<<
>>

Объ освобожденіи плѣнныхъ изъ рукъ Татаръ.

Изъ различныхъ Формъ освобожденія плѣнныхъ вы­купъ былъ главною въ древней Россіи относительно Татаръ. VIII глава Уложенія называется «о искупленіи плѣнныхъ», чѣмъ самымъ даетъ знать о высокой важности этого вопроса въ XVII вѣкѣ.

Характеръ искупленія плѣнныхъ уг Татаръ Уложеніе опредѣляетъ въ слѣдующихъ сильныхъ словахъ:.... «Таковое искупленіе общая милостыня нарицается , и благо­честивому Царю и всѣмъ православнымъ христіанамъ за то великая мзда отъ Бога будетъ, якоже рече праведный Енохъ: не пощадите злата и сребра брата ради , но искупите его , да отъ Бога сторицею пріимете. И пророкомъ рече Богъ: не пощадите сребра человѣка ради; Христосъ же, не токмо сребра, по и душу свою повелѣваетъ по братіи положити; болыпи бо гоя , рече , любве никто же не имать , аще кто душу свою положитъ по братіи своей. И того ради Хри­стова слова благочестивымъ Царемъ и всѣмъ православнымъ Христіаномъ не токмо плѣнныхъ окупали , по и душу свою за нихъ полагати достойно, да сторичныя мзды въ онъ день сподобятся.» II гакъ выкупъ плѣнныхъ является въ древней Россіи какъ дѣло всенароднаго христіанскаго милосердія

1) Какъ дѣло частное, выкупъ плѣнныхъ употреблялся и въ древ­немъ мірѣ у восточныхъ народовъ (см. Miiller-Iochnius — Ge- 1

это образовалось какъ изъ общаго христіанскаго воззрѣнія на плѣненныхъ варварами, какъ на несчастныхъ, такъ и изъ особенностей отношеній Россіи къ Татарамъ.

schichte des Volkerreclits ini Alterthum, изд. 1848 г., §§ 20 и 55). У Грековъ въ междоусобныхъ войнахъ онъ былъ весьма употребителенъ (см. II. Grotius—de jure belli ac pacis , L. III, cap. XIV, 9.). Хотя въ дигестахъ и выражено положеніе, что captivorum redemptio magnum atque preciarum justitiae munus est, но Римляне считали выкупъ дѣломъ вреднымъ , п.

ч. при су­ществованіи его воинъ не сражался съ должнымъ мужествомъ. (Vattel, L. III, с. 154). Гуго Гроцій справедливо разсматри- I ваетъ выкупъ плѣнныхъ, какъ произведеніе христіанства, того ; чувства милосердія и любви къ ближнему, которое внесено ' христіанской религіей во всѣ части права. Къ плѣннымъ были .примѣнены слова Спасителя о заключенныхъ. Съ первыхъ вѣ­ковъ христіанства выкупъ плѣнныхъ считался лучшимъ дѣломъ . христіанскаго милосердія. Св. Амвросій разрѣшилъ даже про­дажу церковныхъ сосудовъ для этого священнаго дѣла; его примѣру подражали многіе епископы , и это разрѣшеніе вне­сено было въ западное каноническое право (Н. Grotius, L. III, і с. XXI). Къ вліянію церкви присоединилось могущественное / вліяніе рыцарскихъ обычаевъ. Войны рыцарей были почти тѣ- * же турниры безъ политическаго и религіознаго озлобленія;

сознаніе равенства и взаимное уваженіе, основанное не только на общей племенной и религіозной связи, но и на единствѣ образованія и на подчиненіи тому условному понятію, которое и теперь называется рыцарская честь, при быстромъ переходѣ отъ войны къ миру, повело къ правильной организаціи выку­па. Количество выкупа зависѣло отъ богатства и достоинства плѣннаго. Обыкновенно онъ равнялся для рыцаря годовому доходу его , а для простаго воина мѣсячному жалованью (II. Gr. L. III, с. XIV). Короли и принцы платили огромный вы­купъ. Такъ Эдуардъ III съ плѣннаго Французскаго короля Іо- Іанна взялъ Змилліона дукатовъ; король Шотландскій Давидъ далъ 100,000 марокъ окупу и пр. (см. Piitter, Beitrage zur Volcker- recht’s-geschichte und Wissenscliaft, 1843, стр. 94 и слѣд.). Плѣн­ный рыцарь отпускался на честное слово для собранія вы-

Эги варвары съ XIII по конецъ XVII в. страшно тер­зали Россію. Не разъ Русская земля бывала въ конецъ ра-

купа, доставлялъ его вь назначенный срокъ, или , не успѣвши собрать , снова возвращался въ плѣнъ.

Нарушеніе слова, въ этомъ случаѣ считалось дѣломъ безчестнымъ. — Не только въ /средніе вѣка, по и въ XVII, отчасти и въ XVIII вѣкѣ, госу­дари условливались о количествѣ выкупа во время войны. Та­кіе договоры назывались картелями. Если не было картеля , то количество выкупа опредѣлялось частнымъ соглашеніемъ.

Не только Г. Гроцій, но и Ваттель разсматриваетъ вы­купъ преимущественно , какъ частную сдѣлку. Вотъ главныя положенія Ваттеля: 1) Всякій, взявшій плѣннаго, имѣетъ пра­во условиться съ нимъ о количествѣ выкупа; 2) онъ можетъ передать другому свое право па выкупъ; 3) справедливо со­размѣрить цѣпу выкупа съ рангомъ плѣннаго; плѣнный, кото­рый обманетъ непріятеля въ этомъ вопросѣ, поступитъ ко варно, и дастъ ему право уничтожить договоръ при открытіи обмана; 4) если плѣнный будетъ отпущенъ въ свое отечество на честное слово для собранія выкупа, и умретъ тамъ, то на­слѣдники не обязаны платить за него; по если съ отпускомъ онъ получитъ и полную свободу, то обязаны уплатить; 5) если, отпущенный для собранія выкупа , плѣнный до уплаты попадется снова въ плѣнъ, то кромѣ перваго выкупа, обязанъ заплатить и вторый. (Vattel. L. III, с. 17). Частный выкупъ зоряема и поп.іѣпяема ими. Татары уводили въ плѣнъ всѣхъ взрослыхъ, мущинъ и женщинъ, сколько только могли, уби­вая дѣтей, стариковъ и слабыхъ 2). Не только до XV в., по и въ періодъ съ половины XV до конца XVII в. невозмо­жно было выручить изъ ихъ рукъ нашихъ плѣнныхъ иначе, какъ выкупомъ. Плѣнный у Татаръ былъ вдвойнѣ несча­стенъ: онъ терялъ свободу, и вмѣстѣ съ тѣмъ отлучался отъ общенія съ церковью и ея таинствами, и былъ въ по­стоянной опасности утратить вѣру христіанскую. Рѣдкій набѣгъ Татаръ въ XVI и XVII в. (не говоря уже о пред­шествовавшихъ) не оканчивался плѣненіемъ нѣсколькихъ ты-

и картели о немъ начали исчезать къ концу ХуіІІ в.

Въ картеляхъ обыкновенно условливался размѣнъ плѣнныхъ, и толь­ко въ случаѣ неимѣнія одною стороною равнаго количествомъ и рангомъ числа плѣнныхъ опредѣлялся выкупъ. Честь совер­шеннаго уничтоженія выкупа, какъ во время войны , такъ и при заключеніи мира, какъ государствомъ, такъ и частными людьми, принадлежитъ Франціи (декретъ Конвента отъ 25-го Мая 1793 г., см. у Мартенса, въ 6 т. его Rec. des principaux Frailes). Съ этихъ поръ онъ уже не встрѣчается. Хотя впро­чемъ нельзя не согласиться съ Уитономъ, ч то нѣтъ ничего не­законнаго , т. е. противнаго началамъ справедливости, требо-

вать за излишнихъ плѣппыхъ денежнаго вознагражденія. (Whea- ton, Elem., t. II § 3). Выкупъ плѣппыхъ замѣнился во время воины размѣномъ плѣнныхъ,—голова па голову при равномъ ихъ рангѣ и нѣсколько за одного при неравномъ, — слѣд. здѣсь удержано начало выкупа, только вм. купли—мѣна. Приводимъ для примѣра картель о размѣнѣ между Англіей и Франціей (1798 г., Martens, Rec. t. VII, Л? 39):

сячъ Русскихъ всѣхъ сословій , — иногда оіш уводили по 50,000 и болѣе. Мы говоримъ преимущественно о Крымскихъ Татарахъ, — впрочемъ и Казанскіе Татары не уступали имъ; поэтому дѣло плѣненныхъ Татарами было самое популярное въ древней Россіи. Вся Россія готова была поголовно идти па освобожденіе ихъ, «душу свою положить за нихъ [45]).» По­этому уже въ первой половинѣ XVI в., вскорѣ послѣ сложе­нія Московскаго государства, выкупъ ихъ является , какъ одно изъ важнѣйшихъ государственныхъ дѣлъ. Для поясне­нія значенія и важности выкупа плѣнныхъ у Татаръ при­водимъ слова одного писателя XVI вѣка о положеніи христі­анскихъ плѣнныхъ у этцхъ варваровъ [46]).

Морскіе чины.

Сухопутные чины.

Главнокомандующій арміей Англійск. полный Генералъ Англ. Гепералъ-Лейтепантъ Г енераль-Маіоръ

Бригадиръ.................................

Полковникъ ..............................

Капитанъ...................................

Поручикъ..................................

Подпоручикъ............................

Низшіе офицеры.....................

Сколько солдатъ давать на обмѣнъ каждаго?

— Адмиралъ..................... 60

— Вице-Адмиралъ.... 40

— Контръ-Адмиралъ. 30

— Коммодоръ................... 20

— Каи. лпн. корабля. 15

— Капитанъ Фрегата. 8

— Лейтенантъ.................... 6

— ............................... 4

— Мичманъ........................ 3

— .................................... 2

2) Сироты плѣнныхъ призирались Государемъ.

піе приведемъ «Много людей

извѣстіе лѣтописца (Татары) изсѣкли,

Въ подтвержде- о нашествіи 1521 года: и въ полонъ вели многихъ

болярынь и болярскихъ дочерей 150; дѣтей у персей отняли;

«Корабли, приходящіе къ Крымскимъ Татарамъ, — го­воритъ Михалонъ,—изъ Азіи привозятъ имъ оружіе, одежды и лошадей , а отходятъ отъ нихъ нагруженные рабами. И всѣ ихъ рынки знамениты только этимъ товаромъ , который у ініхъ всегда подъ руками и для продажи, и для залога и для подарковъ , и всякій изъ нихъ, по крайней мѣрѣ имѣ­ющій копя , даже если па самомъ дѣлѣ нѣтъ у него раба , по предполагая , что можетъ достать ихъ извѣстное коли­чество , обѣщаетъ по контракту кредиторамъ своимъ въ по­ложенный срокъ заплатить за одежду, оружіе и живыхъ коней, живыми же, по не копями, а людьми, и притомъ па­шей крови. II эти обѣщанія исполняются въ точности, какъ будто бы паши лтОди были у нихъ всегда на задворьяхъ. Поэтому одинъ Еврей , мѣняла , сидя у единственныхъ во­ротъ Тавриды, и видя безпрестанно безчисленное множество привозимыхъ туда плѣнниковъ нашихъ , спрашивалъ у пасъ, остаются ли еще люди въ нашихъ странахъ, пли нѣтъ, и откуда такое ихъ множество. Тѣ, которые посильнѣе

изъ этихъ несчастныхъ, часто , если не дѣлаются ка­стратами , го клеймятся на лбу и на щекахъ , и связанные или скованные мучатся днемъ на работѣ , ночыо въ темни­цахъ, и жизнь ихъ поддерживается небольшимъ количествомъ пищи , состоящей въ мясѣ дохлыхъ животныхъ , гниломъ , покрытомъ червями , отвратительномъ даже для собакъ.

— Женщины, которыя по нѣжнѣе, держатся иначе: нѣкото­рыя должны увеселять на пирахъ, если умѣютъ пѣть или играть. — Всѣ они съ жадностію ищутъ себѣ въ жены плѣнницъ ... Перекопскій Саипъ-Гирей родился отъ христі­анки; и женатъ па христіанкѣ ... Также и другія продѣлки бываютъ съ этимъ родомъ людей. Именно , когда рабовъ выводятъ на продажу, то ведутъ ихъ на площадь гуськомъ, какъ будто журавлей въ полетѣ , цѣлыми десятками , при­кованныхъ другъ къ другу около шеи , и продаютъ такими десятками съ аукціона; причемъ аукціонеръ кричитъ громко, что это рабы самые новые , простые, нехитрые , только что привезенные изъ парода королевскаго, а не Московскаго ... Московское же племя считается у нихъ дешевымъ какъ ко­варное и обманчивое 5). Этотъ товаръ цѣнится въ Тавридѣ съ большимъ знаніемъ, и покупается дорого иностранными купцами для продажи по цѣпѣ еще большей отдаленнымъ народамъ.... Красивыя дѣвушки нашей крови покупаются иногда па вѣсъ золота. Это бываетъ во всѣхъ городахъ полу­острова , особенно въ КэфѢ, этой ненавистной и беззакон­ной пучинѣ, пьющей нашу кровь!»

