<<
>>

ПАМЯТНИКИ ОРИНЬЯКСКОГО ТИПА

Вопрос о так называемой ориньякской эпохе возник сравнительно не так давно, в начале XX в., в связи с некоторыми наблюдениями в отношении многослойных пещерных поселений Европы.

Вопрос об ориньяк­ской эпохе

По ранее существовавшим представлениям, мустьерские горизонты в пещерных местонахождениях Европы непосредственно сменяются со­лютрейскими горизонтами с характерными для них видами изделий.

Таким образом, согласно этим представлениям, солютрейская эпоха на­чинала собой новый этап развития первобытного общества на ступени позднего палеолита.

В основе подобных взглядов лежало мнение о полной и непосред­ственной преемственности культуры в целом и, прежде всего, форм кремневого инвентаря и технических приемов эпохи мустье, с одной сто­роны, и солютрейских памятников Европы — с другой.

В качестве одного из характерных типов орудий, дающих возмож­ность, по этим представлениям, проследить преемственную связь между мустьерскими и солютрейскими горизонтами пещерных местонахожде­ний Европы, нередко указывалось, например, такое орудие, как „ручной остроконечник". Действительно, уже в поселениях позднемустьерского времени, как упоминалось выше, названное орудие получает иногда вид тонко отделанного, заостренного по обоим концам листовидного нако­нечника, очевидно служившего не чем иным, как рабочей частью охот­ничьего ножа или дротика. Ранее были отмечены (см. рис. 69) подобные листовидные клинки в инвентаре позднемустьерского стойбища в ста­нице Ильской на Кубани. Известно, вместе с тем, что· в солютрейскую

пору тот же вид орудия представлен весьма характерным для того времени лавролистным кремневым наконечником, назначение которого в качестве, в одних случаях, охотничьего ножа, в других — наконечника копья или чаще дротика, одного из основных средств охоты в ту эпоху, не может вызывать сомнений. Наконец, и сама отделка кремневых ору­дий — способом контротжима — в позднемустьерских стоянках обнару­живает несомненную близость к отжимной технике солютрейских место­нахождений.

В отношении среднего и позднего палеолита прежние исследователи ПО существу держались ЭВОЛЮЦИОННОЙ ТОЧКИ зрения, ВИДЯ В НИХ ПОСЛЄДО'- вательные этапы развития первобытного населения Европы, переживав­шего на рубеже эпохи мустье и позднего палеолита процесс сложения новых форм культуры. Однако они были склонны слишком упрощенно, в сущности весьма формально, главным образом с точки зрения типологи­ческой схемы, расценивать названные ступени развития палеолитиче­ского общества. Взгляды авторов-эволюционистов XIX в., как отмечалось выше, были целиком отвергнуты новой школой буржуазных археологов, как устарелые и ненаучные. Современные археологи брейлевской школы исходят из того, что в некоторых пещерах Бельгии и Франции между мустьерскими и солютрейскими отложениями находятся промежуточные слои, иногда достигающие большой мощности и подразделяющиеся на ряд горизонтов. Содержащиеся в них остатки заметно отличаются от выше лежащих солютрейских.

Само название ориньякской эпохи в истории изучения палеолити­ческих памятников Европы не было новым. Оно связано с небольшим гротом Ориньяк (Франция, департамент Верхней Гаронны), исследован­ным еще в 60-х годах XIX ст. Найденные в отложениях этой пещеры кремневые орудия и характерные плоские наконечники из кости были встречены, как указывалось, и в других пещерах — в гротах Ла Шез, Фей, Горж д’Анфер и других. Сходство типов изделий из камня и кости и характерная фауна, очевидно несколько более древняя, чем в других позднепалеолитических стоянках того же района, обратили на них вни­мание уже первых исследователей.

Грот Ша- Одним из наиболее известных ориньякских памятников ранней поры тельперрон является rpШательперрон (иначе пещера Фей) в западной Франции, в бассейне р. Луары (Бретань). Это — небольшой грот, где человек оставил следы долговременного пребывания на площадке, расположен­ной возле скалы у выхода пещеры, а отчасти и в самой пещере. В течение, вероятно, многих человеческих поколений здесь накапли­вались остатки, образовавшие мощный слой отложений, переполненных костями животных, среди которых собрано было во время раскопок особенно много остатков мамонта, затем лошади, северного оленя, зубра, тура и в меньшем количестве таких животных, как носорог, благородный олень, пещерный лев, пещерная гиена, медведь и др.

В одном месте была найдена целая куча бивней мамонта, очевидно заготовленных в качестве материала для изделий.

Можно думать, что здесь существовало настоящее более или менее оседлое поселение первобытной охотничьей группы под прикрытием каких- то сооружений. Плохо выполненные раскопки этой интересной стоянки не дают возможности судить об этой стороне жизни ее обитателей.

Кремень, которым широко пользовались жившие здесь люди для изготовления различных орудий, добывался ими километров за 10 от пещеры, в местности Тийи, где обнаружены были следы мастерских с орудиями тех же типов, что и в пещерной стоянке.

Кремневые изделия в Шательперроне еще не слишком разнообразны по типам, но все же значительно более многообразны, чем в мустьерскую пору. Техника здесь заметно изменяет свой характер по сравнению с предшествующим временем. Основным элементом производства крем­невых орудий становится уже удлиненная пластинка, а не широкий скол, как в эпоху мустье (рис. 133, 134).

Рис. 133. Типы орудий раннеориньякских поселений.

Из такого первичного материала здесь изготовлялись концевые скребки, которые, судя по многочисленности их находок, должны были, очевидно, являться одним из наиболее распространенных орудий, при­менявшихся в описываемое время. Они имеют вид кремневой пластинки,

Рис. 134. Типы раннеориньякских орудий.

конец которой превращен путем подправки в дугообразное рабочее лезвие. Рядом с ними по численности стоят острия типа шательперрон: заостренные пластинки с притупленным и изогнутым боковым краем, образующим спинку орудия (см. рис. 158). На лезвии и на острие инстру­мента часто бывают видны следы сработанности в виде выщерблин и зазубрин. Другие орудия встречаются в стоянке Шательперрон в значительно меньшем количестве. Из них можно назвать крупные пластинки, отделанные ретушью кругом по всему краю, и затем резцы, изготовленные с помощью характерного для них приема скалывания продольных отщепов, посредством которого их рабочий конец получал прочное клиновидное режущее заострение.

Названные орудия (такие, как резцы), как указано выше, иногда встречаются уже в позднемустьерских стоянках.

Здесь же они являются основными типами изделий из кремня. Но наряду с ними в инвентаре Шательперрона продолжают еще бытовать скребла и, интересно, в довольно

Рис. 136. Ориньякские наконечники дротиков из кости, 1∕2 н. в.

что осооенно большом количестве встречаются небольшие по размерам двусторонне отделанные „рубила", близкие к мустьерским орудиям этого типа.

Новым и очень характерным в поселениях типа шательперрон является наличие обработан­ной кости в виде еще немногочисленных, но уже вполне оформившихся изделий. Если присутствие здесь орудий типа шильев, то есть простых при- остренных и заточенных на конце осколков труб­чатых костей животных, не может нас удивить, по­скольку они довольно обычны уже в стоянках позд­нейшего мустье, — то существенно новым элемен­том для описываемых памятников являются сде­ланные из кости настоящие наконечники дротиков уплощенной, овально-удлиненной формы (рис. 135). Подобные наконечники получают широкое распространение в наслоениях пещерных место­нахождений, относящихся к так называемому ориньякскому типу. Из отдельных находок можно упомянуть куски красной охры и черного мар­ганца, очевидно употреблявшиеся человеком в качестве красящего материала, и клык лисицы со сверлиной для подвешивания. Амулеты из зубов животных ■— новое явление, которое нам неизвестно в эпоху

Характер­ные особенности поселений раннеори- ньякской поры

мустье.

