§ 4. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы и"предварительный" ("побочный") коллизионный вопрос


349. Применению коллизионной нормы, как и любой другой нормы права, предшествует ее толкование. Особенности толкования коллизионных норм объясняются их назначением - решить коллизионную проблему, определить применимое право.
От точного и единообразного применения коллизионной нормы зависит эффективность защиты субъективных прав участников частноправовых отношений. К толкованию понятий коллизионной нормы, или, как принято говорить, к их "квалификации" понуждает прежде всего необходимость решать специфическую для международного частного права проблему преодоления "скрытых коллизий", или "конфликта квалификаций" (термины, обязанные своим происхождением в конце XIX в. соответственно Ф. Кану в Германии и Е. Бартэну во Франции).
350. Суть проблемы состоит в том, что одна и та же коллизионная норма с одноименными юридическими понятиями, формулирующими основные элементы ее структуры - объем и привязку, нередко понимается и применяется в разных странах по-разному - с более или менее существенными отличиями. Так, понятия "собственность", "правонарушение", "недвижимость", относящиеся к объему коллизионной нормы, даже в странах с правовыми системами, принадлежащими к одной "правовой семье", могут толковаться далеко не одинаково. От квалификации понятий, входящих в объем коллизионной нормы, зависит главным образом выбор той или иной коллизионной нормы для определения применимого права. Например, в зависимости от того, подпадает ли конкретная вещь под понятие "недвижимость" или не подпадает, отношения по договору купли-продажи этой вещи (если стороны не воспользовались возможностью выбрать применимое право) будут регулироваться правом "страны, где находится недвижимое имущество" (п. 1 ст. 1213 ГК РФ) или правом страны продавца (пп. 1 п. 3 ст. 1211 ГК РФ).
Различным образом часто определяются и понятия, составляющие привязку коллизионной нормы. Так, существуют различия в определении правом разных стран места заключения контракта (место получения акцепта оферентом или место отправки акцепта), места причинения вреда (место совершения вредоносного действия или место наступления вредных последствий) и т.д. В таких случаях расхождение в содержании соответствующих понятий может, в зависимости от их квалификации, привести к совершенно различным результатам при определении применимого права, несмотря на то, что данное определение будет осуществляться на основе одной и той же коллизионной нормы. Например, в зависимости от того, как национальный закон определяет понятие "место жительства физического лица", от того, какую страну на основе этой квалификации следует считать его местом жительства, решается вопрос о применимом праве в целом ряде коллизионных норм (п. 3-5 ст. 1195, п. 2 ст. 1212, ст. 1217 ГК РФ и др.).
От принадлежности правового института к сфере материального или процессуального права зависит сама возможность постановки коллизионного вопроса.
351. Квалификация осуществляется на начальной стадии преодоления коллизии законов*(159) и позволяет, соотнося фактический состав конкретного отношения с той или иной правовой системой, выявлять коллизионную норму, посредством которой будет определено применимое право, а затем определять само это право, статут отношения.
352. Один из примеров, связанных с квалификацией понятий привязки коллизионной нормы, отсылает нас к старейшему коллизионному правилу, действующему в области деликтных обязательств, - закону места совершения деликта. На территории штата Оклахома от искры паровоза, следовавшего по территории штата Канзас, загорелся жилой дом на ферме истца. По мнению М. Вольфа, французская доктрина объявила бы местом деликта Канзас, а германский суд решил бы, что деликт был совершен в обоих штатах и что истец может ссылаться на любую из двух правовых систем*(160).
353. Отечественная судебная практика в прошлом не раз обращалась к проблеме квалификации в связи с рассмотрением в судах вопроса о возможности применения иностранных сроков исковой давности. Известно, что в странах романо-германской правовой системы исковая давность определяется как институт материального права. Аналогична квалификация этого института и по российскому гражданскому праву - исковой давности посвящена гл. 12 (ст. 195-208) ГК РФ. Право этих стран признает возможность возникновения коллизии законов, содержащих материальные предписания по вопросам об исковой давности, и допускает применение в силу коллизионных норм как отечественных, так и иностранных законов, относящихся к исковой давности. Квалификация исковой давности как процессуального института характерна для англо-американского права; следствием такого подхода является подчинение вопросов исковой давности юрисдикции страны суда, "вынесение" проблемы за рамки коллизионного права. В 1984 г. в Великобритании был принят Закон "Об иностранных сроках исковой давности", который отказался (в тех случаях, когда речь в суде идет о применении в соответствии с правилами международного частного права иностранных сроков исковой давности) от традиционной для английского права квалификации ее как процессуального института, по существу придав этому институту в соответствующих случаях материально-правовое значение*(161).
