<<
>>

МЕСТО ОХОТЫ НА ЗУБРОВ У АМВРОСИЕВКИ

Впервые скопление костей зубров у Амвросиевки, в Донбассе (в 4 км на северо-запад от одноименной железнодорожной станции) было отмечено геологом Б. Ф. Меффертом в 1912 г. Более полные и более точные сведения об этом местонахождении, доказывающие его палеоли­тический возраст, опубликованы были сотрудником Сталинского област­ного музея В.

М. Евсеевым, вскрывшим часть площади костища в 1935 г. Позже оно копалось И. Г. Пидопличко (1940), а затем им же и П. И. Борисковским по поручению Института археологии Академии наук Украинской ССР (1949) [359][360]. Им удалось в достаточной степени восста­новить условия и обстановку залегания костей названных выше живот­ных и получить необходимые данные для объяснения происхождения этого весьма необычного явления.

Амвросиевское палеолитическое местонахождение находится в 2 км

от притока Миуса речки Крынки, в верховьях балки Казенной, на воз­вышенном плато — на мысу, образованном названной балкой и вхо­дящим в нее оврагом. Несмотря на то, что это место расположено очень высоко, на 100 м выше уровня реки, вблизи него имеется источ­ник, которым, нужно думать, пользовались люди еще в палеолитическое время, тем более что общий характер рельефа окружающей местности, очевидно, не претерпел существенных изменений с конца ледниковой эпохи, если не считать некоторого роста оврагов.

Как удалось установить в ходе раскопок, огромное скопление костей зубров в виде сплошного пласта заполняло древний неглубокий овра­жек, имевший в дли­

Рис. ‘268. Амвросиевка. Схематический разрез юго-запад­ной стены раскопа 1940 г Костище.

ну несколько десят­ков метров и входив­ший в другой, более крупный овраг.

Этот неглубокий и неширокий овражек с погребенным в нем скоплением костей, ныне заполненный глинистым наносом, в прежнее время про-

ходил по склону древ­него большого лога, входившего в балку Казенную, образуя со стороны плато кру­той обрыв, вымытый в известняке (рис.

268).

В свете раскопок 1949 г. представ­ляется очевидным,

что первобытное население этой части Донбасса использовало такие благоприятные природные условия для облавной охоты на огромные стада зубров, передвигавшиеся по водоразделу, возможно, в поисках удобного спуска к реке. В данном случае мы имеем дело все же не с остатками палеолитического места обитания, как такового, то есть не со стойбищем палеолитических людей, — об этом говорит полное отсутствие в самом костище каких-либо следов огня в виде углей, обож­женных костей или, например, очагов.

Масса костей, принадлежащая исключительно зубрам, по подсчетам 1-1. Г. Пидопличко, в количестве не меньше 950—1000 особей, заполняла

овражек сплошным мощным слоем, еще в настоящее время достигающим высоты 1 м. То обстоятельство, что остатки зубров оказались представ­лены всеми частями скелета, и, вместе с тем, редкость находок костей в анатомическом сочетании указывают, во-первых, на то, что животные не погибли здесь случайно, в результате стихийной катастрофы, а соста­вили охотничью добычу палеолитического человека, во-вторых, что эта охота происходила здесь же на месте. Можно было, кроме того, уста­новить, что погребенные остатки принадлежали особям всех возра­стов, как взрослым, так и совсем молодым, давая картину обычного стада.

Интересно, что кости зубров не носили, как обычно, следов раска­лывания для добывания костного мозга, однако в некоторых случаях

удавалось обнаружить на них следы нарезок, выполненных острым, ре­жущим орудием, очевидно кремневым.

Несмотря на некоторые неясности и пока не разрешенные вопросы, прямая и непосредственная связь Амвросиевского костища с деятель­ностью палеолитического человека не может вызвать никаких сомнений.

Помимо присутствия остатков палеолитического поселения в двух сотнях метров от данного места, на это указывают и находки в самом скоплении костей, в разных местах и на разных уровнях, обработанных кремней и характерных изделий из кости, правда, все же не в таком количестве, как это наблюдается в условиях обычных палеолитических стойбищ.

