<<
>>

ТЕПЛАЯ ФАУНА РАННЕГО ПЛЕЙСТОЦЕНА

Уже со второй половины третичного времени животный мир Европы начал приобретать новые черты: в эту эпоху появились многие формы животных, удерживающиеся до настоящего времени. В общем, однако, он еще носил субтропический характер.

Фауна этого типа с несколько измененным обликом встречается на юге Европейской части СССР и в плиоцене, в отложениях так называе­мого понтического времени, относящихся к эпоке образования Черно­морского бассейна.

Рис. 6. Южный слон (Elephas meridionalis)(рекон­струкция К. М. Казанского).

Позже, когда на севере начал зарождаться ледник, его влияние впервые стало заметным в животном населении Европы. В отложениях того времени, частью морского, берегового характера, частью отклады­вавшихся в устьях рек, ясно обнаруживается проникновение с севера первых пришельцев — северных моллюсков, обитающих ныне у берегов Исландии и в Ледовитом океане. Морские раковины смешиваются здесь с представителями древней наземной фауны, указывающими на то, что охлаждение шло первоначально в морских течениях и не отра­жалось заметно на обитателях суши.

Здесь встречаются такие животные, характерные для эпохи, пере­ходной от третичного к четвертичному времени, как южный слон (рис. 6), древний слон, этрусский носорог, лошадь Стенона, большой гиппопотам, ископаемый бобр, саблезубый тигр и другие вымершие ныне животные, вместе с представителями современной фауны, как обыкновенный бобр, дикий кабан, бык, благородный олень, лось, лошадь и т. п.

русла рек только еще начиналось.

Гиппопотама (рис. 7) можно считать животным, наиболее характер­ным для раннечетвертичной поры, то есть для времени, которое задолго предшествовало максимальному оледенению Европы. . Распространение гиппопотама в Европе указывает на то, что первое время накопление льдов на севере нашего материка не отражалось значительно на общем понижении температуры и реки приатлантической части Европы, в отло­жениях которых встречаются многочисленные остатки этого животного,

Рис.

7. Область распространения остатков гиппопотама в раннеплейстоценовых отложе­ниях Европы.

Подобная фауна встречается в это время по всей Южной и Средней Европе, где она то сочетается с более древними формами, как масто­донт, и принадлежит позднетретичному времени, то появляется в самых

ранних слоях четвертичных отложений. В местонахождениях Европы кости этих животных залегают часто в речных отложениях самых верх­них уровней — на верхних террасах, отмечая то время, когда речные воды катились еще почти на одном уровне с равниной и углубление не говоря уже о более южных областях, имели теплую воду, не покрываясь льдами и в зим­нее время.

Гиппопотама в раннечет­вертичных отложениях той же приатлантической и средиземно­морской областей Европы сопро­вождает древний слон, сменяю­щий более древнего южного слона, затем носорог Мерка, махайрод, ископаемый бобр, пещерный медведь и пещерная гиена, полосатая гиена, неко­торые другие крупные хищники, а затем представители фауны, издревле населявшей леса и пастбища Европы. Их остатки встречаются, главным образом, в речных отложениях верхней террасы, а отчасти и более низких террас, но здесь, видимо, в боль­шинстве случаев — уже в переотложенном состоянии.

К тому же раннему времени должны быть отнесены подобные на­ходки на территории Восточной Европы. Например, вместе с зубром, благородным оленем, лосем, гигантским оленем в отложениях близ Тирасполя, на Днестре, были М. В. Павловой описаны лошадь Стенона, один вид носорога (этрусский), затем несколько разновидностей древнего и южного слонов и другие виды млекопитающих. Равным образом в древних речных террасах Румынии не раз были обнаружены остатки фауны с древним слоном и носорогом Мерка во главе. Представители той же ранней теплой фауны во главе с поздней разновидностью южного слона, древним слоном и носорогом Мерка встречаются и в Предкавказье и в Нижнем Поволжье [XLIX]. Севернее же, на Украине и в центральных областях Европейской части СССР, фауна ранней поры ледниковой эпохи пока сравнительно мало известна, за исключением отдельных находок костей носорога Мерка, древнего слона и слона трогонтерия,

которого палеонтологи склонны рассматривать как непосредственного предка мамонта, потомка южного слона, видимо приспособившегося к условиям более холодного климата.

Теплая Определение возраста фауны гиппопотама и древнего слона имеет

Ф^Уна ~' особенное значение, поскольку постоянными спутниками ее в древних дорисского речных наносах Европы являются грубые изделия из камня.

