<<
>>

СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО В 20-Е ГОДЫ: ВЫБОР ПУТЕЙ ПОСТРОЕНИЯ СОЦИАЛИЗМА

После окончания гражданской войны положение в стране было катастрофиче­ским. Острый экономический кризис поразил все важнейшие сферы народного хозяй­ства - транспорт, снабжение, промышленность.

В начале 1921 г. объем промышлен­ного производства составлял лишь 12 % довоенного, а выпуск железа и чугуна - 2,5 %. Многие заводы закрывались из-за нехватки топлива. В феврале 1921 г. остано­вились 64 завода, в том числе Путиловский. Рабочие, чтобы прокормиться, уезжали в деревню, становились кустарями. В 1921 г. из-за неурожая массовый голод охватил город и деревню.

Однако наибольшую опасность для большевиков представлял политический кризис весны 1921 г. Его проявлением стали забастовки рабочих в городе, крестьян­ские восстания, охватившие Тамбовскую губернию, часть Сибири, Украины и ряд других районов, и, наконец, кронштадтский мятеж.

Раскрывая сущность данного кризиса, следует выделить два момента:

1) сужение социальной базы советской власти;

2) кризис политики «военного коммунизма».

О сужении социальной базы новой власти свидетельствовали сокращение чис­ленности рабочего класса и ослабление военно-политического союза рабочего класса и крестьянства, сложившегося в годы гражданской войны.

О кризисе политики «военного коммунизма» свидетельствовали недовольство крестьян «продразверсткой», поддержка ими требования «свободы торговли», нере­шенность в целом продовольственной проблемы. Крестьянство по мере изгнания бе­логвардейцев и интервентов избавлялось от опасений реставрации помещичьей соб­ственности и открыто требовало полной реализации права самостоятельно распоря­жаться землей и продукцией своего труда.

Выйти из кризиса советскому правительству удалось с помощью «новой эконо­мической политики» (нэп). Начало перехода к нэпу положил X съезд РКП (б) (март 1921 г.), который принял решение о замене продразверстки продналогом. Продналог устанавливался в 2 раза меньше продразверстки и не мог изменяться в течение года.

Крестьяне получили право продавать излишки продуктов на рынке в пределах мест­ного оборота. Реализация этих решений, а также чрезвычайные меры государства, на­правленные на борьбу с голодом, и урожай 1922 г. позволили увеличить потребление хлеба в стране. Рабочие начали возвращаться в город. Социальная напряженность в стране была снята, что позволило приступить к решению основных задач нэпа:

1) восстановление экономики и

2) построение нового (т.е. социалистического) общества.

Для возрождения экономики страны необходимы были огромные средства и опытные кадры, которыми не располагало пролетарское государство. Решить эту проблему в рамках нэпа попытались путем привлечения буржуазных специалистов и частных капиталов. Конкретным шагом в этом направлении стала отмена Декрета о всеобщей национализации. Мелкие и отчасти средние предприятия были возвращены прежним владельцам. Наряду с этим была разрешена частная торговля. Допускалось частное предпринимательство, создание акционерных обществ и концессий. Трудо­вые мобилизации заменил свободный наем рабочей силы через биржи труда. Все эти

меры трактовались как «временное допущение» капиталистических элементов, вслед за которым должно было последовать их «ограничение и вытеснение».

Важным условием возрождения страны и построения нового общества стало урегулирование взаимоотношения города и деревни. В рамках нэпа эта задача реша­лась путем укрепления экономической «смычки» с крестьянством. Именно на это бы­ли направлены такие меры, как:

- замена разверстки продналогом;

- разрешение свободы торговли;

- снабжение крестьян зерном и семенами;

- выдача ссуд на приобретение скота и инвентаря;

- предоставление крестьянам кредитов;

- допущение аренды земли и найма рабочей силы.

Важная роль в подведении широких масс крестьянства к социализму отводилась кооперации.

«Временное допущение» частного капитала воспринималось как «отступле­ние», а укрепление экономической «смычки» с крестьянством - как «компромисс».

Непосредственно социалистическое содержание нэпа усматривалось в укреплении и развитии «социалистического» (а по сути дела, государственного) сектора в экономи­ке. Он был представлен в основном национализированными предприятиями в про­мышленности, возродить которые предполагалось с помощью таких элементов нэпа, как хозрасчет, самоокупаемость, материальная заинтересованность. Конкретными шагами в этом направлении стало создание трестов и синдикатов, как самостоятель­ных хозрасчетных производственных объединений. Упразднялась уравнительная оп­лата труда. Рабочие стали получать зарплату в зависимости от своей квалификации и количества произведенной продукции.

