<<
>>

Если допущена ошибка

Примите как факт — ошибки неизбежны. Я, к примеру, еще не встречала ни одного девственника, который бы сумел их избежать в своей профессио­нальной карьере. Если кто-то говорит, что не про­играл ни одного дела, полагаю, стоит задуматься: или он до сих пор ничего не делал, или еще слиш­ком молод и его ошибки попросту пока не прояви­лись, или же перед вами патологический врун, или мастер софистики.

Я знаю таких умельцев, которые даже под угро­зой казни никогда не сознаются в своих ошибках, причем не только клиенту, но и себе самому. Счаст­ливые люди — и самооценка не страдает, и с совес-

тью все в порядке. У меня, увы, редко получается пудрить себе мозги. Приходится признать: «Лопух­нулась, так лопухнулась. Надо делать оргвыводы» . Что же касается других, что лукавить, бывает, нет- нет, да и пользуюсь профессиональным навыком выкручивания ситуации наизнанку, причем иногда это получается почти на «автопилоте» (увы, опреде­ленные признаки профессиональной деформации личности налицо). Но, надеюсь, уважаемые клиен­ты простят мне мое понятное желание выглядеть красиво в некрасивой ситуации. Тем более, что чув­ство внутренней вины, сохраняемое независимо от того, как ловко удалось выкрутиться, обязывает по­том меня трудиться для них вдвое энергичнее и вдвое дешевле (а то и вовсе бесплатно).

«Как происходит подобное «припудривание»» — спросите вы. Очень просто. На упреки или ругань клиента юрист, не моргнув глазом, спокойно и с до­стоинством отвечает:

— Мы не то написали в претензии? Что вы! Это же специально сделано! Зачем же нам с вами было заранее раскрывать карты процессуальному про­тивнику!

— Да, это положение в нашем проекте договора действительно противоречит закону. Но кто же планировал его оставлять? Оно там только для того.

чтобы дать нам отличную возможность для торга на переговорах. И как только в нем уже не будет нуж­ды, мы его оттуда выкинем.

И даже если оставим «для отвода глаз», оно в любом случае не будет дей­ствовать.

— Вы говорите, что вас неправильно проконсуль­тировали? Нет, мы тогда ни в чем не ошиблись. Хотя надо признать, что помимо такой трактовки закона на этот счет уже тогда существовала и другая точка зрения. К сожалению, в последнее время именно она возобладала в судебной практике. Но кто мог это предугадать? Или: — «Вы абсолютно правы приме­нительно к той ситуации, которую описываете сей­час. Но, вспомните, вы же тогда формулировали во­прос иначе. Мы и ответили вам в соответствии с ва­шим вопросом. Как видите, один нюанс изменил все дело».

А если клиент проиграл в суде, инстинкт самосо­хранения диктует ответ:

— Какой проигрыш?! Да вы просто не понимае­те, какая это удача! Вас могли бы раздеть догола, а так вы, по сути, отделались легким испугом.

— Дело проиграно? С чего вы взяли? Это только первая стадия. Впереди апелляция, кассация, «вы­шка», в конце концов. Мы же говорили, что на пер­вом этапе рассчитывать на успех не приходится.

— Не смогли отбить претензии? А что же вы хо­тели, если, как выяснилось, половину информации вы скрыли. Если бы мы заранее обо всем знали, по­нятно, что и результат был бы другим, или бы за де­ло не взялись.

Кстати, хочу отметить, что за подобными фраза­ми действительно далеко не всегда кроется ошибка. Часто это абсолютно справедливые и честные заме­чания и заявления по существу дела. Собственно, в том-то и состоит весь фокус, что ни клиент, ни его консультанты не могут с точностью диагностиро­вать, то ли их обманывают, оправдываясь, то ли справедливо упрекают.

Для сравнения приведу другой пример, на мой взгляд, безобразный по своей бестактности и глу­пости. Как-то мой клиент рассказал мне следую­щую историю. Его постоянно консультировала од­на аудиторская компания. Их юрист по телефону посоветовала, как оформить сделку. Когда при на­логовой проверке возникли серьезные проблемы с этим договором, эта дама на справедливые претен­зии клиента сказала: «Я этого не говорила...

У вас нет доказательств». Доказательств действительно не было. Но та консультация стала последней не только для нее, но и для всей аудиторской компа­нии в целом. К счастью, такие особы среди адвока­

тов встречаются значительно реже. Мы предпочи­таем сохранять и лицо, и клиента одновременно, придумывая, как вы уже могли убедиться, более изящные формы оправдания.

Если же понятно, что дело — «швах», некоторые коллеги, из числа тех, кто патологически боится про­игрывать, иногда поступают следующим образом: за последующее участие в деле называют такую оплату, которая с очевидностью не по зубам клиенту или вы­водит туманную победу за все рамки разумного. А после того, как клиент, вынужденный отказаться от их услуг, загремел под фанфары, нравоучительно ему говорят: «Что же, мы же предлагали вам отыграть дело, но вы сочли, что наша помощь вам не нужна. Жаль! Какой мог бы быть выигрыш!».

Но если так надувать щеки не получается, остает­ся одно: поскорее направить мысли клиента (и свои тоже) в русло поиска позитивного выхода. Для этого надо заранее составить и иметь план того, что дальше делать: обжаловать решение, нападать в другом на­правлении, спасать имущество, менять тактику пере­говоров с противником и т.д. Помимо отвлечения клиента от грустных мыслей, это даст еще один важ­ный психологический эффект — проигрыш переста­нет восприниматься им как финал дела и приобретет статус лишь промежуточного этапа.

