<<
>>

ЗАСЕЛЕНИЕ ПЕЩЕР

Человек эпохи позднего палеолита в Европе и Северной Азии жил

в условиях, когда процесс размыва речных долин многоводными пото­ками ледникового времени был уже более или менее закончен.

Его становища, которые обычно расположены недалеко ότ реки, где-нибудь на уступе береговой террасы или в другом удобном для обитания месте, очень редко перекрываются наносами реки, как это часто наблюдается в отношении более ранних эпох палеолита.

Только тогда, когда позднепалеолитические охотники спускались к самой реке, устраивая свои летние лагери на отлогом берегу с целью рыбной ловли или привлекаемые удобствами охоты, эти стойбища

иной раз заносились ило­ватыми или песчаными наносами рек, которые в то время начинали утра­чивать свою прежнюю активность. Обычно такие стоянки относятся к концу ледникового времени, к так называемым мадлен- ской и азильской эпохам. Интересно, что в то время уровень рек должен был иногда стоять ниже совре­менного их уровня. На это указывают случаи, когда культурный гори­зонт стоянки уходит ниже современного уровня реки, хотя, с другой стороны, имеются и противоположные факты, свидетель­ствующие о том, что в эпоху позднего палеолита реки обычно откла­дывали наносы, образующие ныне их более высокую, надлуговую террасу.

Рис. 112. Берег реки Везеры в окрестностях Лез Эйзи.

Чаще всего места поселений позднепалеолитических охотничьих общин встречаются на склонах речных долин, в толще лёсса поздней­шей формации, так называемого верхнего лёсса. На древних стойбищах Восточной Европы, большей частью расположенных на открытом воздухе, их первобытные обитатели старались использовать естествен­ную защиту от холодных северных ветров, которую давали, например, крутые склоны приречных оврагов. Часто с этой целью они устраивали становища при устье боковых · долинок, открывающихся в сторону реки.

Защищен ные места

Там, где имелись благоприятные условия для образования пещер, скалистых выступов или навесов, вообще естественных убежищ (рис. 111, 112), люди позднего палеолита особенно охотно пользовались ими как местами, удобными для обитания. Вынуждали их к этому, очевидно, в первую очередь, неблагоприятные природные условия, явно резко ухудшавшиеся к концу ледникового периода. Естественно, что навесы как защиту от ветра и непогоды.

по мере возможности они стремились использовать такие пещеры или

Некоторые западноевропейские авторы полагают, что здесь могло сыграть роль, в первую очередь, желание воспользоваться надежным убежищем от хищных животных, так как выходы пещеры легче было защитить от нападений, для чего около них раскладывались костры или

18. Первобытное общество.

Условия заселения пещер

Рис. І13. Разрез напластований пе­щеры Истюриц.

на тропах, ведущих к жилью, устраивались западни либо ловчие ямы. Однако вряд ли приходится особенно переоценивать опасность нападения хищных животных на лагери хорошо вооруженных, сплочен­ных и уже достаточно многолюдных общин позднего палеолита.

Если в пещерах и скальных убежищах встречаются уже следы оби­тания людей ангельского и мустьерского времени, все же большая часть их была заселена в позднюю пору ледниковой эпохи, когда условия климата особенно настоятельно побуждали человека искать защиты от неблагоприят­ных внешних условий.

В более удобно расположенных гро­тах .и навесах, представлявших те или иные преимущества в смысле, например, близости хороших охотничьих угодий или наличия кремня, который продолжал оставаться очень важным материалом техники и в эпоху позднего палеолита,— культурные наслоения, чередующиеся со слоями, не содержащими находок, запол­няют их нередко почти доверху. Слои по­добных отложений с заключенными в них остатками человеческой деятельности на­капливались в наружных частях пещер или в скальных убежищах в результате постепенного разрушения горной породы, чередовавшегося с осыпями и обвалами, и образовывали иногда пласт рыхлого наноса,, содержащего всякого рода об­ломки, в десять и более метров толщиной (рис.

113).

Остатки древнего обитания в подоб­ных пещерах, служивших долговремен­ным убежищем человеку, не находятся, как можно было бы думать, в беспоря­дочном . смешении. Это объясняется тем, что дно пещер и скалистых навесов по­степенно покрывалось то отложениями пыли, приносимой ветром с лёссовых рав­нин, то слоями намывов во время дождей или при таянии снега, то обломками и мелкими продуктами распада известня­ков при разрушении стен и свода пещеры.. В результате перечисленных явлений культурные горизонты разного времени бывают разделены наносом, отлагав­шимся в те периоды, когда люди поки­дали эти убежища на более или менее продолжительное время (рис. 114).