Читая это мы понимаемъ то одушевленіе, которое было въ древней Россіи къ освобожденію нашихъ плѣнныхъ отъ Татаръ [47][48]. Выкупъ этотъ бывалъ и въ XV в., и вѣроятно и

прежде , по какъ дѣло частнаго милосердія и благотвори­тельности духовенства ®). Въ XVI вѣкѣ выкупъ плѣнныхъ былъ дѣломъ дворянства и духовенства. Лѣтописецъ разска­зываетъ, что въ 1535 году Царь Иванъ Васильевичъ и мать его Елена прислали къ Новогородскому архіепископу, знаме­нитому Макарію, своего сына боярскаго съ граматою:

«Приходили въ прежнія лѣта Татары на Государеву у край - ну, и грѣхъ нашихъ ради взяли въ плѣнъ дѣтей боярскихъ, и мужей, и женъ, и дѣвицъ, и Господь Богъ смягчилъ сердце иноплеменниковъ, и они возвратили назадъ плѣнъ, а за то просили у Государя Великаго Князя сребра. И Князь Вели­кій велѣлъ своимъ боярамъ сребро дати елико достоитъ , а христіанскія души изъ иноплеменниковъ искупити , и Госу­дарь велѣлъ владыкѣ Макарію» въ ту мзду самому вкупну быти «по обежному счету», а съ монастырей своей архіепи­скопіи собрать 700 рублей. Благочестивый Макарій съ боль­шею ревностію собралъ деньги на это, по выраженію лѣ­тописца «духовное дѣло>, вспомянувши слова Господни: «аще злато предадимъ, въ того мѣсто обрящемъ другое, а за душу человѣческу нѣсть, что измѣны дати [49][50]).» Изъ этого важнаго мѣста лѣтописи мы видимъ, что дворяне платили на окупъ по возможности , съ архіерейскихъ имѣній окупъ сбирался правильно , какъ поземельная подать «(по обежному счету)», и наконецъ богатые монастыри вносили значительныя суммы по назначенію Царя и раскладкѣ архіерея. Впрочемъ этотъ сборъ былъ случайнымъ, временнымъ. Между-тѣмъ безпре­рывныя плѣненія Русскихъ Татарами дѣлали необходимымъ правильную организацію выкупа. Вопросъ объ освобожденіи плѣнныхъ былъ однимъ изъ важнѣйшихъ, вспомнимъ,—что изъ одной Казани было освобождено въ 1551 году 60,000 т. нашихъ плѣнныхъ; изъ этого видно , какая огромная масса

православныхъ томилась въ рабствѣ у Татаръ. Не имѣя на­добности въ такомъ количествѣ рабовъ, Татары приводили нашихъ плѣнныхъ на окупъ; но такъ какъ дѣло выкупа не было еще правильно организовано , то нерѣдко Русскіе снова были отводимы въ рабство. Поэтому попятно, почему вопросъ объ освобожденіи плѣнныхъ былъ предложенъ Ца­ремъ Иваномъ Грознымъ Стоглавому собору наравнѣ съ дру­гими важнѣйшими религіозными и земскими дѣлами. «Плѣн­ныхъ привозятъ изъ ордъ бояръ и бояринъ и всякихъ лю­дей, а иные сами выходятъ должные, безпомѣстные, и здѣсь окупить нечѣмъ, а никто не окупитъ; и тѣхъ полоняниковъ, мужей и женъ опять возятъ назадъ въ басурмансгво, а и здѣсь надъ ними наругаются всякими сквернами богомерски- ми. Достоитъ о семъ уложити соборнѣ , какъ тѣмъ окупъ чинить и въ невѣріе не отпущати. А которые собою вышли устрой чинити же по достоянію, елико вмѣстимо, чтобъ были въ покоѣ и безъ слезъ s).» Царемъ слѣдовательно было пре­дложено два вопроса: о выкупѣ плѣнныхъ и о приличномъ устроеніи ихъ. Отцы Стоглава подали мнѣніе только отно­сите. іьно 1-го вопроса: «которыхъ плѣнниковъ откупятъ послы Царевы во ордахъ и въ Цариградѣ , и въ Крыму, или въ Казани , или въ Астрахани , или въ КяфѢ , пли гдѣ нмбудь въ дальнихъ ордахъ отъ поганыхъ изъ плѣну, или сами откупятся, и тѣхъ всѣхъ плѣнных ъ окупали изъ Царевы казны. А которыхъ плѣнныхъ православныхъ христіанъ при­водятъ къ Москвѣ, окупивъ, Греки, Турки, Армена, или иные гости, да, бывъ на Москвѣ, восхотятъ ихъ съ собою повести опять , ппо имъ не давати , и за то стояти крѣпко, да ихъ окупати изъ Царевы же казны , а колько того окупу изъ Царевы казны годомъ разойдется , и то раскинути на сохи по всей землѣ, за пеже таковое искупленіе обще есть , па- рицается милостыня. И Благочестивому Царю.... Далѣе при­водятся о значеніи выкупа слова Спасителя и праведнаго Эпоха, въ томъ же почти видѣ , какъ впослѣдствіи въ Уло-

8) Рукопис. Стоглавъ, вопросъ 11.

жепіи [51]). Слѣдовательно Стоглавъ предлагалъ сдѣлать вы­купъ дѣламъ земскимъ , и притомъ постоянной посошной податыо, Но когда опредѣленія Стоглава были посланы па разсмотрѣніе въ Троицкій Сергіевъ монастырь къ бывшему митрополиту Іосифу, бывшему архіепископу Ростовскому Алексѣю, бывшему Чудовскому архимандриту Васьяпу, быв­шему Троицкому игумену Іонѣ и всѣмъ соборнымъ старцамъ, то они, утвердивши всѣ статьи,—цтносительно выкупа плѣн­ныхъ выразили слѣдующее мнѣніе: «Чтобъ, Государь, не съ сохъ имати окупъ , имати бы изъ митрополичьи и изъ архі­епископы! казны и съ монастырей со всѣхъ , кто чего до­стоитъ... А крестьяномъ , Царь Государь, — и такъ твоее много тягли. Въ своихъ подагехъ , Государь , покажи имъ милость [52][53]р>. Изъ этого видно, что Троицкіе отцы, движимые чистѣйшимъ религіознымъ чувствомъ, желали удержать за искупленіемъ плѣнныхъ характеръ «духовнаго дѣла,» тогда какъ отцы Стоглава рѣшили сдѣлать его земскимъ для вы­годы святителей и монастырей. Впрочемъ, надо замѣтить, что и по плану Стоглава духовныя имѣнія платили сравни­тельно больше , нежели свѣтскія , потому что монастырская соха была меньше земской п). Мнѣніе Троицкихъ отцевъ, какъ можно заключить изъ немногихъ Фактовъ, не было принято. Что окупъ сбирался согласно рѣшенію Стоглава посошпо и при томъ со всей земли , мы можемъ привести

слѣдующія доказательства: въ Юридич. Ак. помѣщены 2 платежныя въ полойяничныхъ деньгахъ (1582 г.) , данныя монастырямъ, изъ которыхъ видно, что окупъ сбирался по­соплю [54]); далѣе въ запискѣ о царскомъ дворѣ и проч. [55]) 1610—1613 г. сказано: «Приказъ большаго приходу, гдѣ со всей земли земляные доходы денежные сбираются , и ямскія и полонпнкичныя деньги....», наконецъ, Уложеніе, опре­дѣляя сбирать деньги па окупъ «по дворпо, а не по сошно­му письму,» даетъ замѣтить , что до того времени существо­валъ посошный сборъ. Такимъ образомъ выкупъ изъ Татар­скаго плѣна сдѣлался у насъ дѣломъ христіанскаго мило­сердія. Безпрерывные набѣги Крымцевъ при внутреннихъ нашихъ неустройствахъ увеличили до крайности число Рус­скихъ , томившихся въ неволѣ, и сдѣлали недостаточнымъ прежній сборъ. Послѣ междуцарствія выкупъ является у насъ весьма развитымъ; мы можемъ различить 2 главные его вида:—государственный и частный.

Царь Михаилъ Ѳеодоровичъ на соборѣ 1642 года (по по - воду взятія Донцами Азова) въ числѣ главныхъ результа­товъ, которыхъ Россія можетъ достигнуть отъ наступатель­

ной войны съ Татарами представлялъ освобожденіе многихъ тысячъ нашихъ плѣнныхъ. При такой многочисленности нашихъ плѣнныхъ и при общемъ истощеніи государства прежній сборъ съ монастырей , какъ видно, оказался недо­статочнымъ; надо было прибѣгнуть къ общему сбору «поло- пяничныхъ» денегъ со всего государства. Въ тогдашнее смут­ное время правительство , пе зная средствъ народныхъ, весьма часто прибѣгало въ тосударственныхъ нуждахъ къ добровольнымъ пожертвованіямъ.

Религіозное значеніе выкупа сдѣлало вполнѣ удоб­нымъ приложеніе этой системы къ сбору полоняничныхъ денегъ. — Выкупъ даже и въ Уложеніи называется христі­анскою милостынею. Изъ наказной памяти подъячему Се­менову 1641 года , видно ясно , какъ производился этотъ сборъ: подъячему даетъ воевода книгу; подъячій ѣдетъ въ уѣздъ, сначала въ монастыри , собираетъ братію , или се­стеръ, въ погостахъ церковный причтъ и всякихъ людей и говоритъ имъ, что въ Крымскомъ полону много Русскихъ людей—дворянъ и дѣтей боярскихъ, и стрѣльцовъ, и каза­ковъ, и всякихъ служилыхъ, и торговыхъ, и посадскихъ , и всякихъ чиновъ людей и крестьянъ, которые задержаны въ неволѣ, и терпятъ за христіанскую православную вѣру вся­кія разныя великія муки и всякую тѣсноту, а нынѣ ихъ хотятъ распродать въ разныя земли и на каторги,—и убѣж­даетъ православныхъ , чтобъ они порадѣли для такаго ве­ликаго дѣла, дали бы на окупъ: монастырскія власти изъ келейныхъ денегъ побольше, а прочіе, кому сколько можно дать, по силѣ. Жертвователи должны были записать сами свои пожертвованія въ книгу («роспись за дьячею приписьто»); собравши деньги подъячій долженъ былъ немедленно и безъ недобору представить ихъ вмѣстѣ съ росписями вое­водѣ [56]).

Изъ этаго видно, что выкупъ все еще носилъ преиму­щественно Форму сбора съ духовенства.

Окончательно организованнымъ, какъ дѣло государ­ственное и всенародное, является выкупъ въ Уложеніи Царя Алексѣя Михайловича. VIII глава Уложенія носитъ заглавіе: «О искупленіи плѣнныхъ,» чѣмъ самымъ даетъ намъ по­нять , что выкупъ составлялъ тогда важное государственное дѣло. Выкупъ дѣлается общимъ сборомъ , никого нѣтъ въ избылыхъ. Другій такій всеобщій сборъ трудно пріискать въ древней Россіи. Впрочемъ, количество сбора различается, смотря по тому, къ привилегированнымъ ли классамъ онъ относится, или нѣтъ. Положены три категоріи дли сбора: 1) съ посадскихъ, ямщиковъ и со всякихъ жилецкихъ людей , которые живутъ въ городахъ, съ крестьянъ и бобылей, при­надлежащихъ патріарху и другимъ архіереямъ и монасты­рямъ—по 8 денегъ., 2) Съ крестьянъ государевыхъ, дворцо­выхъ селъ и черныхъ волостей и съ помѣщичьихъ но че­тыре деньги съ двора., 3) Съ служилыхъ людей, съ стрѣль­цовъ и казаковъ , и съ пушкарей и съ затинщиковъ, и съ воротниковъ и съ казенныхъ плотниковъ, и съ кузнецовъ и со всякихъ служилыхъ людей съ двора по 2 деньги. Вот­чины монастырей и властей потому облагались большимъ сборомъ, что выкупъ былъ христіанской милостыней; слу­жилые люди платили меньше государевыхъ и помѣщичьихъ крестьянъ, потому что составляли въ Финансовомъ отноше­ніи привиллегировапный классъ, и сами еще получали отъ Царя денежное жалованье; горожане попали въ высшій раз­рядъ, какъ болѣе зажиточные люди. Бѣлое духовенство, хотя и не поименовано въ Уложеніи, также платило па выкупъ, какъ видно изъ указа Воронежскому воеводѣ Солнцеву (1681 года): «Указали мы, Великій Государь, съ митрополичьихъ и ар- хіеппскоплихъ, и съеппскоплихъ, и съ монастырскихъ вотчинъ, и съ церковныхъ дворовъ соборныя церкви съ протопопа съ братьею, и съ посадскихъ и уѣздныхъ церквей съ поповъ, и съ дьяконовъ и со всѣхъ церковныхъ причетниковъ, и съ ихъ крестьянъ и бобылей собрать полоняникомъ на окупъ мел­кими серебряными деньгами.... по 8 денегъ съ двора.» ’5). [57]

Слѣдовательно отъ платежа полоняничныхъ денегъ бы- ло освобождено только лично дворянство. Прочіе служилые люди , певычисленные въ Уложейіи , также участвовали въ сборѣ [58][59]).

