<<
>>

§ 2. Возникновение древнерусского права

Традиционно считается, что первоначальной формой права являлось обычное право. Конечно, возникновение права не могло быть одномоментным событием, этот процесс занял не одну сотню лет.

Эта версия возникла, во-первых, из-за смешения права с судом, и, во-вторых, потому, что новые общественные отношения возникали очень медленно.

Вероятно, княжеский суд возник раньше права. Князь или его представители ста­ли выполнять те функции, которые раньше выполняла община в целом. Судили на осно­ве обычаев, но это не было правом. Обычаи и закон имели свой собственный предмет, и право возникло не путем замены правовых обычаев законами, а благодаря возникнове­нию новых социально-экономических отношений, которые ранее обычаями не регули­ровались: во-первых, это защита членов государственного аппарата, во-вторых, регулиро­вание имущественных отношений.

Древнейшим законодательным памятником являются договоры киевских князей Олега, Игоря и Святослава с греками. Первый из них был подписан в 911 г., второй - в 944, третий - в 971 г. В договорах содержались статьи уголовного и гражданского права. Однако неясно, кто был инициатором договоров, где они заключались и где предполага­лось их использовать. В этих договорах есть ссылка на закон русский. Но какие конкретно нормы оттуда взяты, непонятно. Если при заключении договоров мы предложили вклю­чить в них нормы уголовного права, то они своими корнями уходили в обычаи. То есть их природа была не столько правовой, сколько родоплеменной. Что же касается граждан­ских норм, то, поскольку русское общество X в. оставалось социально единым, то граж­данских норм в нем быть не могло. Следовательно, их инициатива исходила от греков. Не случайно до наших дней дошел только греческий вариант, русскому же никто из князей не придавал значения. По всей видимости, византийцы определяли рамки поведения для русских купцов у себя в стране, они и включили в договоры нормы гражданского права.

Если это так, то данные договоры не отражают реальный уровень правовой культуры Ки­евской Руси X в.: в действительности он был ниже, чем изложено в этих договорах.

Возникновение права связано с усложнением социальных отношений. Марксист­ская теория объясняла это усложнение ростом производительности труда, в результате чего начинается социальное расслоение и личность выделяется из коллектива. Интересы личности требуют защиты, которую она и получает со стороны государства в виде права. Это объяснение древнерусской историей не подтверждается. Существующие источники позволяют утверждать, что разница в уровне жизни между князем и его дружиной, между ними и простым народом на протяжении X в. не очень бросалась в глаза.

Современный уровень знаний позволяет утверждать, что существовали две при­чины, породившие право: социально-бюрократическая и социально-экономическая.

Социально-бюрократическая причина состояла в следующем. Власть отделилась от общества еще в IX в. (что и означало возникновение государства). Первое время разрыв в уровне жизни князя и его окружения, с одной стороны, и общества - с другой не бро­сался в глаза. Но на рубеже X-XI вв. он стал уже ощутимым. В марксистской историогра­фии это воспринималось как результат возникновения частной собственности. На самом деле, частная собственность появилась в Древней Руси лишь в XII в. А до этого более вы­сокий уровень жизни князя и его дружины был общественной льготой за выполнение со­циально важно функции управления. С утратой престола (князем) или места в окруже­нии князя снижался и уровень жизни. Обществу нужен был социальный регулятор в виде публичной власти, и ее представителей требовалось защитить законом. Но эти академи­ческие рассуждения простым людям X-XI в. были неведомы, они могли расправиться с княжеским окружением.

Что касается социально-экономической причины возникновения права, то она со­стояла в необходимости защиты, прежде всего, торговцев и ремесленников. Вероятно, этих людей было не так много.

Их уровень жизни превышал некий средний уровень, что опять-таки раздражало основную массу людей. Дело ремесленников и торговцев находи­лось под угрозой разгрома, и производственный процесс мог прерваться. Поскольку об­ществу труд ремесленников и купцов был необходим, закон брал их под защиту, как и представителей государства.

Конкретные причины создания первого писаного сборника законов - «Русской правды» - летопись описывает следующим образом. Ярослав Мудрый первоначально на­писал «Русскую правду» для новгородцев в 1016-1019 гг. В то время он вел борьбу со сво­им сводным братом Святополком, который захватил в Киеве власть после смерти Влади­мира. В благодарность за оказанную новгородцами помощь в этой борьбе Ярослав дал им льготную грамоту в виде «Русской правды», где отсутствуют статьи о судебных пошлинах в пользу князя. Данная версия очень спорна. Прежде всего, нет оснований для утвержде­ния, что именно новгородцы были освобождены от уплаты судебных пошлин. Они во­обще не упоминаются в первых десяти статьях «Русской правды». То есть логичнее пред­положить, что их вообще никто не платил, в начале XI в. их просто не было.

Л.В. Милов считает, что импульсом к возникновению письменного права стало крещение Руси князем Владимиром Святославичем. Вероятно, приехавшие на Русь гре­ки, в качестве светского права, предложили ему византийскую Эклогу [13]. В самой Византии она была принята в VIII в. В переводе с древнегреческого это слово означает «выборка за­конов». То есть, Эклога представляла собой компиляцию некоторых действующих поло­жений почти забытого в Византии Кодекса Юстиниана. Скорее всего, из Эклоги на Руси применялось, в основном, уголовное право. В отличие от обычного права Руси, византий­

ское уголовное право отличалось крайней жестокостью: там широко применялась смерт­ная казнь, отсечение рук, ног, языка, выкалывание глаз. В «Повести временных лет» гово­рится, что князь Владимир по совету епископов в 996 г. ввел смертную казнь. Для Руси это было непривычно, так как ранее за преступления и правонарушения выплачивался штраф.

Вполне возможно, что со временем недовольство проявила дружина Владимира, так как раньше часть штрафов шла в казну князя, то есть и им тоже, теперь же поступле­ния исчезли.

Даже если Владимир все это увидел, отменить им же установленное нововведение он не мог, тогда как его сын Ярослав не был связан прежними обязательствами. Но он не просто отменил Эклогу, а создал первый письменный сборник законов, фундамент всего дальнейшего национального законодательства - «Русскую правду»[14]. Смертной казни и членовредительства там уже нет, зато детально регламентируется система штрафов за разные виды преступлений и правонарушений.

Таким образом, если пытаться понять механизм возникновения древнерусского права не из «Повести временных лет», а из «Русской правды», то окажется, что прав именно Л.В. Милов.

«Русская Правда» создавалась в несколько этапов. Первые десять статей были са­мыми ранними. Вероятно, их написали в 1016 г. Затем Ярослав повелел дописать еще во­семь. Поэтому первые восемнадцать статей называются «Правда Ярослава», или «Древ­нейшая правда» (ст. 1-18).

После смерти Ярослава его сыновья также включились в законодательный процесс (ст. 19-41).. Вероятно, это произошло в 1072 г. в ответ на восстание крестьян и горожан в 1068-1071 гг. «Покон вирный» [15], по всей видимости, был создан в 30-е гг. XI в., но в ходе многочисленных переписок он ошибочно был помещен после «Правды Ярославичей».

В «Правде Ярославичей» изложены нормы, которые вряд ли действовали за преде­лами княжеского хозяйства. Из-за отсутствия местных органов власти князья могли кон­тролировать выполнение этих норм на ограниченном пространстве - там, где сами жили. На всей остальной территории по-прежнему действовали обычаи и традиции, которые до нас не дошли. То есть полностью реконструировать правовую ситуацию в стране в XI­XII вв. на основании существующих законов не представляется возможным. Всего в этом судебнике 43 статьи. Вероятно, как единое целое, «Краткая правда» сформировалась в 1073-1093 гг., во времена княжения Всеволода Ярославича.

Позднее «Правду Ярослава» и «Правду Ярославичей» историки стали называть «Краткой редакцией «Русской правды». Она посвящена уголовному и процессуальному праву.

