<<
>>

ПЕРВОБЫТНАЯ РОДОВАЯ ОБЩИНА ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ В ДОНЦЕ ЛЕДНИКОВОГО ВРЕМЕНИ

Выше мы определили среднеледниковое время, — в основных чертах совпадающее, по крайней мере для Европы, с мустьерской эпохой, — как время, когда в растительном ландшафте и животном мире нашего материка впервые начинает явственно ощущаться влияние надвигающе­гося северного ледника.

В результате прогрессировавшего похолодания, захватывавшего псе новые и новые пространства Европы, прежняя тепло­любивая фауна сменилась здесь новой, „холодной" фауной, а раститель­ность того же, южного типа, ранее свободно произраставшая вдоль побережья Черного моря и на Кубани, равно как в долинах Сены и Темзы, с этого времени начинает вытесняться лесами и пастбищами, отвечающими условиям современных умеренных широт северного полу­шария.

Наконец, ПОСЛе ОТСТупаНИЯ главной ВОЛНЫ Оледенения, ВЛИЯНИе Холодный которого на окружающий мир животных и растений, как отмечалось11засушли- выше, в значительной степени еще смягчалось влажностью и равно- к®^ат мерностью климата холодной, но достаточно сырой эпохи максимального оледенения, — наступает пора гораздо более сухого и резко выражен­ного континентального климата.

Несмотря на то, что ледниковый покров с течением времени все более сокращался в размерах и в начале позднего палеолита опреде­лялся приблизительно границами так называемого вюрмского ледника, все говорит за то, что· суровость климатических условий ледникового периода в вюрмское время достигла крайних пределов.

Можно предполагать, что именно сам континентальный режим, резко усиливавшийся к концу ледникового периода, связанный с незначитель­ным количеством годовых осадков, был по существу одной из главных причин постепенного угасания ледниковых явлений. Трудно сказать, чем

он, в свою очередь, мог быть обусловлен. Высказывалось мнение, что

Рис.

104. Степная лошадь — лошадь Пржеваль­ского.

здесь могло сыграть роль возникновение, при достаточном понижении температуры, обширных ледяных покровов в области морей, омывающих материки северного полушария, в частности на севере Атлантического океана. Это явление, если оно имело ме­сто, должно было, естественно, прекра­тить доступ в Европу циклонам, постоянно приносящим сюда, как известно, влагу со стороны Атланти­ческого океана.

Развитие ледни­ковых явлений в се­верной Атлантике и обусловленные этим холодные морские течения могли бы объяснить резкое по­холодание, охваты­вавшее в то время всю приатлантиче- скую область Европы.

К началу позд­него палеолита по

всему западному побережью Европы (отличающемуся в наше время достаточно теплым и влажным климатом) от Ламанша до Испании про­

тягиваются холодные лёссовые ■степи, населенные, с одной стороны, такими формами, как степная лошадь, антилопа-сайга и др. (рис. 104—106), с дру­гой — северным оленем, мус­кусным овцебыком (рис. 107), песцом и иными животными севера. Очевидно, это могло иметь место только в соседстве с очень холодным морем, со­вершенно непохожим на совре­менный Атлантический океан.

Во всяком случае, под воздействием подобных клима­тических условий прежние лист­венные и хвойные леса на значительных пространствах Европы сменяются суровым

Продви­жение северных видов к югу

Рис. 105. Лошадь степного типа. Изо­бражение в пещере Комбарелль (Фран­ция).

ландшафтом, свойственным ныне гораздо более высоким широтам, и животные, являющиеся обитателями бесплодных пространств крайнего севера, начинают в ту эпоху в кочевках достигать наиболее южных пределов своего распространения в плейстоцене. Северный олень, напри­мер, в то время становится постоянным обитателем Швейцарии, где его остатки встречаются в большом числе среди отбросов охоты на местах

Рис.

106. Антилопа-сайга.

поселений позднего палеолита. Отсюда он по южным склонам Альп проникает даже в пределы Италии. Многочисленные остатки северного оленя находят в верхних слоях известных пещер Гримальди, близ Монако. Совершенно таким же образом западнее он переваливает через Пиренейский хребет и достигает Испа­нии.