При своем возвращении в пещеру

люди обычно не пытались производить в ней каких-либо изменений, не стремились, например, очистить ее от крупных обломков скал или от накопившихся наносов, приноравливаясь к создавшейся обстановке до тех пор, пока пещера могла быть использована для жилья. Затем они ее окончательно оставляли. Однако в отдельных случаях, когда гроты или навесы под скалами служили местом более прочного и длительного

обитания, иногда удается наблюдать, что обломочный материал был использован для вымащивания дна убежища (например, грот Ребиер) или для сооружения стен жилого помещения, устроенного под защитой скал (Фурно-дю-Дьябль).

Мы не будем здесь останавливаться на том, что пещеры и гроты в суровых условиях позднеледниковой эпохи могли служить лишь в ка­честве мест временных, преимущественно летних, стойбищ. Что пред­ставляли собой зимние поселения охотничьих общин позднего палео­лита, — будет освещено ниже.

В местностях, очевидно особенно привлекательных прежде всего с точки зрения возможностей охоты и потому имевших более значи­тельное население в палеолити­ческое время, как, например, в некоторых прорезывающих известняковые массивы живопис­ных долинах Франции и Бельгии, в СССР —■ в Крыму и на Кавказе, пещерные убежища часто содер­жат целый ряд напластований, относящихся к разным эпохам среднего и позднего палеолита.

Давая возможность проследить последовательные моменты в исто­рии первобытного общества, эти напластования часто делают пе-

Рис. 114. Отложения грота Scilles (Фран­ция). Типичное пещерное поселение поздне­палеолитического времени.

щеры ценнейшим источником для восстановления картины развития- общества в ледниковый период.

Пещеры, которые представ­

ляют собой пустоты, образовавшиеся В горной породе, С ВЫХОДОМ Образование в сторону речной долины или оврага, являются характерной особен- пещер ностью ландшафта известняковых нагорий. Образование пещер нахо­дится в зависимости от относительно легкой растворимости известняка, в особенности поверхностными водами, насыщенными продуктами окисления, которые в большой степени разрушающе действуют на мел, известняк, доломит и другие подобные породы, содержащие известь. Другим важным условием образования пещер являются неравномерная плотность известняка и неодинаковая устойчивость его пластов в отно­шении выщелачивания и размывания. Поскольку эти свойства в гораздо меньшей степени присущи другим горным породам -— песчаникам или древним кристаллическим образованиям, — пещеры в них представляют большую редкость.

Среди различных видов пещер можно различить два главных типа: Два типа пещеры с водотоком и нишеобразные гроты. пгщер

Собирающаяся на поверхности известняковых плоскогорий дождевая и талая вода в силу своей способности растворять известняк протачивает внутри него подземные ходы. Последние часто состоят из более узких протоков, соединяющих обширные пустоты, играющие роль подземных водоемов. Иногда в них действительно сохраняются подземные озера. Подобные пещеры могут иметь большую протяженность и простираются иногда на несколько километров.

Всюду, где имеются выходы известняков, существуют и пещеры такого происхождения. В СССР они известны в Крыму, на Северном Кавказе и в Закавказье, на Днестре, в районе Жигулей на Волге, на

Южном Урале и во многих местах Азиатской части СССР.

Этого рода пещеры выходят в долину или щелью, узким проходом, за которым могут неожиданно открываться анфилады обширных помещений, или, наоборот, они начинаются камерой больших или меньших размеров, которая посредством узких водотоков сообщается с внутренними ходами. Уменьшение количества воды, уход ее по другим пустотам и трещинам, может приводить к закупориванию питающей системы и превращению разветвленной пещеры в грот.

Иное происхождение имеет другой вид пещер, которые можно назвать нишами. Они представляют собой более или менее обширные

Рис. 115. Навес Шан-Коба (Крым).

углубления в отвесных стенах долин, которые часто не имеют никакого внутреннего питания. Таких пещер-навесов много у нас в Крыму (рис. 115) и на Кавказе, немало их в долинах Дордони во Франции и некоторых других районах Европы. Они бывают большей частью связаны с более мягкими пластами известняка, которые в течение древ­нечетвертичного времени подвергались действию дождей, ветра, резких колебаний температуры и т. д. Подобные ниши, или навесы, часто можно проследить на большом протяжении вдоль известняковых обрывов реч­ных долин, причем они держатся на определенной высоте, где проходит легче разрушавшийся . слой (рис. 116).

