<<
>>

Россия НЭПовская

Первая мировая и гражданская войны обескровили и разорили Россию. Погибло более 25 млн. человек. Объем промышленного производства составил в 1920 г. всего лишь 12% от уровня 1913 г.

Продукция сельского хозяйства уменьшилась почти вдвое. Транс­порт был разрушен. Большевистское руководство продолжало политику «военного ком­мунизма» уже в мирных условиях, делая упор на государственное принуждение как ос­нову выхода из экономического кризиса и непосредственного перехода к коммунистиче­ским отношениям. Однако продолжение этой политики не только усиливало экономическую разруху, но и предопределяло глубочайшую напряженность внутрипо­литической обстановки.

Политика «военного коммунизма» в мирных условиях противоречила интересам крестьянства, которое от экономических форм протеста (сокращение посевных площа­дей) переходило к вооруженным формам борьбы. Вооруженное сопротивление крестьян тамбовской губернии, начатое летом 1920 г. («антоновщина»), послужило катализатором массового крестьянского протеста. Крестьянские формирования действовали на Украине, Урале, в Сибири, Поволжье.

Не менее сложным было положение в городе. Хозяйственная разруха, остановка предприятий сопровождались «аграризацией» (уход в деревню), процессом деклассиро­вания значительных отрядов пролетариата, подрывавших социальную основу сущест­вующей власти. На закрытие заводов, сокращение хлебной нормы, угрозу голода рабочие отвечали демонстрациями, а затем и забастовками. Антибольшевистские выступления в городах, вооруженная борьба крестьянства не могли не повлиять на настроения в армии. 1 марта 1921 г. вспыхнул мятеж в Кронштадте, в ходе которого военные моряки выдвину­ли лозунги «Власть Советам, а не партиям!», «Советы без коммунистов!». Налицо был глу­бокий общественно-политический кризис, требовавший уступок от власти, которые по­зволили бы снять накопившиеся противоречия. Угроза потери власти заставила руково­дство страны отказаться от идеи продвижения вперед в рамках военно­коммунистической модели и осуществить поворот в политике.

X съезд РКП(б) (март 1921 г.) принял решение о замене продразверстки продоволь­ственным налогом. Это решение диктовалось, с одной стороны, стремлением погасить ак­тивное сопротивление крестьян, а с другой, желанием дать экономический стимул для раз­вития крестьянских хозяйств с помощью дифференцированного налогообложения. Был сделан первый шаг к новой экономической политике. (В дальнейшем в целях восстановле­ния и развития сельского хозяйства был снят запрет на аренду земли и наем рабочей силы на селе.). В связи с тем, что идея прямого государственного товарообмена промышленных товаров на сельскохозяйственные оказалась утопической, правительство вынуждено было допустить свободную торговлю и раскрепостить товарно-денежные отношения. Допуск торговли и денежного обращения повлек за собой ряд мер по стабилизации и укреплению финансовой системы. Возникшая необходимость ускоренного формирования фонда про­мышленных товаров потребовала перестройки работы промышленности. Государство со­хранило в своих руках наиболее крупные и технические оборудованные предприятия, ос­тавив их в непосредственном подчинении ВСНХ и сведя в тресты, деятельность которых отныне строилась на хозрасчетных принципах, самофинансировании и самоокупаемости. На государственных предприятиях вводилось материальное стимулирование рабочих. Ос­тальные предприятия (главным образом легкой, пищевой и, частично, добывающей про­мышленности) сдавались в аренду кооперативам, товариществам и другим объединениям. Допускалась концессия, т.е. договора с частными предпринимателями, в том числе с

Советское общество от 1917 г. до начала 50-х годов: формирование и утверждение «казарменного социализма» иностранными фирмами, на эксплуатацию промышленных предприятий, допускались смешанные общества.

Проводя денационализацию, разрешая концессии, аренду, смешанные общества, частную торговлю, власть допускала широкий спектр рыночных отношений, экономиче­ских методов хозяйствования под контролем государства (государственный капитализм).

Таким образом, начавшись с замены продразверстки продналогом, система экономиче­ских мер нового курса расширялась. Их осуществление призвано было обеспечить и вы­ход страны из кризиса, и взаимодействие разных укладов смешанной российской эконо­мики, и продвижение страны вперед к социализму экономическими методами. Концеп­ция продвижения к социализму экономическими методами (через государственный капитализм) породила острые споры в большевистском руководстве по вопросу жизне­способности политики, цель и средства которой не соответствуют друг другу. Однако В.И. Ленин был убежден в возможности разрешения этого противоречия путем установ­ления строжайшего государственного контроля за средствами, их разумной дозировки. Такой замысел требовал укрепления политического режима, поэтому позиция лидера го­сударства относительно пределов отступления в политической и идеологической области была достаточно жесткой. Отдельные шаги по смягчению политического устройства (по­пытка оживить работу Советов; образование союзного государства на договорных нача­лах; реформирование административно-государственного устройства страны и передача части управленческих функций на места) перекрывались шагами противоположного ха­рактера, усилением борьбы против инакомыслия, пресечением попыток «либеральной» трактовки НЭПа. Первыми последствиями введения новой экономической политики ста­ли окончательная ликвидация остатков многопартийности; расширение судебных пре­следований и высылка за границу «идейных противников большевизма»; антицерковный террор; ужесточение внутрипартийного режима.

Правящая партия не была монолитной в своем отношении к НЭПу. Многие рядо­вые члены партии восприняли новый курс как измену идеалам Октябрьской революции; в руководстве партии точке зрения В.И. Ленина на новый экономический курс как на по­ворот в идеологии строительства нового общества противопоставлялся взгляд на НЭП как на смену тактики, а не долговременного стратегического курса. Таким образом, новая экономическая политика с первых минут существования встретила серьезное противо­действие.

Вопрос о развитии страны на путях НЭПа вызывает острые споры среди истори­ков. Одни из них идеализируют и НЭП, и степень успехов, достигнутой страной в ре­зультате его осуществления. Другие (среди них есть и «рыночники» и «антирыночники») концентрируют внимание на критике НЭПа, на анализе его «кризисов», которые, по их мнению, вследствие неразрешимости привели к свертыванию этой политики.

Благодаря новой экономической политике страна успешно решила задачи восста­новительного периода. За четыре года экономические показатели приблизились к пока­зателям 1913 г., с помощью внутренних источников накопления страна смогла перейти к расширенному воспроизводству, приступить к ускоренному развитию промышленности, накормить население, провести успешную финансовую реформу и обеспечить развитие товарно-денежных отношений. Упрочивалось и внешнеполитическое положение Совет­ского Союза. НЭП значительно облегчил СССР прорыв экономической блокады, выход на международные рынки, дипломатическое признание. Введение в оборот червонца, имевшего твердое золотое обеспечение, заметно увеличило внешнеторговый оборот. В 1925 г. Советский Союз вел торговлю почти со всеми крупными странами Запада и

Востока и мог ставить перед своими торговыми партнерами вопрос о кредитах для по­купки промышленного оборудования.

Однако тот факт, что к середине 20-х гг. промышленность и сельское хозяйство приблизились к уровню 1913 г. (года, завершившего предвоенный экономический подъ­ем), не смог скрыть целого ряда экономических и социальных проблем, ставящих под уг­розу будущее новой экономической политики. По уровню развития промышленности страна значительно отставала от большинства развитых западных государств, по- прежнему оставалась преимущественно аграрной. К началу 1926 г. перед промышленно­стью встала значительно более сложная задача, чем в восстановительный период. Необ­ходимостью стало кардинальное обновление промышленного оборудования. Реконст­рукция хозяйства, стрежнем которой должна была стать индустриализация, предполага­ла значительно большие капиталовложения, чем требовалось на восстановление промышленных структур. Однако новая экономическая политика в том виде, в каком она осуществлялась, не обеспечивала необходимых накоплений для дальнейшего индустри­ального развития.

Не менее сложным было положение и в сельском хозяйстве. Восстановление по­севных площадей и валового объема сельскохозяйственной продукции до уровня 1913 г. сопровождалось сокращением товарности крестьянских хозяйств. Такое положение было следствием и изменений в структуре сельского хозяйства, происшедших после револю­ции; и дробления крестьянских хозяйств, вызванного желанием ускользнуть от чрезмер­ного налогообложения; и ошибками государства в кредитовании хлебозаготовок. Паде­ние товарности крестьянских хозяйств вело к сокращению экспорта сельскохозяйствен­ной продукции и импорта промышленного оборудования, в котором так остро нуждалась страна, приступившая к решению задач модернизации. Таким образом, НЭП не избавил страну от проблем, масштабы которых возрастали. Кроме того, процесс вос­становления на базе НЭПа, особенно после смерти В.И. Ленина, был чрезвычайно проти­воречивым. Чем дальше раздвигались рамки НЭПа, тем острее становилась борьба за ог­раничение стихии, рождаемой им. Рыночные основания экономики, усиление стихийно­го фактора, активизация частного капитала в городе и в деревне, дифференциация доходов и рост социальных контрастов - все это создавало серьезные проблемы экономи­ческого и политического характера. Эти объективно рождающиеся проблемы усугубля­лись грубыми просчетами партии и государства в понимании и реализации возможно­стей НЭПа. И это было связано и с глубокой ностальгией по отношению к политике «во­енного коммунизма», и страхом перед набиравшим силу НЭПом, возможной реставрацией капитализма, угрозой потери власти.

