<<
>>

Фактор «враждебности»

Как показывает опыт, прощупывание обстанов­ки вокруг проблемы вашего клиента на предмет ее враждебности оказывается весьма полезным заня­тием: во-первых, дает шанс перевести монолог кли­ента в диалог даже тогда, когда в юридической те­матике вы «поплыли», во-вторых, создает у клиента впечатление об адвокате как о «тертом калаче», и, наконец, позволяет обоим избежать опасности там, где это возможно, или, на крайний случай, подсте­лить соломку.

Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но мое глу­бокое убеждение таково: в нашей стране предпо­

чтительно ни с кем не ссориться, во всяком случае, не ссориться вдрызг. Шансы вести здесь бизнес так, чтобы «комар носа не подточил», однозначно равны нулю. Но даже если ваш клиент оказался тем волшебником, которому это чудом удалось, можно быть уверенным, что и на него, чудесника, найдется шило с винтом. Существующие у нас действенные механизмы изнасилования любого, и большого, и маленького, всегда наготове, особен­но, если их еще кто-то и подмаслил. Так что моя нелюбовь к войнам — это не столько следствие свойственных мне пацифистских взглядов, сколь­ко результат неоднократного наблюдения, во что обходится клиенту любая, даже не очень масштаб­ная война. Вывод один: воевать — всегда слишком дорого. Договариваться, как правило, дешевле.

Тем не менее воевать все же приходится, или, во всяком случае, демонстрировать свою готовность к войне. Кстати, если правовым консультантом про­тивника является молодой и задиристый петушок, то последствия войны лучше доходчиво объяснить не ему, а непосредственно его нанимателю. Вспо­минаю один забавный случай, когда на переговорах рвущийся в бой юрист бил себя кулаками в грудь и говорил, что это неэтично, мне, как адвокату, ссы­латься на огромный объем работы и проблем, кото­

рые мы создадим, что в отличие от меня, он ради своего клиента (тот сидел на соседнем стуле) готов на все: воевать до последней капли крови, все ночи посвятить сочинению жалоб, провести полжизни в судах и т.д.

На что его клиент спокойно ответил: «Ты-то готов, но я не готов за это платить».— «Yes!!!» — подумала я про себя, мысленно сопрово­див это характерным жестом. Я-то точно знала, что мой клиент не будет тратиться на эту войну, как, впрочем, и на оплату моего подвига самоотречения.

Итак, фактор враждебности в области той по­лянки, на которой вы собираетесь потоптаться, на­до обязательно исследовать. Кстати, и не только на ней. Всегда надо знать, какие у вашего клиента (бе­зотносительно к рассматриваемой ситуации) есть личные враги или конкуренты, на чьи пятки и мо­золи он уже наступил или наступит, кому перешел и перейдет дорогу, кто может иметь интерес подста­вить ему подножку и т.д.

Возможно, что среди этих лиц окажутся такие монстры, которые разотрут в порошок вашего кли­ента вместе с вами заодно, и даже не особо этим ут­руждаясь. В таких ситуациях надо особенно тща­тельно взвешивать, стоит ли лезть на рожон. Тем не менее бывает и так, что вопрос для клиента на­столько жизненно важен, что он при всей явной не­

сопоставимости своей весовой категории и своего противника все же вынужден сопротивляться. И надо сказать, что далеко не всегда исход такой схватки очевиден. Иногда именно то, что на другой стороне — масштабная и заметная фигура, спасает дело. Как правило, у таких «столпов» отечествен­ной политики и бизнеса всегда есть сильные (сопо­ставимые с ними по своей масштабности) враги, а также множество тех, кто готов их лягнуть «за ком­панию». И как только конфликт приобретает обще­ственную огласку или иным образом доходит до нужных ушей, срабатывает так называемый эффект диссонанса — на первый взгляд ничтожный выпад в сторону противника вдруг оборачивается для него лавиной проблем. Кроме того, подключение силь­ных союзников позволяет не только умножить соб­ственные силы (большие или маленькие), но и по­просту сберечь их в той ситуации, когда их жалко тратить. Всегда приятно таскать змей из норы чу­жими руками*, к тому же заместив себя кем-то в ге­роической роли главной мишени.

Но таких союз­ников надо уметь находить, правильно выбирать и заинтересовывать. Тем не менее вряд ли стоит рас­считывать на то, что противник рано или поздно не догадается, кому он обязан своими проблемами, да­же если война с ним велась «из-за шторки». Так что

перспектива получить от него по заслугам — «по ру­кам, по мозгам и т.д.» всегда остается. Война — есть война.

Правильное понимание расклада сил позволяет также избежать ошибки постучаться за помощью и сочувствием не в ту дверь, поскольку это может по­влечь за собой не только потерю времени и сил, но и нежелательное и преждевременное распростране­ние информации о ваших планах. Эффект неожи­данности или возможность игры на опережение в данном случае могут быть безвозвратно утрачены. С особой осторожностью стоит подходить к оценке многочисленных обещаний помощи со стороны так называемых союзников или сочувствующих. В по­следний момент, когда от обещаний надо будет пе­рейти к делу, они могут вдруг запросто отойти в сто­ронку.

Большим подспорьем в анализе обстановки, в которой разворачивается конфликт, является хоро­шее знание юристом событий и новостей в мире бизнеса и политики. Почему политики? Потому что любая политика насквозь пропитана экономикой, и за любым политическим шагом кроется тот или иной экономический интерес. Думая над тем, к ко­му из сильных мира сего можно обратиться за под­держкой, надо иметь хотя бы приблизительное

представление о том, в чьей сфере интересов может находиться этот вопрос. Иначе — пальцем в небо. Надо также учитывать, что не всякий клиент обла­дает всей необходимой информацией, которая мо­жет потребоваться при разработке будущего плана действий. Адвокату часто приходится брать на себя роль не только правового консультанта, но и стра­тегического советника.

Понятно, что чем больше напряжена ситуация, тем большая осторожность и продуманность долж­на быть в тех действиях, которые предлагает юрист и планирует совершить клиент. По своему опыту скажу, что от многих смелых задумок приходится отказываться только потому, что они в обстановке открытой конфронтации могут обернуться для кли­ента опасными последствиями. Всегда надо учиты­вать, что любой документ в этом случае может стать объектом особо пристального внимания: исследо­вания, изучения, экспертиз; любой текст или вы­сказывание превращаются в объекты интерпрети­рования и манипуляций со стороны враждебно на­строенных субъектов. В этой связи, в подобных си­туациях особое значение приобретает юридическая техника составления документов и речей — мысль должна выражаться в них с той степенью однознач­ности и ясности, которая бы допускала только нуж­

ную для клиента трактовку (за исключением тех случаев, когда «двоякая трактовка» и неясность смысла закладывается в документ сознательно).

И еще одно важное напутствие. Профессия ад­воката такова, что очень часто выносит нас на гре­бень конфликтов, когда защищать интересы клиен­та приходится в обстановке жестокой войны без правил. Адвокат в этом случае, так же как и клиент, становится мишенью для нападения (чтобы не ме­шал, не шумел, чтобы продал, в конце концов). К примеру, мой случай: как-то я присутствовала при проведении так называемых оперативно-розы­скных мероприятий в офисе одного из моих клиен­тов. Почему туда пришли и что искали — было не­понятно. «Мы хотим возбудить уголовное дело и обязательно это сделаем». Вот и все объяснения. «Ах, вы адвокат? А на вас не поступали жалобы по поводу вашей работы? Нет? Так теперь поступят. Какая у вас организация? Где находится? А доку­менты и бухгалтерия по этому адресу? Замечатель­но. Что ж, обязательно надо проверить. Вы пишете замечания на протокол? Я бы на вашем месте поду­мал. Это же все будет вам зачтено. Я вам угрожаю? Да что вы! Я просто предупреждаю» — и т.д. и т.п.

