клиентом проблемы возникает соблазн предложить ему, как кажется, гарантиро­ванное решение, достигаемое без существенных для адвоката временных и мозговых затрат и при этом за весьма ощутимое денежное вознаграждение. Приме­ры такой профессиональной деградации встречают­ся очень часто, настолько, что в последнее время на рынке подобных «юридических» услуг разразился настоящий бум. Попытка выиграть в такой конку­рентной борьбе порой оборачивается поразительны­ми по своей бесшабашности и безответственности случаями бравирования известными именами и свя­зями, а иногда и открытой рекламой подобных услуг. При этом зачастую без особых раздумий под удар ставится не только своя, но и чужая репутация.

Как-то ко мне обратился клиент, рассказавший, что знакомый мне адвокат Н. за некую сумму по­обещал уладить все вопросы с помощью своего дру­га, состоящего на службе в правоохранительных ор­ганах. Клиент назвал фамилию и должность по­следнего и сетовал мне на то, что проблема до сих пор не решена. Названного «друга» я хорошо знала, и, как мне было известно, он никогда не решал шкурнических вопросов. Помимо прямого обмана в этой ситуации поразило другое: насколько спо­койно адвокат Н. отнесся к вопросу репутации сво­

его знакомого — ведь если бы дело решилось быст­ро, это стало бы плодородной почвой для слухов, что тот за определенную мзду решает нужные дела.

Подобное поведение не прибавляет юристу ни веса, ни клиентов. Всегда, когда некто, бравируя своими знакомствами, напрямую называет и име­на, и должности тех, кто решит проблему, возника­ют сомнения в серьезности его деловых или челове­ческих контактов с этими людьми.

Ведь, по сути, он рекламирует их как коррупционеров и притом ино­гда даже малознакомым лицам. Как правило, с та­кими болтунами не ведут общих дел и вскоре пре­кращают всякое общение, исключая даже поводы для его спекуляций на именах и дружеских связях.

Кроме того, чем успешнее и активнее развивается подобная деятельность, тем вернее и быстрее она способна привести к близкому знакомству с правоо­хранительными органами уже в иной роли. Понимая подобную перспективу, многие предпочитают дер­жаться на расстоянии от таких посредников. Мне вспоминается случай, когда вопрос клиента не ре­шался положительно только потому, что за него хо­датайствовал один из таких известных старателей — судьи боялись удовлетворить его иск, так как, по их мнению, все бы решили, что им за это заплатили. Есть И еще одна ложка дегтя — посредник в боль­

шинстве случаев берет на себя ответственность за большие денежные суммы перед обеими сторонами «сделки». И если что-то «не срабатывает» и прихо­дится платить из своего кармана, перспектива легко­го заработка оборачивается в лучшем случае боль­шими финансовыми, а в худшем — большими нефи­нансовыми проблемами.

Итак, как быть, если клиент интересуется, есть ли у адвоката контакт с тем или иным ведомством или судом? Иногда такой щекотливый вопрос зада­ется без обиняков, что называется, прямо «в лоб». Когда это исходит от человека, с которым ты едва знаком, вспоминаются слова моего коллеги о том, что мы живем «в стране непуганых идиотов». С та­кими клиентами лучше не работать ни по какому поводу. Они или глупы сами, или подозревают в вас это ценное свойство. Тем не менее, полагаю, не стоит делать ни возмущенного, ни интригующего лица. Если вы не занимаетесь подобного рода «биз­несом», надо спокойно объяснить, что клиент с та­кой просьбой пришел не по адресу. Как уже говори­лось, не всегда эти объяснения будут означать поте­рю для вас возможного заказа. Интерес клиента к «связям» адвоката иногда диктуется не столько приверженностью его к такому способу решения вопросов, сколько тем, что иного выхода он раньше

не видел. Если помочь ему найти легальный способ решения проблемы, то вполне возможно, что он воспользуется вашими услугами. Ни один бизнес­мен не станет рисковать и переплачивать на взят­ках, если можно обойтись без них. Тем более, что законное решение всегда более надежное, чем куп­ленное. Ко мне как-то обратилась компания, кото­рая на протяжении года воевала с одним из минис­терств. Вымотанные этой борьбой, ее руководители стали искать тех, кто способен как-то неформально повлиять на ситуацию. Изучение документов пока­зало, что министерство отказывало им правильно. Вопрос можно было решить очень просто, но в дру­гом ведомстве. Это и было позднее реализовано, и при этом без всяких дополнительных «связей».