Иногда такие навесы расположены невысоко над уровнем реки, образовавшись вследствие размывания берега речными потоками в пе­риод их большего полноводья. Многие пещеры в окрестностях Лез Эйзи (Дордонь)—Верхняя Ложери, Кроманьон, Мадлен, Лоссель и другие — имеют именно такое происхождение. Известны они и в СССР, например по правому берегу Волги ниже Куйбышева, где подобные пещеры идут сплошной полосой вдоль берегового обрыва Волги.

В этом случае возможность заселения таких сухих и удобных убежищ в значительной степени зависела от времени их образования.

В частности, полное отсутствие следов палеолитического человека в осмотренных нами гротах, расположенных по берегу Волги ниже Куйбышева, видимо, может объясняться их сравнительно очень поздним геологическим возрастом.

Если ИСКЛЮЧИТЬ пещеры, имеющие действующий СТОК, тем более Пещерные что такие пещеры по причине крайней сырости большей частью не наносы были пригодны для обитания, — в большинстве пещер можно найти на дне их наносные отложения разного характера и происхождения. В осно­вании их залегают чаще всего иловатый суглинок, а также песок либо гравий, принесенные водой по подземным ходам и каналам или рекой в периоды поднятия ее уровня. Но главную толщу наноса составляют обычно продукты распада известняка в виде рыхлой порошкообразной массы или более плотного суглинка, переполненного известняковым щебнем и кусками породы. Часто поверхность такого на­носа, выстилающего дно пе­щеры, бывает покрыта чрез­вычайно твердым известко­вым натеком.

Рис. 116. Гроты Сюрень I и Сюрень II (Крым)

Чередование глинистых отложений и горизонтов, со­держащих массу обломков породы (известняка), в по­добных пещерах и гротах имеет, нужно полагать, да­леко не случайный характер. Вряд ли можно считать слу­чайным то обстоятельство, что периоды, когда мине­ральный материал отлагался в виде тонкого глинистого наноса, прерывались другими периодами, когда процесс разрушения горной породы приобретал очень интенсивный характер, вызывая обра­зование целых мощных слоев щебня и обломков скалы. Весьма вероятно, что ускорение разрушения стен и сводов пещеры в этом случае могло вызываться периодами повышения влажности и, в особенности, значительными колебаниями температуры и сильными морозами. К сожа­лению, нет пока данных, которые могли бы указать на закономерность и повторяемость этого явления в определенные эпохи четвертичного времени.

Наиболее обычные находки в пещерах составляют кости животных, так как подобные места с ранней поры четвертичного времени служили убежищем для разных хищников — четвероногих и пернатых. Постоян­ными обитателями пещер были пещерные медведи, остатки которых в большом числе встречаются в отложениях особенно более глубоких пещер. Вместе с ними встречаются и кости других животных, являвшихся добычей этих крупных хищников.

Наряду с костями пещерного и бурого медведей в пещерах и рас­селинах часто встречаются кости пещерной гиены, которая селилась в них, когда их хотя бы на время оставлял человек. Ее присутствие выдают копролиты и изгрызанные кости животных, которые были рас­колоты рукой человека и, очевидно, валялись на месте становища после ухода его обитателей. В известной стоянке мадленской эпохи — Нижней Ложери — была найдена украшенная рисунком кость, изгрызанная

Культур-

ные отложения

Обитае­мость пещер

278 . ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

гиеной. В пещерах встречаются остатки и других хищников, и разнообраз- | ной натасканной ими добычи;. следует отметить, что все эти животные j предпочитали более глубокие пещеры с узким входом, где легче было I спрятаться и можно было все же лучше защитить себя от внешнего холода.

Человек заселял пещеры часто после того, как ему приходилось выдержать борьбу за них с крупными хищниками. В наносах пещер можно видеть, как чередуются слои, содержащие остатки человеческой деятельности, со слоями, содержащими только кости гиен и медведей.

Вокруг костров, разводившихся поколениями охотников позднего палеолита, накапливались всякого рода отбросы, составляющие обычное содержимое „культурных отложений" пещерных поселений, как, напри­мер, обломки и целые орудия из камня и кости, отбросы производства и остатки охотничьей добычи. Из последних на местах первобытных стойбищ чаще встречают­ся определенные части скелета — черепа, длин­ные кости конечностей различных животных, рас­колотые для добывания мозга, вообще более цен­ные части добычи.

Бесспорным является факт, что позднепалеоли­тический человек весьма охотно, где мог, пользо­вался для жилья подоб­ной естественной защитой (рис. 117). Однако объяс-

Рис. 117. Грот Мурзак-Коба, вход (Крым).

некие роли пещер и наве­сов в жизни людей ледни­

ковой эпохи, как ее обычно толкуют, имеет довольно много неточностей. Многие авторы представляют себе, что небольшие подвижные орды

позднепалеолитических охотников периодически возвращались на привыч­ные места обитания, используя пещеры как надежную защиту от холода, ветра, снега и сырости. Поэтому якобы там, где имеются пещеры, почти нет стоянок на открытом воздухе. Это было хорошее жилище, легко

защищаемое от хищников, сохранявшее в своих подземных галереях относительно высокую температуру и в холодное время года, несмотря на некоторые отрицательные стороны — недостаток света, периодически возвращавшуюся, сырость и дым от костров.

Пещера самых малых размеров, — пишет такой авторитет буржуазной археологии, как тот же Обермайер, которому, кстати сказать, эта наука обязана целым рядом совершенно антинаучных „идей", — была значитель­но больше и лучше проветривалась, чем небольшие дымные избы некото­рых европейских крестьян или подземные хижины эскимосов. Поэтому повсюду в Европе в ту эпоху пещеры широко использовались позднепалео­литическими ордами, особенно в зимнее время, как хорошая защита от суровости климата ледникового периода. В летнее же время на местах своих лагерей человек должен был устраивать легкие шалаши из ветвей, тростника или шкур животных, то есть нечто вроде первобытных чумов [201].

Такое представление является, однако, крайне поверхностным и не­точным.

Прежде всего нужно заметить, что человек никогда не жил в глу­бине пещер, где он мог бы использовать преимущества более или менее закрытых помещений с относительно умеренной и равномерной темпе·» ратурой. Наоборот, он всегда их избегал, очевидно боясь темноты и сырости глубоких подземных частей пещер, тем более что они оказы­вались в действительности мало пригодными для постоянного обитания ввиду отсутствия выхода для дыма и невозможности в связи с этим раскладывать костры. Известно, что вглубь подземных галерей палеоли­тический человек проникал с иной целью — как в места, где хранились таинственные изображения тотемов, или для того, чтобы нанести рисунки на стены пещеры, или для магических обрядов над этими изображе­ниями. Только в очень редких случаях, как, например, в пещере Гаргас в департаменте Верхних Пиренеев, во Франции, или в пещере Мас д’Азиль, остатки обитания человека известны в глубине пещеры на зна­чительном расстоянии от входа. Но в данном случае это легко объяс­няется особыми условиями — наличием в этих пещерах бокового окна, которое могло быть использовано для выхода дыма и служило для освещения внутренних помещений пещеры 1.

Правда, не так уже редко некоторые находки культурных остатков позднепалеолитического времени в виде следов кострищ, костей животных и отдельных орудий (особенно каменных резцов) встречаются и во внутренних помещениях пещер, иногда довольно далеко от входа. Из многих примеров этого рода назовем пещеры Мгвимеви (Грузия), Пеш-Мерль (Франция), пещеру Яна (Чехословакия) и др. Нетрудно установить все же, что подобные находки не имеют отношения к оби­танию в этих пещерах. Это или остатки разрозненных погребений[202][203], или чаще то, что заносилось сюда человеком в связи с его посещениями пещер для совершения каких-то обрядовых действий,

Находки в глубине пещер

Можно считать вполне установленным, что охотники позднего палеолита, как правило, устраивали свои очаги в самых наружных частях пещеры, чаще даже вне пещеры, на площадке перед ее входом. Вообще же они, несомненно, предпочитали для жилья широкие, нише­образные и в то же время неглубокие гроты или просто нависающие скалы, которые меньше всего, очевидно, могли оберегать их от внешнего холода в суровые, морозные зимы ледниковой эпохи.

В подобных условиях, то есть под защитой скалы или навеса, рас­полагаются остатки кострищ позднего палеолита, содержащие золу, уголь, разбитые и обгоревшие кости животных, затем булыжники, которые служили человеку для раздробления костей, очажные камни, куски минеральной краски, большей частью красной и желтой охры, с массой кремня во всех стадиях его обработки, реже поделки из кости и рога и т. п. Трудно представить возможность жизни людей зимой в такой обстановке, не допустив, что они пользовались какими- нибудь искусственными сооружениями, которые должны были сохранять тепло поддерживаемых ими костров и защищать их от непогоды. Другое дело, конечно, в летнее время: такие навесы и гроты представляли собой достаточно сухие, удобные убежища, которые могли служить небольшим общинам позднепалеолитических охотников, даже без каких-либо особых сооружений, как хорошая защита от дождей, ветра и т. п. Вероятно, многие из пещерных стоянок и использовались ими в качестве таких летних лагерей, куда они периодически приходили в связи с нуждами охотничьего промысла.