Сборъ полоняничныхъ денегъ по Уложенію долженъ былъ производиться по новымъ переписнымъ книгамъ , а не по сошному письму, слѣдовательно по-дворпо. Причина этого высказана тамъ же: «чтобы въ томъ денежномъ сборѣ никто въ избылыхъ не былъ.» Раздѣленіе на сохи заклю­чало только однихъ тяглыхъ уѣздныхъ людей, слѣдователь­но, ни служилые, ни духовенство, пи казенные мастеровые и другіе разряды не входили въ него п). Неравномѣрность подворнаго сбора, сравнительно съ посошнымъ, не могла быть ощутительна при незначительности полоняничныхъ де­негъ.

Въ статьяхъ 2—7 VIII главы Уложенія опредѣляется количество выкупа за нашихъ плѣнныхъ [60]):

1) За дворянъ и дѣтей боярскихъ по 20 руб. со 100 четвертей ихъ помѣстнаго оклада; и по 5 рублей со 100 четв., если они были взяты не на бою и не въ посылкахъ.

2) За Московскихъ стрѣльцовъ по 40 руб.

3) За Украинскихъ стрѣльцовъ и казаковъ по 25 руб.

4) За посадскихъ по 20 руб.

5) За пашенныхъ крестьянъ и за боярскихъ людей 15 руб.

Эта роспись приводитъ къ слѣдующимъ выводамъ: 1 , количество выкупа соразмѣрялось съ значеніемъ сословія, къ которому принадлежалъ плѣнный въ государственномъ орга­низмѣ; 2, если выкупъ за дворянина и сына боярскаго со­размѣрялся съ количествомъ его помѣстья, то здѣсь дѣйство­вало высказанное впереди начало, т. е, значеніе его для го­сударства , потому что количество помѣстной дачи зависѣло отъ чипа и годности дворянина и его заслугъ на службѣ[61]); 3, выкупная сумма уменьшалась для дворянъ и дѣтей бо­ярскихъ вчетверо , если они будутъ взяты не надѣйстви- тельной службѣ; 4 , количество выкупа вообще было весьма значительное по тогдашней цѣнности денегъ; 5, въ росписи не поименованы нѣкоторые разряды служилыхъ людей, напр.: рейтары , драгуны, солдаты и пр. и цѣлыя сословія: духо­

венство , приказные (дьяки и подъячіе), гости и купцы и нѣкоторые другіе, наконецъ —женщины 2°).

Уложеніе опредѣлило сбирать полоняничныя деньги по­годно въ посольскій приказъ. Кошихинъ въ статьѣ о по­сольскомъ приказѣ говоритъ: «Да въ тотъ же приказъ со всего Московскаго государства съ царскихъ , дворцовыхъ и черныхъ волостей, и съ помѣщиковыхъ и вотчинниковыхъ крестьянъ и бобылей собираются деньги плѣннымъ на окупъ, которые бываютъ въ Крыму и въ Турецкой землѣ , погодно по указу (а указная статья сбору написана подлинно въ уложенной книгѣ): и соберется тѣхъ полопяничныхъ денегъ съ 150 тысячъ рублевъ въ годъ, и окромѣ выкупу тѣхъ де­негъ ни даютъ ни въ какіе расходы». Странно, что подъячій посольскаго приказа выставилъ такую невѣроятно большую сумму: можно принять , что среднимъ числомъ платилось на окупъ плѣннымъ по 5 денегъ съ двора. Въ такомъ случаѣ, если принять по Кошихину сборъ во 150 т. р., выйдетъ, что въ царствованіе Алексѣя Михайловича Россія имѣла 6 мил­ліоновъ дворовъ пли 30 милліоновъ душъ обоего пола (за исключеніемъ духовенства, дворянства, инородцевъ и проч.), между тѣмъ, какъ ревизія 1722 г. не дала и половины это­го числа[62][63]). Кромѣ того, изъ одного акта 1686 г. мы знаемъ, что полоняничныя деньги вмѣстѣ съ ямскими давали всего 33,965 руб. въ годъ [64]). Но не принявъ извѣстія Кошихина, мы не имѣемъ возможности точно опредѣлить годовой сборъ полопяничныхъ денегъ.

Изъ платежныхъ 1582 г. видно, что полоняничный сборъ съ монастырей поступалъ въ большой приходъ [65]), изъ указа 1641 г. , что такой сборъ со всѣхъ сословій от­сылался въ приказъ болішаго дворца [66]). Хотя Уложеніе (и согласно съ нимъ Кошихипъ) называетъ мѣстомъ посту­пленія этого сбора посольскій приказъ, по изъ разныхъ ак­товъ мы видимъ, что и послѣ Уложенія полоняпичныя день­ги съ разныхъ разрядовъ и городовъ не поступали прямо въ этотъ приказъ: со стрѣльцовъ и казаковъ онѣ шли въ стрѣлецкій приказъ [67]), съ бѣлаго духовенства и монастыр­скихъ крестьянъ въ монастырскій [68][69]), съ жителей Онѣги въ Новгородскую четверть. 21) Сборъ полоняничныхъ денегъ производился въ общинахъ сельскихъ и городскихъ цѣло­вальниками , въ помѣщичьихъ и монастырскихъ селеніяхъ по распоряженію и подъ отвѣтственностью владѣльцевъ. Воевода долженъ былъ строго наблюдать за исправнымъ поступленіемъ этого сбора; за неплатежъ въ срокъ взыски­вался штрафъ [70]). Выборные, собравши деньги, или отвозили ихъ сами въ Москву, или сдавали въ съѣзжую избу своего города. Въ уплатѣ этихъ денегъ выдавалась воеводою кви­танція («платежная отпись») за его печатью; по доставленіи

пмь денегъ въ Москву изъ приказа присылались въ съѣз­жую избу особыя гранаты («платежныя Государевы грана­ты и Московскія отписи») съ означеніемъ, что такія-то день­ги получены. Если при повѣркѣ сбора земскіе выборные представляли воеводскія квитанціи, а въ съѣзжей избѣ не было Московскихъ отписей, то это служило доказатель­ствомъ воровства подъячихъ, съ которыхъ онѣ и взыскива­лись, или, если ихъ небыло въ живыхъ, съ ихъ женъ и дѣ­тей, или другихь наслѣдниковъ. 29) Такъ какъ полопяппч- пый сборъ назначался за границу, то при увеличеньи нари­цательной цѣны мѣдныхъ денегъ царь Алексѣй Михайло-

товариіци высылкою старостъ и цѣловальниковъ, съ платежемъ тѣхъ ямскихъ и полоняничпыхъ денегъ радъть и ничьихъ по­мѣстій и вотчинъ не объѣзжать, и въ томъ по наровки никому пи чинить, а учипя все по сей наказной памяти, доѣзду своего память и въ платежъ ямскихъ и полонянпчныхъ денегъ по уѣздныхъ людяхъ поручныя записи подать въ приказной избѣ стольнику и воеводѣ Никол. Лавр. Усову; а то уѣзднымъ лю­дямъ сказывать имянно, буде они въ нынѣшней высылкѣ тѣхъ ямскихъ и полоненичныхъ денегъ ослушаніемъ своимъ пла­тить не повезутъ, и платежемъ тѣхъ денегъ учпутъ мочгать, и поникъ посланы будутъ служилые люди изъ ѣзду и изъ про­гоновъ. «А. II. IV, А? 51. —-Въ 1661 г. Воронежскому во­еводѣ Солнцеву предписано окончивать всегда полоняпичный сборъ въ указной срокъ отъ филипозэ зоговѣнья до пиколина дня осенняго; за неисполненіе сего объявлено было , что съ воеводы будетъ доправленъ сборъ вдвое , взята пеня большая и двойныя прогонныя, и кромѣ того будетъ ему жестокое на­казаніе. А. Вор. JYs97. — Иногда впрочемъ полоняничнымъ сбо­ромъ завѣдывали губные старосты.» Да какъ со мною сидѣлъ въ Суздалѣ въ губѣ подъячій Алексѣй ЕрОФѣевъ ..., а послѣ ево, Алексѣя, послалъ я къ Москвѣ губнова цѣ іовальника...., и съ нимъ я послалъ полочяничпыя книги 180 году, по кни­гамъ послано денегъ мѣдныхъ 16 руб. «Допол. къ ІИуйс. акт. Борисова, А? 148.

) Ак. Воропеж. А? 97.

вичъ повелѣлъ вносить этотъ сборъ мелкими серебрянными деньгами, а не мѣдными 50).

Какъ самостоятельный сборъ полоняничныя деньги су­ществовали не долго [71][72]). Изъ указа 1686 г. (П. С. 3 Л? 1191) мы видимъ, что уже тогда они были соединены въ одну статью съ ямскими деньгами. По этому указу велѣно было собрать съ вотчинъ Спасскаго Ярославскаго монастыря но гривнѣ съ двора ямскихъ и полопяничныхъ денегъ въ ямской приказъ , при чемъ наравнѣ съ крестьянскими дво­рами надо было собрать его «съ служнихъ и служебнико- выхъ, и съ Конюховыхъ, и съ Поваровыхъ, и со вдовьихъ избъ и келій.» По указу 1687 г. новелѣно было поло- няничныя и ямскія деньги , записавъ въ одну статью, сби­рать Московскимъ ямщикамъ на жалованье по новымъ пере­писнымъ книгамъ (186 г.) съ патріаршихъ , архіерейскихъ и монастырскихъ вотчинъ съ двора по 3 алтына и 2 день­ги (= 20 денегъ), а съ дворцовыхъ и помѣщичьихъ кресть­янъ по 10 денегъ съ двора. Ямской приказъ сдѣлался мѣ­стомъ пріема этихъ денегъ. Такимъ образомъ полоняничныя деньги остались только по имени, — на самомъ дѣлѣ онѣ шли на тоже употребленіе , какъ и ямскія, т. е. па содер­жаніе ямовъ. Въ этомъ соединенномъ сборѣ замѣтно вліяніе полоняничнаго въ томъ, что съ церковныхъ имуществъ сби ралось вдвое больше, чѣмъ съ дворцовыхъ и помѣщичьихъ [73]). Какія были причины уничтоженія сбора полопяничныхъ де­негъ для ихъ первоначальной цѣли и соединенія ихъ съ ямскими—объяснить весьма трудно. Выкупъ плѣнныхъ про­должался до конца ХѴП столѣтія и даже въ XVIII, но уже изъ общихъ госудсрствеиныхъ доходовъ. Полоняничныя день­ги въ соединеніи съ ямскими встрѣчаются еще подъ 1691-

годомъ [74]). Впрочемъ, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Россіи онѣ удержались и во 2-й половинѣ XVIII в. , и окончательно были отмѣнены знаменитымъ манифестомъ Екатерины II, по случаю заключенія Кайнарджискаго мпра [75][76]). Кромѣ сбо­ра, извѣстнаго подъ именемъ полоняничныхъ денегъ, были еще н другія мѣры для выкупа нашихъ плѣнныхъ изъ му­сульманской неволи: 1) поминки, 2) частный выкупъ.

При Іоаннѣ III не прекратились трибутарныя отноше­нія Московскаго государства къ Татарскимъ ордамъ: онѣ пе­решли отъ Золотой орды къ Крымской. Дань, которую Русскіе князья платили Волжскимъ Татарамъ , имѣла зна­ченіе всенароднаго окѵпа отъ плѣна и разоренія. Того же самаго требуютъ при Василіѣ Іоанновичѣ Крымскіе Татары, недовольные небольшими подарками. Въ 1533 г. Ханъ Са­ппъ Гирей, разоривши Россію и взявши 100,000 плѣнныхъ, писалъ Василію: «Дружба съ Москвою даетъ намъ по со­болю въ годъ, а рать тысячи.... Хочешь ли мира и союза? Да будутъ дары твои по крайней-мѣрѣ въ цѣну 300 или 400 плѣнниковъ» 33). Эго языкъ настоящаго атамана раз­бойниковъ. Когда султанъ по просьбѣ Василія запретилъ хану нападать на Россію, то Татаринъ отвѣчалъ: «Не ве­лишь мнѣ пойти на Московскаго и па Волошскаго, пио миѣ чѣмъ быти сыту и одѣту» [77]). При неимѣніи хорошихъ обо­ронительныхъ средствъ на южной границѣ , древней Россіи было гораздо выгоднѣе платить Крымскимъ разбойникамъ нѣсколько тысячъ рублей, нежели подвергаться опасности терять десятки тысячъ людей, уводимыхъ въ плѣнъ. — Не одна Россія принуждена была платить унизительныіі окупъ; въ такомъ же положеніи къ Крымской ордѣ находилось и родственное намъ Литовское государство. Съ начала XVI столѣтія Литва платила ордѣ ежегодно 15,000 золотыхъ день­

гами и сукномъ. По тождеству отношеній Москвы и Литвы къ Татарамъ для уясненія характера нашихъ поминокъ мы приведемъ Литовскія извѣстія объ этомъ предметѣ. Царь Де- влетъ-Гирей въ одной грамотѣ къ Сигизмунду-Августу от­кровенно высказываетъ значеніе поминокъ. «Если вы искрен­но хотите имѣть съ нами братскую пріязнь , то присылайте намъ такіе же поминки, какіе предки ваши присылали дядѣ нашему Махметъ-Гирею царю: 7,500 золотыхъ и на 7,500 золотыхъ сукнами; тогда между нами будетъ всегдашняя братская пріязнь , и ни одинъ Татаринъ по сдѣлаетъ вре­да вашему государству; а если вы не захотите мнѣ давать такихъ поминокъ, — то въ который годъ я буду воевать твою землю, того году отъ тебя поминокъ брать не буду, а котораго году земли твоей воевать не буду, ты мнѣ , братъ мой, поминки присылай» [78]).

Девлетъ-Гирей очень обидѣлся, когда ему прислали од­нажды «лихія» гнилыя сукна, и писалъ Сигизмунду: «Если вы хотите, ваша милость, быть со мною въ братской пріяз­ни, то присылайте лучшія сукна» [79][80]). В. К. Литовскій по­сылалъ поминки, подобно Московскому Государю, не толь­ко хану, по и всему его семейству—царицамъ, царевичамъ, царевнамъ, — также знатнѣйшимъ князьямъ и мурзамъ зэ). Девлетъ-Гирей жаловался Сигизмунду, что хотя у него ме­нѣе женъ и дѣтей , нежели у предшественника его Саганъ- Гирея, а поминокъ прислали не всѣмъ, обошли одного ца­ревича, бывшаго тогда въ Константинополѣ. На это Сигиз­мундъ съ явнымъ лицемѣріемъ отвѣчалъ: «Мы душевно жела­емъ, милый братъ, вольный царь, чтобы Господь умножилъ твое потомство, и сколько бы его ни было, мы всѣмъ будемъ посылать поминки, исключая тѣхъ, которые не будутъ при

тебѣ , братѣ пашемъ. Самъ ты можешь понять , что нельзя давать тому, кго живетъ па сторонѣ, «а пріязни своей не ука- зуетъ намъ, доводечи саблею непріятелю непріязнь» й0). Если поминки платились исправно, то Крымцы не опустошали Литовскихъ владѣній, и даже обязаны были воевать Мо­сковское государство. Все дѣло состояло въ томъ, кто дастъ больше—Москва, или Литва—съ тѣмъ дружба, а съ против­никомъ его война. Случалось и такъ, что ханъ былъ дово­ленъ Московскими, или Литовскими поминками, и хотѣлъ держать миръ, но молодые царевичи «по шалости» нападали, грабили и жгли. Ханъ извинялся въ этихъ проказахъ, и о- сяобождалъ безъ выкупа взятыхъ плѣнниковъ [81][82][83]. Иногда случалось, что ханъ держалъ, папр. сторону Литвы, а нѣко­торые изъ князей Москвы 4S).

Хотя на соборѣ 1612 года и выраженъ былъ энергиче­скій протестъ противъ платежа поминокъ [84]), но они оста­лись и вовсе продолженіе XVII столѣтія. У Кошихина встрѣ­чаются любопытныя извѣстія о поминкахъ. «Къ Крымскому хану и къ его царицѣ, и къ царевичамъ, и къ ихъ женамъ и къ дѣтямъ, и къ пашамъ, и къ князьямъ , и къ мурзамъ и къ ближнимъ людямъ посылаютъ съ поминками шубы со­больи, куньи, бѣльи, покрыты золотомъ, да шубы жъ лисьи, песцовыя, заячьи, покрыты камкою цвѣтною, однорядки су­конныя , каФтаны камчатные, шапки, сапоги, соболи, ку­ницы, лисицы ежегодь, а что годъ передъ годомъ съ при-^ бавкою для того: которые имъ дары не полюбятся , и они перемѣниваютъ , или къ тому прибавляютъ, а чего кому не достанетъ по росписи , и опи тѣхъ посланниковъ мучатъ и быотъ, и въ тюрьмѣ держатъ. А посылаютъ къ нимъ тѣ поминки для того , чтобъ опи на украиные городы не хо­дили, и городовъ и мѣстъ не разоряли; однако они, такіе

дары беручи, па то пе смотрятъ, чинятъ, что хотятъ. А бу­детъ тѣхъ поминковъ на годъ больше 20,000 рублевъ 41)». Іоаннъ III, Василій п Іоаннъ IV, соглашаясь платить по­минки, ни какъ пе хотѣли включить этого обязательства въ шертныя записи. Но во второй половинѣ XVII вѣка къ уни­женію достоинства Россіи обязательство это включено въ шертвыя записи. Въ договорѣ 1670 г. постановлено: «А впредь казна посылать по вся годы по росписи, по которой нынѣ постановлено, къ Адиль-Гирею царю и къ калгѣ, и къ ІІу- радыпу царевичамъ и къ царицамъ ихъ поминки, а къ ближ­нимъ людямъ Его Царскаго Величества жаловапье, а боль­ше того имъ на себя и па царицъ, и на дѣтей и на ближ­нихъ людей не просить ничего; и на посланникахъ, кото­рые съ казною въ Крымъ присланы будутъ, ничего пе спра­шивать, и безчестья [и тѣсноты никоторыми мѣрами не чи­нить. А въ которомъ дѣлѣ будетъ споръ, и о томъ Адиль- Гирею царю писать къ Великому Государю къ Е. Ц. В-ву, а до посланниковъ имъ дѣла пѣтъ никому» 45). Такимъ обра­зомъ ясно видно, что Крымскіе поминки составляли дань, точно опредѣленную. За это Крымскій ханъ обязывался не воевать Россіи , и если его Татары самовольно нападутъ, то ихъ казнить, а взятыхъ ими плѣнниковъ возвращать безъ выкупа. — Въ 1672 году Селимъ-Гирей, подтверждая дого­воръ, заключенный съ Адиль-Гиреемъ, выговариваетъ, чтобъ ему дали за прежніе годы единовременно тройныя поминки ('«три казны»), а впредь платили бы ему исправно, ежегодно,— прп чемъ очень наивно замѣчаетъ: «а шубы бъ недомѣрки и

44) Кошпх. гл. IV, ст. 37. Кошихинъ расказываетъ странную ле­генду о происхожденіи поминокъ: будто ихъ уложилъ давать митрополитъ Алексѣй послѣ своего освобожденія изъ Крым­скаго плѣна , и заклялъ Московское государство воевать съ Крымцами и проч. Это мнѣніе въ историческомъ смыслѣ не­лѣпость , но любопытно какъ выраженіе народнаго ужаса къ Татарамъ.

45) П. С. 3. 469.

узки не были» [85]). Эга унизительная дань была уничтожена въ царствованіе Петра Великаго. Въ Константинопольскомъ трактатѣ съ Турціей 3-го іюля 1700 года, заключенномъ Украинцовымъ и Черодѣевымъ, постановлено: «А понеже государство Московское самовластное и свободное государ­ство есть, дача, которая по се время погодно давана была Крымскимъ ханамъ и Крымскимъ Татарамъ, или просимая ими нынѣ, впредь да не будетъ должна стъ Его Священнаго Царскаго Величества Московскаго даватись, ни отъ его на­слѣдниковъ» [86]). Впослѣдствіе, при грозномъ развитіи воен­ныхъ силъ Россіи, не могло быть и рѣчи о поминкахъ. Впро­чемъ, какъ ня страшны были Крымцы для древней Россіи , какъ пи унизите.іьпы были поминки, по въ дипломатиче­скихъ сношеніяхъ ХѴТІ в. Русскій Царь держитъ себя выше хана. Между Россіеіі и Крымомъ пѣтъ правильныхъ трак­татовъ: ханъ даетъ въ соблюденіи договора шорть,—Русскій Царь не отвѣчаетъ взаимностью. Всего лучше высказывается взглядъ Россіи па Крымъ въ дипломатическомъ церемоніалѣ. Крымскихъ пословъ принимали также , какъ Наганскихъ и Калмыцкихъ. Имъ не было торжественныхъ встрѣчъ; при­ставъ провожалъ ихъ на подворье. Для появленія на ауді­енцію имъ дарились отъ Царя шубы и каФтаны. Въ посоль­скихъ приказѣ ихъ принималъ дьякъ , и они шли оттуда до дворца пѣшкомъ. «А Царь въ то время, — говоритъ Коши- хинъ, — бываетъ въ палатѣ въ одѣяніи повседневномъ. А какъ послы войдутъ въ палату, и увидѣвъ Царя кланяются въ землю, и правятъ посольство свое, и Царь спрашиваетъ пословъ о здоровьѣ Крымскаго хана, сидя въ шапкѣ, а го­воритъ рѣчь отъ Царя думный дьякъ; и правя посольство подаютъ послы грамоту, и Царь тое грамоту велитъ приня­ти думному дьяку; а бываетъ та грамота въ мѣшкѣ золот­номъ незапечатапа; и принявъ грамоту велитъ Царь съ по­словъ однорядки снять, возложить на нихъ золотныя шубы

при себѣ, а однорядки отошлетъ къ нимъ на дворъ; и потомъ Царь велитъ идти къ своей рукѣ, и какъ они придутъ, Царь кладетъ руку свою па ихъ головы, а цѣловать не даетъ; и по­томъ Царь даетъ посламъ пити кубками романеи да по ков­шу меду вишневаго, и потомъ отпущаетъ ихъ къ себѣ на дворъ» °8). Сравнивая этотъ церемоніалъ съ тѣмъ, который наблюдался при пріемѣ и отпускѣ пословъ европейскихъ го­сударствъ , а также Турціи и Персіи, находимъ чрезвычай­ную разницу. Подтвержденіе словъ Кошихипа находимъ въ офиціальномъ описаніи обрядовъ , съ которыми Царь Алек­сѣй Михайловичъ спрашивалъ пословъ о здоровьи ихъ го­сударей і0.

Вообще поминки имѣютъ сходство съ той дапыо, кото­рую нѣкоторыя европейскія государства платили даже въ началѣ нынѣшняго столѣтія Варварійскимъ владѣтелямъ.

Частный выкупъ изъ Крымскаго плѣна шелъ рядомъ съ государственнымъ. Плѣнные наши заключали съ Тата­рами договоры , по которымъ обязывались внести за себя выкупъ, или доставить на размѣнъ плѣннаго Татарина. Обя­зательность этихъ частныхъ сдѣлокъ подтверждена догово­ромъ 1672 года. «А которые ваши полоняники , нынѣ въ Крыму будучи, договорились на окупъ, какъ будутъ па раз­мѣнномъ мѣстѣ, по договору окупныя деньги за нихъ давати сполна.» Въ какомъ отношеніи былъ выкупъ государствен­ный къ частному ? Конечно , плѣнный , имѣвшій состояніе, выкупался на собственный счеіъ родственниками и другими лицами. Мы видѣли, что полоняничный сборъ былъ учрежденъ только вслѣд. недостаточности частнаго выкупа: плѣнные, у которыхъ не было родныхъ и состоянія, оста іись бы иначе [87][88]

неокупленными. Могло быть, что правительство помогало плѣнному изъ полоняничнаго сбора, если онъ условился за­платить болѣе положеннаго Уложеніемъ. Но во всякомъ слу­чаѣ казна не платила болѣе опредѣленнаго въ Уложеніи. Это начало выражено и въ резолюціи кабинетъ — мини­стровъ въ 1736 г. по дѣлу подпрапорщика Вегнера. Этотъ Вегнеръ участвовалъ въ несчастной Хивинской экспедиціи князя Черкаскаго, попался въ плѣнъ , и былъ выкупленъ Греческимъ купцомъ графомъ Бондысомъ за 109 руб. , съ обязательствомъ заплатить эти деньги Красносельцу Леонтію Симанову, кореспонденту Грека, и въ обезпеченіе долга оста­вилъ у Симанова въ закладѣ жену и дѣтей. Сенатъ опредѣ­лилъ на основаніи Уложенія дать окупу только 40 руб. , слѣд. столько, сколько положено было за Московскаго стрѣль­ца. Ио Шведскій посланникъ Фонъ-Дигнеръ объявилъ, что безъ платежа остальныхъ 70 руб. Вегнеръ останется въ вѣ­чномъ холопствѣ у Греческаго купца, какъ былъ у Татаръ. Кабинетъ — министры рѣшили выдать остальную сумму «ради іпюземства» Вегнера , а за Русскихъ плѣнныхъ давать оку- ппыя деньги по Уложенію [89]).

