3. Личный закон физического лица и вопросыего гражданской дееспособности


451. Подчиняя гражданскую дееспособность физического лица личному закону, п. 1 ст. 1197 ГК РФ следует смешанной системе формирующих его коллизионных привязок. Это, как уже было замечено, означает, в частности, что российское право подлежит применению для определения дееспособности российских граждан независимо от места их жительства, а также иностранных граждан, имеющих место жительства в России, независимо от их гражданства. Основы 1961 г. и 1991 г. предусматривали в качестве общего правила применение к гражданской дееспособности иностранца закона его гражданства. Законодательству Договаривающейся Стороны, гражданином которой является физическое лицо, подчиняют его дееспособность Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., а также двусторонние договоры России о правовой помощи. Некоторые двусторонние договоры о правовой помощи предписывают применять к дееспособности лица при заключении им мелких бытовых сделок законодательство Договаривающейся Стороны, на территории которой заключается сделка.
452. Указание на подчинение дееспособности физического лица его личному закону не сопровождается в п. 1 ст. 1197 ГК РФ оговоркой о возможности исключений из этого правила. Между тем такие исключения, имеющие значение специальных норм, предусмотрены в отношении так называемой сделкоспособности (п. 2 ст. 1197 ГК РФ), признания в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным (п. 3 ст. 1197 ГК РФ), способности физического лица нести ответственность за причиненный вред (ст. 1220 ГК РФ), способности лица к составлению и отмене завещания ("завещательной дееспособности" - п. 2 ст. 1224 ГК РФ). Соглашение стран СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г. определяет дееспособность предпринимателей по законодательству государства - участника Содружества, на территории которого зарегистрирован предприниматель.
453. Принцип "физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки", выраженный в п. 2 ст. 1197 ГК РФ, давно известен зарубежной практике и обусловлен интересами стабильности коммерческого оборота. Сформулированное в том же пункте исключение ограничено случаями, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности.
454. В 1861 г. французский суд по делу Лизарди постановил, что французский торговец, продавший во Франции драгоценности мексиканскому гражданину 22 лет, считавшемуся несовершеннолетним по своему личному закону, но достигшему совершеннолетия по праву Франции, заслуживает защиты, поскольку торговец действовал добросовестно и осмотрительно и нуждался в защите. В результате сделка была признана действительной. Этого подхода придерживались, хотя и с некоторыми немаловажными отличиями, законодательство и практика в Германии, Швейцарии и ряде других европейских стран. Из Вводного закона к ГГУ следует, что если договор заключен между лицами, которые находятся в одной и той же стране, то ссылки любого из них, право- и дееспособного по закону этой страны, на неправоспособность и недееспособность по закону какой-либо другой страны возможны лишь в случаях, когда другая сторона в договоре знала или должна была знать при заключении договора о такой неправоспособности или недееспособности.
По Закону Швейцарии 1987 г. сторона, не обладающая дееспособностью по праву страны своего места жительства, не вправе ссылаться на отсутствие у нее дееспособности, если она была дееспособной по праву страны совершения сделки, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать об отсутствии у нее дееспособности. Как видно, указанные законы опираются на двусторонние коллизионные нормы и избегают обращения к критериям "добросовестность", "осмотрительность" и др. Отмечалось, что "частные" отношения "лучше всего защищаются, если закон защищает любые отношения, не исследуя намерений заинтересованных сторон. Предоставление возможности доказывать добросовестность или недобросовестность само по себе является препятствием к защите такого рода сделок или, по крайней мере, затягивает судебный процесс"*(223). Но согласно Закону Румынии 1992 г. лицо, которое в соответствии с личным законом или законом своего места жительства является недееспособным или ограниченно дееспособным, не может ссылаться на это основание недействительности сделки в отношениях с лицом, которое добросовестно считало его полностью дееспособным в соответствии с правом места совершения сделки. Как указано в Законе Польши 1965 г., если недееспособный по своему национальному праву иностранец совершил в Польше сделку, имеющую целью вызвать правовой результат в Польше, то его дееспособность в этих пределах определяется польским законом постольку, поскольку этого требует охрана добросовестно действовавших лиц. Из ограничения действия личного закона в рассматриваемых случаях исходит англо-американское коллизионное право.
455. Основы 1991 г. (ст. 160), определяя гражданскую дееспособность иностранного гражданина по праву страны, гражданином которой он является, подчиняли гражданскую дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства "в отношении сделок, совершаемых в СССР", и "обязательств, возникающих вследствие причинения вреда в СССР", советскому праву. Односторонними являются и соответствующие коллизионные нормы в гражданских кодексах Республики Армения, Республики Беларусь. Но в Модели ГК для стран СНГ, а также в гражданских кодексах Казахстана, Киргизии и Узбекистана этой проблеме посвящено двустороннее коллизионное правило: гражданская дееспособность физического лица в отношении сделок и обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, определяется по праву места совершения сделок или возникновения обязательств из причинения вреда. Закон Грузии 1998 г. в статье, озаглавленной "Соблюдение добросовестности", решающее значение для определения в соответствующих случаях дееспособности лица придает правовым нормам, относящимся к обстоятельствам конкретного дела: если сделка заключена между лицами, находящимися в одной стране, физическое лицо, которое по упомянутым нормам является неправоспособным и недееспособным, лишь тогда может указать в соответствии с правовыми нормами иностранного государства на свою неспособность, если другая сторона, участвующая в договоре, при его заключении знала или должна была знать об этом.
<< | >>
Источник: В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012. 2012

Еще по теме 3. Личный закон физического лица и вопросыего гражданской дееспособности:

  1. 14. КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ. ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА
  2. Глава 7. Личный закон физического лица
  3. 1. Личный закон физического лица (lex personalis)
  4. 4. Личный закон физического лица и статут предпринимателя
  5. Глава 8. Личный закон юридического лица.Личный закон иностранной организации,не являющейся юридическим лицом по иностранному праву
  6. 20. ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
  7. 2. Личный закон юридического лица (lex societatis)
  8. 1. Понятие и виды личного закона физического лица.Сфера действия личного закона
  9. 2. Гражданская процессуальная дееспособность
  10. §2. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность
  11. 3.1. ГРАЖДАНЕ ( ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА)
  12. I. Лица физические
  13. Глава I. Физические лица
  14. А. Существование физического лица
  15. 7.1. Гражданская правоспособность и дееспособность публично-правовых образований
  16. 6. Личный закон иностранной организации, не являющейся юридическимлицом по иностранному праву
  17. СУБЪЕКТЫ НАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ: ФИЗИЧЕСКИЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА
  18. 3. Сфера применения личного закона юридического лица
  19. Трудовой договор с работниками, работающими у работодателя - физического лица