<<
>>

§ 2. Гражданская война

Борьба большевиков за власть. Большевики искренне верили, что с осени 1917 г. они начали борьбу с «буржуазией, контрреволюцией и эксплуататорами». На самом деле ни монархического, ни буржуазного сопротивления не существовало.

Политические симпатии подавляющей части населения народа были отданы социалистическим парти­ям. Именно против них с августа 1917 г. были направлены все силы большевиков.

29 октября крупнейший профсоюз страны - Союз железнодорожных рабочих - выдвинул большевикам ультиматум: ввести в правительство представителей социалисти­ческих других партий. На организованном профсоюзом совещании 8-ми социалистиче­ских партий и нескольких межпартийных организаций было принято решение о вхож­дении представителей этих партий в состав правительства. Приглашенные на перегово­ры члены большевистского ЦК с этим согласились. Однако на следующий день социали­стические партии потребовали удалить В.И. Ленина из правительства. В большевистском ЦК произошел раскол: 5 из 15 членов ЦК согласились с этим предложением. В.И. Ленин же ультиматум категорически отверг, тогда эти пятеро вышли из ЦК и из правительства. Всего из правительства вышли 11 комиссаров из 15. В.И. Ленин быстро заменил их своими сторонниками, но его положение оставалось сложным. Между тем, лидеры эсеров и

меньшевиков замешательством в руководстве большевиков не воспользовались. А ока­завшиеся без их поддержки железнодорожники сняли свои требования.

Разгон Учредительного собрания. Впервые вопрос о необходимости создания представительного учреждения на основе всеобщего избирательного права, которое оп­ределит будущее политическое устройство страны, поставили еще декабристы. Эту идею активно пропагандировали народники. К началу XX в. она получила широкую поддерж­ку в образованных слоях общества. В 1903 г. пункт о необходимости созыва Учредитель­ного собрания был включен в программу РСДРП.

До 1917 г. В.И. Ленин признавал его высшей формой демократии.[70]

После отречения Николая II основной политической задачей Временного прави­тельства стал созыв этого собрания. Решением правительства от 9 августа выборы в Учре­дительное собрание были назначены на 12 ноября, а открытие - на 28 ноября. В ночь с 25 на 26 октября в Смольном начал работать II Всероссийский съезд Советов. На втором за­седании он избрал правительство во главе с В.И. Лениным, которое должно было рабо­тать в течение месяца до открытия Учредительного собрания.

Выборы растянулись с ноября по декабрь. Было организовано 79 округов с 90 мил­лионами избирателей. Центральной избирательной комиссией были получены данные по 65 округам. В голосовании приняло участие 45 миллионов человек. Таким образом, Учредительное собрание было гораздо более легитимно, чем Съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, где большевики захватили власть.

Правые эсеры получили на Учредительном собрании 370 делегатских мест, боль­шевики - 175, левые эсеры - 40, кадеты - 17, меньшевики - 16, незначительные политиче­ские группы - 80. Из всех партий большевики оказались единственными, кто не опубли­ковал своей предвыборной программы. Вряд ли они добились бы таких результатов голо­сования, если бы открыто провозгласили свою цель, - установление социалистического общества с помощью диктатуры пролетариата.

Если бы большевики были демократами, итоги выборов в Учредительное собра­ние должны были бы вызвать у них бурный восторг: 81% голосов избиратели отдали со­циалистам. Однако шансов остаться у власти законным путем они не имели. Поэтому В.И. Ленин и его товарищи сделали все, чтобы сохранить власть в своих руках.

Первоначально они перенесли открытие Учредительного собрания с 28 ноября 1917 г. на 5 января 1918 г., рассчитывая, что за это время ситуация может измениться в их пользу. В ответ на это 22-23 ноября в Петрограде из представителей Петроградского Со­вета, профсоюзов и всех социалистических партия (за исключением большевиков и левых эсеров) был создан «Союз защиты Учредительного собрания».

Однако он так и не решил­ся на активные действия, из-за того, что в декабре на Дону царские генералы начали формировать контрреволюционную армию. В этих условиях исходившая от большевиков опасность становилась менее значимой. Большевики стали рассматриваться как временно запутавшиеся, ошибающиеся, но свои товарищи.