И это, поверьте мне, лишь самая мягкая, я бы да­же сказала, цивилизованная форма шантажа, кото­

рой можно подвергнуться. При этом, поскольку вы ни кум, ни брат, ни сват своему клиенту, рассчиты­вать на то, что тот будет проявлять такую же заботу о вашей безопасности, как о собственной, не при­ходится. К тому же, клиенту в той обстановке, ког­да он сам ходит под пулей или угрозой ареста, мо­жет быть и не по силам защитить вас от нападок. Что же касается родного государства, ратующего за независимую, неподкупную адвокатуру, — то со­зданные им «гарантии», увы, почти фикция. Пе­чально, но факт — в настоящее время принципи­альность адвоката и его стойкость в защите интере­сов клиента обеспечивается исключительно за счет личного мужества тех людей, которые работают в этой профессии. Так что будьте готовы рассчиты­вать только на собственные силы или силы своих собственных друзей, родных, знакомых. И еще один совет: если вы все же оказались в таком пере­плете — постарайтесь не паниковать. Большинство угроз — это именно угрозы, рассчитанные на то, чтобы лишить вас возможности рассуждать трезво и заставить наделать глупостей. Учитесь у своих кли­ентов-бизнесменов. В большинстве своем это силь­ные люди, хорошо умеющие держать удар. Я не раз была поражена, с каким стойким оптимизмом и внешним спокойствием многие из них встречают

обрушившиеся на них трудности, грозящие пере­расти в катастрофу. Как-то один уважаемый чело­век при мне успокаивал своего молодого партнера по бизнесу: «Не дрейфь! Поначалу всегда страшно. Но когда в отношении тебя годами ведется десяток дел одновременно, постепенно привыкаешь». А од­на дама на заявления стражей порядка о том, что в отношении нее заведут уголовное дело, например, отреагировала так: «Что, уже пора сушить сухари? Я вообще-то давно хотела похудеть, правда, не та­ким радикальным способом». В последнее время складывается стойкое ощущение того, что скоро не походить под уголовной статьей будет рассматри­ваться в кругу бизнесменов как признак дурного то­на. Во всяком случае все идет к тому, что уголовное преследование перестает восприниматься как не­кий постыдный факт в биографии: честно ли ве­дешь бизнес или нет — все одно: всегда найдется повод, чтобы тебя прижучить.

Если сильной поддержки за вами нет, если еще не выработан навык противостоять давлению и уг­розам, подумайте: возможно, что не всякое поруче­ние стоит принимать. Хотя бы потому, чтобы не стать слабым звеном и не подвести того, кому вы призваны были помочь. К сожалению, я видела не раз примеры того, как ломаются не только взгляды,

но и судьбы молодых людей, которые, выполняя свой профессиональный долг, оказывались втяну­тыми помимо своей воли или по неопытности в же­стокие драки, явно им не посильными. В этом слу­чае лучше отказаться от предлагаемого гонорара и честно сказать клиенту, что эти бои вам пока что не по зубам и что ему стоит обратиться за помощью к тяжеловесам.

<< | >>
Источник: Пухова Т.Л.. Бизнес-адвокатура. Советы «тёртого калача». — М,2004. — 144 с.. 2004

Еще по теме Фактор «враждебности»:

  1. Макроэкономические факторы
  2. Макроэкономические факторы
  3. 4.1 Технологический фактор распространения КРН
  4. Отраслевые факторы
  5. Систематизация факторов, влияющих на ставку восстановления
  6. Факторы на уровне компании
  7. Факторы на уровне облигации
  8. Факторы, сопутствующие КРН и выявленные при полевых и натурных исследо­ваниях на различных газопроводах
  9. Приложение 14 Результаты компьютерной обработки матриц экспериментальных данных методом главных факторов с помощью программы SPSS Statistics
  10. Факторы, объясняющие ставку восстановления по корпоративным облигациям российских эмитентов
  11. 1.4. Социокультурные факторы, обусловливающие особенности функционирования славянизмов в поэзии Вяземского
  12. Заключение
  13. Введение
  14. Приложение 1. Источники информации
  15. Основные результаты и выводы исследования
  16. Регрессионные модели оценки ставки восстановления