Понятие «закон» употреблялось в ней не в смысле постановления государственной власти, а как напоминание о необходимости соблюдать устоявшиеся традиции. В этом плане «Краткая редакция «Русская правды» можно назвать нормативным документом, несколько дополненным опытом судебных прецедентов и княжеской практикой. Не слу­чайно там нет ни одной статьи, где была бы ясно выражена воля конкретного князя. О них вообще говорится только в третьем лице, и вряд ли из-за принятой в те времена скромности. Лишь путем длительных и кропотливых поисков ученые вычислили время создания этого судебного сборника. Те статьи, которые увидели свет в XII в., ученые позднее назвали «Пространной правдой». Разброс мнений относительно времени ее соз­дания довольно широк: одни историки относят ее первые статьи к началу XII в., другие - к началу XIII в.

«Пространная правда» дошла до нас в летописях и юридических сборниках - «Кормчих книгах»[16] и «Мериле Праведном»[17]. По своему объему она в 5 раз больше «Крат­кой правды» - и состоит из 121 статьи. Отличается этот документ и по своему содержа­нию: «Пространная Правда» характеризует общество более высокого уровня развития, поэтому в ней появились статьи, связанные с гражданским правом.

Все статьи «Русской правды» имели казусную форму.

Этот исторический источник довольно сложен. Во-первых, некоторые отрывки текста невозможно понять просто в силу значительных изменений, произошедших с тех пор в русском языке. Во-вторых, правовая терминология тоже была иной, и ее смысл точ­но определить не всегда удается. В-третьих, в ходе многократных переписок и вставок перепутано время, когда создавалась та или иная статья. В результате возникает опас­ность переноса правоотношений одного времени в другое.

Помимо «Русской правды» значительную сферу правоотношений регулировала церковь.

Основы церковной юрисдикции были написаны при Владимире в виде Устава «о судех церковных и десятине». В нем изложены правила сбора десятины в пользу церкви и церковное судопроизводство. На церковь Владимир также возложил надзор за торговыми мерами и весами.

При Ярославе юрисдикция церкви была уточнена, и данный институт регулиро­вал такие области, как:

- преступления против церкви,

- брачно-семейные отношения,

- правонарушения и преступления, совершаемые священниками.

Чуть позднее, уже в XI в., Владимир утвердил «Закон судный людем». В нем кон­кретизировались наказания за ереси и колдовство.

В XII-XIII вв. появился еще ряд правовых источников: Устав Ярослава «о судех цер­ковных», Устав Всеволода Мстиславича, уставные и жалованные грамоты других князей. В них содержатся правовые нормы о брачно-семейных отношениях, уточняется юрис­дикция церковных органов и судов.

Уголовное право. Из всех отраслей права уголовное - самое раннее. Его основная задача состоит в защите (охране) общества от преступников (правонарушителей).

Уголовные право определяет понятие «преступление», систему и меру, порядок и условия наказаний, а также условия, освобождающие от наказаний.

«Краткая правда» - это, прежде всего, свод уголовных наказаний. Такая однобо­кость объясняется тем, что социальная дифференциация еще не наступила, следователь­но, для гражданского права в этом сборнике социальных норм места не было. Вместе с тем, определенное социальное расслоение уже наметилось, и требовалось пресечь воз­можный социальных взрыв из-за краж, убийств и драк.

Понятия «преступление» как общественно опасного деяния в то время не сущест­вовало. Вместо него употреблялись понятия «обида», «сором», «пагуба», то есть причине­ние материального, физического или морального ущерба отдельным лицам.

Объектами преступлений являлись лица и имущество. Наибольшее внимание уделялось убийству. Подробно регламентировалась система наказаний за причинение

телесных повреждений: отсечение руки, ноги, лишение глаза, нанесение ран и побоев. В этом случае преступником выплачивалась компенсация пострадавшему и штраф князю.

Из имущественных преступлений законодатель различал грабеж, воровство, угон скота, повреждение межевых знаков, поджог домашних построек, порчу бортных деревь­ев (пчельников).

Субъектом преступления признавались все, кроме холопов. Понятий «дееспособ­ность» и «деликтоспособность» не существовало. Судя по Уставу Ярослава Мудрого о земских делах, уголовная ответственность начиналась с 12 лет.

Не были известны в те времена и формы вины - умысел, неосторожность, но раз­личаются две формы умысла: прямой (разбой) и косвенный (в драке) (ст. 19 и 20 «Краткой правды»). За второе наказывали менее строго, чем за первое.

Нужно сказать, что хоть и в примитивной форме и в других терминах, но были из­вестны понятия «смягчающих» и «отягчающих» обстоятельств. К первым относилось опьянение, ко вторым - рецидив.

Существовало и понятие «необходимая самооборона» а также ее превышение. На­пример, нельзя было убивать вора после его задержания, поскольку и опасность минова­ла и эмоции должны были сгладиться.

Закон разрешал безнаказанное убийство вора. Это трактовалось как необходимая самооборона.

Смертной казни в ее современном понимании, то есть казни как наказания, не су­ществовало. Вместо нее была кровная месть, когда за убийство мстили убийством. Кровная месть была порождением родового общества, где от преступников защищались угрозой аналогичного возмездия. Уже в «Краткой правде» кровная месть ограничивалась путем:

- сокращения числа преступлений, за которые разрешалась мстить,

- установления срока, в течение которого месть была возможной,

- сужения круга мстителей до ближайших родственников,

- появления убежищ в виде церкви для свободного человека и дома хозяина для холопа.

Со временем кровная месть все чаще применялась по решению суда: суд переда­вал преступника родственникам погибшего, а уже те убивали. По ходу социального рас­слоения кровная месть отмирала, поскольку богатые теперь имели возможность отку­питься, при этом оставляя за собой право на насилие. В «Пространной правде» кровной мести уже нет - ее окончательно вытеснили штрафы[18].

В XI в. основной формой наказания оставалась месть, размеры которой определя­лись «правилом талиона».

В XII в. высшее наказание состояло в изгнании преступника и членов его семьи из общины, в превращении их в рабов и конфискации всего движимого имущества. Такие наказания полагались за разбой (ст. 7 «Пространной правды»), конокрадство (ст. 35), поджог двора и хозяйственных построек. За все остальные преступления в XII в. полага­лись штрафы.

В практике церковного суда использовались епитимьи: нравственно - исправи­тельные наказания в виде многочисленных поклонов в церкви, длительные молитвы, по­сты, паломничества, раздача милостыни нищим.

Процессуальное право. Основную массу правонарушений рассматривала сама об­щина. Юрисдикция князя и его бояр, вероятно, была незначительной и ограничивалась

дружинниками и теми, кто работал в хозяйстве. Не могла быть большой и юрисдикция церкви, поскольку в те века монастырей было мало и земельных владений они не имели.

Процесс носил состязательный характер. Но, скорее всего, уже во времена Киев­ской Руси князьями и церковью использовался и розыскной процесс.

Поиски преступника было частным делом потерпевшего и его родственников. Предварительно о пропавшей вещи или преступлении сообщалось во всеуслышание на торгу. Если расследование приводило на территорию общины, то обязанность дальней­шего расследования ложилось на нее. Она же должна была расплачиваться с истцом. Это происходило в том случае, если община не хотела выдавать своего члена.

Лишь после двух этих этапов и начинался собственно суд. В зависимости от важно­сти дела его мог вершить сам князь или его доверенные лица.

Потерпевший должен был привести на суд свидетелей преступления или тех, кто о нем что-либо слышал, и предоставить доказательства своей правоты: найденную вещь, если речь шла о краже, синяки и признаки увечья, если было совершено уголовное пре­ступление. Свидетелем мог быть только свободный человек, хотя по мелким делам в этом качестве мог выступать закуп и княжеский слуга. Истец мог ссылаться на показания хо­лопа, хотя сам холоп выступать на суде возможности не имел.