То же наблю­дается и в Восточной Европе, где горные области Крыма, воз­можно также и Кав­каза, и их предгорья заселяются в то вре­мя теми же предста­вителями полярной тундры и холодных лесов севера—север­ным оленем, песцом, росомахой и другими видами животных, очевидно отодвинуты­ми на юг прогресси­рующим ухудшением природных условий.

Расцвет поляр­ной фауны, переживаемый Европой в позднеледниковое время, может быть объяснен только особенной суровостью климата этой эпохи, что имело характер как бы волны холода, двигавшейся с севера к южным окраинам Европы.

Действительно, стоянка Сюрень I в Крыму, пещеры Ментоны и гроты юго-западной Франции, расположенные в зоне Пиренеев, в которых имеются слои с остатками, относящи­мися к ранней поре позднего палеолита, совершенно одина­ково свидетельствуют о том, что типичные представители полярных широт на известное время заселяют побережья Чер­ного и Средиземного морей, то есть такие области Европы, которые в настоящее время отличаются особенно благопри­ятными климатическими усло­виями. Не приходится говорить,

Рис. 107. Мускусный овцебык.

естественно, о более северных областях Европы, где фауна, представ­ленная на местах первобытных стойбищ, в эту эпоху приобретает еще более резко выраженные тундро-степные черты.

Интересно в этом смысле сопоставить животный мир Средней Европы и южных полуостровов, защищенных с севера горными масси-

Южная Европа

Северная Азия

вами. Мы видим, как медленно, с большим запозданием распростра­нялось влияние надвигавшегося оледенения на Южную Европу. Раз­витие максимального оледенения определенным образом сказывалось во всей полосе Европы от границ распространения ледников в Средней Европе до горных областей Альп и Пиренеев, которые также были захвачены сильным развитием ледников.

Южнее, в Испании и Италии, древняя теплая фауна переживает эту эпоху, и ее остатки сопровождают, как теперь известно, места обитания человеческих групп не только ран­него, но и позднего мустье. Отдельные же ее представители, в особен­ности носорог Мерка, удерживаются здесь еще дольше и сосуществуют в пещерных местонахождениях Италии и Испании с инвентарем так называемого гримальдийского времени, начало которого некоторые иссле­дователи относят к периоду времени, непосредственно следующему за мустье и одновременному с эпохой самых ранних ориньяко-солютрейских поселений в более северных областях Европы. В районе Кантабрийских гор тот же вид носорога Мерка встречается в отложениях пещер в сопровождении типичных остатков поры позднего палеолита.

Во всяком случае, еще в эпоху мустье, если не в начале позднего палеолита, как думают некоторые авторы 1, в Италии, в окрестностях грота Романелли и возле Ментоны, обитает такое теплолюбивое живот­ное, как гиппопотам.

Таким образом, в южных странах Европы древняя фауна пережи­вает до очень поздней поры ледникового времени. Только резкое похо­лодание, связанное с позднеледниковой эпохой, вынуждает животных южного происхождения окончательно покинуть пределы Европы. На смену им приходят обитатели холодных лесов севера во главе с мамон­том, остатки которого в Италии встречаются до окрестностей Рима; по другим сведениям, они известны и на крайнем юге полуострова, сопровождаясь (например, в пещере Ди Кардамоне) обычным лесным миром животных ледникового времени.

Картину, сходную с той, которую мы видим в Европе, представляла в позднеледниковое время и Северная Азия лишь с той, видимо, раз­ницей, что послеледниковое потепление, совпадающее с началом совре­менной эпохи, коснулось ее в более слабой степени; ее животное насе­ление и сейчас сохраняет в известной мере такие черты, которые оно имело в позднеледниковую пору. Во всяком случае, условия жизни для северных форм в Сибири были тогда особенно благоприятны, и послед­ние широко распространяются на всем пространстве от Ледовитого океана до Алтая, Монголии и даже Северного Китая.

