<<
>>

Использование известного имени адвоката

Определенной категорией наших граждан изве­чный адвокат рассматривается как обязательный атрибут престижности, наравне с машиной, часами л красивой девушкой. Согласитесь, действительно, ;сть нечто приятное в том, чтобы в компании зна­комых, кивнув на телеэкран или глянцевую облож­ку журнала, сказать: «Толковый парень! На меня эаботает».

Кстати, далеко не всегда у таких любите- тей «крутых эффектов» достаточно денег, чтобы позволять себе подобную роскошь долгое время. Но Россия — страна парадоксов, где человек может ездить на «Мерседесе» и при этом жить с семьей в коммунальной квартире; оплачивать услуги извест-

ного адвоката и вылезать для этого вон из послед­них штанов. Что ж, вольному воля, и, как говорят мои успешные коллеги, если клиент хочет запла­тить, не надо ему в этом препятствовать.

Если вы мечтаете о подобном «спросе», а до высот профессионального мастерства и славы вам еще да­леко, можно приобрести популярность иным спосо­бом: помелькать на телеэкране в любой заметной ро­ли, поучаствовать в парочке громких скандалов, выйти замуж или жениться на ком-нибудь из знаме­нитостей, или, наконец, сфотографироваться для «Плейбоя» в раскрепощенной позе, если еще не об­росли животиком. Не стоит при этом излишне ком­плексовать от того, что страна узнает вас в лицо бе­зотносительно к вашим профессиональным успе­хам. Оглянитесь, и вы увидите массу примеров попу­лярных личностей, чьи профессиональные заслуги можно вспомнить с большой натугой, или же умуд­рившихся сколотить себе имя на сплошных конфу­зах. Кстати, попробуйте как-нибудь вслушаться в то, что звучит с телеэкранов в качестве правовых ком­ментариев того или иного вопроса. Иногда это быва­ет забавно — можно насладиться минутой личного триумфа, уличив знаменитость в вещании абсолют­ной чуши. Но это вовсе не им в упрек и не камешек в чей-то огород — нельзя же знать всего, к тому же пря­

мой эфир — испытание не для слабонервных.

Одна­ко такие примеры убеждают, что «не боги горшки обжигают», и что если задаться целью, популярность — дело наживное и, скорее всего, стоящее того, что­бы над ним поработать. Помимо удовлетворенных амбиций, это к тому же может оказаться весьма при­быльным вложением, положительно влияющим как на количество клиентов, так и на размер называемых вами и «проглатываемых» ими гонораров.

Конечно же, громкое имя адвоката (особенно, если оно завоевано на профессиональном попри­ще) привлекает не только любителей дорогой атри­бутики. Чаще всего за обращением к известному ад­вокату стоит куда более тонкий и прагматичный расчет. Работая почти десятилетие в одном извест­ном адвокатском бюро, я стала свидетелем следую­щей практики: клиентам предлагался так называе­мый «рамочный» договор, который определял об­щие условия работы, предполагая оплату юридиче­ской помощи по факту обращения. Такой договор мог просуществовать и полгода, и год, и если кли­ент при этом не обращался с какой-либо пробле­мой, то это не требовало никаких финансовых за­трат. Со временем я стала замечать, что появилась целая плеяда клиентов, которые, заключив подоб­ный договор, с проблемами не приходили. Один из

таких заочников даже проявил готовность сколько- нибудь заплатить только за то, чтобы его договор все время пролонгировался. Произошедшая затем история красноречиво показала мне, в чем суть де­ла. Случилось так, что клиент, из разряда тех, кто приходит раз в год, когда дела уже совсем плохи, в очередной раз попав в неприятную историю, по­просил о помощи. Он привел меня к чиновнику, с которым предстоял непростой разговор, и начал со следующего: «Это наш адвокат из адвокатского бю­ро «N». Кто не знает господина «N»? Известнейший человек! Умница! А какое бюро! У нас с его бюро до­говор. Мы уже два года у них постоянно обслужива­емся. Чтобы все было правильно! По закону!». Если бы я могла краснеть, я бы стала пунцовой. Но про­фессиональный долг обязывал сидеть смирно и не подпрыгивать на стуле. Смотря открытым и чест­ным взглядом в лицо чиновника, я думала о том, ка­кой же дурой он будет меня считать, если правиль­но сумеет оценить масштаб произошедшей с клиен­том катастрофы: множество допущенных наруше­ний, не поддающихся ни исправлениям, ни разум­ным объяснениям, плюс угроза штрафов, объем ко­торых грозил свести на нет плоды всей его бурной созидательной деятельности, к которой, к слову сказать, ни бюро, ни лично я не имели никакого от­

ношения. Позднее клиент мне пояснил, что это не единственный случай, когда договор ему помог (правда, на этот раз все было слишком серьезно и поэтому пришлось для убедительности пригласить еще и меня).

Предлагая в различных ситуациях «бурду» под видом документов (контрагентам или чиновникам), он каждый раз весомо добавлял, что обслуживается в бюро «N». «Представляете, — с гор­достью хвастался он, — половина проблем снимает­ся только этим нехитрым приемом».