Может ли российский суд применить иностранные сроки исковой давности, квалифицируемой как институт процессуального права? Согласно ст. 1208 ГК РФ исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению, и таким правом может быть право, придерживающееся процессуальной квалификации исковой давности. Вопрос о применении английских сроков исковой давности обсуждался во ВТАК при ТПП СССР при рассмотрении дела по иску британской фирмы "Хьюсон, Чэпмен энд Ко Лтд" к В/О "Экспортлес" (1966 г.). Контракт был заключен в Лондоне, и арбитражная комиссия применила английский шестилетний срок исковой давности, отклонив возражения ответчика, основанные на доводе об истечении трехлетнего срока исковой давности, предусмотренного советским законом*(162). Решение ВТАК опиралось на обобщенное понимание исковой давности как срока, истечение которого препятствует принудительному осуществлению права, на использование категорий сравнительного правоведения.
Но к решению вопросов, которые по российскому праву рассматриваются как процессуальные, иностранное право, по общему правилу, не применяется.
354. В зарубежной доктрине было выдвинуто несколько концепций, определявших подходы к решению проблемы квалификации и выбора с этой целью надлежащей правовой системы. Метод автономной квалификации понятий коллизионной нормы (квалификации, осуществляемой независимо от материальных норм внутреннего права, на основе обобщения понятий разнонациональных правовых систем) был предложен известным немецким правоведом Э. Рабелем и нашел поддержку в отечественной доктрине*(163). Иное, критическое отношение встретила позиция М. Вольфа, предпочитавшего решать проблему квалификации на основе lex causae, т.е. в соответствии с понятиями того права, к которому отсылает коллизионная норма: ведь такое право еще предстоит определить.
В отечественной литературе были высказаны разные точки зрения по вопросу о способах преодоления "конфликта квалификаций" в отношении понятий объема и привязки коллизионной нормы. В частности, квалификацию понятий, образующих привязку коллизионной нормы, предлагалось осуществлять (в отличие от квалификации понятий объема коллизионной нормы, для которой рекомендовалось использовать категории сравнительного правоведения), руководствуясь законом суда, путем обращения к понятиям, содержащимся во внутреннем гражданском (семейном, трудовом) праве данной страны, поскольку здесь требуется устанавливать точные признаки для выбора закона*(164).
355. Сложность преодоления "скрытых коллизий", противоречивые оценки в теории объясняют сравнительно немногочисленные случаи включения норм о способах квалификации в общие положения законодательных актов зарубежных стран. Не в последнюю очередь это связано с регламентацией в соответствующих законодательных актах специальных вопросов квалификации применительно к отдельным институтам коллизионного права.
Осуществлять квалификацию по закону суда требуют ГК Испании 1889 г. и Закон Румынии 1992 г. Законодательные акты Венгрии, канадской провинции Квебек, Туниса подчиняют, по общему правилу, квалификацию закону суда, допуская обращение для целей квалификации в ограниченных пределах к иностранному праву. Этот подход нашел отражение в Модели ГК для стран СНГ и позднее воспринят ГК РФ.
356. Положение п. 1 ст. 1187 ГК РФ о толковании понятий по российскому праву является основным, исходным. Это общее требование ограничено установленным в том же пункте изъятием - "если иное не предусмотрено законом". "Иное" включает не только норму, установленную в п. 2 этой статьи, но и случаи квалификации, предусмотренные в других статьях разд. VI (например, положение ст. 1208 ГК РФ, исходящее из квалификации lege causae понятия "исковая давность") и иных федеральных законов.
357. В практике МКАС традиционно исходят из того, что при юридической квалификации отношений, для которых должно быть определено применимое право, "следует основываться на толковании юридических понятий в соответствии с российским правом, если только иное не предусмотрено законом или не вытекает из международного договора"*(165).
358. Квалификация юридических понятий при определении права, подлежащего применению, может осуществляться исходя из норм иностранного права. Основания для обращения к иностранному праву, указанные в п. 2 ст. 1187 ГК РФ, охватывают случаи, когда юридические понятия, требующие квалификации, не известны российскому праву или известны в ином словесном обозначении либо с другим содержанием и не могут быть определены посредством толкования в соответствии с российским правом. Таким образом, установленный разд. VI Кодекса режим преодоления "скрытых коллизий" не сводится исключительно к требованию применять для квалификации российское право.
359. Нормы п. 1 и 2 ст. 1187 ГК РФ определяют общие для российского коллизионного права, действующего в сфере гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом, способы квалификации понятий коллизионной нормы. Во-первых, их объединяет единое назначение (квалификация) и одна и та же конечная цель (определение применимого права). Во-вторых, правила ст. 1187 ГК РФ рассчитаны на применение независимо от того, гражданско-правовые отношения какого вида, осложненные иностранным элементом, и какие соответствующие им коллизионные нормы вызывают "конфликт квалификаций". В-третьих, правилами ст. 1187 ГК РФ проблема квалификации решается в отношении понятий как объема, так и привязки коллизионной нормы, исходя из единых, тождественных критериев.