Можно вспомнить,, например, что северный олень и по настоящее время удержался на гор­ных пастбищах Саянского хребта, тогда как в Крыму и горных областях Европы он исчез гораздо раньше, вероятно уже около начала современ­ной эпохи, то есть за 10—12 тысяч лет до нашего времени.

Но и южные формы не сразу оставили эти местности Азии; в эпоху позднего палеолита в Забайкалье и соседней Монголии, как показали сравнительно недавние находки, видимо, еще жили страус[197][198]и южный вид антилопы: их остатки на местах палеолитических становищ встре­чаются совместно с остатками типичных представителей ледниковой фауны — мамонта и сибирского носорога.

Не следует думать, что изменение климата и ландшафта в позднем палеолите должно было иметь характер резкого перелома. В действи­

тельности оно было в значительной степени подготовлено в предше­ствующее время, когда в охотничьих лагерях мустьерской эпохи начали появляться первые северные формы. Только постепенный рост их коли­чества в отношении к обитателям лесных пространств и пастбищ уме­ренных широт Старого света указывает на новые условия, принесенные вюрмской эпохой [199].

Сухой, резко континентальный климат, приведший к распростра­нению обитателей современных степей Центральной Азии —■ сайги, корсака, тушканчиков — по всей Европе до подножий Пиренеев и южной Англии, должен был иметь следствием значительное сокращение лесных пространств на всей территории Средней, а частью и Южной Европы. На смену лесам пришли открытые травянистые равнины, служившие пастбищами для множества травоядных животных, в особенности -степ­ных лошадей и зубров-бизонов (рис. 108, 109). То же, видимо, должно было происходить и на востоке объединенного материка Европы и Азии,

Распро­странение тундры и степи

Рис. 108. Изображение лошадей и оленей на жезле из Ла Мадлен (Франция).

в Сибири, где вместо глухой, непроходимой тайги в данное время рас­стилались главным образом холодные степи и тундры с типичным для них миром животных.

Только если допустить широкую распространенность здесь подобных природных условий, можно объяснить проникновение на крайний север Сибири до берегов Ледовитого океана таких животных, как антилопа- сайга, лошадь, тигр, не говоря о мамонте и шерстистом носороге, много­численные остатки которых встречены, например, на Новосибирских островах, далеко за полярным кругом. Последние пережитки обширных степных пространств, занимавших в позднеледниковое время большую часть Северной Азии, до сих пор уцелели, например кое-где в Якутии, в виде отдельных островков лёссовой степи, разбросанных среди беско­нечных таежных лесов, которые покрывают в настоящее время весь северо-восточный угол Сибири.

Рис. 109. Бизон европейский.

Смешение фауны

В ту эпоху на открытых степных равнинах и безлесных склонах речных долин отлагались главные толщи лёссового наноса, в котором встречаются остатки животных позднеледникового времени и следы позднепалеолитических поселений. Лёссовый покров, образующийся, как известно, лишь в условиях засушливого, континентального климата, особенно широко распространенный в экстраглациальных областях мате­риков северного полушария, лучше всего характеризует природную обста­новку, складывавшуюся в конце ледникового периода — в вюрмское время. Он свидетельствует о значительном обезлесении пространств Европы, а также Средней и Северной Азии. Однако это время не было временем господства степи или тундры на всем протяжении Европы. Своеобразие природных условий поздней ледниковой эпохи проявляется в том об­стоятельстве, что только в от­дельных, относительно ред­ких случаях стоянки позднего палеолита дают список жи­вотных, который принадле­жит определенному физико- географическому ландшафту. Обычно же они представля­ют смешение форм, связан­ных с обитанием в полярной тундре, степях и в условиях таежного леса, к которым в гористых или сильно изре­занных местностях присоеди­няются пещерные хищники — пещерный, а также бурый медведи, пещер­ный лев, гиена — или животные горных пастбищ — горный козел, альпий­ский сурок и др.