К концу декабря большевики уже окончательно решили не передавать власть Уч­редительному собранию. Утром 5 января к Таврическому дворцу, где должно было от­крыться Учредительное собрание, они стянули верные им войска. Все дороги к дворцу за несколько кварталов были также перекрыты вооруженными отрядами. В некоторых мес­тах по колоннам демонстрантов, попытавшихся выступить в поддержку Собрания, был открыт огонь. 12 человек погибло. После этого В.И. Ленин во второй половине дня раз­решил открыть собрание. Ночью охрана дворца выгнала депутатов на улицу. Когда на следующий день они пришли к месту работы, на дверях висел большой замок, а перед дверьми расположился пулеметный расчет. В ночь с 6 на 7 января ВЦИК принял решение

о роспуске Учредительного собрания. Лидеры эсеров и меньшевиков не были готовы к вооруженной борьбе с большевиками, и хотя именно они имели в стране подавляющую поддержку, руководство этих партий испугалось призрака гражданской войны и угово­рило депутатов Учредительного собрания разъехаться.

Разгон Учредительного собрания страна встретила с безразличием. Формой власти в тот момент мало кто интересовался. Лишь В.М. Чернов обратился к В.И. Ленину с письмом, где напомнил о его клятвенных обещаниях, данных на II Всероссийском съезде Советов, под­чиниться Учредительному собранию и сложить свои полномочия главы правительства, в случае, если его партия потерпит на выборах поражение. Он объявил В.И. Ленина лжецом. А Г.В. Плеханов пророчески предрек, что, лишившись поддержки народа, В.И. Ленин в управлении страной будет все более и более использовать террористические методы.

Возникновение однопартийной системы. Правые эсеры и меньшевики встали по отношению к большевикам в оппозицию сразу же после захвата ими власти в октябре 1917 г.

Левые эсеры разошлись с большевиками по вопросам террора, введенного в ранг официальной политики, и Брест-Литовского договора (в соответствии с ним Россия ос­тавляла немцам значительную территорию и соглашалась выплатить контрибуцию). В марте 1918 г. после ратификации Брестского мира IV Всероссийским съездом советов левые эсеры в знак протеста вышли из правительства. В мае в качестве ближайшей цели правые эсеры провозгласили ликвидацию большевистской власти.

Ясно понимая шаткость своего положения, большевики до лета 1918 г. не трогали своих бывших товарищей по социалистическому движению. Между тем, с октября 1917 г. по лето 1918 г. численность большевистской партии сократилась с 350 тыс. до 150 тыс. Популярность же левых эсеров росла. На III Всероссийском съезде Советов их было 16%, на IV - 20%, на V - свыше 30%. Опасно увеличилось среди рабочих и влияние меньшеви­ков. Это могло обернуться утратой политической власти. Поэтому 14 июня большевики исключили из ВЦИКа и местных Советов меньшевиков и правых эсеров, а в июле, за по­пытку совершения государственного переворота, та же участь постигла и левых эсеров.

Анархистов, которые одно время вместе с левыми эсерами были временными по­путчиками большевиков, ВЧК в апреле 1918 г. арестовала как обыкновенных уголовников.

В стране утвердилась однопартийная большевистская власть. Большевики не осознава­ли опасность отказа от демократических принципов в политике. Им казалось, что это позволит вывести страну из социально-экономического кризиса и исторического тупика. Важность та­ких целей в их глазах бесконечно превышала значение «буржуазной» демократии.

Гражданская война. Первыми взялись за оружие генералы и офицеры. Начало фор­мирования белого движения можно отнести к 2 (15) ноября 1917 г., когда бывший начальник штаба русской армии генерал М.В. Алексеев начал формировать в Новочеркасске Добро­вольческую армию. К этому времени большевики как власть никак себя не проявили, так что противником Добровольческой армии было социалистическое движение в целом.

К декабрю на Дон съехалось около 2 тыс. человек. Среди них - генералы М.В. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин. Сюда же прибыли и известные политики П.Н. Милюков, П.Б. Струве, М.В. Родзянко. Организация Добровольческой армии шло крайне медленно. К апрелю ее численность достигла 5 тыс. человек (хотя в царской ар­мии к 1917 г. насчитывалось более 130 тыс. офицеров).

Цели армии были изложены в декларации от 27 декабря 1917 г. и январской (1918 г.) программе Л. Г. Корнилова. В них провозглашались буржуазные свободы. После победы над большевиками предполагалось собрать Учредительное собрание, которое должно было определить форму государства и решить земельный вопрос. Массовой поддержки эти идеи не нашли. Земельный вопрос крестьяне решили уже сами, а форма государства

и политические свободы основную массу населения совершенно не интересовали. По­этому до осени 1918 г. армия действовала на ограниченной территории Кубани и Дона. Лишь казачьей армии генерала П.Н. Краснова удалось прорваться к Царицыну.