К тому же времени, что и поселение Шательперрон, относят ряд других пещерных местонахождений Юго-Западной Европы. Из них можно' назвать Жермолль (Сона-и-Луара), Гаргас (Пиренейская область), Рош-о-Лу (Ионна), Орэ (Жиронда) и многие другие, которые могут быть отнесены к весьма ранней поре по таким признакам:

1. Постоянное присутствие маленьких двусторонне обтесанных ору­дий, напоминающих рубила позднейших типов.

2. Наличие массивных отщепов, занимающих в инвентаре этих по­селений еще видное место наряду с удлиненными пластинками поздне­палеолитического облика.

3. Переживание более или менее типичных мустьерских орудий, как остроконечники, скребла, диски и т. п.

4. Особая отделка некоторых видов орудий, близкая еще к „длин­ной" мустьерской ретуши и получавшаяся также путем отжима на нако­валенках из кости или мягкого камня.

5. Появление таких изделий из кремня, как острия типа шатель­перрон и типичные пластины с круговой ретушью.

6. Появление орудий из кости, правда, еще сравнительно немного­численных.

7. Находки первых охотничьих амулетов — просверленных зубов хищных животных. Постоянное присутствие краски.

8. Весьма характерная фауна, в которой северный олень редок, но много остатков мамонта, крупной лошади, зубра, а также еще хорошо >бывают представлены обитатели лесов — носорог, тур, канадский олень, лось, гигантский олень, кабан и пещерные хищники—лев, медведь, гиена. '

Эти черты, несомненно в какой-то мере сближающие описываемые стоянки с лагерями позднемустьерской эпохи, отпечаток достаточно ранних памятников.

накладывают на них

Поселения охотников той поры известны не только в защищенных местах, в гротах и скальных убежищах, но и. на открытом воздухе. Такой тип становища представляет, например, стоянка Ла Верриер в Жиронде, где найден очень примитивный инвентарь, наполовину мустьерского характера, в котором, однако, уже появляются первые указанные выше виды орудий.

Как же следует расценивать описанную выше группу палеолити­ческих местонахождений, представленную так называемыми ориньяк- скими памятниками?

Мы уже видели, что, например, острие типа шательперрон, — в котором приходится усматривать вид орудия, преемственно сменяю­щий мустьерский остроконечник, — как и другие орудия, характерные для поселений ориньякского типа, вовсе не является обязательным элементом вещественного инвентаря стойбищ данного времени на всей территории Европы. Вне сравнительно узких границ Юго-Западной Европы, а также, совершенно возможно, в ряде случаев и в пределах указанной территории встречаются поселения того же времени, но с иным кремневым инвентарем.

Для этих последних поселений в особен­ности характерно орудие, очевидно, близкого к острию типа шатель­перрон производственного значения, но в ином оформлении — в виде так называемого клинка-наконечника раннесолютрейского типа.

Такой клинок составляет существенную особенность не „ориньяк­ского", но „солютрейского" кремневого инвентаря.

Одну из причин подобного явления приходится усматривать, в част­ности, в том, что в памятниках ориньякского типа место солютрейского кремневого наконечника занимает наконечник метательного копья, сде­ланный из кости (см. рис. 135).

Ориньяк- ские памятники! более позднего времени

В некоторых пещерных стоянках Юго-Западной Европы можно видеть, как кремневый инвентарь, свойственный раннему ориньяку, в последующее время заметно* изменяет свой характер. Особенно здесь возрастает количество крупных пластин с круговой ретушью. В ряде видов и разновидностей начинают встречаться так называемые нукле- видные орудия, изготовлявшиеся из куска кремня посредством стесы­вания мелких пластинок, что придает им вид небольших, тонко сделан­ных нуклеусов.

