2. Коллизионные нормы, применяемые к трудовым отношениям


674. В ТК РФ отсутствуют коллизионные нормы, применимые к трудовым отношениям, осложненным иностранным элементом. Нет в нем и норм, сходных с правилами ст. 4 СК РФ о применении к семейным отношениям гражданского законодательства и ст.
5 этого Кодекса о применении гражданского законодательства к семейным отношениям по аналогии. Данное обстоятельство не должно быть интерпретировано как невозможность следования общим положениям, общим подходам коллизионного права, выраженным в разд. VI ГК РФ "Международное частное право", в случаях, когда коллизионные проблемы осложняют трудовые отношения. Как свидетельствует международная практика, обращение к соответствующим подходам оказывается необходимым и в ситуациях, связанных с разрешением трудовых споров. Применение к трудовому договору, осложненному иностранным элементом, норм иностранного права в принципе не исключается и в российском суде, что требует ответа на вопросы об основаниях, условиях и пределах обращения к этим нормам. Согласно ст. 9 ТК РФ трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в трудовой договор, то они не подлежат применению. Представляется, что в подобных случаях не должны применяться и нормы иностранного права, санкционирующие введение в трудовой договор таких условий. Сходным образом решается в ст. 416 КТМ РФ вопрос об условиях труда членов экипажа судна: выбор сторонами трудового договора права, подлежащего применению к отношениям между судовладельцем и членами экипажа судна, не должен приводить к ухудшению условий труда членов экипажа судна по сравнению с нормами права того государства, которыми должны регулироваться данные отношения при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве. Статья 3 ТК РФ запрещает дискриминацию в сфере труда. Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. В этих случаях отказ в применении нормы иностранного права, дискриминирующей работника, будет, очевидно, основываться на сложившейся в отечественном праве концепции оговорки о публичном порядке, современным выражением которой являются правила ст. 1193 ГК РФ ("Оговорка о публичном порядке").
675. В проекте закона о международном частном праве и международном гражданском процессе (ст. 32), разработанном в 1989-1990 гг. ВНИИ советского государственного строительства и законодательства, было предложено следующее решение коллизионных вопросов трудовых отношений*(341):
к трудовым отношениям применяется право страны, в которой (полностью или преимущественно) осуществляется работа, если в трудовом договоре не установлено иное;
трудовые отношения работника на водном и воздушном транспорте подчинены праву страны, под флагом которой транспортное средство используется;
если работа выполняется лицом, командированным за границу советской организацией, к трудовым отношениям этого лица с такой организацией применяется советское право.
В комментарии к ст. 32 "Трудовые отношения" проекта отмечалось, что статья отражает "наиболее распространенный подход к решению этого вопроса, принятый в современном международном частном праве..."*(342).
676. В самом деле, основная формула ст. 32 подчиняет трудовые отношения началу lex voluntatis, а в отсутствие выбора сторонами применимого права - распространенному в практике регулирования трудовых отношений коллизионному правилу lex loci laboris - закону места работы, обозначаемому в правовых актах зарубежных стран как закон страны, в которой выполняется работа (Венгрия, Испания), закон страны, в которой работник обычно выполняет свои трудовые обязанности (Швейцария), закон страны, в которой работник обычно выполняет свою работу (Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г.).
677. Надо заметить, что право ряда стран не только не исключает возможности применения начала lex voluntatis в сфере трудовых отношений, но и минимизирует ограничения в выборе применимого права.
678. И все же заметна тенденция к установлению тех или иных пределов, в которых допускается выбор сторонами применимого права. В США такой выбор предполагает наличие существенной связи между применимым правом и трудовым контрактом. Ограничивается круг правовых систем, которым может быть подчинен трудовой договор, в Польше. Закон Швейцарии 1987 г. дозволяет сторонам подчинить трудовой договор праву страны обычного местопребывания работника или праву страны основного места деятельности, местожительства либо обычного местопребывания работодателя.
Действие права, определяемого по выбору участников трудового договора, может быть ограничено требованием о том, чтобы при этом работник не был лишен защиты, предоставляемой ему началом lex loci laboris. ГК канадской провинции Квебек предусматривает, что указание сторон на право, применимое к трудовому договору, не лишает работника защиты, которая предоставляется ему императивными нормами права страны, где работник обычно выполняет свою работу (даже если он временно выполняет задание в другой стране), или, в отсутствие такой страны, императивными нормами права страны, где его работодатель имеет свой домицилий или постоянное место осуществления деловых операций.
679. Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г., положения которой нашли отражение в законодательстве участвующих в ней стран, подчиняет индивидуальные трудовые контракты (их определение в Конвенции отсутствует) системе коллизионных предписаний, в составе которых выделяется отсылка к праву lex loci laboris.
Независимо от положений ст. 3 Конвенции, закрепляющей автономию воли сторон как главное коллизионное начало Конвенции, работник, с которым заключен индивидуальный трудовой контракт, не может быть лишен защиты, предоставляемой ему строго императивными нормами права, подлежащего применению в силу п. 2 ст. 6 в отсутствие выбора применимого права. В соответствии с правилами этого пункта индивидуальный трудовой контракт в отсутствие выбора применимого права подчиняется праву страны, в которой работник обычно выполняет свою работу по этому контракту, даже если он временно работает в другой стране, или, если нет такой страны, праву страны, где находится предприятие, нанявшее работника. Если из обстоятельств следует, что контракт более тесно связан с другой страной, подлежит применению право этой страны.