При возрѣпіи па выкупъ плѣнныхъ, какъ на великое дѣло христіанскаго милосердія, весьма вѣроятно, что частная благотворительность обращалась и на этотъ предметъ [90]).

Съ тѣмъ же характеромъ выкупъ существовалъ и въ сношеніяхъ съ другими азіатскими народами. При чемъ пра­вославные , хотя и не Русскіе подданные , пользовались на­равнѣ съ Русскими благодѣяніемъ выкупа , вс.іѣд. его рели­гіознаго характера. Такъ въ шертной записи, данной въ

1683 г. Калмыцкимъ тайшею Аюкою постановлено: Всѣхъ Русскихъ, а также Грузинъ, Бѣлоруссовъ , Волоховъ , Муль- тянъ (т. е. Молдаванъ) православной вѣры, которые, ока­жутся въ Калмыцкихъ улусахъ, представить въ Астрахань , за что данъ будетъ условленный окупъ, — а также и всѣхъ православныхъ полоненниковъ. Тайша обязался и тѣхъ пра­вославныхъ плѣнниковъ, которые уйдутъ въ сго улусы изъ Бухары и Хивы, не задерживая отпускать съ провожатыми [91][92]). Выкупъ плѣнныхъ у восточныхъ народовъ продолжался и въ XVIII столѣтіи. Такъ въ 1774 г. Астраханскому губерна­тору ассигнована была ежегодная сумма въ 3,000 руб. на выкупъ у Горцевъ христіанскихъ плѣнныхъ съ платою отъ 25 до 50 руб. ас. за человѣка 33).

Вообще выкупъ плѣнныхъ у Татаръ Крымскихъ и дру­гихъ производился слѣдующими способами: 1) Крымцы при­водили нашихъ плѣнныхъ на условленное размѣнное мѣсто,— сначала мѣнялись , а за остальныхъ брали выкупъ. Случа­лось , что во время нападеній на Россію Татары , набравъ много плѣнныхъ, располагались на южной границѣ, и звали жителей сосѣднихъ городовъ выкупать своихъ.^2) Иностран­ные купцы, Крымскіе и Турецкіе послы приводили нашихъ плѣнныхъ въ Москву на выкупъ [93]). Плѣнный неокуплеп- пый оставался невольникомъ купца [94]). 3) Воеводы погра-

яичныхъ городовъ выкупали плѣнныхъ, при чемъ не было означено опредѣленно количество выкупа ). 4) Послан­

ники наши въ Крымѣ и Турціи получали деньги на выкупъ плѣнныхъ , также безъ назначенія таксы [95][96]).

Россія не достигла въ сношеніяхъ съ Крымцами даже и того, чтобъ сдѣлать обязательнымъ для нихъ возвращеніе нашихъ плѣнныхъ за окупъ по заключеніи мира. Татары при­

водили на окупъ только тѣхъ изъ нашихъ плѣнныхъ, кото­рые были, какъ рабы, для нихъ излишни, и которыхъ нельзя было выгоднѣе продать въ азіатскія и африканскія страны [97]). Этимъ объясняется значительность выкупа, назначеннаго въ Уложеніи. Тогда какъ въ войнахъ западныхъ народовъ, вы­купъ состоялъ для простого воина въ XVI и XVII столѣтіи въ мѣсячномъ жалованіи, у насъ за служилыхъ людей пла­тилась такая сумма, какой они на службѣ въ нѣсколько лѣтъ не могли получить. Причина понятна: на западѣ, такъ какъ не существовало уже рабства плѣнныхъ , выкупъ со­кращалъ только время освобожденія , а нашимъ плѣннымъ у Татаръ онъ давалъ освобожденіе изъ вѣчной и ужасной неволи.

При постоянномъ перевѣсѣ въ числѣ плѣнныхъ у Кры­мцевъ предъ нами выкупъ ими своихъ плѣнныхъ могъ су­ществовать только, какъ рѣдкое исключеніе ).

Мы видѣли, что православные , хотя и не Русскіе под­данные, выкупались нашимъ правительствомъ. Но пользова­лись ли выкупомъ иновѣрцы , Русскіе подданные? Взявши въ соображеніе религіозный характетъ выкупа и совершен­ное отсутствіе указаній въ законодательныхъ памятникахъ можно сказать утвердигелыю , что наши служилые мусуль­мане не пользовались выкупомъ изъ плѣна, покрайней мѣрѣ со стороны правительства. Что касается до наемныхъ евро­пейскихъ воиновъ , то вступая въ нашу службу опи иногда въ самыхъ контрактахъ выговаривали себѣ условіе , что въ случаѣ плѣна Царь выкупитъ ихъ на своіі счетъ ео).

Выкупъ плѣнныхъ у Крымскихъ Татаръ, составлявшій въ древней Россіи такое важное религіозное и земское дѣло, прекратился съ начала ХѴ*ІІІ в. Россія съ Константинополь­скаго трактата 1700 г. не находилась съ Крымомъ въ пря­мыхъ сношеніяхъ, а только съ его сюзереномъ—Турецкимъ султаномъ; трактаты, заключенные съ этого времени съ Тур­ціей обязательны и для Крыма. Въ Константинопольскомъ трактатѣ (статья IX) постановлено относительно плѣнныхъ: Россія и Турція возвращаютъ взаимно безъ выкупа тѣхъ плѣнныхъ, которые не находятся въ частномъ владѣніи, и не приняли въ Россіи православія, а въ Турціи магеметап- ства. Тѣже плѣнные, которые находятся въ частномъ вла­дѣніи, или у Татаръ, должны быть освобождены «мѣрнымъ и честнымъ окупомъ,» и Россія получаетъ право послать своихъ комиссаровъ для сыска и вукупа послѣдняго рода плѣнныхъ [98]). Такимъ образомъ хотя выкупъ отчасти и былъ

удержанъ, по опредѣленъ, какъ Форма освобожденія обяза­тельная, и при томъ количество его не отдано на произволъ Татаръ. Въ послѣдующихъ трактатахъ уже вовсе не встрѣ­чается выкупа. Въ Прутскомъ договорѣ [99]) постановленъ раз­мѣнъ безъ выкупа. Наконецъ въ Бѣлградскомъ трактатѣ 1739 г. въ 7-й ст. опредѣлительно высказано начало вза­имнаго возвращенія плѣнныхъ, не смотря на ихъ число, безъ выкупа и поголовнаго размѣна [100]). Такимъ образомъ выкупъ плѣнныхъ въ сношеніяхъ съ правильными государствами ис­чезъ у насъ съ начала XVIII вѣка. Но въ сношеніяхъ съ разными азіатскими варварами онъ продолжался и въ XVIII ст. Въ статутахъ нѣкоторыхъ орденовъ нашихъ до сихъ поръ сохранилась рыцарская обязанность выкупать плѣн­ныхъ (Св. Зак. Т. I , 184-2 г., Учр. Орд. ст. 329).

Выкупъ былъ главной Формою освобожденія нашихъ плѣнныхъ изъ рукъ Татаръ, — другія Формы играли незна­чительную роль.

Обмѣнъ головы па голову не могъ быть важенъ по чрез­вычайной несоразмѣрности въ количествѣ плѣнныхъ между нами н Татарами. Онъ былъ только вспомогательнымъ сред­ствомъ при выкупѣ. Сначала обмѣнивались, а остальныхъ плѣнныхъ мы выкупали. Въ частныхъ договорахъ съ Тата­

рами Русскіе плѣнные условливались или дать въ обмѣнъ па ссба Татарина, или заплатить -деньги °4). Обмѣнъ, также какъ и выкупъ, не былъ обязателенъ для Татаръ, а зави- силъ отъ ихъ произвола. Для обмѣна плѣнныхъ назнача­лось какое-нибудь пограничное мѣсто, наир. по договору 1670 г. Валуйка [101][102]), по договору 1681 г. Переволочна ее).

Возвращеніе плѣнныхъ безъ выкупа производилось Тата­рами только тогда, когда при мирѣ съ Россіей, шайки Та­таръ самовольно нападали , — такъ цокрайней-мѣрѣ было постановлено въ договорахъ [103]).

Избавленіеплѣнныхъ силою Русскаго оружія происхо­дило весьма часто. При отраженіи набѣговъ Татаръ наши воеводы старались отрѣзать имъ обратный путь и «отполо-

нить» плѣнныхъ, что иногда удавалось ез). Походы наши па Казань имѣли одного изъ главныхъ цѣлей — освобожденіе плѣнныхъ, — отсюда то религіозное одушевленіе, съ кото­рымъ паши воины шли на Казань. Такъ, въ 14-69 г. воевода Руно, захвативъ па время Казань, освободилъ христіанскихъ плѣнниковъ — Московскихъ , Рязанскихъ, Литовскихъ, Вят­скихъ , Устюжскихъ, Пермскихъ. Въ томъ же году кн. Холм- скій заставилъ царя Казанскаго возвратить всѣхъ нашихъ плѣнныхъ, взятыхъ Казанцами въ теченіи 40 лѣтъ. Въ 1506 г. Магметъ-Аминь , прося у В. К. Василія мира, предлагалъ отпустить всѣхъ нашихъ плѣнныхъ , — «и Князь Великій , приговоря съ братьею и съ бояры для христіанскихъ душъ, кои въ бусурменскіе руки попали, проступку его (т. е. царя Казанскаго) ему отдалъ.» Въ 1551 г. ПІигъ-Алей, посажен­ный въ Казань Грознымъ, обязался за это освободить всѣхъ Русскихъ плѣнныхъ, и послѣ долгихъ колебаній выдалъ на­конецъ нашимъ воеводамъ болѣе 60,000 человѣкъ, изъ ко­торыхъ многіе лѣтъ по 20 были въ плѣну. Ихъ надѣлили всѣмъ нужнымъ, и Волгою отправили въ отечество. Это былъ великій праздникъ для нихъ и для всей Россіи. Лѣтописецъ говоритъ , что никогда Россія не видала большаго праздника, и называетъ это освобожденіе новымъ исходомъ Израиля. При взятіи Казани было освобождено также большое число нашихъ плѣнныхъ. Что касается до Крыма, то кромѣ отпо- лоненія при возвращеніи Крымцевъ , Русскіе только одинъ разъ вошли въ эту страшную страну: Въ 1559 г. храбрый [104][105]

Адашевъ опустошилъ западную часть Крыма и при этомъ освободилъ много Русскихъ и Литовскихъ плѣнныхъ [106]).

Было еще одно отчаянное средство освобожденія для плѣннаго изъ страшнаго Татарскаго рабства—бѣгство. Какъ пи [далекъ былъ Крымъ, какія неизмѣримыя степи ни отдѣ­ляли его отъ Россіи, но, какъ видно, плѣннымъ нашимъ удавалось иногда бѣжать. Когда выкупъ былъ мало развитъ,— эго было единственнымъ средствомъ освобожденія для не­счастнаго. Такъ въ Судебникѣ Ивана III говорится о холопѣ^ который «выбѣжитъ» изъ Татарскаго плѣна, съ обѣщаніемъ ему за это свободы. Татары употребляли страшное средство, чтобъ заставить плѣнныхъ не покушаться на бѣгство, — клятву. «А кто будетъ въ полону, и велятъ ему крестъ цѣ­ловати иа томъ, что ему не бѣжати........................ 'и тамъ изъ поло­ну побѣжитъ въ свою землю а какъ пріѣдетъ въ свою

землЮі ино имъ даіи епитёмію и до икъ смертщ — а дати имъ эпитемію—въ понедѣльникъ, среду и пятокъ ясти хлѣбъ съ укропомъ (т. е. теплою водою), во вторникъ и въ четвер­токъ по дважды въ день сухояденіе, въ субботу и недѣлю дважды въ день ясти вареніе безъ масла; дары святые та­ковымъ дати при смерти. Бу де сіе вѣдомо, лучше бо умерети, а креста не цѣловати, зане крестному цѣлованію покаянія нѣсть и смертный грѣхъ» [107]). Чтобъ избѣжать повтореній, замѣтимъ здѣсь, что бѣгствомъ освобождались очень часто Русскіе плѣнные изъ Литвьіь

Здѣсь представляется вопросъ: если Русскій плѣнный по невозможности убѣжать въ отечество бѣжалъ въ ней­тральное государство,—возвращался ли онъ па свою родину, или тому государству, гдѣ онъ находился въ плѣну? Этотъ вопросъ не весьма ясно опредѣленъ и въ международномъ правѣ нашего времени: Нѣкоторые государства условились въ трактатахъ выдавать капитанамъ плѣнныхъ, бѣжавшихъ

съ военныхъ кораблей й въ случаѣ нейтралитета съ госу­дарствомъ, къ которому принадлежитъ плѣнный [108][109]). Другія государства напротивъ того признаютъ свободными бѣжав­шихъ па ихъ территорію плѣнныхъ мирныхъ съ ними го­сударствъ. Что касается до древней Россіи,—то въ догово­рахъ XV* вѣка 7S) было поставляемо, что, взятые въ плѣнъ Татарами подданные одного княжества и проданные въ дру­гомъ, должны быть возвращаемы въ свое отечество.На этомъ основаніи Іоаннъ III отпускалъ Литовцевъ, освобожденныхъ нашими воеводами [110][111]).