П. И. Борисковский отмечает определенный подбор среди собранных им и Пидопличко обработанных кремней. Это, прежде всего, небольшие призматические нуклеусы со всеми признаками, типичными для позднего палеолита; затем — отделенные от таких нуклеусов более или менее правильные ножевидные пластинки, размером, как и нуклеусы, в среднем 5—7 см; третью группу составляют характерные маленькие заостренные пластиночки типа „с притупленным краем". Отсутствие на них выщерб- ленности или иных следов употребления дает основание П. И. Бори- сковскому рассматривать их как вставки (вкладыши), с помощью ко­торых оснащались края наконечников из дерева и кости. К такому заключению этого ученого приводит и то обстоятельство, что по­добные микропластинки встречались в костище как бы отдельными группами. - γ -

Наряду с обработанными кремнями здесь в разных местах среди скопления костей было подобрано свыше двух десятков однотипных, хорошо заостренных, веретенообразных наконечников, очевидно от ме­тательных дротиков, сделанных из расколотых костей конечностей зубра. С помощью такого оружия в основном, нужно полагать, должна была производиться охота на зубров. Следует отметить, что лишь в трех случаях такие наконечники имели двусторонние или односторонние не­глубокие пазы, в которые, по мнению П. И. Борисковского, могли встав­ляться вкладыши в виде микропластинок.

Среди иных находок, носящих в общем совершенно случайный ха­рактер, можно указать пару кусочков красной охры и раковину Ceritium,очевидно занесенную откуда-то с морского побережья.

Расположенное по соседству с костищем древнее поселение, на­сколько позволяют судить подъемный материал и небольшие разведоч­ные раскопки, дает обычную картину позднепалеолитическочр стойбища. Интересно, что встречающиеся здесь многочисленные расколотые кости принадлежат также исключительно европейскому бизону-зубру. Харак­тер собранных здесь обработанных кремней, с своей стороны, свидетель­ствует о том, что остатки поселения вблизи костища должны были, оче­видно, принадлежать первобытной общине, занимавшейся в широком масштабе, вероятнее всего в определенные сезоны года, охотой на при­кочевывавшие сюда стада зубров.

Наличие среди обработанных кремней таких видов орудий, как многочисленные нуклевидные формы, преобладание в составе находок грубоватых резцов, пластиночек типа „с притупленным краем", затем немногочисленных концевых скребков, указывают, с своей стороны, на близость Амвросиевского палеолитического поселения к группе памятни­ков, представленных нижним горизонтом Кирилловской стоянки. Инте­ресно отметить находку здесь раковины Cardium,несомненно принесен­ной палеолитическими людьми с берегов Черного моря.

Относительно происхождения самого описанного выше костища имеются различные точки зрения. Если В. М. Евсеев считал возможным рассматривать его как место, где сосредоточивались отбросы палеолити­ческой охоты, своего рода „кухонную кучу“ палеолитической эпохи, И. Г. Пидопличко, наоборот, склонен видеть в нем место гибели целого стада зубров, загнанного сюда в результате коллективной облавы.

Однако нельзя не считать заслуживающим внимания мнение П. И. Борисковского, указывающего, что наличие обработанных кремней и наконечников дротиков, рассеянных в толще скопления костей, не увя­зывается ни с тем, ни с другим объяснением. Равным образом с гибелью стада зубров не согласуется полное отсутствие в костище сколько-нибудь целых скелетов животных. Трудно все же следовать за названным авто­ром в его желании усматривать в Амвросиевском костище своего рода „святилище" палеолитической эпохи, то есть считать его культовым местом, где должны были из религиозных соображений храниться кости убитых и съеденных животных. Такому предположению противоречит уже сам факт отсутствия какого-либо отбора костей или следов явного ис­пользования их, например, для добывания костного мозга.

Представляется более правдоподобным, что сюда, на водораздель­ную возвышенность, в верховья оврагов, связанных с долиной реки, па­леолитические люди периодически приходили для облавной охоты на зубров, оставаясь здесь известное время для заготовки продуктов охоты в виде мяса, сала и шкур убитых животных.

Крутостенный овражек на пути передвижения больших стад зубров они использовали в качестве удобной западни. Лучшие части добычи относились ими на место стойбища. Возобновлявшаяся в течение до­вольно продолжительного времени, такая охота имела естественным результатом образование обширного костища.

<< | >>
Источник: Π. П. ЕФИМЕНКО. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ. ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК УКРАИНСКОЙ ССР. КИЕВ - 1953. 1953

Еще по теме МЕСТО ОХОТЫ НА ЗУБРОВ У АМВРОСИЕВКИ:

  1. Медианоминация. Место медианоминации в системе коммерческой номинации
  2. 10.1. Сущность и признаки административного правонарушения
  3. 66. Приостановление и перерыв исковой давности.
  4. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. Вязкость порядка ε
  8. Роль электроосмоса
  9. 11.3. Административная ответственность юридических лиц
  10. 31. Учредительные документы юридических лиц: понятие, виды, содержание.
  11. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  12. 56. Гражданско-правовая обязанность: основание установления, содержание, соотношение с субъективным гражданским правом.