Эсеры и меньшевики оказались вторым противником большевиков.

Эти две партии сутью социализма считали демократию. Они настаивали на недо­пустимости ограничения демократических свобод. «Вынуть из социализма свободу, - пи­сал в то время В.М. Чернов, - значит вынуть из него душу». В феврале в Москве и Петро­граде возник «Союз возрождения России», объединивший эсеров, правых, кадетов и меньшевиков, в марте - эсеровский «Союз защиты Родины и свободы».

В мае подтвердились самые мрачные опасения большевиков: на проходивших пе­ревыборах в местные Советы их кандидатов практически повсеместно побеждали мень­шевики и эсеры. В мае-июне правые эсеры подняли мятежи в Ярославле и Рыбинске. В июле то же самое попытались сделать левые эсеры в Москве.

Весной 1918 г. появился третий антибольшевистский противник - иностранные интервенты. Румыния оккупировала Бессарабию еще в январе 1918 г. В марте Германия захватила Крым и Грузию, в Мурманске высадились англичане, в Архангельске - англи­чане, американцы, канадцы, итальянцы и сербы.

В апреле во Владивостоке появились японские и американские воинские соединения. Летом турецкие войска вошли в Арме­нию, английские - в Туркмению и Азербайджан. Сами по себе войска интервентов не могли быть серьезным военным противником, поскольку их максимальная численность (весной 1919 г.) в целом по стране составляла всего лишь 310 тыс. человек. Роль иностран­ных интервентов свелась к затягиванию гражданской войны в России путем поставок бе­лым армиям больших объемов военного снаряжения, оружия и боеприпасов.

Основным противником большевиков оказались крестьяне.

Никогда теоретически не планировавшийся переход большевиков к борьбе с кре­стьянством был вызван необходимостью обеспечить города хлебопотребляющих регио­нов продовольствием при развалившейся в результате революции системы снабжения. До революции города Нечерноземья снабжались помещичьим зерном и поставками кре­стьян в счет государственного налога. Помещичье землевладение было ликвидировано летом-осенью 1917 г., а поставки крестьянского хлеба в города резко сократились. Но и большевики несли за этот развал значительную долю ответственности.

II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов организовал госу­дарственную систему, которая нравилась крестьянам, поскольку передавала всю полноту власти в их руки. И крестьяне отреагировали тем, что перестали платить налоги.

В январе Наркомат внутренних дел попытался ввести единообразие в процесс формирования местных органов. В то же время компетенция местных органов по- прежнему не определялась сколько-нибудь конкретно. Между тем, в январе-феврале в городах хлебопотребляющих регионов начался голод.

Часть крестьян все равно везла хлеб в города, поскольку нуждалась в городских то­варах. Однако большевики были принципиальными противниками товарно-денежных отношений и в феврале 1918 г. запретили торговлю хлебом под угрозой расстрела. Они создали Чрезвычайную комиссию по снабжению продовольствием под председательст­вом Л.Д. Троцкого, и попытались заставить Советы отправлять зерно в хлебопотребляю­щие регионы по низким закупочным ценам.

В ответ на это, губернские Советы хлебопроизводящих регионов, руководствуясь декретом II всероссийского съезда и решениями СНК, запретили вывоз хлеба за пределы своих территорий. В феврале-марте хлебопотребляющие районы страны получили 12,3% поставок по сравнению с аналогичными показателями в царские времена.

Поскольку большевистское государство не смогло обеспечить города хлебом, го­родские рабочие начали создавать вооруженные отряды и отправляться в деревни. В ре­зультате, расположенные вблизи железных дорог деревни стали подвергаться регуляр­ному ограблению.

Но дело было не только в достижении гуманитарной цели - обеспечении хлебом населения Нечерноземья. Требовалось выполнить взятую на себя 3 марта в Брест- Литовске задачу поставки хлеба в Германию и Австро-Венгрию. Для этого большевист­ское правительство в мае создало продотряды и Главное управление продармиями при Наркомпроде РСФСР. Затем большевики попытались расколоть деревню путем создания в июне комитетов бедноты, в противовес крестьянским Советам.

Специалисты и руководители социалистических партий пытались доказать боль­шевикам, что нехватка хлеба связана не с попытками контрреволюционной буржуазии и спекулянтов задушить революцию, а с отсутствием у крестьян стимула к продаже зерна. Но большевики их не слушали. Во-первых, большевики помнили, что находившиеся у власти в 1917 г. эсеры и меньшевики не смогли обеспечить продовольствием хлебопотребляющие регионы. Во-вторых, большевики были противниками товарно-денежных отношений. В-третьих, в силу радикализма своего мышления, они никогда не искали согласия в обще­стве. Задолго до 1917 г. в работах большевистских теоретиков - В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, Н.И. Бухарина, Е.А. Преображенского - присутствовала мысль о неизбежности перераста­ния пролетарской революции в гражданскую войну. Стремление к такой войне, установ­лению диктатуры пролетариата - теоретическая основа марксизма. Без массового проле­тарского насилия над свергнутыми классами они считали невозможным утверждение за­воеваний революции. Поэтому с первых дней своего существования большевистское пра­вительство сознательно шло на обострение социально-политических конфликтов, в ре­зультате задача обеспечения продовольствием населения хлебопотребляющих регионов за счет хлебопроизводящих втянула большевиков в войну с крестьянами.

Эту задачу большевики решить не смогли (если до революции крестьяне продава­ли 1/3 урожая, то путем введения жесточайших репрессий большевики смогли собрать в 1918 г. лишь 1/100 урожая). Но действия новой власти толкнули крестьян на восстания. Именно против них большевики увеличили к июлю Красную Армию до 360 тыс. человек.

В мае восстали солдаты Чешского корпуса. В нем было собраны военнопленные из австро-венгерской армии, пожелавшие сражаться на стороне Антанты. Корпус был от­правлен советским правительством на Дальний Восток по Транссибирской магистрали. Против советской власти выступили не более 30-40 тыс. пленных чехов. Такой противник сам по себе не мог представлять опасности для Красной армии, но чехи спровоцировали действия всех остальных антисоветских сил.

Свергнув большевиков в Поволжье и Сибири, чехи отдали власть социалистиче­ским партиям. К этому времени эсеры и меньшевики окончательно пришли к выводу, что большевизм выродился в левую контрреволюцию. К июню на территории бывшей Российской империи существовало до 30 правительств. Эсеры организовали в Самаре свое правительство - Комитет депутатов Учредительного собрания (Комуч). Социалисти­ческие правительства возникли в Казани, Симбирске, Уфе, Архангельске, Новониколаев­ске (ныне Новосибирск). В июле левые эсеры предприняли неудачную попытку сверже­ния большевистского правительства в Москве. В Омске было создано коалиционное Си­бирское правительство, в Томске - Временное сибирское правительство. Все они пыта­лись избежать большевистских крайностей: большевистские декреты были отменены, провозглашены политические свободы, восстановлен рыночный механизм. Их програм­мы включали восстановление всех завоеваний революции 1917 г., созыв Учредительного собрания, установление социального партнерства рабочих и капиталистов.

Однако, во-первых, эсеры и меньшевики действовали нерешительно. Отказ от ак­тивной и скоординированной борьбы с большевиками был продиктован опасением, что это поможет буржуазии вернуться к власти. Во-вторых, население контролируемых со­циалистическими партиями регионов не оказало им активной поддержки, так как еще не чувствовало опасности со стороны большевиков. Только рабочие Ижевска и Воткинска сформировали боеспособные дивизии численностью 30 тыс. человек, сражавшихся про­тив Красной Армии.

В сентябре демократические правительства и правительства социалистической ориентации объединились в Уфимскую директорию во главе с правым эсером, доктором философских наук, публицистом Н.Д. Авксентьевым. В октябре она переехала в Омск. К концу осени выявилась неспособность социалистов ослабить накал гражданского про­тивостояния и обеспечить военную оборону от большевиков, идущих с запада. В анти­большевистском лагере назревал взрыв. С одной стороны, социалистические лозунги от­талкивали кадетов и буржуазию. С другой - под знамя борьбы с большевиками пришли тысячи офицеров, которые не испытывали никаких симпатий ни к социалистам, ни к ка­детам. Члены этих партий для них были такими же разрушителями России, как и боль­шевики. В ноябре на должность военного министра был приглашен известный полярный исследователь, бывший командующий Черноморским флотом адмирал А.В. Колчак. За­ручившись поддержкой офицерских и казачьих отрядов, А. В. Колчак в ночь на 18 ноября со­вершил переворот. Директория была распущена, ее руководители арестованы, А.В. Колчак провозглашен «Верховным правителем России».