360. Отсутствие в российском праве соответствующих понятий еще не означает невозможности во всех случаях их толкования по российскому праву. Не исключено, что "правовой вакуум" может быть восполнен с помощью таких известных российскому гражданскому законодательству институтов, как аналогия закона и аналогия права (ст. 6 ГК РФ). Менее вероятно обращение для толкования к российскому праву в ситуациях, когда понятия российского и иностранного права, внешне совпадая, имея одну и ту же словесную "оправу", состоящую из общих или сходных терминов, тем не менее понимаются и применяются различным образом. Речь в таких случаях идет о глубинных, сущностных отличиях. В то же время ситуации, когда юридические понятия российского и иностранного права разнятся лишь своим словесным обозначением, терминологической "оболочкой", не содержат, очевидно, препятствий для применения российского права с целью их толкования. Вопреки языковым различиям термины могут выражать одно и то же юридическое понятие, и поэтому сопоставление их при определении права, применимого к преодолению "конфликта квалификаций", может быть сопряжено с нахождением приемлемых семантико-правовых эквивалентов.
361. Следует иметь в виду оценку доктриной институтов и понятий, связанных с обновлением российского договорного права на основе ГК РФ. Так, отмечалось, что новый для нашего законодательства агентский договор в англо-американском праве "заменяет собой традиционные для континентальной правовой системы договоры поручения и комиссии"*(166). Обращалось внимание на то, что договор доверительного управления имуществом "не имеет ничего общего с передачей имущества в "доверительную собственность" ("траст"), которую пытались навязать отечественному правопорядку путем прямого, буквального заимствования аналогичного института англо-американского права (п. 1 Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2296 "О доверительной собственности (трасте)"*(167))*(168). Термин "коммерческая концессия", обозначающий в ГК РФ новый для российского законодательства вид договора, охарактеризован в литературе как достаточно условный по названию, но наиболее близкий по смыслу к английскому franchising*(169).
362. Если преодоление "конфликта квалификаций" с целью определения подлежащей применению коллизионной нормы ("первичная квалификация") осуществляется, как это предусмотрено в п. 1 ст. 1187 ГК РФ, в соответствии с российским правом, а в установленных в п. 2 этой статьи случаях к квалификации может быть применено иностранное право, то в последующем, после решения коллизионного вопроса, при уяснении содержания понятий соответствующей коллизионной нормы, не являющемся предпосылкой его решения ("вторичная квалификация"), исходным признается право, к которому отсылает эта коллизионная норма. Иными словами, после того как решен коллизионный вопрос и определено применимое право, правовая характеристика соответствующих отношений должна основываться на нормах этого права. Как предусмотрено в ст. 1191 ГК РФ, при применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.
363. Особая тема - квалификация понятий коллизионных норм международных договоров. Международные договоры РФ применяются к отношениям, регулируемым гражданским законодательством, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта (п. 2 ст. 7 ГК РФ). Будучи имплементированными в национальное право, став частью правовой системы страны, нормы международного права, включая нормы международных договоров, не растворяются в ней, а занимают особое положение*(170). С одной стороны, они применяются в соответствии с целями и принципами воспринявшей их правовой системы, а также в установленном ею процессуальном порядке (если иное не следует из самих норм), а с другой - сохраняют связь с международным правом, толкуются и применяются с учетом его предписаний*(171).
364. Толкование понятий международного договора осуществляется на основе норм международного права и условий соответствующего договора. Раздел 3 "Толкование договоров" Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. определяет общие правила толкования, дополнительные средства толкования, а также правила толкования договоров, аутентичность текста которых была установлена на двух или нескольких языках. Разъяснения по вопросам применения норм международных договоров РФ, включая их толкование, арбитражными судами и судами общей юрисдикции содержатся в Постановлении Пленума ВАС РФ "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса" и Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации". Вопросам применения и толкования международно-правовых норм арбитражными судами посвящен разд. I Информационного письма Президиума ВАС РФ от 16 февраля 1998 г. N 29 "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц"*(172).
<< | >>
Источник: В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012. 2012

Еще по теме § 4. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы и"предварительный" ("побочный") коллизионный вопрос:

  1. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы
  2. Глава 4. Коллизионная норма, ее строение и особенности применения.Регулятивная функция коллизионной нормы
  3. 1. Понятие коллизионной нормы
  4. 10. ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ И СТРУКТУРА КОЛЛИЗИОННОЙ НОРМЫ
  5. § 1. Общая характеристика коллизионной нормы
  6. 2. Строение коллизионной нормы
  7. § 4. Простые и сложные коллизионные нормы
  8. 7. Коллизии между нормативными актами. Коллизионные нормы.
  9. § 7. Гибкие коллизионные нормы. Escape clauses
  10. 2. Коллизионные нормы, применяемые к трудовым отношениям
  11. 2. Виды международных договоров, содержащихунифицированные коллизионные нормы
  12. 2. Специальные коллизионные нормы вещных отношений