Это заставило в корне поменять договорную практику. Выявив подобный потребительский спрос «на имя», я стала активно использовать это при даль­нейшем маркетировании клиентов — при обсужде­нии вопросов о возможных формах дальнейшего со­трудничества я непременно подчеркивала те пре­имущества, которые дает клиентам договор с бюро. Только на этот раз договор предполагал постоян­ное юридическое сопровождение с ежемесячной оп­латой.

Однако, как выяснилось позднее, в этой бочке с медом была и ложка дегтя — когда я уходила из бю­ро, решив создать собственную компанию, многие клиенты, привлеченные мною подобным спосо­бом, не пошли за мной. И мне пришлось утешаться лишь сознанием того, сколь убедительной была в

свое время моя речь в той части, которая касалась выгодности использования раскрученного имени. И еще один важный вывод — если есть способнос­ти и силы, раскручивать стоит не только чужое, но и свое имя тоже, чтобы потом «не было мучительно больно...».

Как видно из этого случая, для достижения по­ложительного эффекта иногда оказывается доста­точным и заочного обозначения авторитетного ли­ца. Что же говорить о том, когда такая звезда (или представитель звездной команды) участвует в деле лично. Сила воздействия авторитета на окружаю­щих бывает порой столь велика, что люди переста­ют замечать, казалось бы, очевидные вещи. Абсо­лютные экономические и юридические нонсенсы принимаются на веру только лишь потому, что зву­чат из уст известной и уважаемой персоны. Зная эту особенность человеческой психологии — склон­ность к преклонению перед авторитетом, — неко­торые клиенты этим умело пользуются (хотя это и обходится им недешево). Расчет прост и правилен: вы — молодой предприниматель или юрист, а на­против — известный уважаемый адвокат с полным набором почетных титулов и званий. Каково при этом возражать ему и говорить, что он ошибочно толкует положения закона или, еще хлеще, блефу­

ет? Хотя последнее, исходя из ситуации, вполне до­пустимо. Ведь этот умудренный опытом человек, достигший таких высот в своей профессии, на пере­говорах преследует лишь одну цель — добиться максимально выгодных условий для своего клиен­та. И он вовсе не обязан быть при этом объектив­ным, и уж тем более откровенным по отношению к противнику. Многие рубежи в позиционном торге на моих глазах удавалось взять только из-за того, что способность к сопротивлению противника ока­зывалась резко сниженной весомостью игрока на другой стороне поля.

Помимо этого, за счет авторитетности адвоката, представляющего клиента, иногда достигается эф­фект повышения доверия к самому клиенту. Это особенно важно, когда тот хочет выглядеть респек­табельно и надежно и не имеет иных способов убе­дить в этом своих деловых партнеров. Так что фак­тор известности адвоката для клиента может иметь существенное значение.

Молодые адвокаты, до тех пор, пока сами не об­росли званиями и титулами, учитывая это обстоя­тельство, иногда прибегают к помощи своих име­нитых коллег: для придания авторитетности разра­ботанной правовой позиции и увеличения силы ее воздействия на третьих лиц (чиновников, судей,

экспертов, противника) «молодые» просят высту­пить своих уважаемых коллег в роли «свадебного генерала» — при их согласии с текстом, завизиро­вать его своей громкой подписью. Такой альянс иногда бывает весьма плодотворен, полезен и при­ятен для обоих адвокатов. Есть лишь одна труд­ность в этой радужной картине великой дружбы двух поколений: молодой адвокат для этого должен быть достаточно профессионален, чтобы не уро­нить авторитет своего «крестного отца», а по воз­можности, еще более его укрепить. Если это так и альянс действует, то молодому адвокату порой уда­ется «зацепить» такого клиента, какого бы он один никогда не смог удержать. А это, безусловно, шанс зарекомендовать себя и первый шаг к тому, чтобы клиент пришел к нему снова.

<< | >>
Источник: Пухова Т.Л.. Бизнес-адвокатура. Советы «тёртого калача». — М,2004. — 144 с.. 2004

Еще по теме Использование известного имени адвоката:

  1. Использование дробного исчисления в динамических задачах вязкоупругости
  2. Адвокат и адвокатура в Российской Федерации: учебное пособие /составитель Е. Г. Черкашина. - Благовещенск: Амурский гос. ун-т,2020. - 200 с., 2020
  3. 37. Гражданско-правовое положение полного товарищества и товарищества на вере (коммандитного).
  4. 58. Представительство: понятие, основания, виды. Коммерческое представительство.
  5. Юридический аспект функционирования названия СМИ
  6. Пухова Т.Л.. Бизнес-адвокатура. Советы «тёртого калача». — М,2004. — 144 с., 2004
  7. 13. Акты гражданского состояния.
  8. Из истории медианоминации
  9. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1
  10. 29. Некоммерческие организации: понятие, общая характеристика, виды.
  11. 6.2 Моделирование теплозащиты конструкции бревенчатых наружных стен с дощатой обшивкой на относе