Поражение эсеров и меньшевиков оказалось глубоко логичным; оно не было ре­зультатом репрессий большевиков, направленных на их руководство: в условиях поляри­зации политической ситуации в стране, либералы и социалисты не имели шансов на по­беду. События 1918 г. показали невозможность построения в стране демократического социалистического общества. После этого осталось два возможных пути дальнейшего развития: или недемократическая власть социалистов-большевиков, или недемократиче­ская власть военных.

А.В. Колчак не имел политического опыта, как военный, питал отвращение к де­мократии. Один генералов из окружения А.В. Колчака позднее вспоминал: «Обычный тип адмирала, очень взбалмошный и непривыкший сдерживаться, узкий моряк, напол­ненный морскими традициями и предрассудками, абсолютно незнакомый с военными делами и с администрацией; положительные качества - искренность, идейность борьбы за Родину, кристальная частность, ненависть к беззаконию». На контролируемой терри­тории А.В. Колчак создал милитаристскую государственную систему, главной целью ко­торой была борьба с большевизмом.

Социалисты оставались верны идеалам демократии и серьезным противником для большевиков стать не могли. А.В. Колчак же и его окружение понимали, что уничтожить большевизм можно только его же методами. Но совершенный ими переворот разрушил возможную антибольшевистскую коалицию. Если социалисты летом 1918 г. выступили с оружием в руках против большевистского террора, то белый террор был тем более для них неприемлем. В ответ на действия А.В. Колчака эсеры были вынуждены прекратить борьбу с большевиками. А в одиночку генералы победить большевиков не могли.

Итак, к осени 1918 г. демократия в России окончательно пала под ударами двух диктатур - большевистской и генеральской.

В январе 1919 г. для решения продовольственной проблемы городов нечернозем­ных губерний большевики ввели на своей территории продразверстку. Отныне свобод­

ная торговля хлебом объявлялась государственным преступлением. Полученные по раз­верстке хлеб (а позднее и другие продукты) централизованно распределялись среди на­селения по классовому принципу. Вводилась всеобщая трудовая повинность. Это толкну­ло крестьян к массовому вооруженному сопротивлению. С этого момента у белых армий возникла широкая социальная база.

В конце 1918 г. - начале 1919 г. белое движение достигло максимальной силы. На Кубани, Северном Кавказе действовала армия А.И. Деникина, на севере - армия Е.К. Миллера, в Прибалтике - армия Н.Н. Юденича.

В марте 1919 г. А.В. Колчак начал новое наступление от Урала к Волге. В мае из Эс­тонии на Петроград двинулись войска Н.Н. Юденича, в июле на Москву с Украины дви­нулся А.И. Деникин. Но все они были разбиты.

В отличие от большевистских вождей, провозгласивших в качестве основной цели решение социальных проблем основной массы народа, генералы в качестве такой цели ставили возрождение государства без ясной социально-политической программы. Боль­шевистскую власть они воспринимали как навязанную, не имеющую в народе никаких корней. Пытаясь преодолеть революционный радикализм большевиков, генералы не за­мечали его объективных основ, они не чувствовали глубоких психологических сдвигов в народном сознании, произошедших в результате революции. Они были склонны к авто­ритаризму, единоначалию. Поэтому центральными для руководителей белого движения всегда были вопросы военные, а не гражданские. Вопросами социального устройства на подконтрольных территориях приоритетными для них не являлись.

Генералы оказались плохими политиками: они не смогли создать гражданскую власть, социально ориентированный государственный механизм. Основная политическая цель белых свелась к захвату Москвы. На фоне большевиков белые явно проигрывали. Большевики тоже стремились к восстановлению государственности, но при этом прово­дили важные социальные преобразования в интересах народа. Белые же отменили декрет «О земле», запретили профсоюзы рабочих. В многонациональной стране они могли бы получить серьезную помощь со стороны национальных движений. Однако до 80% офи­церов являлись монархистами, и их лозунг: «Восстановление единой и неделимой Рос­сии» - отпугнул эти движения. Царский режим был настолько психологически неприем­лем, что реставрация даже одной из его частей - государства - становилась препятствием для помощи населения белому движению. Все это лишило белых массовой поддержки. Имея в первой половине 1919 г. поддержку основных социальных групп, они к концу го­да ее растеряли. Кроме того, задача обеспечения армии продовольствием, новыми воин­скими пополнениями, неумение сотрудничать с обществом породили такое недовольство народа, что большевистский режим оказался предпочтительней. «Белое движение было начато почти что святыми, - с горечью отмечал в эмиграции монархист В.В. Шульгин, - а кончили его почти что разбойники. Утверждение это исторгнуто жестокой душевной бо­лью, но оно брошено на алтарь богини Правды»[71].

