§ 3. Регулятивная функция коллизионных норм


261. Коллизионные нормы нередко именуют отсылочными, либо вспомогательными, игнорируя или недооценивая значение выполняемой ими регулятивной функции. Сведение характеристики таких норм лишь к юридико-техническим свойствам не выявляет их сути и назначения. Каким образом проявляет себя регулятивная функция коллизионной нормы? Традиционный ответ доктрины на этот вопрос известен: коллизионная норма вместе с материально-правовой нормой, обращение к которой венчает выбор применимого права, образуют правило поведения для участников соответствующего частноправового отношения; осуществление коллизионной нормой регулятивной функции охватывает: 1) установление применимого права, т.е. определение статута отношения; 2) применение к отношению конкретных материально-правовых предписаний этого статута. Верный в своей основе, этот ответ представляется слишком общим, не раскрывающим в полной мере особенностей применения коллизионной нормы. Дело в том, что преодоление коллизионной проблемы носит далеко не механический характер, а сами коллизионные нормы - и в этом одна из важнейших характеристик современного коллизионного права - перестают быть "нейтральными", "безразличными" по отношению к определению на их основе применимого права, подчиняя его "запрограммированным" в этих нормах приоритетам. Приоритеты, о которых идет речь, давно занимают внимание доктрины и практики, это - определенность и предсказуемость коллизионного решения, его соответствие каждой конкретной ситуации, исключение ее шаблонной оценки, достижение справедливого по отношению к сторонам результата. А объединяют эти приоритеты общие начала - интересы международного гражданского оборота.
262. Придание регулятивной функции целенаправленного действия - одна из наиболее существенных особенностей кодификации коллизионных норм в части третьей ГК РФ. Преодоление механического подхода к определению применимого закона опирается на богатый инструментарий современного коллизионного права, разносторонне представленный в ст. 1186-1224 ГК РФ. Речь идет, в частности:
1) о взаимодействии коллизионных норм разных поколений: классических (формализованных) и гибких;
2) о дифференциации (с включением элементов гипотезы) объема и специализации привязок коллизионных норм;
3) об обращении к сочетаниям и системным образованиям таких норм;
4) о расширении пределов применения автономии воли участников гражданско-правовых отношений, установлении более гибких условий и порядка ее реализации;
5) об утверждении смешанной системы привязок личного закона физического лица (закона гражданства и закона места жительства);
6) об использовании опровержимых презумпций для придания гибким коллизионным привязкам большей определенности;
7) об обращении к альтернативным привязкам и предоставлении сторонам либо суду права выбора одной из них;
8) о введении коллизионного начала, отдающего предпочтение праву, наиболее благоприятному для "слабой" стороны;
9) о вытеснении (замещении) одних коллизионных норм другими - более близкими данным отношениям;
10) о размежевании статутов отношений и определении сфер их применения.
263. Некоторые нормы разд. VI придают, как уже было отмечено, защите интересов слабой "стороны" в гражданско-правовом отношении значение "эффекта", превалирующего над другими приоритетами коллизионного правоприменения. Так, согласно п. 1 ст. 1212 ГК РФ выбор права, подлежащего применению к договору с участием потребителя, не может повлечь за собой лишение потребителя защиты его прав, предоставляемой императивными нормами права страны места жительства потребителя, при наличии одного из указанных в упомянутой статье обстоятельств.
264. Отношение к защите наиболее значимых социальных интересов, охраняемых так называемыми строго императивными (сверхимперативными) нормами, как к одному из основных приоритетов коллизионного права разд. VI ГК РФ выражено в ст. 1192. Как следует из п. 1 данной статьи, коллизионные правила этого раздела не затрагивают действия тех императивных норм законодательства РФ, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права.
265.
Все изложенное позволяет сделать следующий вывод: регулятивная функция коллизионной нормы становится все более активной, несущей в себе определенный социальный заряд, "социальный эффект".