В связи с растущей обработкой кости увеличивается количество находок резцов различных типов, хотя наиболее характерными для этой поры являются резцы либо в виде тех же нуклевидных орудий с более узким рабочим концом, либо сделанные из пластинки, но таким образом, что рабочий конец резца, изогнутый в форме массивного клюва, имеет одну грань, снятую рядом узких продольных фасеток (многофасеточный „горбатый" резец) (рис. 136). Между тем для ранней поры, как это можно видеть в стоянках того времени, характерную форму составляет, скорее, резец в виде того же острия типа шательперрон, но с рез­цовым сколом на конце, что выдает вероятное происхождение этого орудия.

Острие типа шательперрон здесь продолжает еще оставаться одним из постоянно встречающихся орудий, но наряду с ним появляется другая разновидность того же орудия, сделанного из более узкой и длинной пластинки, так называемое острие типа граветт (рис. 137). В остриях граветт, более или менее однообразно оформленных, но

весьма варьирующих в смысле размеров — от пластин в 10—12 см длиной до совсем небольших, — нельзя не видеть орудия довольно разнообразного назначения. Одни из них, очевидно, играли роль нако-

Рис. 136. Типы орудий позднеориньякских поселений. Резцы типа „бюске" и ладьевидное орудие, ½ н. в.

печников копий и дротиков, клинков охотничьих ножей и кинжалов, тогда как другие служили мелкими инструментами, предназначенными для употребления в качестве весьма тонких режущих и орудий.

Совершенно то же явление

ников „с

колющих

наконеч-

так назы-

Средней

боковой

Рис. 137. Типы орудий позднеориньякских по­селений. Острия типа граветт.

имеет место в отношении выемкой", характерных, как известно, для ваемых позднесолютрейских поселений и Восточной Европы.

Рядом с остриями граветт в поселениях поздне- ориньякского типа появляются мелкие пластиночки с притупленной спинкой, нечто вроде чрезвычайно миниатюрных по своим размерам ножичков, кото­рые могли употребляться для особенно тонких ра­бот, в связи с шитьем меховой одежды и т. п., в других же случаях — в качестве вставок для оснащения лезвия орудий, сделанных из дерева или кости. Нельзя не упомянуть также о скребке „на конце удлиненной пластинки", составляющем весьма обычную находку в соответствующих горизонтах пещерных стоянок. Здесь, как и в поселениях с со- лютрейским инвентарем, чаще всего попадаются скребки, суживающиеся к основанию, с ретушью·, идущей сплошь по краю орудия (рис. 138).

Особое место среди палеолитических местона­хождений юго-запада Европы, относимых к числу позднеориньякских, занимают поселения типа фон Робер, для которых особенно характерны неболь­шие кремневые наконечники с черенком, по технике изготовления весьма близкие к позднесолютрейским (рис. 139).

В одних из таких поселений обработанная кость встречается доволь­но редко, в других она обнаруживает заметный прогресс в смысле уве­личения количества подобных изделий, хотя они большей частью принад­лежат к тем же простейшим видам шильев, лощил, плоских „ориньяк- ских" наконечников. Однако здесь, как и в солютрейских стоянках, появ­ляются и некоторые новые орудия, прежде всего иглы, еще довольно грубые, часто с головкой, а не ушком для закрепления нити. В гроте Ле Коттэ в слое того времени была найдена трубчатая кость северного оленя, вырезанная в виде вместилища, украшенного нарезными чертами, .внутри которого еще сохранилось некоторое количество охры.

Рис. 138. Концевой скребок, заострен­ный к основанию. Из солютрейских стоянок Франции. Кремень, ок. 3t н. в.

Наконец, в некоторых пещерных стоянках той или, скорее, несколько более ранней поры (Ферраси, Бланшар) становятся известными первые, весьма интересные проявления рождающегося палеолитического искус­ства.

Подобные памятники, относимые к той же группе ориньякских стоянок, на юго-западе Европы представлены такими местонахожде­ниями, как верхний слой Кумбо-дель-Буиту, Фонт-Ив (Коррез), Ла Граветт, Ла Ферраси, Манэгр (Дордонь), Ле Коттэ (Вьенна), грот Трилобит (Ионна). В эту эпоху мы имеем следы жилищ уже более прочного и долговременного типа, например в Кумбо- дель-Буиту, Ла Косте и других стоянках, где они имеют вид выкладок из каменных плит, затем ям от столбов и т. д. Не следует забывать, что, как пра­вило, человек в то время устраивал свои поселения преимущественно на открытых площадках под защи­той скал или в неглубоких нишеобразных гротах, которые могли дать ему убежище от дождя, снега, но не от холода.