О мѣрахъ къ освобожденію плѣнныхъ отъ Литвьц Полъиіи и Швеціи.

Мы видѣли, какія начала международнаго права были выработы древней Россіей въ отношеніяхъ ея княжествъ. Вопросъ о плѣнныхъ былъ поставленъ на той степени , па которой онъ стоитъ въ наше время. Россія со временемъ Іо­анна III, вступивши въ международную СФеру , явилась уже съ выработанными понятіями о плѣнныхъ, ей нечего было заимствовать у своихъ западныхъ сосѣдей. Напротивъ того, мы видимъ, особенно въ сношеніяхъ съ Литвою, что эти гу­манныя начала относительно плѣнныхъ, вслѣдствіе разныхъ причинъ не приводятся въ дѣйствіе, и въ концѣ XVII вѣка вопросъ стоитъ па низшей степени развитія, нежели въ на­чалѣ XV". Разсмотримъ движеніе вопроса о плѣппыхъ въ сношеніяхъ Россіи: 1) съ Литвою и Польшею, 2) съ Шве­ціей. Сношенія съ Орденомъ Ливонскимъ были непродолжи­тельны, и не заключаютъ въ себѣ ничего замѣчательнаго по предмету нашего изслѣдованія.

Въ договорѣ 14-94- года между Іоанномъ и Алексан­дромъ мы видимъ туже Форму и тоже содержаніе, какъ и въ договорахъ Русскихъ удѣльныхъ князей. Только одно исклю­ченіе—нѣтъ статьи о размѣнѣ плѣнныхъ. Плѣнные не раз­мѣнивались, да и другими средствами, очень рѣдко освобож­дались менаду Россіей и Литвой до самаго Андрусовскаго до- 3*

говора. Причина этого заключалась вть томъ, что между Литвой и Россіей не было мира, а только перемирія болѣе, или менѣе продолжительныя, во время которыхъ обѣ сто­роны, приготовляясь къ повой борьбѣ, боялись усилить сво­его противника опытными воинами. Въ приведенномъ дого­ворѣ выговорено Литвою только освобожденіе плѣнныхъ Ме- зецкихъ князей х). При предложеніи вѣчнаго мира (1503 года) король Александръ требовалъ освобожденія плѣнныхъ [112][113]). При переговорахъ о мирѣ въ 1501 году Александръ пред­ложилъ Іоанну взаимно возвратить плѣнныхъ—князей и дво­рянъ, говоря, что удерживаніемъ ихъ въ плѣну онъ (Іоаннъ, себѣ не дѣлаетъ выгоды, а ему (Александру) не много до­садитъ [114]). Посредникъ между воющими государствами, Вен­герскій посолъ, предложилъ, чтобы Россія возвратила всѣхъ плѣнныхъ, взятыхъ послѣ начала переговоровъ, т. ё. послѣ того, какъ Литовскіе послы получили опасную грамоту [115]).

Эго дѣйствительно было впослѣдствіи правиломъ. Іоаннъ от­вѣчалъ, что ііе любитъ даромъ освобождать плѣнныхъ,безъ сомнѣнія имѣя ихъ гораздо болѣе, чѣмъ Литва [116][117]).

При переговорахъ о вѣчномъ мирѣ (1503) король Алек­сандръ предложилъ освободить плѣнныхъ. Король Сигиз­мундъ, предлагая Василію вѣчный миръ (1507), требовалъ, чтобъ онъ отпустилъ Литовскихъ плѣнныхъ — князей, па­новъ и всѣхъ подданныхъ е). Василій съ своей стороны, об­виняя Литву въ несправедливыхъ нападеніяхъ, требовалъ, чтобы Сигизмундъ не только возвратилъ всѣх ь пашихъ плѣн­ныхъ, но и «побитыя бъ головы велѣлъ поплатити» [118]). По Московскому договору 1509 г. условлено было взаимное возвращенія плѣнныхъ. Сигизмундъ писалъ Василію: «Мы всѣхъ людей твоихъ брата и свата наіпего, которые тот­часъ могли быть собраны, отпустили къ тебѣ съ твоими боярами, а которые по далекимъ городамъ и мѣстамъ сѣ­дѣли , тѣхъ мы съ нашими послами отпустили къ тебѣ, и впредь будемъ сыскивать и отпускать къ тебѣ тѣхъ твоихъ плѣнныхъ, которыхъ мѣстопребыванія теперь неизвѣстно. А ты бы, братъ нашъ, по своему слову и по своей грамотѣ, кото­рую посламъ нашимъ далъ, всѣхъ людеіі нашихъ, князей, пацовъ и иныхъ служебныхъ людеіі и мѣщанъ и жолнерей съ нашими послами немедленно къ намъ отпустилъ» [119]У. По этому договору (1509 года) тѣ плѣнные, которые доброволь­но согласятся остаться на службѣ, не возвращаются [120]). Эго

было общимъ правиломъ при дальнѣйшихъ сношеніяхъ Рос­сіи съ Литвою 10). Іоаннъ III не хотѣлъ размѣна плѣппыхъ, имѣя ихъ болѣе, нежели Литва. Точно также и Литовцы при заключеніи мира въ 1522 году по той же причинѣ не со­гласились на простой отпускъ плѣнныхъ, которые и оста­лись умирать въ Московскихъ и Литовскихъ тюрьмахъ. При подтвержденіи перемирія въ 1527 г. наши полномочные Ляцкой и Цыплятевъ успѣли выговорить нѣкоторое облег­ченіе участи плѣнныхъ. Въ 1529 году постановлено было , чтобъ плѣнныхъ не держать въ тюрьмахъ и въ цѣпяхъ ). Въ 1532 г. Польскіе послы предложили размѣнъ плѣнныхъ съ тѣмъ, чтобы Россія за это уступила Гомье и Попову Гору; бояре согласились уступить только нѣсколько пору- -бетныхъ волостей, — а потому размѣнъ не состоялся. (Кн. Польск. пос.). Въ 1542 году Сигизмундъ предложилъ воз­вратить нашихъ плѣнниковъ, съ тѣмъ, чтобъ за это уступле­ны были Литвѣ Черниговъ и 6 другихъ городовъ,—предло­женіе было отвергнуто, а Сигизмундъ не согласился взять выкупъ за нашихъ плѣнныхъ 12). Но потомъ даромъ осво= бодилъ знаменитаго воеводу Булгакова — Голицу послѣ 38 лѣтняго плѣну, а также князя Селиховскаго. Такимъ обра-

везлп въ Москву нѣсколькихъ Русскихъ плѣнныхъ, и требовали чтобъ имъ было предоставлено па волю остаться въ Россіи, или ѣхать обратно въ Литву. Бояре отказали имъ въ этомъ, говоря , что Русскихъ не о чемъ и спрашивать. Кн. Польск. гіосол.

30) «Послы брата и свата нашего панъ Станиславъ Глѣбовичъ съ товарищи о томъ съ нашими бояры уговорили: которые брата нашего и свата люди у насъ въ нятствѣ, и намъ тѣхъ всѣхъ брагу своему и свату отпустити, а которые были челомъ намъ служити, и намъ тѣхъ къ брату и свату своему пе отпустити.» А. 3. Р. т. П, Л? 57.

Р) А. 3. Р. т. П, 166.

32) И. Г. Р. т. VI. Карамзинъ объясняетъ эту неуступчивость Короля тѣмъ , что онъ опасался , что Литовскіе плѣнные воз­вратятся къ нему съ измѣною, а Русскіе откроютъ намъ новые

зомъ и наши и Литовскіе плѣнные , взятые въ войнахъ съ Василіемъ, умерли на чужбинѣ въ плѣнѣ [121][122]).

Сигизмундъ-Августъ старался объ освобожденіи плѣн­ныхъ размѣномъ, или другими способами [123]). Частный об­мѣнъ происходилъ безъ затрудненія [124][125]). Иванъ IV предла­галъ Сигизмунду-Августу (1569) прислать пословъ для по­становленія началъ освобожденія (взаимнаго) плѣнныхъ ).

Обмѣнъ происходилъ на томъ основаніи, чтобъ мѣнять одного плѣннаго па другого равной важности 1,т). Но Стефанъ Баторій рѣшительно не желалъ освобожденія плѣнныхъ до оконча­нія войны. Царь Иванъ сдѣлалъ ему предложеніе , чтобъ онъ , или обмѣнилъ нашихъ плѣнныхъ на своихъ , или бы назначилъ сколько надо дать выкупа за нихъ [126][127]). Но Сте- Фапъ не соглашался, говоря, что невозможно отпускать вяз­ней во время войны, и что паши плѣнные не видятъ ника­кой нужды ’9). Грозный сознаваясь, что во время войны

нейдетъ освобождать плѣнныхъ, утверждалъ, что когда начались переговоры о мирѣ, тогда можно размѣняться, или выкупать плѣнныхъ. При этомъ высказываетъ онъ причину, но кото­рой СтеФапу пе хотѣлось отпустить нашихъ плѣнныхъ:» а сказывати имъ нечого и отъ нихъ беречися нинеча нечего, потому-что межи насъ съ тобою миръ настоитъ» 20). Бато- рій отвѣчалъ, что миръ еще не заключенъ, а когда будетъ заключенъ, то онъ освободитъ всѣхъ нашихъ плѣнныхъ безъ выкупа ). Грозный былъ очень недоволенъ отказомъ Ба- торія:» «Что касается до того, что ты писалъ о плѣнныхъ, что ихъ хорошо содержишь, благодарю за это, но все таки было бы лучше, еслибъ ты сжалился надъ ихъ убогою кровью, и ихъ освободилъ па обмѣну и па окупъ, а то они теперь сидятъ въ нуждѣ по тюрьмамъ, а другіе уведены въ даль­нія мѣста и сидѣ въ тюрьмахъ умрутъ; а если кто изъ

нихъ впослѣдствіи и освободится па обмѣну и окупъ, то бу­детъ безъ ногъ и безъ рукъ, такъ что не па-что будетъ мѣняться и не за что давать окупъ, развѣ за душу; по­тому, хорошо бы ты сдѣлалъ, король СтеФанъ, если бы уми- лоеердился надъ ними , какъ государь христіанскій, и осво­бодилъ бы ихъ поскорѣе па обмѣну и на окупъ» ). Вслъдъ за тѣмъ Грозный предложилъ Баторію за освобожденіе на­шихъ плѣнныхъ возвратить завоеванные имъ Литовскіе го­рода Усвятъ и Озерище. Предложеніе это такжэ не было принято, между прочимъ потому, что СтеФанъ рѣшился от­нять оружіемъ все завоеванное у Литвы Иваномъ 23). Въ слѣдующемъ (т, е. 1581 году) Грозный, не смотря на то, что прежде прямо объявилъ, что болѣе не будетъ дѣлать предложеній о плѣнныхъ , снова сдѣлалъ предложеніе объ освобожденіи нашихъ вязней, предлагая за важнѣйшихъ изъ нихъ больш оіі денежный выкупъ , или обмѣнъ , и кромѣ

20) л. м. ч. П, J\1 36.
«) л. м. ч. II, л? 40.
22) л. м. ч. II, л? 53.
23) л. м. ч. II, л? 54,