Такое смешение разнохарактерной фауны млекопитающих в посе­лениях, относящихся к позднеледниковому времени, зависит, очевидно, от того, что в не занятых ледником областях Европы ландшафтные пояса не только были перемещены к югу, но и вообще имели иной характер, чем в настоящее время.

Леса не составляли сплошных массивов, но укрывались в долинах рек, в местах, защищенных от сухих, холодных ветров [CC]. Тундра же должна была чередоваться со степью в зависимости от чисто местных условий — высоты над уровнем моря и т. п.

Сближенность ландшафтных зон, сдвинутых на относительно не­большом пространстве от окраин ледника (с окаймляющими их пустын­ными песчаными полями, чередовавшимися с заболоченными низинами) до берегов Средиземного моря, давала возможность таким кочующим животным, как северный олень, периодически появляться, может быть,

в общем в чуждой им природной обстановке. В этом смысле интересный пример мы имеем и сейчас на Дальнем Востоке, где северный олень, по горным хребтам спускается до Амура, к южной границе тайги, и на него здесь охотится тропический хищник — тигр.

Но и в Восточной Европе северный олень (рис. 110) зимой доходил еще недавно до широты Казани, если не южнее.

Очевидно, что и расчлененность рельефа многих областей Европы, особенно ближе к предгорьям, позволяла обитателям леса, степи и тундры держаться в одной и той же местности, на открытых плато и в глубоких

долинах.

Некоторые зоологи, а за ними и многие археологи склоняются к мнению, что остатки животных в поселениях позднего палеолита дают возможность проследить более или менее правильную смену животных леса, степи и тундры, которая в позднее время плейсто­цена должна была повторяться несколько раз, вместе с колебатель­ными движениями последнего оледенения. Такая упорно удерживается представляет большой поскольку в частности повторное странение тундровой фауны и от­катывание ее к северу, приурочи­ваются ими к определенным эпо­хам в истории позднего палеолита, как бы повторяя в меньшем мас­штабе те явления периодических переселений животного мира и изменения ландшафтных условий, которые усматриваются теми же учеными в ледниковые и межлед­никовые эпохи.

Наблюдения, которые при­водятся в подтверждение перио­дичности перемещений ландшафт­ных поясов под влиянием предпо­лагаемых колебаний ледникового покрова в вюрмское время, при их ближайшем рассмотрении оказы­ваются, однако, весьма мало надежными. Для подобных имеющих более или менее гипотетический характер, служат находки в отложениях некоторых пещер и скальных убежищ юго-западной Германии и соседней Швейцарии, где кости некоторых животных, напри­мер полярных грызунов и северного оленя, залегают на разных уровнях то в очень большом, то в незначительном числе или совсем исчезают

подобные

в кругах интерес, смены, распро-

мысль особенно

немецких ученых. Вопрос этот

Рис. 110. Изображение

Комбарелль.

оленя из

построений,

Периодич­ность в сменах ландшафта тундры, степи и леса.

в определенных горизонтах пещерных отложений. В них усматривают свидетельство того, что животные, населяющие тундру, имели особен­ное распространение в Европе в раннее и позднее ориньякское время, затем в раннемадленскую пору, когда колебание ледника приносило усиление холода. Однако подобный вывод в отношении неоднократных смен животного мира в условиях Европы покоится на шатких основаниях.

Очевидно, такое явление, как наличие или отсутствие остатков определенных животных в тот или иной момент заселения пещеры человеком, представляло часто дело случая и могло зависеть от таких

причин, как откочевка или истребление данной породы животного. В других случаях, например в отношении мелких полярных грызунов, нужно учитывать, что они приносились в пещеры не человеком, а охотив­шимися на них хищными птицами — совами, соколами и т. д., поселяв­шимися в этих убежищах, когда их покидал человек. Известно, что подобные мелкие животные — лемминги, пищухи и т. п. — периодически размножаются в огромном количестве, становясь предметом охоты всего населения тундры.

Рис. 111. Известняковые скалы в районе Лез Эйзи (Франция).