Такой факт времени с несомненностью свидетельствует о том, что к этому времени человек уже прочно населял по крайней мере южные и западные области нашего материка: юг СССР — Кавказ, Поднестровье, с одной стороны, Италию, Францию, Англию, Бельгию — с другой. Находки эти относятся к шелль- ской эпохе.

Особенно важно, что остатки теплой фауны, встреченные на терри­тории СССР, не оставляют никакого сомнения в своем весьма раннем, то есть дорисском возрасте1.

Отсюда явствует, что попытки некоторых геологов и палеонтологов расчленить историю животного мира Европы на чередующиеся смены теплой и холодной фауны, соответствующие будто бы (вместе с повтор­ным возобновлением отложения лёсса, образованием морских и речных террас и т. д.) межледниковым и ледниковым эпохам, имеют абстракт­ный характер и совершенно не подтверждаются научно проверенными данными.

Ландшафт- Заслуживает внимания тот факт, что теплая фауна раннеледникового ные пояса времени известна только в определенной, довольно ограниченной ілейстоцене °6jιacτii— отчасти в Средней, но главным образом Южной, Юго-Запад­ной и Юго-Восточной Европе. В частности, остатки характернейшего жи­вотного этой эпохи — гиппопотама — встречаются только на запад от Рейна, за который он как будто не переходил [L][LI].

Таким образом, было бы неправильно рассматривать природные условия Европы и Азии в раннечетвертичное время как нечто единое. Здесь намечаются свои климатические и ландшафтные зоны, причем, очевидно, значительная часть Европы и Северной Азии уже очень рано оказывается захваченной прогрессирующим понижением температуры.

Как отмечалось, это понижение температуры и общее ухудшение климатических условий, по общему мнению палеоботаников и палео­зоологов, намечаются уже во второй половине третичного периода, продолжаясь, несомненно, и в четвертичное время. Один этот факт может служить опровержением тех взглядов, согласно которым ледни­ковые эпохи возникали под влиянием более или менее случайно сло­жившихся космических причин либо являлись результатом, например, перемещения полюсов.

К сожалению, имеется еще слишком мало фактических данных для того, чтобы составить сколько-нибудь полное представление относи­тельно природных условий в раннем плейстоцене, в эпоху, к которой следует относить появление первых групп человечества на территории Европы. Однако можно полагать, что ландшафтные зоны в значительной мере следовали тогда современным климатическим поясам (в их соотно­шении, а не в смысле тождества с ними), причем первое продвижение ледника не внесло в это положение существенных изменений.

Волна холода, лишь значительно позднее, уже в вюрмское время, распространившая суровые континентальные климатические условия до побережья Средиземного моря и Атлантического океана, является пока­зателем коренных перемен в климатическом режиме Европы.

Можно думать, что леса умеренной, в смысле температуры, и влаж­ной зоны, сопровождавшиеся более или менее обширными открытыми пространствами, занятыми богатой луговой растительностью, с такими их обитателями, как широколобый лось, гигантский олень, различные виды быков и пр., тянулись в эпоху Мосбаха, Мауэра, тираспольского, гравия через всю Среднюю Европу до берегов Черного моря.

Несколько южнее растительный ландшафт, однако, обнаруживает черты, отвечающие более мягким климатическим условиям, свойствен­ным средиземноморской зоне.

Растительность, современная гиппопотаму и древнему слону, сохра­нилась главным образом в виде отпечатков в отложениях известковых источников, а также в известковом иле — в слоях древних озерных отложений. Она известна по многим подобным местонахождениям и ука­зывает, с своей стороны, на климат не жаркий, но теплый и весьма равномерный, не знающий резких температурных колебаний и морозных зим. В ней представлены такие виды, как Канарский и обыкновенный лавр, смоковница, самшит (кавказская пальма), иудино дерево и другие растения теплой средиземноморской зоны. Условия их произрастания дают основание думать, что температура в соответствующей части Европы не снижалась в ту эпоху, даже в холодное время года, ниже + 8°.

Относительно мягкому климатическому режиму, ХОТЯ И более уме- Лихви» репному, соответствовала в то время, насколько известно, растительность и в средней полосе европейской территории СССР. Нужно сказать, что пока еще имеется мало сведений об этой первой стадии ледниковой эпохи на востоке Европы. Но в известных озерных слоях Лихвина па Оке (Тульской области), предшествующих отложениям морены главного оледенения, растительные остатки свидетельствуют о климате умеренно теплом и более мягком, чем современный климат средней полосы Восточной Европы.

В озерном мергеле Лихвина, прикрытом отложениями морены, можно наблюдать интересное явление: верхний горизонт его содержит такие древесные породы, как бук, тис, граб, орешник и др., то есть указывает на преобладание широколиственных лесов, свойственных более южной зоне Европы. Ниже в этих отложениях подобные породы сменяются хвой­ными — преимущественно елью, с примесью сосны и березы, из которых и состояли главным образом в это время леса по Оке.

Боголюбов, в свое время обстоятельно исследовавший лихвинское местонахождение, указывает, что, судя по подсчету слоев, озерные отложения Лихвина должны были потребовать на свое образование при­близительно 6—8 тысяч лет.

Очень показательно для условий миндель-рисского времени, что первоначальное развитие ледника не оказало, очевидно, серьезного влияния на характер растительного ландшафта, лишь сдвинув несколько к югу леса из буков и грабов, которые вскоре после ухода ледника снова заняли свои места в пределах средней полосы европейской территории СССР, будучи вытеснены окончательно лишь огромным развитием рисского оледенения.

Ближайшую аналогию с Лихвином мы имеем в окрестностях Галле, Межледни- немного к западу от Лейпцига, где уже около четверти века известно новые слои местонахождение у д. Рабутц с отложениями межледникового возраста. ₽абУт«а

Само положение Рабутца значительно к югу от границы вюрмского (вислянского) оледенения и так называемой вартинской стадии отсту­пания рисского ледника, в пределах моренных наносов двух более

ранних оледенений (миндель и рисе), определяет время заключенных между ними отложений.

Как и в Лихвине, слои Рабутца носят харак­тер озерных образований мощностью до 6—7 м, заполнивших небольшой водоем в складках древнего ледникового рельефа.

Нижний горизонт озерных отложений, непосредственно залегающий на морене миндельского оледенения, представляет типичное образов'ание ледникового бассейна, содержащее остатки полярной растительности. Вышележащие слои рисуют картину смены растительности тундры сначала горизонтом с преобладанием сосны, затем дуба и, наконец, в эпоху установившихся наиболее благоприятных климатических усло­вий — белого бука. Все это покрывает верхняя морена из песков с валунами, переходящая в песчаную глину.

Как и лихвинский озерный нанос, который в своей основной толще, по данным Боголюбова, во времени должен был соответствовать фауне слона трогонтерия — предшественника мамонта, — Рабутц содержит аналогичную фауну. Особенно интересно открытие в тех же слоях несомненно обработанных кремней того же характера, что и в Таубахе. Они представляют собой атипические, лишь изредка подретушированные отщепы, изготовленные из кремня коричневой окраски.

И в данном случае, как и в Лихвине, очевидно, что первое значи­тельное распространение ледников к югу не могло еще окончательно вытеснить из пределов Средней Европы ни лесов из дуба и бука, ни связанной с ними фауны — древнего слона и носорога Мерка [LII].

<< | >>
Источник: Π. П. ЕФИМЕНКО. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ. ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК УКРАИНСКОЙ ССР. КИЕВ - 1953. 1953

Еще по теме ТЕПЛАЯ ФАУНА РАННЕГО ПЛЕЙСТОЦЕНА:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  2. 16.2. Способы обеспечения законности и дисциплины в государственном управлении.
  3. Проблема выявления собственно церковнославянизмов и церковнославяно-русских полисемантов в идиолексиконе Вяземского: некоторые процедуры и результаты
  4. ПРИЛОЖЕНИЕ
  5. Формирование представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьного учителя в 1900-1920 гг.
  6. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  7. Психолингвистический анализ современной медианоминации
  8. 21. Исполнение опекунами и попечителями обязанностей в отношении подопечного. Распоряжение и доверительное управление имуществом подопечного.
  9. Статистика влияния типа грунтов на распространение КРН
  10. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  11. Моделирование методом конечных элементов. Численный эксперимент
  12. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  13. Комбинационные резонансы аддитивно-разностного типа
  14. Заячковский О.А., Маскаева И.И., Усенко Ю.Н.. Теория государства и права: учебное пособие. — Ка­лининград: Изд-во БФУ им. И. Канта,2011. — 272 с., 2011
  15. Модели движения воздуха в воздушных пространствах конструкций вентфасадов при турбулентном режиме
  16. Моделирование теплопотерь в конструкции вентфасада с учетом скорости ветра и термического сопротивления вентилируемого воздушного пространства с отражательной теплоизоляцией
  17. Выводы по главе
  18. Влияние активаторов на зарядно-разрядные процессы
  19. 3.4. Обращения граждан.
  20. Заключение