1. Статут частноправовых отношений как институтколлизионного права


293. Термин "статут" в значении "закон", "устав", "положение" и т.д. давно известен законодательству. В области коллизионного права, обращенного к частноправовым (в контексте разд. VI "Международное частное право" ГК РФ - к гражданско-правовым) отношениям, осложненным иностранным элементом, он обозначает, кроме того, понятие, служащее при осуществлении как правотворческой, так и правоприменительной деятельности целям обеспечения преодоления коллизии законов. В правотворческой деятельности речь идет об использовании его для классификации и систематизации коллизионных норм и построения на этой основе свода коллизионного права, а в правоприменительной - как средства достижения определенности и предсказуемости коллизионных решений.
Категория "статут" находит понимание преимущественно в странах кодифицированного права, и особенно в странах континентальной Европы, где взаимодействие формализованных и гибких коллизионных норм строится на основе взвешенного, избегающего крайностей компромисса. Как справедливо заметил Ю.Э. Монастырский, "...центральная особенность коллизионных доктрин в США - это метод отыскания комплекса применимых норм, принадлежащих различным правопорядкам (штатов, государств), игнорирование принципа так называемого единого статута правоотношений"*(131).
294. Частноправовое отношение, осложненное иностранным элементом, может быть урегулировано прямо, непосредственно на основе унифицированных материально-правовых норм международного договора. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международный договор РФ содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению (образующие, таким образом, его статут), определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается. Но это уже, как говорится, совсем другая история:
295. С введением в действие разд. VI ГК РФ термин "статут", соотносимый с определенными видами транснациональных гражданско-правовых отношений, прочно вошел в словарь терминов, широко востребуемых научными публикациями по различным проблемам международного частного права России. Объясняется это, во-первых, тем, что данный раздел ГК РФ, состоящий почти полностью из коллизионных норм, многие из которых неизвестны предшествующим отечественным кодификациям, существенным образом раздвинул сложившиеся на их основе рамки коллизионного регулирования. Во-вторых, упомянутый раздел, заслуженно именуемый сводом коллизионного права, вобрал в себя в составе особенной части (гл. 67 и 68 ГК РФ) коллизионные начала, дифференцированные по видам отношений и специализированные на решении отдельных вопросов, позволяющие в каждом конкретном случае не только определять применимое право, но и фиксировать сферу его действия. И наконец, в-третьих, раздел впервые ввел в российское законодательство известные доктрине и практике понятия личного закона физического лица и личного закона юридического лица - статутов, определяющих правосубъектность участников международного гражданского оборота.
296.
Л.А. Лунц определял статут как компетентный правопорядок по данному виду отношений*(132). А.Л. Маковский, раскрывая значение статута наследования, обозначает его как определяемое на основании коллизионной нормы право (закон страны), которое подлежит применению ко всей совокупности наследственных отношений, осложненных иностранным элементом, или, по крайне мере, к основной их части*(133).
Иностранные авторы толкуют категорию "статут" сходным образом. Так, по мнению известных немецких ученых-юристов, статут - "компетентный правопорядок, к которому отсылает коллизионная норма и который регулирует определенный вид отношений. Например, выражение "Статутом наследования является немецкое право" означает, что вопросы наследования подлежат (материальному) праву Германии"*(134).
297. Стало традиционным, поясняя регулятивные свойства коллизионной нормы, ссылаться на то, что коллизионная норма вместе с материально-правовым предписанием, к которому она отсылает, образует единое правило поведения для участников частноправового отношения. Разумеется, речь идет не о некоем российско-иностранном правоположении, а скорее о конструкции, раскрывающей значение регулятивной функции коллизионного предписания, образуемого на его основе статута соответствующих отношений. В этом механизме оказываются задействованными как объем, так и привязка коллизионной нормы. Объем определяет вид статута (статика статута), сферу его действия, а привязка - содержание статутных норм (динамика статута).
298. Потребность в обращении к понятию "статут" возрастает по мере совершенствования коллизионного законодательства, усложнения его структуры*(135). И наоборот, отказ от коллизионного метода регулирования, неприятие коллизионных норм, решение коллизионной проблемы ad hoc, применительно к каждой конкретной ситуации, например, путем "перебора" коллидирующих материально-правовых предписаний с целью выбора наиболее приемлемого, по сути дела лишают эту категорию ее "опорных конструкций". К аналогичным последствиям ведет и абсолютизация гибкого коллизионного начала. Пожалуй, будет справедливо утверждать, что судьба рассматриваемого понятия разделяет судьбу коллизионного права с его главной "интригой" - противостоянием определенности и гибкости в установлении применимого права.
299. Из сказанного следует, что статут частноправовых отношений - категория, призванная обособить, выделить круг правовых норм, применимых в силу коллизионных предписаний к определенному виду отношений в их совокупности, сферу действия этих норм, перечень решаемых ими вопросов и таким образом систематизировать коллизионные начала, придав им определенность и предсказуемость. В основе понятия "статут" - то главное, сущностное, что обусловливает общность норм применимого права и их соответствие данному виду отношений.
Недооценка категории "статут", равно как и ее "канонизация", возведение в своего рода догмат, представляются одинаково опасными.
Категорию "статут" в этом его современном понимании не следует смешивать с концепциями так называемых статуариев, обосновавших метод теории статутов*(136).
<< | >>
Источник: В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012. 2012

Еще по теме 1. Статут частноправовых отношений как институтколлизионного права:

  1. 5. Основной и субсидиарный статуты, отсылка к статуту,регулирующему иные частноправовые отношения
  2. Глава 5. Коллизионное право и статут частноправовых отношений,осложненных иностранным элементом
  3. § 4. Частноправовые отношения, осложненные иностранным элементом,как предмет коллизионного права
  4. 6. Статут и общие институты и понятияколлизионного права
  5. 10. Закон, регулирующий статут (существо) отношения (lex causae)
  6. 4. "Расщепление" статута, коллизии статутов
  7. 1.3. Экологические отношения как предмет экологического права
  8. Что является предметом экологического права как отрасли права?
  9. § 1. Понятие и предмет государственного права как отрасли права
  10. Тема 1КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО РОССИИ. ПОНЯТИЕ, РОЛЬ И ПРЕДМЕТ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА КАК ОТРАСЛИ ПРАВА
  11. Система экологического права как отрасли права
  12. § 3.5. Права и обязанности работодателя как субъекта трудового права
  13. § 3.3. Права и обязанности работника как субъекта трудового права
  14. Принципы права как источник права.
  15. Тема 1. Экологическое право как отрасль права. Понятие, система и источники экологического права.
  16. 2. Классификация статутов
  17. 7. Статут с точки зрения de lege ferenda
  18. 2. Активная роль права по отношению к экономике.