того безвозмездное освобожденіе задержанныхъ въ Москвѣ Литовскихъ купцовъ съ ихъ товарами ’')• Въ переговорахъ о мирѣ, происходившихъ въ Запольскомъ Ямѣ Московскіе полномочные кн. Елецкій и ОлФерьевъ при всѣхъ своихъ усиліяхъ и ловкости не могли достигнуть удовлетвовитель- паго результата относительно плѣнныхъ, Уступивъ Баіорію во всѣхъ его требованіяхъ па завоеванныя нами земли, они желали по крайней мѣрѣ выиграть на этомъ пунктѣ (у насъ было гораздо меньше плѣнныхъ, чѣмъ у Батсрія). Наши послы представили дѣло плѣнныхъ съ точчи зрѣнія христіанскаго милосердія, чѣмъ склонили на свою стороня папскаго ле­гата Поссевина, посредника при переговорахъ.—Послы Поль­ско-Литовскіе въ описаніи переговоровъ говорятъ слѣдую­щее.-» Послѣ разсмотрѣнія всѣхъ спорныхъ пунктовъ Москов­скіе послы сказали, что они удивлялись, не слыша отъ пасъ ничего о плѣнныхъ , и спрашивали насъ, какая инструкція дана намъ объ этомъ отъ его королевской милости, и ка-- кпмъ образомъ могутъ быть освобождены ихъ плѣнные? Мы оцѣнили ихъ плѣнныхъ въ 300,000 червонцевъ, и кромѣ то­го требовали въ придачу безвозмезднаго отпуска нашихъ плѣнныхъ. Такъ какъ такое вознагражденіе показалось имъ не только великимъ, но и совершенно невозможнымъ, то мы потребовали за освобожденіе ихъ плѣнныхъ свободы нашихъ и уступки Опочки и Себежа. Послы Московскіе отвѣчали , что имъ не дано отъ государя полномочія объ освобожденіи плѣнныхъ такими средствами , и папскій посолъ нѣсколько разъ пылко и съ угрозами говорилъ намъ, чтобъ мы были болѣе склонны къ обоюдному освобожденію плѣнныхъ, а по-

**) «А обмѣну или окупъ велѣлъ бы еси за нихъ взяти—за кня­зя Петра Хворостинина окупу 800 рублевъ, или па немъ об­мѣнъ Толбинскій кпязецъ В. Розинъ да Папья Анна, Стани­славова жена Подбепскаго съ двема дочерьми и съ служащею. А за князя М. Гвоздева окупу 500 рублевъ, пли обмѣна Ба- билинской мызникъ Нѣмчипъ Реинъ Бирзипа,» и т. д. Л. М. ч. П, 71

слы Московскіе, удивляясь, нѣсколько разъ говорили ле­гату , чтобы онъ видѣлъ , кекъ христіане христіанъ о- цѣпиваютъ и продаютъ. Мы сказали послу папскому и имъ , что намъ страннымъ кажется , что они удивляются тому, что именно ихъ государь первый хвалилъ и дѣ­лалъ; потому что , по взятіи Полоцка при Сигизмундѣ- Августѣ государь ихъ требовалъ за освобожденіе Полоц­кихъ вязней уступки Усвята и Озерищъ , и когда король не согласился на это, то онъ Полоцкихъ вязней шлях­ту и мѣщанъ отдалъ на обмѣнъ своихъ плѣнныхъ, и взялъ еще значительный денежный окупъ, и такимъ образомъ Русскихъ плѣннѣіхъ свободилъ, и получилъ еще много де­негъ: такъ папр. за воеводу Полоцкаго пана Довойпу взято имъ 10.000 червонцевъ. — Послы Московскіе сказали на это, что положеніе теперь со всѣмъ другое: тогда государи были въ войнѣ, а теперь милостью Божьей на миръ сошлись, по этому надо устроить это дѣло иначе, по христіански, — чтобъ христіане не плакали и нужды не терпѣли, и по этому надобно обоюдно возвратить своихъ плѣнныхъ. На это мы отвѣчали, что не имѣемъ на этотъ предметъ инструкціи, и отложили рѣшеніе его, сказавши, что король дастъ инструк­ціи объ этомъ тѣмъ посламъ, которые пріѣдутъ въ Москву къ Великому Князю» Такимъ образомъ Московскіе по­слы отвергли начало выкупа. Въ инструнціяхъ, данныхъ Литовско-Польскимъ посламъ относительно вопроса о плѣн­ныхъ сказано слѣдующее:» Если переговоры коснутся судьбы плѣппыхъ, и съ Московской стороны будутъ требовать пол­наго обоюднаго освобожденія , основываясь на томъ , что христіанамъ не прилично торговать людьми; тогда, господа послы, вы напомните , что заключенъ не вѣчный миръ , а срочный, и что по этому нельзя намъ усиливать своихъ не­пріятелей возвращеніемъ плѣнныхъ, которыхъ у пасъ гора­здо больше п гораздо знатнѣйшіе , потому - что у е. к. м. находится въ плѣну немало воеводъ и начальныхъ людей,

В5) Л. М. ч II, Л? 81.

а у Русскихъ всего нѣсколько шляхтичей, людеіі незнатныхъ, «легкихъ» При томъ же выкупъ есть общенародный

обычай, и не только выкупаются рыцари, по и короли, папр. король Французскій выкупился у цезаря христіанскаго Карла V за большую сумму золота и за уступку одной области. Самъ Великій Князь поступалъ точно также: завое­вавъ Полоцкъ, онъ взялъ за воеводу и другихъ людей зна­чительный выкупъ; далѣе, послы Великаго Князя при пе­реговорахъ въ Великихъ Лукахъ предлагали за своихъ плѣн­ныхъ, которыхъ тогда было гораздо меньше, нежели теперь, Усвятъ и Озерище. По этому старайтесь , господа послы , получить за освобожденіе плѣнныхъ Невль и Заволочье, на­помнивъ Москвитянамъ, что Сигизмундъ имъ уступилъ за плѣнныхъ много Смоленскихъ и Сѣверскихъ замковъ и воло­стей, а тогда не было у В. Князя столко плѣнныхъ, сколь­ко теперь по милости Божьей у короля. Если же не захо­тятъ отдать за плѣнныхъ Заволочья , тогда требовать Невля и Себежа. Если и на это не согласятся, то вы, господа по­слы, скажите , что е, м. король не хочетъ держать въ не­волѣ христіанъ , и по этому предлагаетъ освободить плѣн­ныхъ размѣной и выкупомъ; и для этаго бы Великій Князь всѣхъ Литовскихъ вязней рыцарскаго званія послалъ въ Ве­ликія Луки , давши реестръ ихъ именъ посламъ, а е. к. м- находящихся у него плѣнныхъ пришлетъ въ Озерище, и тогда назначенные съ обѣихъ сторонъ коммисары постановятъ пра­вила размѣна п выкупа 2?).»—Въ 1583 г. посланы были па съѣздъ для рѣшенія дѣла о плѣнныхъ въ Смоленскій и Ор­дынскій уѣздъ послы—съ нашей стороны Иванъ Годуновъ съ товарищи, съ Литовской—Янъ Глѣбовъ н М. Гарабурда , цо не могли ни на чемъ сойтись. Литовскіе послы требовали за нашихъ плѣнныхъ безмѣрнаго выкупа, а за своихъ не хотѣли назначить ни выкупа, ни приличнаго обмѣна. Вь обмѣнъ на своихъ лучшихъ людей давали нашихъ самыхъ худыхъ—«черныхъ мужиковъ и пашенныхъ людей , жоцокъ 36) Л. М. ч. П, Л? 91.

и ребятъ, iiiioii черный мужикъ и двухъ рублей не стоитъ.» Поэтому Русское правительство послало (въ Литву) 3 списка плѣнныхъ: въ одномъ были означены Русскіе плѣнные съ опредѣленіемъ той цѣны, которую Царь считалъ справедли­вою дать за ихъ освобожденіе , другой списокъ былъ мѣно­вой, т. е. въ немъ было означено поименно , на кого изъ своихъ согласно Московское правительство обмѣнить Литов­скихъ плѣнныхъ; въ третьемъ спискѣ было назначено ко­личество выкупа за Литовскихъ плѣнныхъ. Царь просилъ короля дать эти списки своимъ посламъ, чтобы они, съѣхав­шись съ напіпми нарубежъ 8-го Сентября, окончили дѣло о плѣнныхъ [128]). Но Литовцы освободили только нѣкоторыхъ важныхъ плѣнныхъ за значительныя суммы: Ѳ. Шереметева за 7,000 руб. и 280 соболей, князя Татева за 4114 руб., князя Хворостппипа за 3.228 руб., Черемисинова за 4,457 руб. [129]). Въ 1584 г. посланные для утвержденія мира Царемъ Ѳедо­ромъ Троекуровъ и Безпинъ послѣ долгихъ споровъ успѣли согласить Литовцевъ на возвращеніе всѣхъ плѣнныхъ за 54,000 руб. [130]). Сумма эта была внесена , — но Баторій все таки не освободилъ всѣхъ плѣнныхъ [131]). Изъ всего этого

мы можемъ вывести слѣдующія заключенія относительно положенія вопроса о плѣнныхъ между Россіей и Литвою: 1) Каждое изъ двухъ государствъ желало полнаго взаимна­го возвращенія плѣппыхъ, когда по случайностямъ войны имѣло ихъ менѣе , нежели его противникъ; 2) Государство , имѣвшее болѣе плѣнныхъ, соглашаясь производить размѣнъ одного плѣннаго па другаго равнаго ему достоинствомъ, или па нѣсколькихъ, въ случаѣ неравенства , за остальныхъ брало выкупъ; 3) Выкупъ былъ и государственный и частный. Выкупъ государственный могъ состоять въ деньгахъ, или въ уступкѣ земель. Выкупъ частный производился во время вой­ны. Плѣнный иногда отпускался на честное слово въ отечество для собранія выкупа ЗІ). Выкупъ государственный ограничи­вался почти исключительно однимъ дворянствомъ: князьями, воеводами , дворянами и дѣтьми боярскими. 4) Размѣнъ су­ществовалъ и какъ частное, и какъ государственное дѣло,— и могъ происходить даже во время войны 32). Мы видѣли ,

«А ведже еслибы добрыя дѣла къ покою христіанства межи пами и панствы нашими знеслися до пріязни , тогды пе одно на обмѣну, албо на окупъ , яко ты пишешь, але христіанское добротливости нашое и для доброе пріязни и дармо быхмо то учинить могли.» Л. М. ч. II, JX?40.

ь1) Такъ папр. въ 1580 г. боярскій сынъ Сатинъ вышелъ изъ Литвы «на окупъ, на вѣру» (т. е. па честное слово), и согласно условію принесъ на рубежъ 250 руб., бобра и лисицу за себя и за своего товарища Одоевцова (оставшагося на рубежѣ); по врученіи окупа былъ отпущенъ и его товарищъ. А. 3. Р. т. Ш, Л? 120.

82) Въ 1618 г. гетманъ Хоткевичь не согласился размѣнять Цы- зырева и друг. боярскихъ дѣтей на присланныхъ бояриномъ Лыковымъ пахоликовъ и гайдуковъ , а согласился только взять равныхъ имъ по достоинству пана Опровскаго съ товарищами. А. 3. Р. т. ІП , JVe213. Изъ этаго акта видно, что началь­ники отдѣльныхъ отрядовъ посылали для переговоровъ о плѣн­ныхъ гонцевъ, которые пользовались неприкосновенностью , и

что выкупъ почти не простирался на крестьянъ, которыхъ изъ Литвы и изъ Россіи тысячами выводили въ плѣнъ [132][133]). Не только крестьяне, но и служилые люди недворяпе так­же не выкупались, а оставались навсегда въ томъ государ­ствѣ, которое ихъ вывело. Крестьяне «жили по панамъ», т. е. Литовскіе и Польскіе дворяне селили ихъ па своихъ зем­ляхъ. Плѣнные Русскіе служилые люди не - дворяне сели­лись на земляхъ коронныхъ [134]). Въ договорѣ съ Жолкѣв­

скимъ (1610 г.) было постановлено: «Которые дворяне н дѣти боярскіе, и стрѣльцы, и казаки, и пушкари, и всякихъ служилыхъ и неслужилыхъ людей матери, сестры, и жены и дѣти, и всякіе люди Россійскаго государства мужеска и женска полу въ нынѣшнюю службу при бывшемъ Царѣ Ва­силій взяты въ полонъ въ Польшу и въ Литву, и тѣхъ ко­ролевскому величеству велѣть всѣхъ сыскать отъ мала и до велика, отдати въ Московское государство безъ выкупужъ.» Въ замѣнъ (хотя конечно слабый) за это, Московское госу­дарство обязалось возвратить безъ выкупа всѣхъ Польскихъ н Литовскихъ плѣнныхъ [135][136]). Въ инструкціи, данной вели­кимъ посламъ, отправленнымъ въ 1610 году къ Сигизмунду звать на Русскій престолъ Владислава, поручено было тре­бовать возвращенія всѣхъ нашихъ плѣнныхъ. А если бы паны рада сказали, что тѣ дворяне и дѣти боярскіе, кото­рые взяты въ плѣнъ, добровольно служатъ при дворѣ ко­роля и гетманѣ Жолкѣвскомъ , а другихъ мелкихъ людей нельзя сыскать,—то послы должны были напомнить клят­ву, данную Жолкѣвскимъ подъ Царевымъ Займищемъ и въ договорѣ боярамъ—возвратить весь полонъ зв). По договору Деулипскому Царя Михаила съ Польшею возвращены были знатные плѣнники, въ томъ числѣ и отецъ Царя, митропо­литъ Филаретъ. Въ Андрусовскомъ договорѣ [137]) замѣтны относительно плѣнныхъ новыя начала при существованіи старыхъ. Нѣтъ выкупа, нѣтъ поголовнаго обмѣна , а раз­