В середине 20-х гг. в стране происходит ряд «кризисов». Кризис сбыта промышленно­сти 1923 г., связанный с расхождением цен на промышленные и сельскохозяйственные товары, сильно ударил по финансовой системе государства, поставил под угрозу товарооборот госу­дарственной промышленности и крестьянского хозяйства. Кризис в области торговли в 1924 г., вызванный преждевременным наступлением на частный капитал, расстроил рыночный обо­рот. Диспропорции в развитии города и деревни 1925 - 1926 гг., вызванные непоследователь­ной практикой кредитования хлебозаготовок, обострили товарный голод. Осознание зало­женных в НЭПе опасностей порождало идеи о перестройке всей его системы. Отсюда ожесто­ченная идейно-политическая борьба в партии по поводу дальнейшего развития страны, путей строительства социализма в 1923 - 1929 гг., завершившаяся расправой с инакомыслием в пар­тии и утверждением режима личной власти; отсюда попытка верхушки партаппарата найти некую среднюю линию между продолжением курса на «раздвижку» НЭПа и отказом от него. В решениях партийно-государственного руководства, определяющих хозяйственную

Советское общество от 1917 г. до начала 50-х годов: формирование и утверждение «казарменного социализма» политику страны 1925 - 1927 гг., подчеркивалась необходимость укрепления основ хозяйст­венно-политической системы НЭПа, наращивания рыночных отношений. Одновременно осуществлялись шаги по линии свертывания этих отношений и подмены их административ­ным регулированием. Конец этим «зигзагам» положил хлебозаготовительный кризис 1927 - 1928 гг. («хлебная стачка»). Внеэкономические чрезвычайные меры выхода из него разрушили каналы рыночных связей обмена между промышленностью и сельским хозяйством, что и оз­начало ломку новой экономической политики. Возрождение командно-административных методов управления повлекло за собой ликвидацию НЭПа. Однако «великий перелом» не был чисто верхушечным. В ликвидации НЭПа были заинтересована значительная часть общества, недовольная этой политикой.

Таким образом, нэповская линия в развитии страны была прервана, на смену ей шла стратегия формированного развития, шел сталинский тоталитаризм. Была ли аль­тернатива таком варианту развития? Одни историки считают, что альтернативы не было; другие утверждают, что трансформация НЭПа в рыночную модель была вполне возмож­на. Однако условием такой трансформации мог быть только пересмотр всей концепции новой экономической политики, отказ от представления о НЭПе как временном отступ­лении к капитализму и признание его магистральным путем развития страны и движе­ния к социализму. Пересмотр концепции НЭПа требовал изменения представлений о социализме, о степени его совместимости с рыночными отношениями.

4.4.

<< | >>
Источник: Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов С.А.. ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА: Учебно­практическое пособие / Московский государственный университет экономики, стати­стики и информатики. - М.,2006. - 213 с.. 2006

Еще по теме Россия НЭПовская:

  1. БИБЛИОГРАФИЯ
  2. Приложение 5 Ассоциативно соответствующие/несоответствующие медианазвания
  3. Приложение 8 Информативные/неинформативные медианазвания
  4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  5. Комбинационное(рамановское) рассеяние света
  6. 3.4. Обращения граждан.
  7. Заключение
  8. 9.3. Виды административного принуждения
  9. Общая характеристика исследования
  10. 16.2. Способы обеспечения законности и дисциплины в государственном управлении.
  11. Проблема выявления собственно церковнославянизмов и церковнославяно-русских полисемантов в идиолексиконе Вяземского: некоторые процедуры и результаты
  12. ПРИЛОЖЕНИЕ
  13. Формирование представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьного учителя в 1900-1920 гг.
  14. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  15. Психолингвистический анализ современной медианоминации
  16. 21. Исполнение опекунами и попечителями обязанностей в отношении подопечного. Распоряжение и доверительное управление имуществом подопечного.
  17. Статистика влияния типа грунтов на распространение КРН
  18. 53. Оспоримые сделки: основания, условия, последствия и момент недействительности.