<<
>>

Глава IV. СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС И ДИНАМИКА ФИЛОСОФИИ

Chapter IV. SOCIAL LIFE AS A PROCESS AND THE DYNAMIC OF PHILOSOPHY

В. Е. Кемеров

V. Ye. Kemerov

Доктор философских наук, профессор кафедры социальной философии, ру­ководитель ведущей научной школы Уральского федерального университе­та имени первого Президента России Б.

Н. Ельцина, Екатеринбург

Doctor of Philosophy, Full Professor, Chair of Social Philosophy, the Head

of leading scientific school,

Ural Federal University named after the First President of Russia B. N. Yeltsin,

Ekaterinburg

Аннотация. В двадцатом веке философия постепенно переходит от понимания общественной истории как структуры к ее трактовке как процесса. Возникают проблемы отношений между социологией и историей, макро- и микро-социаль­ным подходами, между социальной адаптацией и социальным конструктивизмом. В данной главе мы затронем только один аспект проблемы. А именно: как в логике социального процесса меняется понимание дискретного и континуального бытия людей, как их обособленность и связность определяют самосохранение потока со­циального бытия.

Ключевые слова: социальное бытие как процесс; социальная структура; динамика социального бытия; взаимодействие человеческих индивидов; макро- / микро-со­циальное; динамика философии.

Abstract. In the twentieth century the philosophy gradually passes from understanding of public history as structures to its treatment as process. There are problems of attitudes between sociology and history, macro-social and micro-social approaches, between social adaptation and social constructivism. In given chapter we shall mention only one aspect of a problem. Namely: as in the logic of the social process the understanding discrete and continual existence of people are changing and as their isolation and connectivity define preservation of a stream of social life varies.

Keywords: social life as a process social structure, dynamic of social life; interaction of human individuals; macro/micro-social; dynamic of Philosophy.

В научном обиходе мы имеем дело, по крайней мере, с двумя понятия­ми истории. Традиционное понятие истории как прошлого и сформи­ровавшегося в немецкой классике XIX в. понятие истории как процесса развития общества, реализуемого в деятельности людей.

Итак, обозначается возможность двух истолкований истории: 1) истории в широком смысле как процесса деятельности людей, раз­

вертывающего во времени социальные и культурные формы их бы­тия, процесса, совершенного и совершающегося, т. е. включающего прошлое, настоящее и будущее, и 2) истории как завершившего­ся бытия, представленного в результатах деятельности людей, в ее следах и памятниках. Понимание истории как процесса включает в себя сложную методологическую проблему, ибо оно складывается из определений разных областей социально-гуманитарного познания: правоведения, психологии, социологии и из социально-философской установки на определения конкретного субъекта.

Мы не можем обрести продуктивное понимание истории как про­цесса до проведения конкретного исследования, причем исследования социально-философского и междисциплинарного. Социальная фи­лософия помогает фиксировать субъекта: кто это - индивид, группа, поколение, этнос, государство, регион, международная коалиция и, соответственно, - пространственно-временные границы нашего опре­деления. Далее, если это индивид, возникают вопросы о его статусе, юридической и психической вменяемости, плюс вопрос о его иденти­фикации, прежде всего самоидентификации. Такие вопросы постоян­но возникают в психиатрии и правовой практике. По сути, речь идет о способности индивида участвовать в социальном процессе.

Еще сложнее дело обстоит в исследовании групповых субъектов; на них автоматически не переносятся индивидные характеристики, но все они продолжают действовать. Так, способность к ответствен­ности, как и способность к безответственности, могут по-разному складываться в различных поколениях или сохраняться, передаваясь как традиция.

Предварительные выводы показывают: у нас нет абстрактного определения социального процесса, да оно и невозможно до прояс­нения методологических вопросов и конкретного исследования соци­альной ситуации.

Если мы не устоим перед соблазном абстрактного ответа, мы неизбежно поспособствуем запутыванию ситуации. Если мы уклоняемся от этого соблазна, мы по необходимости встаем на путь социально-философского и междисциплинарного исследования.

В двадцатом столетии происходили существенные изменения в фи­лософской онтологии, особенно - в социальной онтологии. Они не были особенно заметными по той причине, что отдельные социально-гума­нитарные науки предпочитали сами заниматься онтологическими во­просами и не обращали внимания на то, что происходит в философии.

Еще в девятнадцатом веке была заложена традиция толкования истории как процесса. Но она не была конкретизирована. К. Марксом

была сделана попытка представления социальной истории как процес­са деятельности людей. Но она была заглушена политико- идеологиче­скими установками догматического марксизма.