За государством сохранялись «командные высоты» в экономике, в том числе мо­нополия на внешнюю торговлю, а государственное регулирование являлось важным элементом нэповской системы.

Переход к нэпу позволил остановить спад производства и начать восстановление экономики. Быстрыми темпами восстанавливалась промышленность, особенно тяже­лая. Прирост промышленной продукции в 1920-е гг. составил: в 1921 г. - 42,1 %, в 1922 г. - 30,7 %, в 1923 г. - 52,9 %, в 1924 г. - 16,4 %, в 1925 г. - 66,1 %, в 1926 г. - 43,2 %, в 1927 г. - 14,2 %. К концу 20-х гг. развитие промышленности и транспорта в целом достигло довоенного уровня. Однако эффективность нэповской экономики оказалась ниже дореволюционной (о чем можно судить по таким показателям, как фондоотдача и рентабельность предприятия). С учетом этого многие исследователи объясняют быстрые темпы индустриального роста в период нэпа «восстановительным эффектом», когда загружалось уже имевшееся, но простаивавшее оборудование.

Развитие товарно-денежных отношений вело к восстановлению внутреннего рынка. Воссоздаются крупные ярмарки: Нижегородская, Бакинская, Ирбитская, Киев­ская и др. Открываются торговые биржи.

В 1922 г. правительство приступило к денежной реформе, выпустив в обращение устойчивую валюту - червонец, который приравнивался к 10 дореволюционным зо­лотым рублям и был обеспечен золотым запасом и другими легко реализуемыми цен­ностями и товарами. К 1924 г. вместо совзнаков были выпущены медные и серебря­ные монеты и казначейские билеты.

Подъем промышленности и введение твердой валюты стимулировали восстанов­ление сельского хозяйства. Постепенно увеличиваются посевные площади, которые в 1923 г. составили 99,3 % к уровню 1913 г. В 1925 г. валовой сбор зерновых почти на 20,7 % превысил среднегодовой сбор за пятилетие 1909-1913 гг. Но в последующие годы производство зерна постепенно уменьшается за счет роста производства техни­ческих культур. К 1927 г. был достигнут довоенный уровень в животноводстве. Од­нако экспорт сельскохозяйственный продуктов по сравнению с 1909-1913 гг. соста­вил в 1925 г. - 21,7 %; в 1926 г. - 27,1 %. Вместе с тем потребление хлеба и мяса на душу населения в стране возросло.

К 1922 г. в основном была отменена карточная система. Укрепление националь­ной валюты позволило покончить с инфляцией. Условия жизни городского и сельско­го населения заметно улучшились. Годы нэпа характеризуются повышением реальной заработной платы рабочих, которая к 1925-1926 гг. в среднем по промышленности составляла 93,7 %. В 1925-1926 гг. средняя продолжительность рабочего дня для промышленных рабочих составляла 7,4 час. Все рабочие и служащие имели право на ежегодный отпуск не менее двух недель. Вместе с тем на протяжении всего периода нэпа продолжала существовать и увеличиваться безработица. В 1922 г. безработных насчитывалось 160 тыс., в 1924 г. - 980 тыс., в 1926 г. - 1 млн. 478 тыс. чел. Накануне первой пятилетки безработные составили 12 % от числа занятых в народном хозяйст­ве рабочих и служащих. По-прежнему острой оставалась проблема жилья в городах.

Таким образом, одна из задач нэпа - преодоление разрухи - была решена, однако нэп породил новые противоречия и проблемы.

В 1923 г. разразился кризис сбыта, связанный с расхождением цен на промыш­ленные и сельскохозяйственные товары («ножницы цен»). В результате снизилась по­купательная способность крестьян, что привело к затовариванию складов сельскохо­зяйственными машинами и инвентарем. Производство останавливалось, росла безра­ботица и - как следствие - недовольство рабочих. Для ликвидации кризиса сбыта го­сударство вмешалось в процесс ценообразования. Административным путем были снижены цены на промышленные товары и повышены закупочные цены на сельхоз­продукцию. Крестьянам был предоставлен дешевый кредит. Все это позволило обес­печить растущий спрос деревни на промышленные товары. Однако в 1924 г. возник кризис, связанный с нехваткой промышленных товаров на широком рынке - т.н. «то­варный голод», преодолеть который удалось лишь в конце 1920-х гг. В итоге росло недовольство крестьян. В таких условиях естественной реакцией крестьянина- единоличника было сокращение поставок своей продукции на рынок. В результате возникли трудности с хлебозаготовками зимой 1925-1926 г., когда вместо плановых 545 млн. пудов хлеба было заготовлено лишь 336 млн. пудов, а зимой 1927-1928 гг. государство столкнулось с острым хлебозаготовительным кризисом, что привело к введению карточек на хлеб в Ленинграде и Москве.

Срывы хлебозаготовок свидетельствовали о появлении серьезных противоречий во взаимоотношениях города и деревни. Возникла реальная угроза планам промыш­ленного строительства. Ухудшилась общая экономическая ситуация в стране. Конец 1920-х гг. по остроте социальных противоречий напоминал ситуацию, сложившуюся весной 1921 г.

Причины этих кризисных явлений получили различную трактовку в современ­ной отечественной историографии. По мнению одних исследователей, эти кризисы

были обусловлены бесперспективностью нэповского пути развития, по мнению дру­гих - недостаточной развитостью механизмов нэпа и допущенными ошибками.

Вопрос о сущности и перспективах нэпа оказался в центре внутрипартийной дискуссии 1920-х гг., которая после смерти В. И. Ленина (январь 1924 г.) приобрела характер внутрипартийной борьбы за лидерство. На роль лидера партии претендовали Л. Д. Троцкий, И. В. Сталин, Г. Е. Зиновьев. В ходе этой борьбы решался также во­прос о методах социалистического строительства.

С переходом к нэпу (еще при жизни Ленина) в партии обозначились два течения. Первое - «демократическое» (или «правое»), представители которого последователь­но отстаивали принципы нэпа. И второе - «пролетарское» (или «левое»), представи­тели которого восприняли нэп как «капитулянтскую» модель социалистического пе­реустройства общества.

Лидером «левых» считался Троцкий, взгляды которого разделяли Г. Л. Пятаков и Е. А. Преображенский. Левые активно поддерживали идею мировой революции и по­лагали, что без помощи европейского пролетариата построить социализм в нашей стране невозможно. Критикуя «нэповскую» точку зрения, левые выступали за всеобъ­емлющий план и преимущественное развитие промышленного сектора (т.е. социали­стического уклада) за счет эксплуатации несоциалистических укладов. Эксплуатация должна была осуществляться посредством монопольно высоких цен на промышлен­ные товары, высоких налогов, тарифов и т.д. В 1925 г. на позицию левых перешли Каменев и Зиновьев, которые выступили против Сталина. Сталина поддержали Н. Бухарин, А. Рыков, М. Томский, которые представляли «правое» течение в партии.

Главным теоретиком правых стал Н. И. Бухарин, который разработал концеп­цию «врастания в социализм через НЭП». Эта концепция явилась экономическим обоснованием сталинского тезиса о «возможности построения социализма в одной стране». Отстаивая принципы нэпа, правые выступали против высоких темпов инду­стриализации и увеличения налогообложения деревни, поддерживали идею развития кооперации и рыночной экономики.

Фракционная борьба открыто началась в руководстве большевиков в 1923 г. и прошла несколько этапов. Первый этап был связан с выступлением троцкистской оп­позиции в 1923-1924 гг. В 1925 г. заявила о себе «новая оппозиция» во главе с Каме­невым и Зиновьевым. В 1926 г. со своей платформой выступила «объединенная оппо­зиция», в которую вошли Троцкий, Каменев и Зиновьев. Последний этап внутрипар­тийной борьбы датируется 1928-1929 гг., когда выявились коренные расхождения в позициях Сталина и Бухарина по вопросу о причинах хлебозаготовительного кризиса и путях его преодоления.

Победителем в этой борьбе стал Сталин, который последовательно устранил своих оппонентов. Вслед за этим была решена и судьба нэповской альтернативы. Ко­нец нэпа многие историки датируют 1929 г., когда, по инициативе И. Сталина, был взят курс на «великий перелом». В начале 30-х гг. в стране установился режим лич­ной власти Сталина.

<< | >>
Источник: Отечественная история: Учебное пособие/Под ред. Л. Н. Булдыгеровой, Н. Т. Куди­новой, С.М. Нечитайлова. - Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн, ун-та,2004. - 193 с.. 2004

Еще по теме СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО В 20-Е ГОДЫ: ВЫБОР ПУТЕЙ ПОСТРОЕНИЯ СОЦИАЛИЗМА:

  1. 38. Акционерное общество как участник гражданских правоотношений.
  2. 36. Гражданско-правовое положение обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью.
  3. 4.1. Понятие органов исполнительной власти
  4. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  5. 4.2. Виды органов исполнительной власти
  6. 4.5. Федеральные и территориальные органы исполнительной власти
  7. 4.6. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации
  8. 1.6. Исполнительная власть и государственное управление.
  9. 4.3. Полномочия Президента Российской Федерации в сфере исполнительной власти
  10. 16.5. Судебный контроль за законностью осуществления исполнительной власти.