В XII в. в случае сомнения судья назначал ордалии (испытание водой или железом) или присягу. Может быть, назначался поединок. В этом случае победивший, на стороне которого выступил сам Бог, выигрывал судебное разбирательство.

Решение выносилось без мотивации.

Если присуждался штраф, то в дом к осужденному приезжал сборщик штрафов с друзьями и жил там до тех пор, пока тот не оплатит штраф. Причем все это время осуж­денный должен был их кормить.

Вещное право. Этот вид правовых норм регулирует правоотношения людей по поводу вещей. Наиболее полным правом на вещь является право собственности. Однако, скорее всего, оно возникло только в XII в. Производительность труда в IX-XI вв. была крайне низкой, а образ жизни - коллективный. Человек не мог осознавать себя независи­мой личностью, претендующей на субъективные права. Поэтому, во-первых, вещное пра­во существовало в виде более примитивной (чем право собственности) формы - в виде владения. Под владением понимается фактическое обладание вещью, отношение к ней как к собственной.

Во-вторых, под «собственностью» понималась лишь «движимая собственность». Такой вывод можно сделать, в частности, на основании статей 12 и 17 «Краткой редакции «Русской Правды», где перечисляются виды собственности: конь, оружие, одежда. Для подавляющей массы народа земля, луга, выгоны для скота - то есть недвижимая собст­венность - оставались в коллективном пользовании. Вся эта земля распределялась между членами общины поровну и перераспределялась через определенное количество лет. Лишь двор и огород принадлежали отдельным семьям, и то без права передачи посто­ронним лицам. В городах существовало представление об имуществе вне оборота, на­пример, городские мостовые.

В «Русской правде» понятия «владение» и «собственность» едины. Под собствен­ностью понималась, прежде всего, движимая собственность: деньги, одежда, челядь, ра­бочий скот. «Русская правда» определяет стоимость ряда вещей: княжеский конь с пят­ном ценился 3 гривны, а кони смердов - в 2 гривны. Остальные предметы имели цену без различия владельцев.

За нарушение прав собственности полагались серьезные наказания. Так, за пере­пахивание межи устанавливался очень крупный штраф - 12 гривен. Суровые наказания

вводились и за кражу или порчу чужого коня, кражу другого имущества, незаконное пользование чужим имуществом, порчу межевых знаков.

«Русская правда» знает понятие «давность владения».

Хотя судя по статьям 13 и 14, законодатель различал «незаконное добросовестное» и «незаконное недобросовестное» владение, его не интересовало, собственник ли владел вещью или нет. Главное для него - нарушены ли права владельца.

В XII в. появилась княжеская, а также боярская и монастырская собственность.

Основными источниками княжеского имущества до XII в. являлись военные захва­ты, сбор дани, продажа пленных, судебные и торговые пошлины. При низкой произво­дительности труда захватывать землю в частную собственность не имело смысла. Но сам факт начала в XII в. процесса удельной раздробленности и прекращение борьбы Рюри­ковичей за киевский престол является основанием для утверждения, что земля начала представлять в глазах князей значительную ценность. Княжеская земля состояла из быв­шей государственной собственности.

Боярская собственность вырастала из «кормления», то есть оплаты князем бояр­ской службы в виде разрешения взимать дань с определенного района в определенных размерах.

Монастырская собственность формировалась в ходе освоения незанятых крестья­нами труднодоступных земель. Но церковно-монастырская собственность под определе­ние частной не совсем подходит: это собственность не индивидуальная, а корпоративная, где даже самые высокие иерархи не столько наживались на ней, сколько управляли этой собственностью.

Субъектами гражданских правоотношений были все свободные люди. Объектами - вещи и действия.

Обязательственное право. Гражданские обязательства допускались только между свободными лицами и возникали из деликта и договора.

Обязательства, вытекающие из деликта, влекли за собой штраф и возмещение по­страдавшему причиненный ему вред. Например, закуп отвечал за причиненный домаш­ним животным вред, если не завел их в хлев или не запер дверь на засов. Несли ответст­венность и купцы. Скорее всего, в те века купцы торговали не своим товаром. Они были представителями князя или старших дружинников и торговали собранной данью. Если товар пропадал не по вине купца (во время пожара, войны или при любых иных форс­мажорных обстоятельствах), то ответственности он не нес. Но если он лишался товара по нерадивости (пропивал или проигрывал), то его серьезно наказывали.

Обязательства из договоров появились в XII в. Из договорных обязательств упоми­наются купля-продажа (ст. 38 «Пространной правды»), заем (ст. 48), наем (ст. 60, 61, 97) и поклажа (ст. 49).

Для законной купли требовалось приобрести вещь за деньги от ее собственника. Процедура сделки детально регламентировалась. Совершались они в устной форме. Если ее размер был незначительным, то свидетели не требовались. Крупные же сделки требо­вали свидетелей. Договоры купли-продажи и мены признавались действительными, ко­гда совершались между людьми трезвыми, а кто покупал, продавал или менял что-либо в пьяном состоянии, тот, протрезвев, имел право требовать аннулирования совершенной сделки. Другим условием действительности договора купли-продажи было отсутствие пороков в продаваемой вещи.

Статьи о займах различают заем с процентами и заем без процентов. Заем с про­центами, превышающий 3 гривны, требовал свидетелей, удостоверяющих договор в слу­чае спора. В займах до 3 гривен ответчик использовал присягу. В кредит брались деньги, люда и продукты. Проценты начислялись сроком на 1 месяц, 3 месяца и год.

Займы были распространены уже в XI в. Объектом договора могли быть деньги и продукты.

Заем до одного рубля обеспечивался поручительством, а свыше рубля - письмен­ным актом и закладом. В заклад поступали домашний скот, строения, земля, ценности.

Несостоятельный должник, согласно закону, продавался на торгу. Вырученные деньги шли кредитору, а разница между долгом и вырученной суммой - князю.

«Русская правда» знает и специальный договор займа между купцами, когда купец брал кредит для торговых целей. Статьи 54 и 55 определяли различные виды банкротст­ва: банкротство в силу несчастного случая, в результате которого купец получал рассроч­ку в платеже; банкротство, когда купец пропьет или проиграет чужой товар. В этом слу­чае банкрот отдавался на волю кредитора.

Залог же существовал уже с XI в. Об этом говорят многие статьи, в частности, ст. 14 «Краткой правды». В соответствии с ней, способом обеспечения обязательств мог быть какой-либо поручитель. В случае невыполнения обязательств должника можно было продать в холопы.

В бедном древнерусском общество и обязательственное право было примитивным. Этот вывод можно сделать на основании существования категории «закупы». Вместо пра­ва на действия лиц, существовало право на лицо - закупничество. Закупы получали от князя или боярина орудия труда, землю или что-то в кредит - купу. В случае отказа от возврата купы или побега закупа можно было превратить в холопа.

Наследственное право. «Русской правде» известно наследование по закону и по завещанию. Скорее всего, наследники по завещанию были все теми же ближайшими род­ственниками, с разницей лишь в определении доли каждого.

Наследство открывалось в момент смерти отца семейства. Отец имел право выделить из него часть своей жене. В свою очередь, мать могла передать свое имущество любому из сыно­вей, которого признавала наиболее достойным. Выгнать мать из дому дети не могли.

Определенная доля шла в пользу церкви «на помин души усопшего».

Над малолетними детьми с их имуществом устанавливалась опека, опекуном вы­ступала мать, а если она повторно выходила замуж, то опека переходила ближайшему родственнику умершего.

Дети, рожденные от раба, не наследовали отцу, а получали вместе с матерью свободу.

Между законнорожденными детьми в праве наследования сыновья предпочита­лись дочерям.

Братья обязаны были выдать сестру замуж и, по возможности, дать ей приданое.

Имущество крестьянина, не оставившего сыновей, переходило к князю. При этом определенная доля оставлялась дочерям. Что же касается имущества умершего боярина, то дочери получали наследство целиком.