Если нет оснований сомневаться в сравнительно раннем возрасте ряда так называемых ориньякских памятников Европы, то другие подобные памятники, учитывая поверхностные приемы их исследования, а также убогость и предвзятость типологических по­строений, на которых основано определение их возра­ста, — вызывают в этом смысле серьезные сомнения. Этим приходится объяснять, что в число ориньякских местонахождений обычно включаются и такие памят­ники, культурные слои которых дают инвентарь, по своему общему облику значительно более поздний, но содержащий, часто, возможно, случайную, примесь некоторых более архаических форм.

помещение перед ней значитель-

Такой случай представляет небольшой грот Кумбо-дель-Буиту, верхние горизонты которого дают орудия более поздних типов, тогда как непосредственно предшествующие им „очаги" (линзообразные скопления культурного слоя) содержат остатки, принадлежащие, по мнению описавших их авторов, раннеориньякской поре. В этом гроте его палеолитические обитатели занимали как внутреннее в виде неглубокой выемки в скале, так и расположенную площадку, где за палеолитическое время успел накопиться ный слой отбросов жилья.

исследова-

Интересно, что при расчистке площадки перед гротом телями были обнаружены следы каких-то жилых сооружений в виде ряда круглых ям, выбитых в известняковой скале. Они сопровожда­лись скоплениями камней, вероятно служившими для укрепления стен хижины, которые сами авторы отчета о раскопках этого памятника считают, впрочем, просто обвалом скалы. Обычный весьма поверхност­ный характер раскопок лишает нас возможности составить об этом интересном сооружении сколько-нибудь ясное представление.

В пользу раннего возраста нижних отложений Кумбо-дель-Буиту, с точки зрения принятых хронологических схем, говорит присутствие здесь крупных (до 17,5 см) кремневых пластин с круговой ретушью, обычных скребков и скребков ладьевидных, также скребков типа a museaux, затесанных отщепов и т. д. наряду с орудиями поздне- мустьерского облика, как скребла, острия и пр. Орудия мустьерских

22. Первобытное общество.

типов здесь еще вполне сходны с найденными, например, в поздне- мустьерских пещерных поселениях Ше-Пуррэ и Буффиа.

Однако уже наличие в инвентаре Кумбо-дель-Буиту многочислен­ных характерно затесанных отщепов, в которых типичная солютрейская отжимная ретушь переносится на изготовление кремневых „вставок", — указывает на ненадежность определения возраста данного памятника как очень раннего.

В находках в Кумбо-дель-Буиту совершенно отсутствуют острия типа шательперрон, как нет, правда, и резцов, появляющихся лишь в лежащих выше слоях. Нужно заметить, что здесь не было найдено и изделий из кости.

Сходный характер имеют находки в гроте Ле Коттэ и в пещерной стоянке Пон-Неф в Шаранте. В последней обработанная кость встре­чается очень редко (обычное лощило и наковаленка-ретушер на осколке кости). Среди большого числа собранных кремней господствуют пла­стинки с круговой ретушью, довольно часты треугольные широкие мас­сивные отщепы мустьерского облика, но нет ни резцов, ни острий, нет и затесанных отщепов. Равным образом и нуклевидные орудия имеются здесь в небольшом количестве.

Приведенный на рис. 91 разрез отложений пещеры Боном близ Брантома (Дордонь) представляет довольно типичный пример пещерного поселения описываемого времени, для которого была использована ниша в скале, первоначально, видимо, довольно глубокая, но подверг­шаяся разрушению и заполненная почти доверху глинистым наносом и обломками известняка. Грот расположен очень удобно в уединенной боковой долине и обращен к югу. Две нижние прослойки с остатками мустьерского времени свидетельствуют о двукратном заселении грота людьми еще в эпоху среднего палеолита.