Однако не буду лукавить — многое покупается. И иногда остается лишь разводить руками: против лома нет приема. Есть дела, по которым заведомо можно прогнозировать результат, только исходя из того, кто играет на той стороне и где решается спор. И все же, смею утверждать, что даже в таких, каза­лось бы, предрешенных делах можно найти свою нишу для профессиональной работы адвоката. Ка­ким бы коррумпированным чиновник или судья ни был, он редко решается на откровенно незаконное решение. Всегда в качестве прикрытия собственной

спины ему требуется правовая позиция, пусть и не бесспорная, но способная создать видимость за­конности принятого решения. Помимо этого про­плаченное решение должно выдерживать тест на прочность — т.е. быть таким, чтобы его трудно бы­ло поломать на последующих этапах спора. Очевид­но, что и для того, чтобы сформировать такую пози­цию «прикрытия», и для того, чтобы ее грамотно разбить (если клиент оказался «по ту сторону бар­рикад»), требуются именно мозги, а не связи.

Вот это, наверное, и стоит доходчиво объяснять клиентам. Нередко после такого разговора клиент принимает для себя решение подстраховаться «по всем направлениям» — иметь грамотно подготов­ленную по делу позицию и, одновременно, подкре­пить ее с помощью «связей». В этом случае у адво­ката появляется шанс на продолжение работы с этим клиентом, если тот доверит ему «правовую часть» ведения дела. Если же клиент ушел, то и это не всегда означает его окончательную потерю. Ино­гда ушедшие возвращаются, причем с той же про­блемой: или когда посредник оказался мошенни­ком (обещал и не сделал), или когда посредничест­во не состоялось — «судья не берется — не видит позиции», или когда купленное решение отменено последующей инстанцией.

Таким образом, проведенная с клиентом разъяс­нительная беседа о пользе профессиональных зна­ний никогда не бывает лишней. Такая беседа, поми­мо прочего, впоследствии может определить выбор клиента, когда у того возникнут другие проблемы, не требующие, по его мнению, решения за взятки.

И уверяю вас, за взятки и по связям решаются далеко не все вопросы. Хотя бы потому, что это до­статочно дорогое удовольствие для покупателя. Расхожее мнение о том, что «все и все куплены», порой высказывается юристами лишь для того, что­бы оправдать таким образом свою профессиональ­ную неудачу. Ведь проще всего сказать клиенту, что судья был ангажирован другой стороной, чем объ­ясняться с ним по поводу неправильно выбранной стратегии по делу. Так что свободная ниша для че­стного труда адвоката до сих пор существует, и та­кой труд по-прежнему остается востребованным.

<< | >>
Источник: Пухова Т.Л.. Бизнес-адвокатура. Советы «тёртого калача». — М,2004. — 144 с.. 2004

Еще по теме Нахождение «связей»:

  1. 3. Метод гражданско-правового регулирования.
  2. Исследование ассоциативного соответствия современной медианоминации
  3. 33. Правовое положение филиалов и представительств.
  4. Модели движения воздуха в воздушных пространствах конструкций вентфасадов при ламинарном режиме
  5. 12.3. Назначение административного наказания
  6. 17.1. Структурные модели административно- государственного управления в зарубежных странах.
  7. Проблема выявления собственно церковнославянизмов и церковнославяно-русских полисемантов в идиолексиконе Вяземского: некоторые процедуры и результаты
  8. 4.3 Модель формирования электрического потенциала в системе «медь - графит»
  9. Методы исследования коммуникативной эффективности медианоминации
  10. Обсуждение результатов реализации экспериментальных методов исследования коммуникативной эффективности современной медианоминации. Перспективы изучения современной медианоминации
  11. § 1. Динамика изменения международного законодательства в сфере регулирования банковской тайны
  12. 31. Учредительные документы юридических лиц: понятие, виды, содержание.
  13. Общая характеристика исследования
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. 15.5. Рассмотрение дела и вынесение постановления
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. 19. Признание гражданина недееспособным: основания, условия, правовые последствия.