Выбор мест обитания

Зимнее время охотничьи общины позднего палеолита переживали в хижинах, достаточно защищенных от действия внешней среды, тепло и свет в которых поддерживались очагами и жировыми лампами, извест­ными уже в довольно большом количестве в поселениях, относящихся к концу ледниковой эпохи, и совершенно сходными с каменными светиль­никами современных эскимосов. В подобных более или менее хорошо отепленных жилищах человек переносил долгие зимы на лёссо­вых равнинах Рейна, Дуная, Восточной Европы, где он не находил естественных убежищ. Но ими он пользовался, как мы увидим ниже при описании жилищ позднепалеолитического времени, и там, где скалистая местность значительно облегчала защиту жилья от резких ветров, снеж­ных заносов и пр.

Приемы исследо­вания

Следует сказать, что эта существеннейшая сторона жизни позднепалео­литических охотничьих общин меньше всего останавливала на себе внимание западноевропейских исследователей, занимавшихся раскопками палеолитических местонахождений. В частности, пещерные поселения, с середины XIX в. изучавшиеся в большом количестве во всех странах Европы, остаются до сих пор менее всего известными именно с этой точки зрения, то есть в смысле своего использования как места жилья.

Такое положение не представляет ничего удивительного, если при­нять во внимание крайнюю' упрощенность целей, которые ставит перед собой буржуазная археология при изучении палеолитических место­нахождений. Эти цели в подавляющем большинстве случаев сводятся к добыванию тех или других более или менее эффектных веществен­ных находок, причем в описании памятников обычно считается доста­точным ограничиться стратиграфией, то есть чисто внешними, геологиче­скими условиями залегания вещественных остатков.

В западноевропейской археологической литературе, как правило, не содержится самых элементарных сведений о собственно историческом, прежде всего хозяйственно-бытовом, значении подобных памятников.

Только этим можно объяснить, что в сотнях статей и монографий, со времен Эд. Лартэ, Дюпона, Массена, Пьетта и многих других ученых, где дается описание многочисленных памятников позднего палеолита на Западе, совершенно не раскрывается и не освещается их планировка как мест поселений, не учитывается вся обстановка находок культурных остатков, не представляющая, очевидно, особого интереса с геологиче­ской точки зрения, но имеющая исключительную важность для1 восста­новления условий существования первобытных общин.

Нужно сказать все же, что наблюдения более внимательных и более вдумчивых исследователей в той же Франции, — каких, к сожалению, оказывается слишком немного, — позволяют установить, что не только стойбища на открытом воздухе, но и пещеры, если они служили местом долговременного обитания, часто сохраняют следы сооружений, которые приходится рассматривать как остатки жилищ. Последние остаются все же еще очень мало изученными, хотя даже на основании этих скудных сведений можно уже говорить о нескольких типах жилищ, которыми пользовался человек в позднепалеолитическое время, причем одни из

них оказываются характерными преимущественно для ранней поры того времени, для поселений так называемой ориньяко-солютрейской эпохи, тогда как другие встречаются главным образом в стоянках мадленского времени.

Вполне понятно, что при крайней ограниченности фактических дан­ных, которыми наука может располагать для суждения о палеолити­ческих поселениях и составляющих их жилищах, исключительное значе­ние приобретают замечательные наблюдения советских исследователей. Последним удалось благодаря применению гораздо более совершенной методики раскопок прийти к заключениям, существенно меняющим ранее сложившиеся представления об образе жизни охотничьих общин позднего палеолита.

<< | >>
Источник: Π. П. ЕФИМЕНКО. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ. ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК УКРАИНСКОЙ ССР. КИЕВ - 1953. 1953

Еще по теме ЗАСЕЛЕНИЕ ПЕЩЕР:

  1. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  2. Моделирование методом конечных элементов. Численный эксперимент
  3. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  4. Комбинационные резонансы аддитивно-разностного типа
  5. Заячковский О.А., Маскаева И.И., Усенко Ю.Н.. Теория государства и права: учебное пособие. — Ка­лининград: Изд-во БФУ им. И. Канта,2011. — 272 с., 2011
  6. Модели движения воздуха в воздушных пространствах конструкций вентфасадов при турбулентном режиме
  7. Моделирование теплопотерь в конструкции вентфасада с учетом скорости ветра и термического сопротивления вентилируемого воздушного пространства с отражательной теплоизоляцией
  8. Выводы по главе
  9. Влияние активаторов на зарядно-разрядные процессы
  10. 3.4. Обращения граждан.
  11. Заключение
  12. 9.3. Виды административного принуждения