1. Разделы о международном частном праве в ГК РФи Модели ГК для стран СНГ


177. С введением в действие положений разд. VI "Международное частное право" ГК РФ Россия вступила в круг стран с развитой системой коллизионного права. В отечественном законодательстве эта система включает коллизионные правила не только ГК РФ, но и КТМ РФ и СК РФ, а также некоторых других законов.
178. Новая кодификация международного частного права в России, одна из первых в наступившем столетии, продолжила процесс глубокого обновления в этой области, начавшийся в середине прошлого века и охвативший к настоящему времени многие страны на разных континентах. Но российская кодификация в отличие от многих предшествовавших ей соответствующих европейских кодификаций - событие, которое не может быть соотносимо лишь с европейскими мерками. Сблизившее существенным образом законодательство о международном частном праве России с соответствующим законодательством других европейских стран, и прежде всего стран ЕС, это событие заслуженно рассматривается также как важный шаг в гармонизации законодательства в рамках евразийского правового пространства, непосредственным образом связанной с разработкой и принятием Модели ГК для стран СНГ. Сочетание этих двух выражающих направленность кодификации векторов и образует, в сущности, ее главную особенность.
179. Модель части третьей ГК, являющаяся рекомендательным законодательным актом для стран СНГ, принятым на Седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ 17 февраля 1996 г., составила основу для подготовки действующих ныне гражданских кодексов Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Узбекистана. Многие положения Модели, хотя и с существенными изменениями и дополнениями, были восприняты в разд. VI ГК РФ. Впрочем, не все страны СНГ последовали Модели. На германское коллизионное право ориентирован Закон Грузии 1998 г. Законы о международном частном праве приняты в Азербайджане и в Украине. Новации в законодательстве о международном частном праве многих стран СНГ подводят к мысли о том, что характеристика зарубежных кодификаций в этой области, состоявшихся в последние годы, как нацеленных лишь на европейское единение, не учитывает, если иметь в виду и кодификации, опирающиеся на Модель, их "евразийского" вектора.
180. Состояние действующего в Российской Федерации после вступления в силу части третьей ГК РФ законодательства в области международного частного права отражает сложившуюся десятилетия тому назад практику включения норм, регулирующих отношения гражданско-правового характера в широком смысле слова, возникающие в условиях международной жизни, в отраслевые кодификационные акты (в прошлом - в Основы гражданского законодательства, Гражданский кодексы, Основы законодательства о браке и семье, Кодекс о браке и семье и др., в настоящее время - в ГК РФ, СК РФ), а также в некоторые межотраслевые акты, например КТМ РФ. Между тем в отечественной доктрине неоднократно поднимался вопрос о принятии (по примеру многих зарубежных государств) специального закона о международном частном праве.
181. Концептуальную основу близких по содержанию разделов о международном частном праве, предусматриваемых в Модели ГК для стран СНГ и части третьей ГК РФ, составляют сложившиеся в прошлом и широко распространенные ныне в отечественной доктрине взгляды на международное частное право как на область отношений гражданско-правового характера в широком смысле слова, осложненных иностранным элементом. Модель ГК для стран СНГ, как и часть третья ГК РФ, включает раздел "Международное частное право", правила которого:
подлежат применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иным иностранным элементом;
состоят в основном из коллизионных норм. В качестве источников коллизионных норм в Модели называются помимо соответствующего кодекса, иных законов, международных договоров также международные обычаи (в ГК РФ говорится об обычаях, признаваемых Российской Федерацией) и соглашения сторон (указание на соглашения сторон как на основание определения применимого права в ГК РФ отсутствует);
опираются в виде общего субсидиарно применяемого начала на право страны, наиболее тесно связанное с соответствующим отношением.
182. Сопоставление одноименных разд. VI ГК РФ и разд. VII Модели с несомненностью свидетельствует об "общих корнях", общих объединяющих их началах. В то же время раздел ГК РФ представляется более приближенным к некоторым современным зарубежным кодификациям коллизионного права, вобравшим в себя новейшие достижения в этой области.
Различия между правилами разделов, несмотря на их очевидное "родство", немаловажны, и начинаются они уже с первых статей начальных глав, составивших Общие положения. Так, в ГК РФ не воспринято правило Модели, не допускающее ограничения применения нормы иностранного права лишь на том основании, что она имеет публично-правовой характер (такая позиция, не противоречащая подходам отечественной доктрины, могла бы найти отражение и в ГК РФ). В Модели же отсутствуют включенные в ст. 1186 ГК РФ нормы об особенностях определения применимого права международным коммерческим арбитражем, о неприменении коллизионных правил в случаях, когда отношение урегулировано материально-правовыми предписаниями международного договора.