Каноническое право. В отличие от неписанных языческих верований, христиан­ские нормы поведения были зафиксированы в виде канонического права.[19] Его фунда­ментом является Библия, состоящая из Ветхого и Нового Заветов. В Ветхом завете изложе­ны история сотворения мира Богом и история иудеев. Связывает эти две части лишь то, что события развивались на Ближнем Востоке. То есть связь очень призрачная и даже ис­кусственная. Суть христианства сконцентрирована именно в Новом завете и заключается в безропотном принятии бед и всепрощенческой любви. Разумеется, реальная жизнь, с ее социальным расслоением, нищетой и войнами, была далека от библейского идеала. И все-таки священники ежедневно убеждали паству в необходимости следовать христиан­ским нравственным нормам, что, в какой-то мере, делало жизнь более счастливой.

В каноническом праве важное место занимало разработанное испанским еписко­пом Исидором (VI в.) учение об обязательности церковного суда над мирянами в вопро­сах преступлений против веры (богохульство, колдовство, ереси) и семейно-брачных норм. В Древней Руси эти нормы были зафиксированы в «Номоканоне» или «Кормчих книгах».

Каноническое право включало в себя вопросы духовной и светской жизни, то есть было рассчитано как на священнослужителей, так и на мирян. В отношении последних это право было представлено, прежде всего, брачно-семейными нормами.

Семейное право. От языческих времен до наших дней сохранились лишь отры­вочные сведения. Из летописей мы знаем, что брак «заключался» в нескольких формах: путем похищения (скорее мнимого, чем подлинного) и покупкой. Вероятно, разрешалось многоженство. Муж перед женой не нес никаких обязанностей.

После крещения Руси брачно-семейными делами начала заниматься церковь.

Первоначально христианско-византийские нормы вызвали в древнерусском обще­стве отторжение, поскольку устанавливали в нем определенные правила: прежде всего, вводили в семейную ответственность мужчин. Правовое положение женщин улучшалось.

В X в., когда христианство пришло на Русь, византийское общество было самым развитым в Европе. Поэтому и семейное право Византии представляло собой переплете­ние бескорыстных христианских традиций добра и любви с прагматизмом рыночной экономики. Т есть брак рассматривался церковью не только как таинство, но и как дого­вор, налагающий на заключившие его стороны взаимные права и обязанности.

Прежде всего, брак нельзя было разрушить (развода не существовало). Это значи­тельно уменьшало число брошенных женщин.

Браку предшествовало обручение, которое получало религиозное освящение в особом обряде. Обручение считалось нерасторжимым. Отказ от венчания после обруче­ния расценивался как нарушение договора и вел к уплате штрафа.

Брак заключался путем религиозного обряда, совершавшегося в церкви (венча­ние). Для его заключения требовались определенные условия:

- для жениха устанавливался возраст 14-15 лет, для невесты - 12-13 лет,

- жених и невеста должны были дать свое согласие, (что, впрочем, обычно заменя­лось согласием родителей);

- молодые не должны быть связаны другим браком или состоять в каком-либо родстве,

- третий брак не допускался.

Христианская этика требовала уважения детей по отношению к родителям. От­ношение же родителей к детям не отличалось добротой и любовью. Это предопределя­лось не характерами родителей, а тяжелыми жизненными условиями. Не случайно даже спустя века на иконах нет изображения веселых детей, напротив - их лица сосредоточены и суровы.

Церковь также рассматривала все семейные неурядицы, вопросы опеки и наследства.

Вопросы для обсуждения на семинарах

1. Насколько широко в Киевской Руси были развиты вещное и обязательственное право?

2. Существовало ли в Киевской Руси гражданское общество?

3. Можно ли считать возникновение древнерусского права в XI в. естественным про­цессом или это было заимствование из Византии?

Тесты

1. Впишите недостающее слово: Славия, Артания;

2. Какое имя в этом ряду лишнее?

а) Трувор,

б) Щек,

в) Хорив.

3. Расположите в хронологическом порядке (по времени появления в Причерноморье) племена:

а) хазары,

б) сарматы,

в) печенеги,

г) киммерийцы,

д) скифы.

4. Какое из перечисленных восточнославянских племен был самым южным?

а) тиверцы,

б) полочане,

в) вятичи,

г) кривичи.

5. Чье имя в этом ряду лишнее?

а) Байер,

б) Миллер,

в) Мюллер.

6. Сколько человек было в дружине киевского князя в X в.?

а) 100, б) 600, в) 2000.

7. Какой из языческих богов «отвечал» за огонь?

а) Симаргл,

б) Сварог,

в) Велес.

8. Сколько племен проживало на территории Восточной Европы в IX в.?

а) 12, б) 100, в) 150, г) 200.

9. Какие из перечисленных племен контролировал Олег?

а) древляне,

б) вятичи,

в) дреговичи,

г) северяне,

д) кривичи.

10. Каким годом датируется самое раннее упоминание имени «руссов»?

а) 811, б) 839, в) 882, г) 911.

11. В каком году написаны первые статьи «Русской правды»?

а) 1016, б) 1032, в) 1059, г) 1070.

Часть II.

ГОСУДАРСТВО И ПРАВО УДЕЛЬНОЙ РУСИ

(XII в. - первая половина ХѴ в.)

К началу XII в. Киевская Русь представляла собой социальную систему со следую­щими признаками:

- князья и бояре получали от киевского князя земельные владения за службу и на время службы;

- подавляющая масса крестьян оставалась лично свободной;

- государство сохраняло свое административно-территориальное единство.

Княжеская дружина еще в XI в. разделилась на «старшую» и «молодшую». Если вторая продолжала выполнять свою изначальную военную функцию, то первая посте­пенно трансформировалась в аппарат управления - боярство. В XII в. обозначилось стремление князей и бояр превратить земельные служебные пожалования в свою наслед­ственную собственность.

По мере развития производительных сил и в условиях постоянной военной опас­ности со стороны половцев, численность древнерусской армии росла. Каждый регион уже имел свой постоянный воинский контингент во главе с военно-служилой знатью. Ее военно-административные возможности позволяли дистанцироваться от Киева. Спра­виться с этой тенденцией киевские князья уже не могли.

Первой политически обособившейся частью Киевской Руси стало Черниговское княжество. Это произошло еще в 1024.

В середине ХI в. из Киевского княжества выделилось Переяславское.

В 1097 г. из Черниговского княжества выделилось Северское княжество.

В том же году по инициативе переяславского князя Владимира Мономаха в фа­мильном замке Рюриковичей - Любече - собрались семь князей и установили новый принцип организации власти: «Каждо да держить отчину свою». Это означало юридиче­ское оформление процесса феодальной раздробленности.

Политические амбиции полоцких князей базировались на выгодном географиче­ском положении их княжества и хороших природно-климатических условиях. Показате­лем высокого социально-экономического потенциала княжества являлось раннее разви­тие феодальных отношений и возникновение городов - Изяславля, Витебска, Усвята, Орши, Копыса и др. В начале XII в. здесь начались междоусобные войны, и княжество раздробилось на уделы (Минский, Витебский и др.).

В начале XII в. этот процесс на короткое время оказался остановлен. В 1113 г. киев­ский престол перешел в руки Владимира Мономаха (1113-1125). Поскольку среди осталь­ных Рюриковичей он пользовался большим уважением, Русь во время его княжения оста­валась формально единой. Но после его смерти процесс возобновился с новой силой.

В 1125 г. из-под контроля Киева вышло Ростово-Суздальское княжество. С 1148 г. оно стало именоваться «землёй», что по терминологии того времени означало «независи­мое государство».

С 1127 г. стало самостоятельным Рязанское княжество

Туровское княжество стало независимым после смерти Мстислава Великого (в 1132 г.). Создать сильную власть в княжестве туровским князьям не удалось, поэтому на протяжении XII в. оно распалось на более мелкие - Туровское, Пинское, Слуцкое и Клечевское.