Победоносный для большевиков исход войны был вызван следующими причинами.

Во-первых, большевики были политиками, причем социалистами. Хотя на своих территориях они творили не меньшее зло, чем белые на своих, большевики по возможно­сти не откладывали решение социально-политических проблем. При всех минусах боль­шевистской власти, на протяжении войны она оставалась коллективной: проходили съез­ды Советов, партийные съезды, заседали ВЦИК, пленумы ЦК РКП (б). Они вызвали в на­роде ожидание счастливого будущего, и это стало основой их победы. Крайне жесткая внутренняя политика большевиков должна была неминуемо оттолкнуть от них послед­

них сторонников. Но этого не произошло, поскольку действия белых оказались для на­родных масс менее приемлемыми, чем действия красных.

Во-вторых, большевики смогли добиться успеха потому, что столкнулись со сла­бым гражданским обществом. Это общество не смогло оказать им идеологическое сопро­тивление: противопоставить идею демократии и увлечь ею все население. Большевики сумели представить себя защитниками Отечества, а своих противников обвинить в пре­дательстве народных и национальных интересов. Авторитет большевиков ярко проявил­ся в росте рядов РКП (б): с 200 тыс. в конце 1917 г. до 750 тыс. в марте 1921 г. (Причем во время войны погибали, прежде всего, именно большевики.)

В-третьих, большевики контролировали центр, который являлся транспортным узлом страны. Это позволило им быстро перемещать войска на наиболее опасные на­правления.

В-четвертых, российская социальная система не могла функционировать без силь­ного государственного центра, поскольку с социально-экономической точки зрения представляла собой совокупность миллионов крестьянских хозяйств. Победа большеви­ков была во многом обусловлена тем, что они восстановили сильный государственный центр, с абсолютной властью главы государства. Они мобилизовали все ресурсы и пре­вратили свою территорию в единый военный лагерь. В начале 1918 г. Красная армия на­считывала несколько десятков тысяч человек, в июле - 800 тыс., а в ноябре - уже около 1,5 млн. Служба в ней не была популярной: только за 1918 г. из армии дезертировал при­мерно 1 млн. человек. Пришлось установить жесточайшую дисциплину. Ради обеспечения армии всем необходимым, большевики милитаризовали экономику. В результате к концу 1920 г. Красная армия в 5,5 миллионов человек была обеспечена всем необходимым. Побе­да и сохранение территориальной целостности страны были достигнуты путем отказа от демократии, тогда как лидеры социалистических партий выступали за демократию, что вело к развалу страны сначала на отдельные регионы, а затем - государства.

<< | >>
Источник: Б.Н. Земцов. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ: Учебное пособие. - М.: Изд. центр ЕАОИ.2008. - 336 с.. 2008

Еще по теме § 2. Гражданская война:

  1. 8. Понятие и состав гражданского законодательства. Действие гражданского законодательства. Толкование гражданско-правовых норм.
  2. 56. Гражданско-правовая обязанность: основание установления, содержание, соотношение с субъективным гражданским правом.
  3. 70. Меры гражданско-правовой ответственности и способы гражданско-правовой защиты.
  4. 11. Структура гражданского правоотношения.
  5. 2. Предмет гражданско-правового регулирования.
  6. 5. Источники гражданского права: понятие и виды.
  7. 1. Гражданское право в системе отраслей российского права.
  8. 6. Система гражданского права.
  9. 68. Понятие, признаки и принципы гражданско-правовой ответственности.
  10. 10. Гражданское правоотношение: понятие, особенности и виды.
  11. 13. Акты гражданского состояния.
  12. 55. Субъективное гражданское право: понятие, содержание.
  13. 3. Метод гражданско-правового регулирования.
  14. 61. Защита субъективных гражданских прав: понятие и основания
  15. 62. Формы и порядок защиты субъективных гражданских прав.
  16. 47. Нематериальные блага как объекты гражданских прав.
  17. 45. Деньги как объекты гражданских прав.