<<
>>

ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ в ПОЗДНЕЕ ЛЕДНИКОВОЕ ВРЕМЯ

Фауна северного оленя

Фауна последней стадии ледниковой эпохи в Европе, в сущности, остается довольно близкой к фауне средней поры плейстоцена. Попреж- нему во главе ее еще довольно долго стоят мамонт и сибирский носорог (рис.

11). Однако здесь в большем числе начинают встречаться пред­ставители полярного, а часто и степного мира млекопитающих. Обилие остатков северного оленя, бывшего в то время излюбленной добычей человека, дало основание некоторым ученым выделить позднеледнико­вую эпоху под именем века северного оленя. Особенное развитие' фауна тундры и степи получает в позднее вюрмское время, когда постепенно вымирают или переселяются крупные хищники — пещерный медведь, пещерный лев, леопард, пещерная гиена, уходит большерогий олень, а в самых поздних местонахождениях перестает встречаться и мамонт со своим постоянным спутником — носорогом.

Зато в охотничьих стоянках людей конца ледниковой эпохи стано­вятся обильными остатки животных, которые в настоящее время встре­чаются только на крайнем севере нашего полушария, — северного оленя, мускусного овцебыка, песца, росомахи, мелких полярных грызунов и т. п. К ним часто примешиваются типичные для степи животные — антилопа-сайга, тушканчик, сурок, степная лисица-корсак и др. Смешение представителей леса и луга, степи и тундры говорит в пользу того, что в эту эпоху климатические зоны были сильно сдвинуты и растительный ландшафт мог меняться на близких расстояниях в зависимости от чисто

Полярные и степные виды животных

местных условий. На дне долин он мог быть иным, чем на склонах возвышенностей или на водоразделах, между речными долинами. На него должны были, несомненно, оказывать влияние и такие общие причины, как широта местности, близость ледника, моря и т. д.

Рис. 11. Область распространения остатков сибирского носорога в четвертичных отложениях Европы.

пример, северный олень про­никал до побережья Среди­земного моря, в окрестности Ментоны, и переваливал на

южные склоны Пиренейского хребта, а

Рис. 12. Область распространения остатков север­ного оленя в Европе (в позднем плейстоцене и в голоцене).

Во всяком случае, ха­рактер фауны позднеледни­ковой эпохи указывает на то, что то время отличалось весь­ма суровым климатом. В ту эпоху полярные животные во главе с северным оленем продвигались далеко на юг Европы. Только особенно благоприятно расположенные области, как Пиренейский и Апеннинский полуострова и Балканы, защищенные го­рами от влияния ледника, не знали вторжения север­ных пришельцев, хотя, на- южные склоны Пиренейского хребта, а на востоке Европы в то время он водился на горных пастбищах Южного Крыма и, возможно, даже в области Кавказского хреб­та (рис. 12).

Климатический режим Средней Европы в конце лед­никовой эпохи в общем дол­жен был близко напоминать природные условия крайнего севера, на что указывает полярная растительность, которая сохранилась в не­которых местонахождениях, относящихся к тому времени. Так, на юге Германии, в Шус- сенриде, еще в 60-х годах прошлого столетия были от­крыты следы поселения па­леолитического человека, где особенно благоприятные условия способствовали пре­красному сохранению куль­турных и растительных остат­ков. Человек жил здесь у не-

большого водоема, берега которого были покрыты густым моховым по­кровом, подобным тому, который растет сейчас за плярным кругом и служит пищей северному оленю. Это животное и в Шуссенриде было главной добычей человека. На него охотились и хищники — медведь, волк, песец и росомаха. Сюда заходила и дикая лошадь, табуны которой водились в соседних, более богатых растительностью долинах.

О природной обстановке вюрмской эпохи дает представление не только богатейший материал в виде различных остатков, происходящий из поселений позднего палеолита, известных почти на всем пространстве Европы и Северной Азии, но и изобразительное творчество первобытного человека, чрезвычайно живо воспроизводящее окружавший его мир животных.

Подробнее об этом ■—■ ниже, в последующих главах.

Последовательная смена сообществ животных —■ сначала теплой Смены плей- фауны древнейшего типа, затем вымирание древних, еще плио- стоценовой ценовых, видов (гиппопотама, махайрода) наряду с довольно длительным Фауны переживанием носорога Мерка, слона трогонтерия и поздней разновид- в вропе ности древнего слона, наконец, появление новых пришельцев — мамонта и сибирского носорога — характеризуют этапы плейстоценовой истории - Европы. Лишь с очень небольшими различиями в деталях та же картина раскрывается в фаунистических комплексах Восточной Европы, начиная с конца плиоцена [LIV].

Эта смена форм млекопитающих ясно прослеживается в террасах речных долин, где древнейшая фауна залегает в аллювиях плато, сле­дующая за ней — на более высоких террасах (или в наносах, высти­лающих дно долины) и, наконец, последняя —· в отложениях нижних террас. В эпоху господства холодной фауны (средний плейстоцен) начи­нается и отложение лёсса: самые древние горизонты лёсса не содержат животных ранней поры плейстоцена.

С очень раннего времени, как показано ниже, человек был свиде­телем всех описанных перемен. В речных наносах Западной Европы встречаются его орудия, перемешанные с костями животных ранней поры плейстоцена. В эпоху же среднего плейстоцена, в связи с наступ­лением холода, человек впервые начинает заселять пещеры, которые ему приходится оспаривать у пещерных хищников — медведя, льва, гиены. Остатки охотничьей добычи человека и его соперников по обитанию в пещерах дают особенно богатый материал для восстановления фауны той эпохи.

В тех районах, где человек мог пользоваться естественной защитой пещер и скальных навесов, заселение их, продолжавшееся до конца ■ ледникового времени, дает возможность шаг за шагом проследить в их напластованиях историю человеческих обществ и их культуры и вместе с тем мир животных, среди которого и за счет которого проходило существование древнего человека; в этом отношении пещеры являются источником, в своем роде единственным по полноте и разнообразию ■ · ·

сохраняемых ими остатков.

На востоке. Европы, в частности на территории СССР, где система- Территория тическое изучение пещерных поселений ледниковогс» времени, так же СССР как и остатков животных той поры, началось лишь в советский период, — не всегда удается проследить в полной последовательности те изменения, которые претерпевал животный мир ледниковой эпохи. Но и в этих находках в общем отражается описанная выше картина изменения мира млекопитающих.

Некоторые пещеры Крыма, судя по раскопкам в Киик-Коба, Чокурче и других гротах, дают фауну, характерную для средней поры ледни­кового времени. В предгорьях Крыма жили в то время мамонт и носорог, водились большие стада благородного и гигантского оленей и других травоядных, в ущельях гор скрывались хищники — пещерная гиена и пе­щерный медведь. В составе этой фауны уже появляются такие харак-

терные представители приледникового мира животных, как северный олень и песец. і

Кодацкое древнее стойбище под Днепропетровском с фауной, 1 близкой к крымским стоянкам эпохи мустье, дает возможность отнести памятники подобного типа ко времени наступания рисского ледника.

Более древние лёссовые позднепалеолитические местонахождения і нашего юга, например стоянки в окрестностях Воронежа — Костенков- ская I и Боршевская I, содержат массу остатков мамонта, тогда как северные формы в поселениях этого времени еще относительно редки.. Напротив, в Бойцовском, Мезинском и других местонахождениях, отно­сящихся к более поздней поре позднего палеолита, кроме мамонта, носорога, лошадей, быков, .оленей и т. д. известны уже в значительно большем количестве типичные представители тундры — северный олень, мускусный овцебык, песец.

Весьма вероятно, что объяснение подобного факта следует искать не только в различии географического положения этих памятников, но и в их отношении к фазам развития последнего — вюрмского оледе­нения.

Значительно труднее восстановить то, что происходило в описы­ваемое время в Северной Азии. Во всяком случае, известно, что там очень рано, на грани третичного и четвертичного времени, устанавли­ваются климатические условия, довольно близкие к современным.

В связи с этим холодная фауна получает там распространение в значи­тельно более раннюю пору плейстоцена и держится без больших изме­нений в своем составе до конца ледникового периода.

Переход Наконец, ледниковое время идет к своему угасанию. Исчезают к современ-такие формы, как сибирский носорог и мамонт, уходят в горные области нои эпохе и oτcτy∏aιoτ на север представители полярной природы, откочевывают на восток обитатели степи — для Европы наступает пора современной эпохи с ее значительно более теплым, сначала сухим, затем более влаж­ным климатом. Ландшафт Европы, где он сохранился в известной непри­косновенности, является преимущественно лесным ландшафтом с особым миром животных, приспособившихся к существованию в условиях уме­ренных широт. Таким образом, мы можем сказать, что в современную геологическую эпоху, в голоцене, здесь вновь восстанавливается та природная обстановка, которая существовала за несколько десятков тысяч лет ранее — в предвюрмское время. Истекшие тысячелетия успели, однако, наложить свою печать на ландшафт и на животное население Европы.

Как совершился переход от сурового века северного оленя к совре­менным условиям климата, флоры и фауны, ■— остается все же недоста­точно ясным, по крайней мере для значительных пространств Европы, и Азии. Во всяком случае, по мере отступания ледника растительный ландшафт и животный мир в умеренных широтах северного полушария лишь медленно принимали свои современные черты. Об этом можно судить, например, по пещерным стоянкам Европы, где к концу ледни­ковой эпохи становится заметным уменьшение остатков северного оленя и постепенное вытеснение его благородным оленем в качестве охот­ничьей добычи человека.

Это была, очевидно, пора, когда Балтийское море впервые после вюрмского времени стало освобождаться от льдов и его побережья начали заселяться полярными животными, отступавшими за уходящим, ледником. Вскоре за ними явились на берега Балтийского моря и первые группы людей.

Изучение растительных остатков, сохранившихся в виде угля в древ- время них пещерных поселениях, открытых в области второй гряды крымских появления гор, позволяет довольно точно определить время, когда здесь устано- нс0°йРреаМсетНи·- вились условия, характерные для современной эпохи. По наблюдению тельности А. Ф. Гаммерман[LV], насколько можно судить по растительным сообще- в Крыму ствам, это должно было произойти в конце палеолита (вероятно, не менее чем за 10 тысяч лет назад), когда росшие ранее в- крымских пред­горьях леса северного типа из осины, березы, рябины обыкновенной и ивы сменились дубовыми и кленовыми рощами. В слоях скифского времени (Шайтан-Коба) имеется уже полный список современной расти­тельности этой зоны — дуб, кизил, грабинник (Carpinus), клен, вяз и пр.

<< | >>
Источник: Π. П. ЕФИМЕНКО. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ. ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК УКРАИНСКОЙ ССР. КИЕВ - 1953. 1953

Еще по теме ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ в ПОЗДНЕЕ ЛЕДНИКОВОЕ ВРЕМЯ:

  1. Славянизмы как маркеры танатологических мотивов в поздней лирике П.А. Вяземского
  2. 52. Условия действительности сделок.
  3. Применение методов НК в трассовых условиях
  4. 72. Вина как условие наступления гражданско-правовой ответственности.
  5. Условия и режимы дозревания электродных материалов
  6. 54. Ничтожные сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  7. Описание условий эксплуатации участка линейной части магистрального газо­провода
  8. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  9. Описание условий эксплуатации участка шлейфа компрессорной станции
  10. 19. Признание гражданина недееспособным: основания, условия, правовые последствия.
  11. 74. Убытки: понятие, виды, основания предъявления требований о возмещении, объём и условия удовлетворения.