Смоленское княжество стало самостоятельным при внуке Владимира Мономаха Ростиславе Мстиславиче (1127-1159). В годы его правления княжество достигает наивыс­шего расцвета, о чём свидетельствует возникновение городов Дорогобужа, Можайска, Торопца, Орши. Как и в остальных княжествах, во второй половине XII в. в нём проходил процесс дробления.

Новгород отделился от Киева в 1136 г.

Волынское княжество стало независимым в 1141 г. Чуть позже из его земель выде­лилось Галицкое княжество.

К середине XII в. на месте единого государства возникло 15 самостоятельных княжеств. К началу XIII в. их стало уже около 50. Но будущее развитие страны зависело не от политиче­ских процессов, а от природно-климатических условий и географического положения.

Эти два фактора являются основой социально-экономического развития любой системы. При значительных территориальных перемещениях народы со временем утра­чивают свои изначальные социо-культурные характеристики и обретают новые. Напри­мер, англичане появились в Северной Америке на рубеже XVI-XVII вв., в последней тре­ти XVIII в. они создали там новое государство, а еще через сто лет - новую культуру, что означало завершение формирования новой социальной системы. Таким же образом в те­чение XIII - XV вв. на базе некогда единого древнерусского народа сложились три раз­личные социальные системы - Юго-западная Русь, Северо-западная и Северо-восточная. (В Юго-западный регион бывшей единой Киевской Руси входили земли будущей Украи­ны и Белоруссии. Весь Северо-западный регион, раскинувшийся от Прибалтики до Се­верного ледовитого океана и северного Урала, принадлежал Новгородской боярской рес­публике. Северо-восточный регион составили пять основных княжеств - Владимирское, Рязанское, Тверское, Московское и Нижегородское).

Все три системы имели общие династические корни, до XIV в. сохраняли единую правовую основу, до XVI в. их население говорило на одном языке. Но их развитие уже явно шло разными путями:

- княжества Юго-западной Руси, в целом, развивались как феодальные, а в их горо­дах (в виде рыночного механизма и городского самоуправления) формировались основы будущего капитализма,

- Северо-западный регион находился на ступень ниже Юго-западного. С одной сто­роны, в Новгороде и Пскове, так же, как в городах Юго-западной Руси, формировались предпосылки буржуазного строя. Но в целом регион находился на стадии раннефео­дального развития. Его население занималось, в основном, охотой и рыболовством,

- что касается Московского княжества и всех остальных княжеств этого региона, ока­завшихся от него в зависимости, то для них в них были характерны как элементы евро­пейского феодализма, так и восточного общества.

Глава 1. Юго-западная Русь

Юго-западная Русь в составе Великого княжества Литовского. Наиболее разви­тым регионом некогда единой Киевской Руси в XII-XIV в. оказалась Юго-западная Русь. Эта территория представляла собой очаг древней пашенной культуры. Высокие, в срав­нении с двумя другими регионами Русь, урожаи позволяли большему числу людей включиться в занятие ремеслом и торговлей. Этому же способствовала относительная близость европейских стран, служившего как рынком сбыта русских товаров, так и при­обретения импортных. В течение XIV в. большинство земель этого региона оказалось в составе Литовского государства, однако его воздействие было минимальным, так что все социально-политические и экономические процессы в русскоязычной части этого госу­дарства носили автономный характер.

Первые сведения о русско-литовских отношениях относятся к 1235 г., когда литов­ский князь Миндовг (1230-1263) завладел русским городом Новгородском (Новогрудеком). В середине XIII в. в результате брака его дочери и сына галицкого князя в руках Миндовга оказалась часть Галицкой земли. Союз был взаимовыгодным, поскольку галицкий князь получал военную помощь в борьбе против татаро-монгол, а литовский - против немцев. С конца XIII в. темпы включения русских земель в состав Литовского государства ускори­лись. Основная масса князей, по-видимому, переходила под юрисдикцию Литвы добро­вольно, поскольку литовский князь не был вассалом Золотой Орды (что давало определен­ные социально-политические плюсы) хотя, конечно, имел место и прямой захват.

При Гедемине (1316-1341 гг.) к Литве отошли Минск, Киев, Волынь. При его сыне Ольгерде (1345-1377) - Черниговское, Новгород-Северское княжества и остальные Галиц- ко-Волынские земли.

Юридическое включение земель Юго-западной Руси в состав Литовского княжест­ва не означало ломки внутреннего устройства этих земель, национальных традиций и направленности исторического развития. В XIV в. литовские князья не смогли бы этого добиться, даже если бы захотели, поскольку в начале века литовцы составляли 30% насе­ление страны, русские - 70%, в конце века - литовцы - 10%, русские - 90%. Поэтому ли­товские князья носили титул «Великий князь литовский и русский», государство называ­лось «Великое княжество Литовское и Русское» или «Великое княжество Литовское, Рус­ское и Жемайское». Восточной границы, отделявшей территорию государства от земель Тверского и Московского княжеств, не существовало. Государственных языков было два - русский и литовский, причем языком образованных литовцев являлся русский.

Русских в Литве проживало больше, чем в Северо-восточных русских княжествах и Новгородской республике вместе взятых; поэтому литовские князья не просто нападали на северо-восточные княжества, а претендовали на роль наследника всех земель бывшей Киевской Руси. В 1341 г. скончались московский князь Иван Калита и литовский князь Гедемин. В Москве к власти пришел Симеон Иванович Гордый, в Литве - Ольгерд (Геде- минович). Оба были властными и активными правителями. Между ними сразу же разго­релся спор за Великое владимирское княжество. Но татаро-монголы традиционно стара­лись не допускать усиления своих потенциальных врагов. Ольгерд показался им сильнее, поэтому ярлык на управление Владимирским княжеством они отдали Симеону.

При Ольгерде в стране начал распространяться католицизм, но православие не преследовалось. Заключение династических браков с русскими для литовцев оставалось престижным: Гедемин был женат на сестре московского князя Василия Дмитриевича, обе жены Ольгерда были русскими.

После смерти Ольгерда страна фактически разделилась на две части: в Литовской, меньшей части княжил младший сын Ольгерда от второй жены - Ягайло (1377-1392 гг.), а старший сын от первой жены Андрей (1325-1399 гг.) правил в Полоцке.

По всей вероятности, русские не были надёжными союзниками литовцев против Тевтонского ордена. Между тем, соседняя Польша страдала от немцев так же, как и Лит­ва. Поэтому в 1385 г. в замке Кревск была предпринята попытка объединения двух госу­дарств. В соответствии с дипломатическими нормами того времени, юридической осно­вой объединения стал брак литовского князя Ягайло и польской королевы Ядвиги. Одна­ко вступивший на престол в 1392 г. литовский князь Витовт это сближение остановил.

К 1432 г. литовской частью страны правил Сигизмунд, русской - Свидригайло. В 1435 г., в ходе одной из самых кровопролитных битв средневековой Европы при Виль- номире, войско Свидригайло потерпело поражение. С этого момента из русских земель литовскими князьями стало вытравливаться всё русское.

Политическая специфика региона. В политической системе Европы XIII-XIV вв. существовало 4 субъекта: монархи, феодалы, церковь и города-государства. И каждый из них боролся одновременно со всеми за свою независимость и власть. Для феодалов ос­новным противником был король, для горожан - феодалы, церковь в лице римского па­пы стремилась подчинить себе всех королей Европы. Но поскольку никто из них не смог добиться монополии на власть, возникло юридически оформленное примерное равенст­во: за каждым субъектом закрепилось определённое поле деятельности, на которое дру­гие субъекты не посягали.

Приблизительно такое же равенство установилось в течение XIII в. и в Юго­западной Руси. Прежде всего, это проявилось в отношении князей и бояр.

Еще в XII в. развитие производительных сил в регионе настолько усилило полити­ческие амбиции боярства, что оно поднялось на борьбу с князьями за свои интересы. Включение юго-западных русских княжеств в состав Литовско-русского княжества поло­жения бояр не ослабило. Литовские князья опасались, что нажим на русских князей и бо­яр вызовет сепаратизм с их стороны. Поэтому бояре по-прежнему пользовались значи­тельной административно-политической свободой, а князья лишь формально подчиня­лись Великому литовскому князю. Таким образом, Великое княжество Литовское и Рус­ское представляло собой монархию со слабым центром: удельные князья и бояре в рам­ках своих уделов были в максимальной степени независимы от своих великих князей.

Что касается городов, то их экономический потенциал был, конечно, слабее, чем у северо-германских, и тем более, - южно-французских и итальянских. Тем не менее, горо­да этого региона развивались в том же направлении, что и европейские.

Обособление города от деревни и формирование особого городского строя уже в XIII в. стало органической потребностью региона, что проявилось в возникновении торгово­ремесленных объединений. Татаро-монгольское нашествие приостановило этот процесс. Однако завоеватели не могли изменить исторической направленности развития Юго­западной Руси. В XIV в. городское население наиболее крупных городов оказалось настолько экономически сильным, что повело борьбу за экономическую и социальную свободу с вла­дельцами городов. В результате многие города приобрели статус самоуправления:

- отныне они освобождались от суда и управления местного князя;

- в них устанавливался городской суд и собственный орган управления;

- они получали освобождение от воинской повинности;

- многие налоги поступали уже не в княжескую казну, а оставались в городе;

- горожанам было разрешено владеть частью земель, окружавших город;

- получали города и другие, более мелкие привилегии.

Первым добился статуса самоуправления галицкий город Сансок в 1339 г. Львов - в 1356 г., Каменец-Подольский - в 1374 г., Санок - в 1380 г., Брест - в 1390 г., Гродно - в 1391 г., Бельск - в 1430 г., Луцк - в 1432 г. В 1435 г. произошла вышеупомянутая битва при Вильномире, после которой польско-литовское влияние усилилось. Так что обретение статуса самоуправления в 1438 г. Кременцом, в 1441 г. - Слуцком, в 1444 г. - Житомиром, а в конце ХV в. - Киевом, Ровно, Дубно, с формальной точки зрения, можно оценить как результат польско-литовского влияния.

Социальная специфика. Из всех трех регионов бывших Киевской Руси Юго­западная Русь имела наиболее благоприятные природно-климатические условия и гео­графическое положение, что стало основой для развития социальных процессов по евро­пейскому пути. Здесь утвердилось крупное землевладение, а на его основе произошло закрепощение крестьян.

Первые сведения о существовании барщины датируются 1287 г. Отрабатывать барщину должны были те, кто жил на господской земле, остальные же платили государ­ственный налог. Однако в регионе ещё оставались не занятые князьями и боярами об­щинные, свободные земли. Чрезмерное давление князей и бояр на крестьян обернулось бы неминуемым бегством последних.

Появление барщины ещё не означало утрату личной свободы земледельца. Об от­сутствии крепостного права говорит и то, что за выплату налога и отработку барщины отвечал не конкретный крестьянин, а община. Она была небольшой - редко когда в ее состав входило более 5 дворов. Тем не менее, она давала крестьянам определенную га­рантию личной и экономической свободы.

С конца XIV в. начинается ограничение перехода крестьян с земли одного землевла­дельца на землю другого. К началу XV в. «земли без господина» в Юго-западной Руси уже не осталось. И вскоре крестьяне потеряли личную свободу. По этому показателю данных регион отставал от Западной Европы лет на 400 - крепостное право там установилось к XI в.

Таким образом, к началу XV в. Юго-западный регион бывшей Киевской Руси представлял собой социальную систему, развивающуюся в том же направлении, что и Западная Европа. Этот регион отставал в развитии от Италии и Франции (которые в ран­нем средневековье использовали исторический опыт Римской империи, имели благо­приятные для развития сельского хозяйства природно-климатические условия и выгод­ное, с точки зрения торговли, географическое положение), но он находился, приблизи­тельно, на таком же уровне, какой имели Германия и Англия.

Право Юго-Западной Руси. Наряду с «Пространной русской правдой» с XIV в. там, в качестве правовых норм, начали использоваться документы, в основе которых ле­жали западноевропейские образцы (например, «Магдебургское городское право»).

Вопросы для обсуждения на семинарах

1. В чем социально-политическая специфика Юго-западной Руси?

2. Какое значение для Юго-западной Руси имел брак Ягайло и Ядвиги?

Глава 2. Северо-западная Русь

Условия развития региона. В XII-XV вв. этот регион именовался «Новгородской землей». (Термин «земля» означал в то время «государство»). Его территория на севере омывалась водами Белого моря, на северо-востоке уходила за Северный Урал, на востоке граничила с Тверским княжеством, на западе доходила до Финского залива Балтийского моря, а на юге и юго-западе заканчивалась около завоеванных немецкими и датскими крестоносцами земель латышей и эстонцев.

С географической точки зрения, этот регион представлял собой составную часть Северной Европы. Однако, во-первых, Швеция, Норвегия и Дания территориально были ближе к другим европейским странам, что порождало относительно тесные торгово­ремесленные и культурные связи с этими странами. Во-вторых, влияние Гольфстрима делало климат скандинавских стран менее суровым. В результате Северо-западная Русь в XIII-XIV вв. обрела свою специфику.

В средние века даже в Европе основой экономики всех стран являлось земледелие. Лишь в отдельных регионах Италии и в южной Франции большая часть населения зани­малась ремеслом и торговлей. В покрытой же озерами, болотами и валунами Северо­западной Руси урожаи были скудными, поэтому основным занятием ее жителей в тече­ние сотен лет оставались охота и рыболовство. Не случайно на гигантской территории региона возникло всего лишь несколько городов: Псков, Изборск, Ладога, Волоколамск, Ржев, Торжок, Старая Руса, Великие Луки, Пермь, Печора и Югра. Да и те находились в основном на западе Новгородской земли и представляли собой, прежде всего, крепости.

Показателем не очень высокого уровня развития региона являлся также речной бандитизм - ушкуйничество. (Ушкуей называлась лодка, куда садились от 10 до 20 чело­век). Численность разбойничьих отрядов доходила до нескольких тысяч. Этот вид «про­мысла» был организован новгородскими боярами в 20-е гг. XIV в. для грабежа торговых караванов и прибрежных городов Волги, Камы и их притоков. В соседних скандинавских странах морской бандитизм в IX-XI вв. был чуть ли ни основным занятием. Но в XII в. со­циально-экономический потенциал их традиционных жертв - Англии, Германии, Фран­ции, Италии - вырос, и грабежи прекратились. Население же Поволжья и Камы оказать сопротивление не могло и подвергалось нападению новгородцев.

Административным и торгово-ремесленным центром региона являлся Новгород. В нем проживали и трудились ремесленники десятков специальностей: ювелиры, коже­венники, кузнецы, гончары, оружейники и т.д. Одна из двух сторон города называлась «Торговой», два из пяти районов именовались «Гончарный» и «Плотницкий». Были ули­цы «Щитная», «Котельницкая», «Молотная». Однако объёмы развития ремесла не стоит преувеличивать: основой экспорта Новгорода были не ремесленные изделия, а пушнина и воск. То есть богатство города было построено на дани, собираемой с охотников.

Политическая специфика. Основы политической специфики Новгорода восходят к договору новгородцев с Рюриком в 862 г., в соответствии с которым власть приглашен­ного князя ограничивалась городским самоуправлением.

Шли столетия, но из-за низкого уровня развития производительных сил феодаль­ные, то есть частнособственнические отношения, формировались здесь крайне медленно. Поэтому новгородские князья до 1136 г. не успели обзавестись земельными угодьями, и вы­гнать их не составило труда. Новгородцы стали приглашать князей. При этом, во-первых, их функции сузились до командования лишь одной дружиной, а, во-вторых, княжеская дружина по численности значительно уступала новгородскому ополчению. Поэтому даже при желании князь не мог совершить военный переворот и захватить власть.