ГК РФ не восприняты правила Модели о последствиях обхода закона. Посвященная этой проблеме статья Модели признает недействительными соглашения и иные действия участников регулируемых отношений, направленные на то, чтобы в обход правил о подлежащем применению праве подчинить соответствующие отношения иному праву. В этом случае предписывается применять право соответствующего государства, которое считается применимым в силу других статей Модели. Отсутствие статьи о последствиях обхода закона в разд. VI ГК РФ объясняется прежде всего возможностью обращаться в случаях, когда требуется воспрепятствовать подобным соглашениям и действиям, к институту строго императивных норм.
183. ГК РФ и Модель следуют одинаковым подходам к значению института взаимности в коллизионном праве: иностранное право подлежит применению независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к отношениям такого рода (к аналогичным отношениям) право страны суда, за исключением случаев, когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено законом; в случае, когда применение иностранного права зависит от взаимности, предполагается, что она существует, если не доказано иное. В отличие от ГК РФ Модель допускает принятие в ограниченных пределах не только обратной отсылки, но и отсылки к праву третьей страны. Определяя порядок установления содержания норм иностранного права, Модель в отличие от ГК РФ не предусматривает возможность возложения судом на стороны по требованиям, связанным с осуществлением ими предпринимательской деятельности, бремени доказывания содержания норм иностранного права.
184. Не полностью совпадают нормы ГК РФ и Модели в части, относящейся к личному закону физического лица. И ГК РФ, и Модель считают личным законом физического лица по общему правилу право страны, гражданство которой это лицо имеет. Согласно ГК РФ, если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом признается российское право. Российское право считается в ГК РФ также личным законом иностранного гражданина, если он имеет место жительства в Российской Федерации. Нормы, соответствующие двум последним правилам, в Модели отсутствуют. Согласно Модели при наличии у лица двух или более гражданств личным законом считается право страны, с которой лицо наиболее тесно связано, а в соответствии с ГК РФ при наличии у лица нескольких иностранных гражданств (в отсутствие российского гражданства) его личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства.
185. В ГК РФ включены новые, отсутствующие в Модели положения, в том числе о сфере действия личного закона юридического лица, личном законе иностранной организации, не являющейся юридическим лицом, о праве, подлежащем применению к договору с участием потребителя, договору в отношении недвижимого имущества, к уступке требования, отношениям по уплате процентов. Вместе с тем в ГК РФ отсутствуют закрепленные в Модели правила, относящиеся к регистрации актов гражданского состояния и признанию документов, выданных органами иностранного государства в удостоверение таких актов, о национальном режиме деятельности иностранных юридических лиц, защите личных неимущественных прав, возникновении и прекращении личных прав на имущество, являющихся предметом сделки, о правах на интеллектуальную собственность. Существенно разнятся правила, касающиеся определения статута договорных обязательств при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, а также статута внедоговорных обязательств, и некоторые другие правила.
<< | >>
Источник: В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012. 2012

Еще по теме 1. Разделы о международном частном праве в ГК РФи Модели ГК для стран СНГ:

  1. 2. Международные договоры России со странами СНГ и иными странамии коллизионное регулирование договорных обязательств
  2. 40. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРАВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  3. 2. Имущественные отношения супругов в международном частном праве
  4. 27. ПРОБЛЕМЫ НАСЛЕДОВАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  5. 1.2. Примирение в зарубежном законодательстве и международном частном праве
  6. 15. РЕЖИМЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  7. В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012, 2012
  8. 1. Раздел VI "Международное частное право"ГК РФ и судебная практика
  9. 5. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ, СОВЕТСКАЯ ДОКТРИНА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  10. 1. Многосторонние договоры РФ с другими странами СНГ
  11. § 1. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС СНГ
  12. 2. О проекте закона о международном частном правеи международном гражданском процессе
  13. § 5. Коллизии норм международных договоров(источников международного частного права), последовательнозаключенных по одному и тому же предмету
  14. § 3. Частное и публичное в коллизионном праве
  15. § 9. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО