<<
>>

ПОСЕЛЕНИЯ МУСТЬЕРЦЕВ

Характер, Нельзя не видеть существенного отличия в условиях существования поселений мустьерцев, с одной стороны, и наиболее отсталых охотничьих племен недавнего прошлого — с другой.

Если охотничьи общества австралий­ского материка и острова Тасмания еще недавно вели весьма подвижный образ жизни, не основываясь надолго в каком-нибудь определенном месте, за исключением времени созревания плодов либо при условии обильных сборов личинок или моллюсков и ракообразных на морском берегу, — то такое бродяжничество вряд ли можно рассматривать как свойство, присущее охотничьему обществу.

Наоборот, его следует скорее считать естественным результатом того, что добыча уменьшалась и становилось все труднее поддерживать суще­ствование первобытной общины, что вынуждало ее к непрестанным поискам пищи. Этим же объясняется почти полное отсутствие у низко­стоящих охотничьих обществ новейшего времени каких-либо жилищ, кроме легких временных сооружений из тростника, коры и ветвей. Нужно принять во внимание затем, что мустьерскому человеку, жившему в при- ледниковой полосе Европы и Азии, в значительно большей степени при­ходилось думать как об одежде, так и о жилище для защиты от суровых климатических условий.

Мустьерский человек устраивал свои становища не только под защитой утесов, в естественных гротах; ему приходилось жить на равни­нах, где он имел как летние, так и зимние лагери, разбитые под открытым небом, на склонах речных долин. Нельзя представить себе, чтобы в природной обстановке ледниковой эпохи орды мустьерцев могли удовлетворяться легкими ветровыми щитами, которыми могли обходиться тасманийцы в холодное время года.

Очевидно, по крайней мере к концу мустьерской эпохи, в связи с усиливавшимся похолоданием, мустьерцы были вынуждены сооружать достаточно защищенные от холода хижины, для чего они могли пользо­ваться, например, шкурами животных. Тепло в этих жилищах должно­было поддерживаться кострами, помещавшимися в особо устраиваемых для этого углублениях в почве.

Сохранившиеся угольки из очагов дают возможность определить породы деревьев, которыми человек пользовался в качестве топлива. В Кинк-Коба, в Крыму, он употреблял для этой цели главным образом можжевельник, затем иву, крушину, клён, что указы­вает на несколько иной характер лесов, окружавших человека в мустьер- ское время, чем в современную эпоху, даже на юге, в Крыму. К сожа­лению, полное отсутствие определений растительных остатков для му- стьерских стоянок Европы оставляет вопрос о растительном ландшафте в ту эпоху еще очень слабо освещенным.

Кость Как топливом человек не пренебрегал, несомненно, и костями жи-

в качестве вотных, которые в свежем виде представляют хороший горючий мате- топлива рИаЛ1 дающий много жара; на распространяемый ими чад мустьерцы, очевидно, обращали мало внимания.

Возможность употребления свежих костей убитых животных в ка­честве топлива в среднем и позднем палеолите иногда вызывает сомне­ние у лиц, не знакомых с фактами этнографии. В действительности же применение костей для этой цели представляет очень широко распро­страненное явление. Укажем лишь данные этого рода, сохраненные Геро­дотом относительно скифов (IV, 61):

„Так как скифская земля очень бедна лесом, то скифами придуман следующий способ варения мяса: содрав с животного кожу, очищают

кости от мяса, затем кладут его в котлы туземного изделия, если такие у них случайно есть; ...вложив мясо в эти котлы, зажигают кости живот­ных и на них варят мясо; если котла не окажется, то вкладывают все мясо в желудки животных, подливают воды и зажигают кости; они горят отлично, а очищенное от костей мясо легко умещается в желудке. Таким образом, бык сам себя варит, а равно и все другие... животные"[CLXXX].

В правильности сообщаемых Геродотом фактов вряд ли можно сом­неваться, тем более что он был достаточно близко знаком с обычаями скифов, что подтверждается рядом подробностей в его описании. Здесь, интересен и весьма первобытный способ варки мяса в желудке живот-

Рис.

91. Разрез отложений пещерной стоянки Боном

(Дордонь, Франция):

1 — нижний мустьерский слой, 2 — верхний мустьерский слой,

3 — плитняк, 4 — нижний „ориньякский“ слой, 5 — верхний . „ориньякский" слой.

ного, что имеет параллели в обычаях охотничьих народностей и, воз­можно, восходит еще к палеолиту.

Вымости»

Лагери в ту эпоху часто носят характер более или менее долговре­менно существовавших поселений, где накапливались всякого рода отбросы, по которым в известной степени можно пытаться восстановить уровень жизненных потребностей обитателей этих стойбищ. Видимо, и пе­щеры, где мустьерцы охотно селились, не представляли уже для них простых убежищ, дававших временную защиту от дождя и ветра. Под по­местительными, но обычно неглубокими, широко открытыми навесами под скалами недалеко от реки они устраивали, по крайней мере на зиму, более прочные жилища, остатки которых известны в некоторых стоянках в виде вымощенных булыжником площадок (Ильская, Ла Ферраси, Кастильо), выбитых в скалистом грунте глубоких очажных ям, иногда прикрытых каменными плитами и т. д.

В большом третьем убежище Ла Ферраси описывается весьма инте­ресная вымостка, подстилающая один из слоев с культурными отложе­ниями мустьерского времени. Она сделана была из известняковых плит и обломков в виде правильной прямоугольной площадки размером 5 на 3 м и находилась в центре площади, занятой мустьерцами.

Известное представление о характере мустьерских пещерных поселе­ний может дать разрез пещеры Боном в районе Брантома (Дордонь) (рис. 91). В основании ее отложений находятся два горизонта остатков,

Линзо­видные скопления культурных остатков

относящихся к мустьерскому времени. В настоящее время пещера Боном представляет очень неглубокую нишу, которая в эпоху первоначального заселения неандертальцами, судя по нагромождению обломков с ее свода, должна была занимать более значительную площадь. Оба мустьер- ских горизонта носят одинаковый характер, имея вид довольно мощной линзы культурного слоя с костями животных и расколотыми кремнями, которую в обоих случаях подстилает в основании темный углистый слой.

Подобные линзовидные скопления остатков бывают обычно связаны лишь с местами более длительного обитания, имеющими вид прочного жилья и чаше всего несколько углубленными ниже уровня почвы (полу­землянка)·. Такой характер напластований свойственен, однако, далеко не всем пещерным поселениям эпохи среднего палеолита. В Чокурчин- ском гроте под Симферополем, наоборот, следы заселения имеют боль­шей частью кратковременный характер, поскольку большинство культур­ных горизонтов в этой пещере представлено очень тонкими прослойками отбросов обитания.

В частности, с тем же обстоятельством — частым оставлением места жилья обитателями Чокурчинского грота — 'оккъъ.’лъ наличие копролитов гиены. То же отмечено для мустьерского слоя грота Грез. Очевидно, гиены в случае ухода людей имели возможность воспользоваться остат­ками их пищи.

Очаги Очажные ямы мустьерских поселений находят объяснение в быту

многих позднейших примитивных племен, пользующихся ими для при­готовления пищи, главным образом мяса и жира в виде, например, частей туши убитого животного, которые кладутся в такую яму, где предвари­тельно разводится сильный огонь. Благодаря продолжительному дей­ствию сохраняемого в яме жара мясо при таком способе приготовления хорошо прожаривается и идет в пищу вместе с приставшей к нему золой, которая в известной мере заменяла первобытному человеку соль. Однако охотничьи племена на юге, в тропических областях, и на крайнем севере с одинаковой охотой едят едва поджаренное и совершенно сырое мясо, как, очевидно, это делали и мустьерцы.

Приготовление пищи путем поджаривания непосредственно на ко­стре, а также в очажной яме или между двумя раскаленными камнями является единственным приемом первобытной кухни, дальше которого не ушло большинство первобытных охотничьих групп недавнего прошлого. Уже в мустьерское время огнем пользовались, вероятно, не только с целью сделать мясо более мягким и съедобным, но и для лучшего сохранения его про запас. Возможно, что для этой цели применялось сушение и копчение мяса, которое позволяет сохранять его в течение долгого времени.

Имея постоянно дело с огнем для отепления жилища и приготовле­ния охотничьей добычи в пищу, мустьерский человек должен был знать и способы его получения. Этнографы указывают как на древнейший прием — на добывание огня путем трения кусков сухого дерева один о другой. Этот способ добывания огня, очевидно, был известен уже в мустьерское время. Тогда же, вероятно, уже складывалось в своих зачаточных формах отношение к огню как к особой живительной и мо­гучей силе, что позже, вместе с ростом оседлости, дало начало почитанию огня.

Заслуживает внимания тот факт, что в некоторых случаях (Ферраси) в очажных ямах мустьерских стоянок находили погребения детей. Появ­ляющиеся в ту пору погребения, известные уже в довольно большом числе, бывают нередко связаны с вырытыми в земле углублениями, кото­

рые вряд ли можно с полной уверенностью считать могильными ямами. В них можно скорее видеть какие-то части жилья, использованные для захоронения, поскольку умершему уступалось насиженное место в пе­щере’. Следует отметить, что совершенно примитивные приемы, которые до сих пор практикуются в отношении исследования палеолитических местонахождений, не дают возможности разобраться в очень важных деталях картины, представляемой мустьерскими поселениями Западной Европы в смысле их планировки, остатков сооружений и пр.

Общую картину материальных условий быта мустьерца следует дополнить указанием на появление одежды, без которой нельзя пред­ставить существование мустьерского человека в окружавшей его при­родной обстановке. Это была, вероятно, простая шкура животного, очи­щенная от мездры и промятая, как это и сейчас практикуется всеми охотничьими народностями. Закрепленная с помощью ремешка, она представляла теплый плащ, который мог быть достаточен для защиты от холода при крайней нетребовательности и закаленности неандер­тальца. Такой простейшей одеждой обходились до недавнего времени огнеземельцы несмотря на то, что климатические условия их родины отличаются значительной суровостью. В южной Патагонии и, особенно, на Огненной Земле в холодное время года не являются редкостью снега и довольно сильные морозы.

<< | >>
Источник: Π. П. ЕФИМЕНКО. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ. ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК УКРАИНСКОЙ ССР. КИЕВ - 1953. 1953

Еще по теме ПОСЕЛЕНИЯ МУСТЬЕРЦЕВ:

  1. ПРИЛОЖЕНИЕ
  2. Формирование представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьного учителя в 1900-1920 гг.
  3. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  4. Психолингвистический анализ современной медианоминации
  5. 21. Исполнение опекунами и попечителями обязанностей в отношении подопечного. Распоряжение и доверительное управление имуществом подопечного.
  6. Статистика влияния типа грунтов на распространение КРН
  7. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  8. Моделирование методом конечных элементов. Численный эксперимент
  9. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  10. Комбинационные резонансы аддитивно-разностного типа