Согласно Закону Австрии 1978 г. выбор права, применимого к трудовому контракту, не принимается во внимание, если это наносит ущерб работнику.
"Защитные" оговорки, подобные упомянутым, характерны для судебной практики Франции, Бельгии, а также для некоторых латиноамериканских стран. Закон Грузии 1998 г., формулируя "императивные нормы социальной защиты", предписывает считать выбор права недействительным, если он игнорирует императивные нормы, принятые для защиты рабочих и служащих от дискриминации. Это правило подлежит применению также в отношении трудовых договоров, если они согласованы или заключены в стране, где рабочие и служащие имеют место жительства и где действуют такие защитные оговорки. "Защитная" оговорка включена в Закон Эстонии 2002 г.
680. Отсылка к lex loci laboris (в случаях, когда выбор применимого права сторонами не осуществлен) занимает основное место в системе коллизионных привязок, принятых в области трудовых отношений. Другими известными этой области коллизионными привязками являются личный закон сторон (общее гражданство, общий домицилий), место предпринимательской деятельности работодателя, коллизионные начала типа law of the contract и др.
Особенности фактического состава некоторых видов трудовых отношений обусловливают закрепление в праве специальных (по отношению, например, к lex loci laboris) коллизионных правил (в частности, для лиц, работающих на судах водного и воздушного транспорта, - lex flagi, в отношении лиц, выполняющих работу в зарубежной командировке, - lex delegationis). В числе привязок, применимых к случаям, когда согласно трудовому договору работа выполняется на территории нескольких государств, известны привязки к личному закону работодателя (Венгрия), закону основного места деятельности, местожительства или обычного местопребывания работодателя (Швейцария).
681. Раздел Закона Украины 2005 г. о международном частном праве, посвященный коллизионным нормам, действующим в сфере трудовых отношений, краток, и его основная, исходная норма следует началу lex loci laboris: трудовые отношения регулируются по общему правилу правом страны, в которой выполняется работа, если иное не предусмотрено законом или международным договором Украины. Иное выражено в последующих положениях раздела, так или иначе ограничивающих действие указанного начала. Речь идет о трудовых отношениях работающих за границей граждан Украины, которые (отношения) тем не менее регулируются правом Украины, и о не регулируемых правом Украины трудовых отношениях иностранцев и лиц без гражданства, работающих в Украине. Отношения, составляющие первую группу, подпадают под действие украинского права, в частности, если граждане Украины работают в заграничных дипломатических учреждениях Украины или заключили с работодателями - физическими или юридическими лицами Украины трудовые договоры о выполнении работы за границей, поскольку это не противоречит законодательству государства, на территории которого выполняется работа. Вторая группа отношений включает случаи, когда иностранцы и лица без гражданства: 1) работают в составе дипломатических представительств иностранных государств или представительств международных организаций в Украине; 2) заключили за пределами Украины с иностранными работодателями - физическими или юридическими лицами трудовые договоры о выполнении работы в Украине. В указанных случаях иное может быть предусмотрено договорами, законом или международными договорами Украины. Вместе с тем общие положения этого Закона воспроизводят правила, основанные на критерии "наиболее тесной связи". Одно из них следует ст. 15 Закона Швейцарии 1987 г.: в виде исключения право, на применение которого указывает Закон, не применяется, если с учетом всех обстоятельств правоотношения имеют незначительную связь с этим правом и более тесную связь с другим правом. Сходная норма включена в Закон Эстонии 2002 г.
682. А.С. Довгертом предложены следующие рамки решения проблемы lex voluntatis в международных трудовых отношениях*(343):
соблюдение письменной формы выбора сторонами права как в момент заключения трудового договора, так и во время его действия или изменения;
наличие тесной связи выбранного сторонами закона с трудовым контрактом;
выбор сторонами закона, применимого к трудовому контракту, не должен приводить к ухудшению условий труда работника по сравнению с обязательными положениями закона той страны, который был бы применен при отсутствии выбора;
разрешение сторонам трудового контракта подчинять элементы содержания трудовых правоотношений разным правовым системам.
<< | >>
Источник: В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012. 2012

Еще по теме 2. Коллизионные нормы, применяемые к трудовым отношениям:

  1. 2. Специальные коллизионные нормы вещных отношений
  2. Глава 14. Коллизионные вопросы трудовых отношений
  3. Глава 4. Коллизионная норма, ее строение и особенности применения.Регулятивная функция коллизионной нормы
  4. § 4. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы и"предварительный" ("побочный") коллизионный вопрос
  5. 1. Понятие коллизионной нормы
  6. 10. ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ И СТРУКТУРА КОЛЛИЗИОННОЙ НОРМЫ
  7. § 1. Общая характеристика коллизионной нормы
  8. § 4. Простые и сложные коллизионные нормы
  9. 2. Строение коллизионной нормы
  10. 7. Коллизии между нормативными актами. Коллизионные нормы.
  11. § 7. Ответственность за нарушение трудового законодательства и иных нормативно-правовых актов, содержащих нормы трудового права
  12. 2. Виды международных договоров, содержащихунифицированные коллизионные нормы