Отдельно хочу остановиться на проблеме так на­зываемых «технических» ошибок (опечатках, ошибках в реквизитах, названиях и т.д.), поскольку всю свою жизнь ужасно страдаю от них и усиленно борюсь. Известно, что людям с творческим складом ума тяжело дается такой род деятельности, как вы­верка документов до запятой. Тем не менее, если вы работаете юристом, от этого никуда не уйти. Техни­ческая ошибка очень коварна и, несмотря на кажу­щуюся незначительность, порой способна свести на нет весь положительный эффект от сложной вы­сокотехничной юридической схемы или интерес­ной идеи. Так, ошибка в проставлении даты доку­мента может придать ему абсолютно иное значение. Или же, к примеру, изменения в нумерации пунк­тов договора при отсутствии соответствующей кор­ректировки отсылочных норм способны привести к тому, что ряд планируемых гарантий для клиента остался за бортом.

Но даже если «технические» ошибки и не повли­яли на смысл документа, в любом случае они не­простительны, поскольку свидетельствуют о небреж­ности. Вылавливание клиентом опечаток в подго­товленных юристом документах вызывает сначала его недоумение или негодование, а при повторе — может обернуться разрывом отношений, поскольку

в большинстве случаев к юристу обращаются имен­но за тем, чтобы добиться аккуратности и выверен­ное™ юридических текстов.

Попытки в такой ситуации показать клиенту, что это незначительные мелочи, как правило, раздража­ют его еще больше, вызывая потребность во что бы то ни стало доказать вам, что это не так. И некоторые клиенты делают это блестяще. Но лучше не экспери­ментировать и не проверять их способное™ на этот счет. Вначале следует убедиться, что эта ошибка дей­ствительно ваша. Иногда (в редких счастливых слу­чаях) удается доказать, что ошибка стала результатом технического сбоя в процессе передачи текстов по системе электронной связи или же компьютерной сети клиента, или же следствием того, что в текст до­кумента без последующей вашей перепроверки вно­сились какие-либо дополнения и изменения. При обнаружении этого, с клиентом может состояться разговор по поводу того, как исключить подобные ошибки в будущем. Если же реабилитароваться та­ким образом нельзя, лучше проявить с клиентом полную солидарность в его негодовании: «Это ужас­но! Это непростательно! Я так виноват! Не просле­дил, не проконтролировал. Я даже не знаю, вправе ли я с вами после этого работать!» Клиент, испытав чувство удовлетворения от вашего раскаяния, может

захотеть продемонстрировать вам свое великодушие (конечно, при условии, что вы ему симпатичны и что ваша ошибка не имела для него ощутимых последст­вий). Тем более, что в душе он будет уверен, что вправе рассчитывать на адекватное вознаграждение с вашей стороны за свой благородный поступок — как правило, в виде «скидок» или бесплатного дове­ска в объеме выполняемых вами работ.

Так что если нет желания потерять в заработке или клиента вместе с заработком, придется насту­пать на горло собственной песне, заставлять себя по пять раз высчитывать то, что предоставляется клиенту, или же использовать систему разделения труда, перепоручая эту часть работы своим помощ­никам или коллегам, более расположенным к тако­го рода деятельности.

И еще один деликатный момент, который, как я думаю, может заинтересовать определенную группу читателей. Стоит ли сознаваться в той ошибке, кото­рую клиент сам не обнаружил? Принципы, заложен­ные пионерским детством, диктуют: как ни тяжело — надо сдаваться. С другой стороны, в голову прихо­дит спасительная мысль: надо ли напрасно нервиро­вать клиента, если ошибку можно тихо исправить, завуалировав исправительные меры под рацпредло­жения или шаги, обеспечивающие дополнительную

юридическую безопасность проекта? К сожалению, такой шанс «маскировки» выпадает не всегда, и в безнадежных случаях, как бы это ни было тяжело и неприятно, ошибку, если она несет угрозу интересам клиента, надо по-любому вскрыть и исправить. По­рядочность во взаимоотношениях с клиентом долж­на быть всегда на первом плане. В противном случае клиент утрачивает доверие к адвокату и, как неиз­бежное следствие, расстается с ним.

<< | >>
Источник: Пухова Т.Л.. Бизнес-адвокатура. Советы «тёртого калача». — М,2004. — 144 с.. 2004

Еще по теме Если допущена ошибка:

  1. 16.3. Контроль в государственном управлении.
  2. 66. Приостановление и перерыв исковой давности.
  3. 73. Ответственность без вины.
  4. 51. Форма сделок и последствия её несоблюдения.
  5. 64. Исчисление сроков в гражданском праве.
  6. 76. Основания снижения размера и освобождения от гражданско-правовой ответственности. Случай и непреодолимая сила.
  7. 17. Дееспособность несовершеннолетних.
  8. 52. Условия действительности сделок.
  9. Признаки противоправных действий органов корпоративного управления эмитента
  10. 47. Нематериальные блага как объекты гражданских прав.
  11. 42. Особенности участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях.
  12. 7.6. Административно-правовой договор
  13. 59. Представительство без полномочий.
  14. Статистическая выборка исследования
  15. 15.6. Пересмотр постановлений и решений
  16. 65. Исковая давность: понятие, виды, порядок исчисления и применения. Правовые последствия истечения исковой давности.
  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  18. 74. Убытки: понятие, виды, основания предъявления требований о возмещении, объём и условия удовлетворения.
  19. 5. Источники гражданского права: понятие и виды.
  20. Морфологические формы КРН, обнаруженные при обследовании объектов ЕСГ