2. Гибкие коллизионные нормы в праве США, европейскихи других стран


550. Коллизионные вопросы правонарушений (torts) - одна из ветвей коллизионного права США, претерпевших наиболее значительные изменения в своем развитии. Если первый Свод законов о конфликте законов (1934 г.) исходил из определяющего значения закона места совершения правонарушения, то второй Свод (1971 г.), по существу, закрепил результаты глубокой ревизии взглядов в этой области, признав главенствующей привязку к праву, наиболее значимым образом связанному с происшествием и сторонами278. Для определения этого права принимаются во внимание перечисляемые в Своде принципы, а также учитываются обстоятельства, которые включают: место причинения вреда; место, где было совершено действие, причинившее вред; домицилий, место жительства, гражданство, место инкорпорации, место осуществления коммерческой деятельности сторон; место локализации их взаимоотношений.
551. Линия на переоценку значения коллизионного начала "закон места совершения правонарушения", наиболее ярко проявившаяся в 60-х годах минувшего столетия в решениях апелляционного суда штата Нью-Йорк, была продолжена судами других штатов. Многие штаты отказывались следовать ему, демонстрируя солидарность с идеями "отцов революции" в американском коллизионном праве - Б. Карри, Д. Каверса, У. Риза, Р. Лефлара, с выдвинутой Б. Карри теорией "анализа государственного интереса" (Governmental Interest analysis).
К 2000 г. число штатов, придерживавшихся по делам о torts традиционного начала, сократилось до 10. Судебная практика свидетельствовала об ограничении этого начала методологией решения коллизионных вопросов, основу которой составляли позиции второго Свода, правила "существенных контактов", "лучшего права", доктрина "анализа интересов", нормы lex fori и др.*(279)
Как следует из подготовленного С. Симеонидесом 18-го ежегодного обзора выбора американскими судами в 2004 г. применимого права*(280), концепция "significant contacts" использовалась в "чистом виде" при рассмотрении дел о torts лишь в нескольких штатах. Вместе с тем позиции второго Свода в той же области разделяли 22 юрисдикции. Ссылаясь на данные американских источников об использовании судами для определения применимого права контактов, перечисленных во втором Своде, Р.М.
Ходыкин замечает: "Поэтому при анализе концепции наиболее тесной связи необходимо обращаться к предписаниям Второго свода..."*(281).
552. Верховный Суд Луизианы в решении по делу Jagers v. Roual Indemnity отказался от применения lex loci delicti commissi, следуя новым веяниям в определении природы коллизий и "заинтересованности" штатов, "политики" штатов в их разрешении. Суд отверг применение права Миссисипи (штата, где произошло дорожное происшествие) по спору, возникшему между жителями Луизианы, на том основании, что этот штат (Миссисипи) не имел интереса в применении своего права. В то же время неприменение в данном случае права Луизианы существенно ущемило бы, по мнению суда, интересы этого штата, ибо речь шла о защите лица, домицилированного в Луизиане, ставшего потерпевшим, - хотя бы и в другом штате, в результате действий лица, также домицилированного в Луизиане. В конечном счете, суд признал, что коллизионная проблема в этом деле является мнимой, так как из двух штатов - Луизиана и Миссисипи - лишь первый имел интерес к применению своего права*(282).
553. С 1 января 1992 г. в Луизиане вступил в силу Закон "О международном частном праве", 36 статей которого были включены в ГК Луизианы, из них 7 составили главу, посвященную деликтным и квазиделиктным обязательствам. Общее коллизионное правило для таких обязательств сформулировано следующим образом: поскольку иное не предусмотрено в упомянутой главе, любой вопрос деликтных или квазиделиктных обязательств подчиняется праву штата, устремлениям которого был бы нанесен наиболее серьезный ущерб, если бы его право не было применено в данном случае.
554. Критерий наиболее значимой (существенной, тесной) связи был воспринят во многих европейских и других странах (см. § 9 гл. 5 книги). Закон Австрии 1978 г., подчиняя требования о возмещении вреда праву страны, где было совершено действие, повлекшее вред, исходит из того, что если в отношении заинтересованных лиц присутствует более прочная связь с правом одного и того же (иного) государства, то определяющим является это право.
<< | >>
Источник: В.П. Звеков. Коллизии законов в международном частном праве, 2012. 2012

Еще по теме 2. Гибкие коллизионные нормы в праве США, европейскихи других стран:

  1. § 7. Гибкие коллизионные нормы. Escape clauses
  2. § 1. Коллизионное регулирование договоров в праве зарубежных стран и России: автономия воли и закон тесной связи
  3. Глава 4. Коллизионная норма, ее строение и особенности применения.Регулятивная функция коллизионной нормы
  4. § 4. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы и"предварительный" ("побочный") коллизионный вопрос
  5. 2. Кодификация коллизионного законодательства в зарубежных странах
  6. 1. Понятие коллизионной нормы
  7. 10. ПОНЯТИЕ, ЗНАЧЕНИЕ И СТРУКТУРА КОЛЛИЗИОННОЙ НОРМЫ
  8. § 1. Общая характеристика коллизионной нормы
  9. § 4. Простые и сложные коллизионные нормы
  10. 2. Строение коллизионной нормы
  11. 6. Унификация коллизионного права в странах Латинской Америки
  12. § 3. Частное и публичное в коллизионном праве
  13. 7. Коллизии между нормативными актами. Коллизионные нормы.
  14. § 1. Коллизионные вопросы обязательстввследствие причинения вреда в зарубежном праве