мѣнъ полный—это новое начало. ІІо такой размѣнъ не ра­спространяется на плѣнныхъ всѣхъ сословій, а только нѣ­которыхъ—это старое начало. Въ Адрусовскомъ договорѣ постановлено: плѣнные шляхта всякаго чипу, пола и бого­молья (т. е. вѣроисповѣданія), казаки украинскіе , Татары (подразумѣв. Литовскіе подданные) , земяпе должны быть возвращены на Польскую сторону, хотя бы они приняли православную вѣру, и женились на Русскихъ, — слѣд. всѣ служилые и военные люди,—исключая тѣхѣ изъ нихъ, ко­торые добровольно согласятся остаться въ Русской службѣ. Кромѣ того не возвращались: плѣнные крестьяне, мѣщане, принявшіе православіе Евреи , и женщины , вышедшія за­мужъ за Русскихъ. Такимъ образомъ здѣсь не преложено коренное начало древней Руской натурализаціи чрезъ при­нятіе православія [138]). Эти условія обоюдны для Польши и для Россіи. Россія обѣзалась возвратить плѣнныхъ въ опре­дѣленный срокъ; изъ порубежныхъ городовъ въ 2 недѣли, изъ Москвы въ мѣсяцъ, изъ ближнихъ за-Московскихъ го­родовъ въ 2, изъ дальнихъ въ 4,—изъ Астрахани въ 6, изъ Сибири въ 12 мѣсяцевъ. Польша обязалась возвратить на­шихъ плѣнныхъ въ срокъ отъ 2 недѣль до года, смотря по степени отдаленности ихъ мѣстожительства отъ границъ. Правительство наше приняло мѣры къ честному исполненію этихъ условій. Съ одной стороны желая уничтожить могу­

щее быть принужденіе Литовскимъ плѣннымъ военнымъ лю­дямъ вступать въ наше подданство , оно предписало, чтобъ тѣ изъ нихъ , которые дѣйствительно желаютъ вступать въ нашу службу, подавали бы мѣстнымъ воеводамъ собственно­ручныя челобитныя которыя въ подлинникѣ отправлять въ Мо­скву, оставивъ па мѣстѣ копіи; съ другой стороны было строго запрещено сыщикамъ возвращать тѣхъ плѣнныхъ, которые по договору должны остаться въ Россіи, — между прочимъ было объявлено, что если ими будетъ отпущенъ пашенный плѣнный, то въ вознагражденіе владѣльца будетъ данъ крестьянинъ изъ вотчины виновнаго 30).

Такимъ образомъ древняя Россія въ сношеніяхъ съ Польшею дошла до полнаго размѣна плѣнныхъ, не смотря на ихъ число. Но этотъ размѣнъ касался только высшаго сословія — дворянства (впослѣд. всѣхъ служилыхъ людей). Мѣщане [139][140]) и крестьяне не возвращались. Это было общимъ правиломъ при всѣхъ мирныхъ постановленіяхъ съ Польшею[141]). На чемъ оно основывалось? Польша и Россія въ своемъ государст­венномъ правѣ имѣли только одну общую черту— несвободу кре­стьянъ. Крестьянинъ подходилъ гюдъразрядъ добычи, которая не возвращалась. Къ этому надобно присоединить трудность раз­

мѣна крестьянъ при единствѣ вѣры и языка низшаго Ли­товскаго и Русскаго населенія, при безпрерывномъ измѣне - ніи границъ и при не совсѣмъ еще исчезнувшемъ правѣ крестьянскаго перехода.

Только оіппъ разъ встрѣчается въ сношеніяхъ Россіи съ Польшею особый видъ плѣна,—это такъ сказать плѣнъ въ своемъ собственномъ отечествѣ. Такого рода плѣномъ мы называемъ тотъ, когда побѣжденное войско заключаетъ ка­питуляцію съ побѣдителемъ—не служить противъ него из­вѣстное время. Такого рода договоръ былъ заключенъ Шей­номъ съ королемъ Владиславомъ 24-го Февраля 1634 года. Король хотѣлъ, чтобы Русское войско (Смоленское) дало клятву не служить противъ него вовсе продолженіе войны , но наконецъ согласился ограничить сту обязанность 4 мѣся­цами. За самовольное заключеніе этого и другихъ унизитель­ныхъ условій Шеинъ былъ казненъ, какъ измѣнникъ [142]).

Другое западное государство, съ которомъ древняя Рос­сія была въ постоянныхъ военныхъ и мирныхъ сношеніяхъ, была Швеція. Въ вопросѣ о плѣнныхъ, какъ равно и въ другихъ международныхъ, эта благородная и искони свобод­ная нація, отличается въ сношеніяхъ съ Россіей гуманностью и отсутствіемъ мелкой придирчивости.

Московское государство вмѣстѣ съ Новгородомъ наслѣдо­вало сношенія съ Швеціей. Эги сношенія до Ливонской войны состояли только въ спорахъ о рубежахъ и о мѣстѣ заключенія договоровъ, (Шведы хотѣли заключать договоръ въ Москвѣ, а пе въ Новгородѣ). Постановленіе о плѣнныхъ и при томъ весьма любобытное встрѣчается между Россіей и Швеціей въ первый разъ въ Московскомъ договорѣ 1557 года. Шведскіе послы предложили полный размѣнъ плѣн­ныхъ безъ выкупа. Но бояре имъ отвѣчали: «Вы, какъ ви­новные, обязаны безъ выкупа отпустить Россіянъ , купцовъ и другихъ, вами захваченныхъ; а мы, какъ правые, дозволя­емъ вамъ выкупать Шведскихъ плѣнныхъ, у кого ихъ най­дете, если они не приняли пашей вѣры» *3). Странное пред­ложеніе. Два воюющія государства считаются оба равно пра­выми. Это и даетъ войнѣ и ея послѣдствіямъ юридическій характеръ. По окончаніи войны дѣйствительно большею ча­стію находится виновный, — это тотъ, кто побѣжденъ. Ио заставлять его слѣдовать относительно плѣнныхъ началу , выраженному нашими боярами, значитъ уничтожить въ Фор­мѣ мирнаго акта всякое приличіе; явно сознаться одной сто­ронѣ въ насиліи надъ другою. — По Плюсскому договору 1583 г.) условленъ былъ полный взаимный размѣнъ плѣн­ныхъ безъ выкупа [143][144][145][146]). Это начало полнаго размѣна безъ выкупа, сдѣлалось постояннымъ въ нашихъ трактатахъ съ Швеціей. Оно признано въ трактатѣ Тявзинскомъ (1595 г.) съ тѣмъ замѣчательнымъ дополненіемъ , что Россія имѣетъ право послать въ Швецію агентовъ для сыска своихъ плѣн­ныхъ 43). Въ договорѣ Новгородцевъ съ Швеціею (1611 г.) и въ Столбовскомъ договорѣ равномѣрно признано начало полнаго размѣна плѣнныхъ. — Въ дополненіе къ тому въ 1625 году постановлено выдавать взаимно перебѣжіциковъ. Для означенія, кого изъ нихъ надобно выдавать и кого счи­тать за возвратившихся плѣнныхъ, предписаны нашимъ пра­вительствомъ слѣдующія правила: 1) Выдавать Шведскихъ перебѣжіциковъ по присылаемымъ Шведскимъ правитель­ствомъ имяннымъ росписямъ подъ страхомъ смертной казни за утайку,—но тѣхъ которые не означены съ росписяхъ не выдавать; 2) Только тѣ считаются перебѣжщиками, которые ушли послѣ Столбовскаго договора; 3) Плѣнные Русскіе , ушедшіе изъ Швеціи, не считаются перебѣжщиками ). Въ

4*

Кардійскомъ договорѣ (1661 г.) [147]) развитъ подробно во­просъ о плѣнныхъ: «Всѣмъ полоняникамъ съ обѣихъ сторонъ, какого чину, или природы они пи могутъ быти, кромѣ тѣхъ, которые въ Россійскомъ царствіи Греческую вѣру доброволь­но приняли, безъ отказу, гдѣ они ни есть освобожденнымъ и чрезъ рубежъ къ ближайшей крѣпости другаго великаго государя приказнымъ людямъ отданнымъ быти, а тѣ, ко­торые добровольно на одной, или другой сторонѣ хотятъ слу­жить, и тѣмъ то вольно»

Такимъ образомъ не подлежали возврату — принявшіе православіе и добровольно принявшіе Русское подданство. Московскіе уполномоченные считали эту статью столь важ­ною, что требовали, чтобъ Шведскій король далъ особенное «обнадеживанье» въ точномъ соблюденіи ея. Въ договорѣ 1666 года на рѣкѣ Плюсѣ подтверждены о плѣнныхъ по­ложенія Кардійскаго договора съ слѣдующими дополненіями:

1) Такъ какъ плѣннымъ обѣихъ сторонъ дано было право

или остаться, или возвратиться, какъ они захотятъ, то для удостовѣренія въ отсутствіи принужденія назначены были обѣими державами коммиссары; 2) Такъ какъ плѣнные, при­нявшіе православіе оставались въ Россіи, то произошло отъ неясности трактата слѣдующее затрудненіе: слѣдуетъ ли Россіи выдавать Шведскихъ плѣнныхъ православныхъ? 48). Эго затрудненіе рѣшено тѣмъ, что только тѣ изъ пихъ оста­ются въ Россіи, которые добровольно согласятся на это; 3) Въ Кардіііскомъ договорѣ постановлено обоюдное возвра­щеніе перебѣжщиковъ, ушедшихъ послѣ этого договора. Но какъ постунать съ тѣми , которые бѣжали изъ Швеціи въ Россію до Кардійскаго договора , а послѣ него опять бѣ­жали въ Швецію? Опредѣлено: такихъ выдавать и плѣн­ными не именовать, т. е. не принимать ихъ желанія оста­ваться въ Швеціи; 4) Плѣнные, которые сами себя освобо­дили бѣгствомъ па родину, не считаются, перебѣжщиками, а пользуются всѣми правами плѣнныхъ.

Такимъ образомъ древняя Россія въ трактатахъ съ Шве­ціей дошла въ вопросѣ о плѣнныхъ до тѣхъ началъ , кото­рыя признепы справедливыми общенароднымъ провомъ по­слѣдняго времени, т. е. до взаимнаго ихъ возвращенія безъ выкупа, не смотря на разность въ числѣ, такъ что XVIII и XIX вѣкъ не могли болѣе развить этого вопроса [148][149]).

<< | >>
Источник: О ПЛѢННЫХЪ ПО ДРЕВНЕМУ РУССКОМУ ПРАВУ (XV, XVI, XVII в-ька). И3СЛЕДОВАНІЕ И. д. Адъюнкта РишеЛьевскаГо Лицея Кандидата А. Лохвицкаго. МОСКВА. ВЪ УНИВЕРСИТЕТСКОЙ типографіи. 1855

Еще по теме Объ освобожденіи плѣнныхъ изъ рукъ Татаръ.:

  1. Лекціи и изслѣдования ДРЕВНЕЙ ИСТОРІИ РУССКАГО ПРАВА. ТРЕТЬЕ ИЗДАНІЕ В. Сергѣевича С.-Петербургъ, 1903, 1903
  2. О ПЛѢННЫХЪ ПО ДРЕВНЕМУ РУССКОМУ ПРАВУ (XV, XVI, XVII в-ька). И3СЛЕДОВАНІЕ И. д. Адъюнкта РишеЛьевскаГо Лицея Кандидата А. Лохвицкаго. МОСКВА. ВЪ УНИВЕРСИТЕТСКОЙ типографіи, 1855
  3. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЯ ЮРИДИЧЕСКІЯ СВѢДѢНІЯ для ПОЛНАГО ОБЪЯСНЕНІЯ РУССКОЙ ПРАВДЫ. Н.Калачова С. ПЕТЕРБУРГЪ. Типо-Литографія І. Е. Ландау. Площадь Большаго театра, 2., 1846
  4. Влияние активаторов на зарядно-разрядные процессы
  5. 3.4. Обращения граждан.
  6. Заключение
  7. 9.3. Виды административного принуждения
  8. Общая характеристика исследования
  9. 16.2. Способы обеспечения законности и дисциплины в государственном управлении.
  10. Проблема выявления собственно церковнославянизмов и церковнославяно-русских полисемантов в идиолексиконе Вяземского: некоторые процедуры и результаты
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ
  12. Формирование представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьного учителя в 1900-1920 гг.
  13. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  14. Психолингвистический анализ современной медианоминации
  15. 21. Исполнение опекунами и попечителями обязанностей в отношении подопечного. Распоряжение и доверительное управление имуществом подопечного.