Основной слой палеолитических остатков, как видно на приведен­ном разрезе (горизонты 4и 5), хорошо рисует условия жизни поздне- палеолитического человека в пещерах. После непродолжительного оби­тания, оставившего нижний слой отложений, население выровняло дно грота, сначала уложив слой плиток (в 0,10—0,12 м толщиной), затем настлав поверх него слой небольших камней. В последующее время здесь успел накопиться толстый пласт (0,47 м) обычных отбросов жилья. Положение линзы культурного слоя показывает, что ниша грота была закрыта с наружной стороны стеной, вероятно из жердей, основание которой было привалено камнями, отчасти еще сохранившими свое первоначальное место.

Помимо Франции, где поселения с инвентарем так называемого ориньякского типа достаточно широко распространены, они имеются в Бельгии (грот Монтэгль, один из горизонтов Гуайе, пещерная стоянка Спи). Но, например, для Англии (пещера Paviland) или Германии (пещерные стоянки Зиргенштейн, Бокштейн, нижний слой Офнет и др.) отнесение указанных памятников к ориньякскому типу является совер­шенно условным.

Что же касается территории, расположенной дальше на востоке Европы, то среди очень немногих подобных поселений уже пример Вил- лендорфа доказывает безосновательность определения их возраста „ориньякской" эпохой[232].

Наоборот, в Италии, Испании и Северной Африке данное время обычно считается хорошо представленным многочисленными находками, которые, однако, имеют характер существенно отличный от описанных выше ориньякских памятников Европы, почему подобное определение культурной принадлежности указанных поселений может вызвать вполне основательные сомнения. Следует принять во внимание, что предшест­вующие им по времени так называемые атерийские поселения Северной Африки характеризуются, наряду с мустьерскими, типично солютрей- скими формами орудий (лавролистные наконечники).

Это время на юго-западе Европы отмечено появлением ряда типич-Мускусный ных северных, отчасти и степных, видов — таких, как мускусный овце- овцебык бык, песец, гренландский тюлень, кости которого впервые начинают гренланд. встречаться в палеолитических пещерах атлантического побережья, Ский затем суслик (Spermophilus rufescens), —■ обычно отсутствующих тюлень в поселениях более раннего времени. Приходится думать, что такое явление было связано с значительным ухудшением климатических условий.

<< | >>
Источник: Π. П. ЕФИМЕНКО. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ. ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК УКРАИНСКОЙ ССР. КИЕВ - 1953. 1953

Еще по теме ПАМЯТНИКИ ОРИНЬЯКСКОГО ТИПА:

  1. Численные исследования комбинационных резонансов аддитивно­разностного типа
  2. Комбинационные резонансы аддитивно-разностного типа
  3. Статистика влияния типа грунтов на распространение КРН
  4. На данном шаге были получены три типа внутреннего резонанса (2.44)-(2.46), рассмотрим подробно каждый их них.
  5. Тип дефолта
  6. Описание условий эксплуатации участка шлейфа компрессорной станции
  7. 10.1. Сущность и признаки административного правонарушения
  8. Процессы изготовления свинцово-кислотных аккумуляторных бата­рей
  9. Конструктивные элементы зданий с бревенчатыми наружными стенами и дощатой обшивкой
  10. Роль изоморфизма сульфата бария в зародышеобразовании
  11. 57. Осуществление субъективного гражданского права: понятие, принципы, способы, пределы.
  12. Атомно-силовая микроскопия
  13. Выводы по главе 2
  14. Роль среды, провоцирующей КРН
  15. СОДЕРЖАНИЕ
  16. Моделирование теплопотерь в конструкции вентфасада с учетом скорости ветра и термического сопротивления вентилируемого воздушного пространства с отражательной теплоизоляцией
  17. 14.2. Правовое регулирование и принципы административного процесса
  18. Факторы на уровне облигации