266. Отечественная доктрина международного частного права исходит из того, что коллизионная норма отсылает не к отдельной, изолированной иностранной правовой норме, а к иностранной правовой системе в целом. "В случаях отношений с иностранным элементом, - писал Л.А. Лунц, - коллидируют не отдельные нормы разных государств, а их правовые системы". Сведение определения компетентного закона лишь к выбору между изолированными нормами различных правопорядков означало бы, что "применяется не живая норма права какого-либо государства, а норма, в сущности не имеющая нигде действия. Ведь норма права, выделенная из состава правовой системы, к которой она принадлежит, мертва и во всяком случае лишается в значительной мере своего содержания"*(124).
267. Установление содержания норм применимого иностранного права, образуемого ими статута отношения (статута договора, статута обязательства вследствие причинения вреда, статута отношения по наследованию и т.д.) осуществляется в соответствии с федеральным законом (ст. 1191 ГК РФ, ст. 14 АПК РФ, ст. 166 СК РФ). Суды и иные правоприменительные органы, устанавливая содержание норм иностранного права, следуют их официальному толкованию, практике применения и доктрине в соответствующем иностранном государстве. Но по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложено судом на стороны.
268. Справедливо подчеркивая необходимость широкого понимания коллизионной отсылки, авторы, исследующие проблемы коллизионного права, не всегда выделяют то обстоятельство, что выбор применимого права не является, в свою очередь, результатом применения отдельной, изолированной коллизионной нормы. Разумеется, коллизионная норма - наиболее важная часть в механизме определения применимого права, но в данном процессе участвуют и другие элементы этого механизма (ст. 1186-1194 ГК РФ). Нельзя недооценивать также значения доктрины международного частного права, к которой в этих целях обращается правоприменительная практика.
269. Твердо усвоенной традицией отечественной науки международного частного права называл Л.А. Лунц сравнительное рассмотрение и сопоставление соответствующих норм, действующих в различных странах. Обращаясь к институтам сравнительного правоведения, доктрина и практика вырабатывают подходы к наиболее сложным проблемам применения коллизионной нормы, в числе которых, в частности, проблема квалификации ее юридических понятий.
270. Поиски оптимальных коллизионных решений, которые позволяли бы учитывать разнообразие фактических обстоятельств, устранять пробелы в правовом регулировании, с наибольшей полнотой учитывать интересы сторон, сопровождаются существенными изменениями в конструкции коллизионных норм, их усложнением, приданием им новых, более гибких форм.
271. Международно-правовая практика, законодательство, судебные и арбитражные решения, отражая потребности интернационализации гражданского обмена, широких интеграционных процессов, все чаще отказываются от традиционных коллизионных решений, предпочитая подходы, адаптированные к условиям международного оборота, его нестандартным ситуациям. Суть этих процессов (если иметь в виду конструкцию коллизионных норм, механизм осуществления правового регулирования на их основе) можно было бы выразить следующей формулой:
1) от простых форм к сложным;
2) от одиночных, обособленных норм к их сочетаниям, объединениям, системам;
3) от жестких правил к гибким, эластичным;
4) от статики коллизионного регулирования к его все более усложняющейся динамике: к формированию механизма замещения (вытеснения) одних, менее "близких" коллизионных норм другими, более адекватными ситуации, к их кумуляции.
<< | >>
Источник: В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012. 2012

Еще по теме § 3. Регулятивная функция коллизионных норм:

  1. Глава 4. Коллизионная норма, ее строение и особенности применения.Регулятивная функция коллизионной нормы
  2. 3. Разновидности регулятивных норм.
  3. 4.1. Регулятивная функция культуры
  4. § 5. Сочетания коллизионных норм
  5. Глава 6. Применение коллизионных норм
  6. 11. КЛАССИФИКАЦИЯ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ
  7. 12. ПРИМЕНЕНИЕ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ
  8. § 6. Системные образования (объединения, ассоциации)коллизионных норм
  9. § 3. Пределы и проблемы применения коллизионных норм и иностранного права при регулировании внешнеэкономических сделок
  10. 1. Соотношение нормы lex loci delicti commissiи иных коллизионных норм
  11. § 4. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы и"предварительный" ("побочный") коллизионный вопрос
  12. 4. Регулятивные и охранительные правоотношения.
  13. 2. Регулятивные и охранительные нормы.