С 1156 г. новгородцы стали сами выбирать епископа (тогда как ранее он присылал­ся киевским митрополитом). Такая ситуация дала основание историкам классифициро­вать политический режим Новгорода как республиканский.

Механизм его возникновения весьма любопытен.

В начале второго тысячелетия н.э. городские республики существовали только в Италии. Они появились в течение XI-XII вв. благодаря выгодному географическому по­ложению и экономической конъюнктуре (Италия в то время оказалась в начале торгового пути между арабским Востоком и остальными странами Европы). Корни возникновения олигархической формы власти Новгорода имеют иной характер.

Новгород находился слишком далеко от Киева, чтобы князья считали его выгод­ным пунктом. В отличие от южных областей, они никогда не спорили за обладание Нов­городом. В результате власть в городе постепенно концентрировалась в руках «старцев градских». Со временем в XIII-XIV вв. они превратились в бояр, но в XII в. таковыми не являлись, и это принципиально важно для понимания механизма возникновения Новго­родской республики и определения потенциала ее будущего развития.

В Юго-Западной Руси бояре представляли собой социальный слой, сравнимый с категорией западноевропейских феодалов - собственников земли, обладающих на своей территории политическими и судебными функциями. Но в Новгороде до 1136 г. боярско- вотчинного землевладения не существовало. В суровых природно-климатических усло­виях Северо-восточной Европы иного в то время и быть не могло. Тем не менее, новго­родские «бояре» оказались настолько богатыми и активными, что в начале XII в. высту­пили в качестве политических противников Киева. Откуда такая смелость?

В XI-XII в. «старцы градские» отвечали за сбор налогов. За каждым из них была за­креплена определенная часть новгородской земли. «Боярских» родов в Новгороде было 300-500. Налог в натуральной форме, главным образом в виде пушнины и воска, приво­зился в новгородскую усадьбу конкретного «старца». Переправлять этот налог водно­перевалочным путём в Киев по старому и привычному пути «из варяг в греки» было до­вольно хлопотно. Поэтому собранное сырье в «боярских» ремесленных мастерских пре­вращалось в товар, который через «боярских» купцов продался в Европе. В Киеве вряд ли знали европейскую динамику цен на новгородские товары. Между тем, после превраще­ния сырья в товар, его стоимость значительно возрастала. Эту разницу бояре и брали се­бе. Таким образом, их можно назвать «предпринимателями», можно - «казнокрадами», но никак не «феодалами».

Таким образом, республиканско-олигархическая форма власти в Новгороде и Пскове являлась не показателем высокого экономического уровня развития этих городов, а специфическим проявлением экономической неразвитости Северо-западной Руси. Производительных сил региона хватило лишь на то, что наряду с Новгородом независи­мым стал только Псков.

Хотя уже с XIII в. псковичи самостоятельно приглашали к себе князя, этот город считался новгородским пригородом. Признавать его самостоятельность Новгород не хо­

тел. А псковичи, в условиях постоянной военной опасности со стороны Швеции, от по­мощи Новгорода тоже не спешили отказываться. Ситуация изменилась лишь в конце XIV в. Литва и Тевтонский орден заключили соглашение о походе на Псков и Новгород. Однако в 1397 г. Псков одержал победу над литовскими рыцарями без помощи Новгорода. На этой волне на следующий год Псков провозгласил независимость от Новгорода. А с це­лью предотвращения возможных будущих нападений с чьей-либо стороны, Псков за­ключил оборонительный союз с Москвой.

Политическое устройство Новгорода и Пскова было приблизительно одинаковым. Верховным органом в Новгороде считалось вече. В нем принимали участие все дееспособные мужчины города с 15 лет. Когда-то на вече решались наиболее важные во­просы города. Со временем его функции, конечно, сокращались.

В XIII-XIV вв. вся власть сосредоточилась в руках городского совета численностью 300 человек, а в XV в. он сузился до 40 боярских родов. Тем не менее, даже в этих условиях административная система города продолжала формироваться на основе выборов.

Во главе управления стол посадник. Его выбирали на год или два из числа наибо­лее знатных боярских родов города.

Не меньшую роль играл архиепископ. Помимо своих духовных забот, он ратифи­цировал международные договоры города, осуществлял контроль финансовой деятель­ности, совместно с купеческой корпорацией регулировал эталоны мер и весов. Это на первый взгляд странной увлечение мирскими заботами предопределяли огромные зе­мельные угодья, оказавшиеся в руках новгородских иерархов. В результате, как и новго­родское бояре, церковь втянулась в рыночные отношения и весьма преуспевала на этом поприще.

Интересы незнатных слоев города представлял, в основном, тысяцкий. До XIV в. он избирался из торгово-ремесленной среды, а затем - из боярской. В мирное время он ведал торговыми делами, принимал участие в работе суда, в период военных действий помогал князю: тысяцкий руководил народным ополчением.

Князья и его дружина не имели в городе земельных владений, поскольку приглаша­лись городом на службу на определенный срок. Предварительно кандидатура князя обсу­ждалась городской верхушкой. После чего с князем заключался договор. Имеется около 80 договоров XIII-XV вв. Судя по ним, функции князей ограничивались командованием дру­жиной. Вмешиваться в административно-политическую жизнь города они не могли.

Все ныне действующие высшие должностные лица, также избиравшиеся ранее ты­сяцкие и посадники, совместно с представителями наиболее знатных родов, входили в городской совет - «Оспода».Первоначально его численность достигала 300 человек, а в XV в. она сократилась до 50.

Псковская система управления была построена по тому же принципу.

По такому же демократическому принципу строилась административная система управления. Низшей административной единицей этой системы была улица. Ее жители выбирали «улицких» старост, каждый из них имел свою «уличную» печать и вечевую из­бу, где разбирал конкретные дела. Улицы входили в один из пяти районов города. Их выборные представители также имели свою печать и казну.

Новгородская республика просуществовала до 1478 г., Псковская - до 1510 г., когда обе республики были поглощены Москвой.

Социальная специфика. По мнению В.Л. Янина, частная земельная собственность появилась в Новгороде к середине XV в.[20] До этого в городе доминировала коллективная собственность: городская, боярская, купеческая и церковная.

Как уже было сказано, на вершине социальной лестницы в Новгороде стояли «старцы градские». Со временем стали именоваться «боярами», но их социальные функ­ции были иными, нежели в Юго-Западной Руси. В XII-XIII вв. источником богатства нов­городских «бояр» являлась дань с подвластного городу населения. На этом этапе они вы­ступали как представители городской общины. В XIV в. - богатели уже за счет торговли. И лишь в XV в. - окончательно оформились как социальный слой, основным источников доходов которого была собственность. То есть стали боярами - феодалами.

Основная часть населения города состояла из купцов и ремесленников. Верхушка купечества представляла собой закрытую корпорацию. Ремесленники объединялись в цеха («слободы», «сотни»).

Меньшей по численности частью являлись новгородские крестьяне. Одни владели крохотными участками земли, вероятнее всего - огородами.

Что же касается основной массы населения Новгородской земли, то оно представ­ляло собой охотников и рыболовов. Они проживали в лесу или на берегах многочислен­ных рек и озер в небольших деревнях. Процесс социального расслоения там шел крайне медленно.

В силу природно-климатических условий, крепостное право в регионе было не­рентабельным и поэтому не сложилось. Конечно, все крестьяне Северо-западной Руси выплачивали Новгороду налоги, находились в той или иной форме зависимости: источ­ники называют такие категории крестьян как «половники» (те, в свою очередь, делились на «изорников», «огородников» и «рыболовов»), «смерды», «сироты». При этом подав­ляющая масса крестьян оставалась лично свободной. Расплатившись с владельцем земли или кредитором, они могли идти куда хотели. Могли и убежать, не рассчитавшись с дол­гами. В этом случае никто их не искал, «пострадавшая сторона» просто забирала имуще­ство беглеца.

Правовая специфика. В течение первых столетий существования Новгородской республики важную роль в качестве правового источника продолжала играть «Про­странная редакция «Русской правды». Но специфическая политическая система требова­ла ее корректировки. В результате появился целый комплекс новых источников.

Специфическим правовым источником Новгорода были договоры с приглашав­шимися на службу князьями. В них определялись прерогативы князя, а также излагались те социально-политические особенности, с которыми князю предстояло столкнуться.

Не менее важным источником являются договоры Новгорода с немецкими купече­скими городами. В них регламентировались правила международной торговли, напри­мер, договор 1189-1199 гг. запрещал заключать иностранцев в долговую тюрьму.

Известны грамоты, определявшие прерогативы церкви: например: грамота XV в. Троице-Сергиеву монастырю на беспошлинный провоз товаров по Двине.

Сохранились документы, где изложена процедура вступления в торгово-ремеслен­ные корпорации.

Определенную роль продолжали играть правовые обычаи.

Основными источниками по истории права XV в. являются Псковская и Новгород­ская судные грамоты.

Новгородская грамота дошла до нас в единственном экземпляре в редакции 1471 г. Причем не полностью, а виде фрагмента из 42 статей. Она дает представление о судоуст­ройстве и судопроизводстве города.

Псковская судная грамота сохранилась полностью. Ее основы были созданы в 1397 г., окончательная же редакция относится к 1467 г. В отличие от «Русской правды», регули­ровавшей отношения внутри княжеских и боярских усадеб, Псковская судная грамота дает возможность познакомиться с жизнью горожан и простых крестьян.

Псковская судная грамота характеризует общество более высокой правовой куль­туры, нежели то, где действовала «Пространная редакция «Русской правды». Хотя казу­альность еще не была преодолена, ее авторы возвысились до обобщений, например: поя­вились понятие «преступление», «взятка». Она более системна, чем «Русская правда».

Из 120 статей этой грамоты 63 посвящены гражданскому праву, из них более 40 - обязательственному праву. Но преувеличивать уровень развития частного права в Пскове и Новгороде не стоит. Если значимость правовых отраслей определять по структуре Псковской грамоты, то на первом месте для законодателя стояло судопроизводство.

Псковская судная грамота состоит из двух частей, каждая из которых, в свою оче­редь, подразделяется на разделы. В первой части три раздела: о видах суда, судопроиз­водстве, судебных доказательствах и пошлинах. Во второй части восемь разделов: об уго­ловных преступлениях, земельной собственности, займах, кредитах и процентах, наслед­стве и опеке, братчине, пайщиках, договорах, торговле.

Процессуальное право. В Пскове существовали пять видов суда:

- суд князя и посадника. Это один вид суда, где судили одновременно два высших должностных лица,

- суд выборных судей (городской суд, пригородный, посадников и старост),

- церковный суд. До 1385 г. верховным судьей по церковным делам считался мос­ковский митрополит, а затем его прерогативы перешли в руки новгородского епископа. Этот суд вел или сам владыка, или его представитель.

- суд «братчины». Вероятно, это были корпоративные суды, разбиравшие споры, возникшие во время пиров. Его решениям подчинялись лишь те, кто с ним был согласен,

- общегородской вечевой суд. Ни князь, ни посадник на нем не присутствовали. Считалось, что приговор вынес город в целом.

Существенные изменения произошли в самом процессе:

- хотя, в основном, процесс все еще носил состязательные характер, роль суда уси­лилась: ответчика вызывали в суд по повестке, через судебного исполнителя,

- появилась инквизиционно-розыскная форма суда,

- появляются новые виды доказательств: «поле» (поединок), письменные доказа­тельства. Причем письменным доказательствам стала отводиться главная роль,

- устное делопроизводство заменилось на письменное. При судах появились канце­лярии с дьяками;

- дела о наиболее опасных преступников разбирало вече. Но со временем его судеб­ные прерогативы, конечно, сужались,

- если по «Русской правде» суд был публичным, то теперь он вершился на княже­ском дворе, куда посторонние не допускались.

- появилась возможность апелляции.

Уголовное право. Принципиальным новшеством стало понимание преступления: отныне оно трактовалось не только как причинение вреда частным лицам, но и государ­

ству. Государственными преступлениями считались выдача государственной тайны, шпионаж, попытка дачи взятки, преступления против порядка управления, насилие над представителями власти.

Перечень имущественных преступлений расширился, а ответственность усили­лась. Законодатель различал кражу простую и кражу с отягчающими обстоятельствами. В Псковской судной грамоте не перечисляются конкретные виды наказаний, но из дру­гих источников известно, что воров - вешали, поджигателей - сжигали, убийцам отруба­ли голову, предателей - убивала толпа.

Гражданское право. Гражданское право представляет собой совокупность право­вых норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения: жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, честь и достоинство. Основой этого права является политическое и социальное равенство участников гражданского оборота, без че­го невозможна свобода выбора решений. В Новгороде и Пскове такая свобода была.

Псковской судной грамоте известны три формы собственности: государственная, частная и общинная.

Вещное право предусматривало деление вещей на движимые («живот») и недви­жимые («отчина»), а также на наследственное («вотчина») и условное («кормля»).

Дееспособность мужчин начиналась с 14 - 15 лет. Дееспособность женщин была ограниченной: они могли выступать лишь в качестве продавца.

Обязательственное право регламентировало договоры купли-продажи, дарения, залога, займа мены, поклажи, найма помещений и личного найма. Форма договора могла быть устрой и письменной.

Известны три способа заключения договоров: устный, «запись» и «доска». Устные договоры были характерны для мелких операций. Они заключались при свидетелях. Большинство сделок заключалось именно таким образом. «Доска» представляла собой письменный документ, составлявшийся без особых формальностей, и хранившийся, ве­роятно, у одной из сторон. «Запись» же делалась, когда заключалась важная сделка: взя­тие большого кредита, договор о поставках и т.д. После подписания договора «запись» передавалась в Софийский собор на хранение.

Вопросы для обсуждения на семинарах

1. В чем социально-политическая специфика Северо-западной Руси?

2. Какое право доминировало в этом регионе: обычное или новгородско-псковское?

<< | >>
Источник: Б.Н. Земцов. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ: Учебное пособие. - М.: Изд. центр ЕАОИ.2008. - 336 с.. 2008

Еще по теме § 2. Возникновение древнерусского права:

  1. 30. Возникновение юридических лиц: способы образования, порядок создания.
  2. 1.5. Система административного права. Соотношение административного права с другими отраслями права
  3. Механизм реализации права на судебную защиту
  4. 1.3. Понятие и система субъектов административного права
  5. 1. Гражданское право в системе отраслей российского права.
  6. 6. Система гражданского права.
  7. Б.Н. Земцов. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ: Учебное пособие. - М.: Изд. центр ЕАОИ.2008. - 336 с., 2008
  8. Содержание права на судебную защиту
  9. Принципы арбитражного процессуального права
  10. 1.4. Источники административного права.
  11. 5. Источники гражданского права: понятие и виды.
  12. §3 Гарантии реализации права на судебную защиту
  13. §3 Суд в механизме реализации права на получение судебной защиты
  14. 3.2. Права и обязанности граждан в сфере государственного управления
  15. §2 Суд в механизме реализации права на обращение за судебной защитой
  16. §1 Общая характеристика правового положения суда как субъекта реализа­ции права на судебную защиту
  17. Суд в механизме реализации права на получение судебной защиты при вынесении решения
  18. 4. Принципы гражданского права: понятие, основания формирования, значение,ограничения в действии.
  19. § 2 Соотношение права па судебную защиту со смежными правовыми кате­гориями
  20. Стешенко. История государства и права России_V - начало XX века Т.1, 2003