Радикальный поворот в философском толковании динамики бытия в ХХ столетии был сделан А. Бергсоном. Он представил бытие как поток, длительность, изменение. Состояния и структуры - результаты дви­жения этого потока. Наши представления - фиксации этих состояний и структур, ибо в них «преломляются» движение и изменение. Но пред­ставления эти «останавливают» бытие; их рамки узки для усмотрения его динамики. Наука, оперирующая такими «рамочными» представ­лениями, дает лишь фрагментарное и мозаичное изображение бытия. Возникает проблема проникновения в процесс, выявления его измен­чивости, временности, континуальности. Сам А. Бергсон использовал метафорические средства для выражения этой динамики («жизнен­ный порыв», «творческая эволюция»). Но для социально-гуманитар­ных наук требовались более определенные онтологические ориенти­ры, позволяющие связывать разные образы социальности как разные аспекты динамичного бытия людей, их совместности и разделенности в пространстве и времени.

Классика предлагала нам представлять и понимать формы времени через формы пространства. Но возникает другой поворот. Перед фор­мирующимися концепциями пространства-времени возникает про­блема: как через формы времени определять и «раскрывать» простран­ство.

Сведение времени к пространству оборачивалось постижением многомерной сложности бытия через отдельные фигуры пространства, их композиции и представления последних. Понимание пространства через время требует специальных усилий, средств и способов выраже­ния. На этом зафиксировал внимание М. Хайдеггер[269]. Он предлагает, по сути, четырехмерное толкование социального бытия, где простран­ство оказывается четвертым измерением времени.

Процессуальность, временность, континуальность-дискретность, событийность и изменчивость становятся стержневыми концепта­ми для построения новой онтологии. Фигуры, индивиды, тела, вещи, линии и точки оказываются не столько контурными средствами ее представления, сколько отдельными выражениями процессов бытия, их взаимодействия и расхождения, их становления, локализации и преобразования. Онтология уже не рисует картину, она фиксирует,

ориентирует и предупреждает, она теперь не столько карта, сколько компас.

Картина социального мира (да и вообще «картина мира») обна­руживает свой метафорический смысл; ее нельзя повесить на стенку как географическую карту, ибо она промежуточный синтез результа­тов социально-гуманитарного познания, да к тому же еще постоянно обновляющийся во времени.

<< | >>
Источник: На философских перекрестках: коллективная научная мо­нография [С. А. Азаренко, Д. В. Анкин, Е. В. Бакеева, Н. В. Бряник, Ю. Г. Ершов, В. Е. Кемеров, Т. С. Кузубова, В. О. Лобовиков] / Урал. федер. ун-т им. первого Президента России Б. Н. Ельцина, Урал. гум. ин-т, Департамент философии. - М.: Академический проект; Екате­ринбург: Деловая книга,2019. - 292 с.. 2019

Еще по теме Глава IV. СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС И ДИНАМИКА ФИЛОСОФИИ:

  1. Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне
  2. ГЛАВА 1. МАТЕРИАЛЫ И ПРОЦЕССЫ СТРУКТУРИРОВАНИЯ СВИНЦОВО-КИСЛОТНЫХ ИСТОЧНИКОВ ТОКА
  3. § 1. Динамика изменения международного законодательства в сфере регулирования банковской тайны
  4. Славянизмы как сакрально-секулярная основа картины мира, «поэтической философии» Вяземского
  5. Фролов И.Т. и др.. Введение в философию Учеб. пособие для вузов,
  6. «Культурная память» славянизмов в сакрально-секулярной картине мира, «поэтической философии» Вяземского
  7. На философских перекрестках: коллективная научная мо­нография [С. А. Азаренко, Д. В. Анкин, Е. В. Бакеева, Н. В. Бряник, Ю. Г. Ершов, В. Е. Кемеров, Т. С. Кузубова, В. О. Лобовиков] / Урал. федер. ун-т им. первого Президента России Б. Н. Ельцина, Урал. гум. ин-т, Департамент философии. - М.: Академический проект; Екате­ринбург: Деловая книга,2019. - 292 с., 2019
  8. Участники арбитражного процесса. Представительство в арбитражном процессе
  9. АЛИМХАНОВА РОЗА КЕНЖЕЕВНА. Экономическое развитие территориальных природно­рекреационных систем на основе повышения эффективности инвестиций. Диссертация на соискание степени доктора философии PhD. Алматы, 2019, 2019
  10. Моделирование разрядных процессов