Ненадежность заключений о якобы закономерной смене фауны, другими словами — о различных типах ландшафта на территории Европы в позднеледниковое время, можно было бы иллюстрировать сопоставлением отдельных стоянок позднего палео­лита, относящихся к од­ному времени, которые, однако, дают неодинако­вый список животных. Во всяком случае, в много­численных, с этой стороны достаточно хорошо изу­ченных пещерных поселе­ниях той же Франции, охватывающих весь позд­ний палеолит, периодиче­ских смен фауны устано­вить не удается; таким образом, в лучшем случае они оказываются связан­ными с ограниченным рай­оном Европы.

В других частях Европы только заметное увеличение количества полярных и отчасти степных форм отличает поздние слои стоянок позд­него палеолита от более ранних, по крайней мере до того времени, когда с наступлением голоцена тундра начинает уступать свое место современ­ным лесам с их хорошо нам известными обитателями.

Мы начали рассмотрение истории первобытного общества в эпоху позднего палеолита с характеристики природной обстановки, сложив­шейся в послемустьерское время на всем обширном пространстве уме­ренных широт северного полушария — в Средней, отчасти и в Южной Европе, на лёссовых равнинах Сибири и на дальнем востоке Азии. Эта огромная по своей протяженности полоса, включающая в выше- очерченных границах по существу всю древнюю приледниковую зону нашей части света, во многих своих сторонах — геологических условиях, климате, растительном и животном мире — обнаруживает черты чрез­вычайного сходства. Много общих черт, несомненно, наблюдается и в характере исторического развития населявших ее первобытных обществ.

Особо приходится учитывать природную обстановку, складывав­шуюся в ту эпоху в более южных областях. В ней, в присущих этим областям условиях природной среды, приходится искать объяснение в значительной степени иного хода развития позднепалеолитического общества, имевшего место на юге Европы и Азии, а также в Африке, по обе стороны экватора.

<< | >>
Источник: Π. П. ЕФИМЕНКО. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ. ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК УКРАИНСКОЙ ССР. КИЕВ - 1953. 1953

Еще по теме ПЕРВОБЫТНАЯ РОДОВАЯ ОБЩИНА ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ В ДОНЦЕ ЛЕДНИКОВОГО ВРЕМЕНИ:

  1. Двойственность авторского «я» П.А. Вяземского и дуальность поэтического времени
  2. Поэтическая концепция времени в зеркале церковнославяно­русских полисемантов
  3. НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ЮСТИЦИИ РСФСР. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ (с 22 июня по 22 июля 1941 г.) ЮРИДИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО НКЮ СССР МОСКВА * 1941, 1941
  4. 52. Условия действительности сделок.
  5. Применение методов НК в трассовых условиях
  6. Условия и режимы дозревания электродных материалов
  7. 54. Ничтожные сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  8. 72. Вина как условие наступления гражданско-правовой ответственности.
  9. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.
  10. Описание условий эксплуатации участка шлейфа компрессорной станции
  11. 19. Признание гражданина недееспособным: основания, условия, правовые последствия.
  12. 74. Убытки: понятие, виды, основания предъявления требований о возмещении, объём и условия удовлетворения.
  13. 75. Требования о компенсации морального вреда: основания предъявления, размер, способы и условия удовлетворения.
  14. Описание условий эксплуатации участка линейной части магистрального газо­провода
  15. ГЛАВА 2. МОДЕЛИРОВАНИЕ НЕЛИНЕЙНЫХ ЗАТУХАЮЩИХ КОЛЕБАНИЙ ПЛАСТИНОК В УСЛОВИЯХ СОЧЕТАНИЯ ВНУТРЕННЕГО И ВНЕШНЕГО РЕЗОНАНСОВ
  16. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  17. Канду Владимир Валерьевич. АНАЛИЗ НЕЛИНЕЙНЫХ КОЛЕБАНИИ ТОНКИХ ПЛАСТИНОК, НАХОДЯЩИХСЯ В УСЛОВИЯХ ВНУТРЕННЕГО И ВНЕШНЕГО РЕЗОНАНСОВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук. Воронеж - 2019, 2019