§ 5. Коллизии норм международных договоров(источников международного частного права), последовательнозаключенных по одному и тому же предмету


129. К международному публичному праву относятся вопросы коллизий норм последовательно заключаемых международных договоров по одному и тому же предмету. Этой теме посвящена ст. 30 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. А.Н. Талалаев, автор комментария к этой Конвенции, пишет: "Вопрос о применении последовательно заключаемых договоров по одному и тому же предмету относится к вопросам, которые не нашли своего полного решения не только в Конвенции, но и в теории международного права и договорной практике государств. Многое еще остается неясным... Здесь широкое поле для научной деятельности. В будущих исследованиях необходимо принимать во внимание различия в характере международных договоров (двусторонние, многосторонние - общие или ограниченные), видах договоров по объекту (политические, экономические, по специальным вопросам), субъектам (государства, международные организации и т.д.)"*(109).
130. Возникающие в судебно-арбитражной практике при разрешении частноправовых споров коллизии такого рода международных договоров, принадлежащих к источникам международного частного права, оказываются в сфере его интересов. Нередко коллидирующие договоры включают различные по своей конструкции нормы, позволяющие решать вопросы, связанные с соотношением этих договоров. Так, согласно п. 3 и 4 ст. 120 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г. между государствами - ее участниками прекращают действие Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. и Протокол к ней 1997 г. Эти Конвенция и Протокол к ней продолжают применяться в отношениях между государством - участником Конвенции 2002 г. и государством, являющимся участником Конвенции 1993 г. и Протокола к ней 1997 г., для которого Конвенция 2002 г. не вступила в силу.
131. При рассмотрении в МКАС споров между организациями стран СНГ, участвующих в Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г. и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., а также в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г., возникал вопрос, какому из этих документов должен быть отдан приоритет с целью определения применимого права при разрешении этих споров. Было высказано мнение, отдающее предпочтение Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже как выражающей начало lex specialis по отношению к международному коммерческому арбитражу*(110).
132. Один из аспектов проблемы связан с взаимодействием договоров, регулирующих международную куплю-продажу. Так, в ст. 90 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. зафиксировано, что она не затрагивает действий любого международного соглашения, которое уже заключено или может быть заключено и которое содержит положения по вопросам, являющимся предметом регулирования Конвенции, при условии, что стороны имеют свои коммерческие предприятия в государствах - участниках такого соглашения. Действие этой нормы в отечественной литературе по международному частному праву рассматривалось, в частности, в связи с применением ОУП СССР - КНР, а также Соглашения об Общих условиях поставок товаров между организациями государств - участников СНГ 1992 г.*(111)
133.
Конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок 1999 г. (Монреальская конвенция) имеет преимущественную силу перед любыми правилами, применяемыми к международной воздушной перевозке: 1) между государствами - участниками Монреальской конвенции в связи с совместным участием этих государств в Варшавской конвенции 1929 г., Гаагском протоколе 1955 г., Гвадалахарской конвенции 1961 г., Гватемальском и Монреальских протоколах; 2) в пределах территории любого отдельного государства - участника Монреальской конвенции в силу его участия в одном или нескольких упомянутых документах.
134. Наделение Европейского Сообщества полномочиями по сближению международного частного права обострило внимание доктрины к проблеме соотношения всеобщей и региональной гармонизации в этой области, к конфликтам, которые могут возникать между мерами, принимаемыми в целях ее достижения, прежде всего в виде конвенций Гаагской конференции по международному частному праву и регламентов ЕС. Ю. Базедов, рассматривая эту проблему, предваряет свое исследование следующими замечаниями: "...профессор Стрюйкен (Struyckеn), председатель Государственного комитета Нидерландов по МЧП (международному частному праву. - ред.) - органа, играющего руководящую роль в системе Гаагской конференции по международному частному праву, охарактеризовал эту новую компетенцию ЕС как угрозу Гаагской конференции, предупредив о "нависшей над Гаагой тенью Брюсселя". Сделанное позднее заявление Генерального секретаря УНИДРУА (UNIDROIT) Герберта Кронке (Herbert Kronke) звучит более оптимистично и беспристрастно... Обе точки зрения, однако, отражают все возрастающую озабоченность в связи с конфликтами между мерами по региональной и универсальной гармонизации"*(112).
135. Поясняя мотивы своих опасений, Ю. Базедов заключает, что законодательные процедуры в том виде, в каком они в данное время применяются региональными организациями, не меняют сути конфликтов между региональными и универсальными договорами. "Изменения содержательного плана происходят посредством передачи законодательных компетенций региональным организациям, а также в силу наднационального характера регионального права, такого как право Сообщества, и приоритета его права, что объясняет особый характер отношений между правом Сообщества и международными конценциями"*(113). Предупреждению и преодолению возможных конфликтов способствует включение в Устав Гаагской конференции на ее ХХ сессии правила, позволяющего принимать в члены Конференции любую организацию региональной экономической интеграции, подавшей Генеральному Секретарю заявку о членстве. Под организацией региональной экономической интеграции понимается международная организация, состоящая только из суверенных государств, которой переданы ее государствами-членами полномочия по ряду вопросов, включая право принимать решения, обязательные для ее государств - членов по этим вопросам.
<< | >>
Источник: В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012. 2012

Еще по теме § 5. Коллизии норм международных договоров(источников международного частного права), последовательнозаключенных по одному и тому же предмету:

  1. 6. ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  2. 1. ПОНЯТИЕ И ПРЕДМЕТ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  3. 5. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В РОССИИ, СОВЕТСКАЯ ДОКТРИНА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  4. Кодификация и источники права международных договоров
  5. § 2. Международный договор как источник коллизионного права
  6. Международные договоры РФ как источники экологического права
  7. 1. Международное частное трудовое правои вопросы коллизий законов
  8. § 1. Международные договоры о коллизиях законовв области договорных обязательств
  9. В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012, 2012
  10. 2. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПУБЛИЧНОГО И ЧАСТНОГО ПРАВА
  11. 3. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  12. § 4. КОДИФИКАЦИЯ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  13. О правовой природе норм международных договоров, регулирующих гражданские отношения
  14. Особый порядок принуждения к соблюдению норм международного права
  15. Участие в создании норм международного права.
  16. § 3. ВЛИЯНИЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА НА ФОРМИРОВАНИЕ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  17. 2. СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  18. 6. Особые источники международного права
  19. § 9. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО