<<
>>

На пути к глобальному кризису (70-е - первая пол. 80-х гг.)

Октябрьский Пленум ЦК (1964 г.) знаменовал собой начало нового витка совет­ской истории. После Сталина и Хрущева правящая бюрократия не жаждала ни репрес­сий, ни реорганизаций, но не стремилась и к демократизации социализма.

Это и обусло­вило политический консерватизм долгого, застойного периода правления Л.И. Брежнева, ставшего новым партийным и государственным лидером.

Все хрущевские новшества были ликвидированы: территориальное управление свернуто, совнархозы снова заменены министерствами, промышленные и сельские рай­комы объединены. Однако новое руководство страны вынуждено было искать пути по­вышения темпов экономического развития. А эта задача не могла быть решена без про­ведения экономических реформ. В 1965 г. началась экономическая («косыгинская») ре­форма, предполагавшая расширение материального стимулирования и самостоятельности государственных предприятий и колхозов, но представлявшая собой набор разрозненных и противоречивых мер, реформа в конце 60-х гг. была «успешно» сведена на нет.

С тяжелым грузом нерешенных проблем страна вступила в 70-е гг., с начала кото­рых стали ухудшаться все главные показатели, характеризующие экономическую эффек­тивность.

От пятилетки к пятилетке снижались объемы производства, национального дохо­да, производительности труда, валового общественного продукта, реальных доходов и покупательной способности населения.

Сужение экстенсивных источников развития общества властно требовало перехо­да к новому типу экономического развития. Однако провозглашенный курс на интенси­фикацию производства остался лишь благим пожеланием. Стремление же испытанными, традиционными, экстенсивными методами сдерживать падение темпов роста вело к не­померным затратам, к новому витку падения фондоотдачи.

Пытаясь улучшить экономическое положение, руководство страны широко ис­пользовало экспортную продажу сырьевых ресурсов - нефти и газа.

На вырученные «нефтедоллары» закупали на Западе оборудование, изделия и предметы легкой про­мышленности, продовольствие. В стране усиливалось влияние «теневой экономики» - нелегального частного сектора, появлялись дельцы подпольного бизнеса.

С каждым годом увеличивалось отставание советской экономики от экономики развитых стран, вступивших в стадию постиндустриального развития. В СССР произво­дительность труда в промышленности была в два раза, а в сельском хозяйстве - в пять раз ниже, чем в США. Однако была одна приоритетная отрасль - военно-промышленный комплекс (ВПК), так называемая «оборонка», позволившая достичь военно-стратегиче­ского равенства (паритета) с США по ракетно-ядерным вооружениям (начало 70-х гг.).

В дальнейшем поддержание этого паритета все более обескровливало, милитаризировало экономику СССР, не давало возможности решать назревшие социальные проблемы.

Огромные средства вкладывались в сельское хозяйство, но эффективность их от­дачи приближалась к нулю. Из постоянного донора деревня постепенно превращалась в непосильное бремя для государства. Повседневным явлением, яркими приметами эпохи были острый дефицит и длинные очереди. Единственным городом, где можно было что- то купить, была Москва, превратившаяся во всесоюзный рынок и громадный магазин. Не изменили положения ни введение агропромышленной интеграции, ни широко разрек­ламированная Продовольственная программа (1982 г.), ни массовая ликвидация «непер­спективных деревень».

Потеря страной динамизма, погружение в состояние застоя происходили под ак­компанемент выдвинутого еще в 1971 г. тезиса об уже построенном в СССР «развитом со­циалистическом обществе». Однако принимаемые руководством страны меры по совер­шенствованию такого «социализма» не могли остановить надвигавшегося краха админи­стративно-командной системы. Брежневское руководство апологетикой социализма, дутыми цифрами, гигантскими прожектами, пропагандистскими кампаниями и юби­леями стремилось отвлечь внимание общества от нараставших негативных процессов, остановить которые путем принятия директивных партийных решений не удавалось.

Не менее острыми были противоречия политического развития. Отказавшись от шагов периода «оттепели» по ликвидации чрезмерной централизации управления, акти­визации общественных организаций, ротации кадров, брежневское руководство способ­ствовало усилению процесса бюрократизации политической системы, укреплению одно­партийности (Конституция 1977 г. закрепила руководящую роль КПСС в обществе), со­средоточению бесконтрольной власти в руках партийного аппарата. Внешне эти процессы прикрывались парадными фразами о развитии демократии. По существу же происходила реставрация политической системы 30-х гг., однако с резким ослаблением «подсистемы страха», которая в сталинский период мешала закостенению системы.

* * *

Консерватизм брежневского режима обусловил прекращение критики культа личности Сталина - возникла угроза реанимации сталинизма и реабилитации Сталина.

В ответ на это возникает феномен инакомыслия, «неучастия во лжи» - диссидент­ство - движение, означавшее увеличение пропасти между властью и обществом, стано­вившееся все более массовым и открытым. Это было правовое и нравственное противо­стояние режиму.

Первыми жертвами борьбы властей с инакомыслием стали писатели А. Синявский и Ю. Даниэль, опубликовавшие за рубежом свои произведения, в которых критиковались советские порядки. Оба были осуждены (судебный процесс над ними стал первым по- слесталинским политическим процессом), но это не остановило диссиденское движение.

Состоялись несанкционированные демонстрации на Красной площади групп ин­теллигентов, протестовавших против советской оккупации Чехословакии (1968 г.), втор­жения в Афганистан (1979 г.). Виднейшими фигурами диссидентского движения были Нобелевские лауреаты: участник войны писатель А. Солженицын и физик, академик А. Сахаров. Они настаивали на выполнении демократических положений Конституции, на соблюдении «прав человека», зафиксированных в подписанных СССР международ­ных документах, разоблачали сталинский тоталитаризм, протестовали против советского военного вмешательства во внутренние дела других государств, гонки вооружений.

КГБ организовал подавление оппозиционного движения путем репрессий: уволь­нения с работы, отправка в тюрьму, вынужденная эмиграция, ссылка, «карательная пси­хиатрия». Диссидентское движение было подавлено, однако это не сняло напряжения в обществе, для которого характерно было полнейшее отчуждение народа от власти. Да и на Западе теперь уже никто не верил в светлый образ СССР как оплот прогрессивного человечества, защитника всех угнетенных.

На этом фоне процветала лишь самодовольная партийная элита - номенклатура, партократия, сплотившаяся вокруг своего дряхлеющего Генсека. Своему окружению Л.И. Брежнев был очень удобен: оно видело в его персоне залог стабильности своего без­бедного (истинно «коммунистического») существования. Партноменклатуру очень уст­раивал не грозный «хозяин», а безобидный и безликий «лидер». Главным делом и стра­стью Л. Брежнева стало не управление государством, а коллекционирование наград и ти­тулов, их было у него около 220 - советских и иностранных, в том числе звание Маршала, семь орденов Ленина, пять звезд Героя. С принятием в 1977 г. новой Конституции «разви­того социализма» он занял и пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР. «Сочинения» Л.И. Брежнева «Ленинским курсом», мемуары, написанные за него литера­торами-невидимками, издавались миллионными тиражами и были обязательны для все­общего повсеместного изучения, удостоились Ленинской премии. Невооруженным гла­зом стало видно, что утверждается культ нового вождя.

* * *

Во внешней политике Л.И. Брежнев продолжил линию своего предшественника, но более «целеустремленно». На международной арене предстояло решать три приори­тетные задачи:

• устранить угрозу распада социалистического содружества, обеспечить еще более тесное сплочение его в политическом, военном и экономическом отношениях;

• нормализовать отношения между Востоком и Западом;

• последовательно поддерживать революционные и национально-освободительные движения во всем мире.

Стратегическая же цель советского руководства - установление мировой гегемо­нии - не изменилась. СССР помог победить коммунистам Вьетнама в их многолетней войне за объединение и независимость (1966 - 1972); силами ОВД в августе 1968 г. задуше­на была «пражская весна» - процесс демократизации в Чехословакии; с помощью СССР руководство Польши ввело в стране военное положение (1981 г.) и подавило оппозици­онное движение «Солидарность».

Но шел также и процесс «официального» охлаждения отношений, отдаления от гегемонистских устремлений СССР ряда стран социалистической системы (Румыния, Китай, Албания).

Для удержания своих позиций в мировом сообществе СССР провозглашает Про­грамму мира - политику разрядки международной напряженности, диалога с Западом, которая привела к заключению ряда соглашений: о признании нерушимости границ в Восточной Европе, об урегулировании статуса Западного Берлина, двусторонней догово­ренности СССР и США по разоружению.

В 1975 г. в Хельсинки состоялось совещание 33-х европейских стран, США и Канады по безопасности и сотрудничеству в Европе, в заключительном Акте признавшее нерушимость

От первых попыток либерализации тоталитарной системы - к смене модели общественного развития существующих границ на континенте и недопустимость применения силы в отношениях ме­жду государствами, подтвердившее необходимость соблюдения прав человека.

Параллельно курсу на разрядку СССР всячески старался расширять свое присут­ствие в «третьем мире», подрывая там влияние Запада.

Смертельный удар по им же провозглашенной политике «разрядки» СССР нано­сит в декабре 1979 г., введя свои войска в Афганистан для защиты там просоветского ре­жима. Мировое общественное мнение резко осудило эту акцию, в том числе и чрезвы­чайная сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Обострилась, усилилась военная конфрон­тация между СССР и Западом. Новый президент США Р. Рейган назвал СССР «империей зла», и в качестве защитной меры против потенциального советского экспансионизма выдвинул программу «стратегической оборонной инициативы» (СОИ). В результате на­ша страна была выведена на такую дистанцию забега в гонке вооружений, которую ее экономика выдержать не смогла.

Многолетняя иллюзорная стабильность, благополучие 70-х - начала 80-х гг. имели по существу тупиковый, стагнационный характер, «брежневщина» оказала на развитие советского общества негативное влияние: в экономике - развал и застой, в политике - ложь, двуличие, коррупция, монополизм КПСС, в душах - цинизм, отчаяние, социальная апатия. Все эти накопившиеся противоречия и нерешаемые проблемы создавали предпо­сылки для углубления всестороннего системного кризиса.

* * *

После смерти Л.И. Брежнева в ноябре 1982 г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран Ю.В. Андропов, ранее возглавлявший КГБ, а затем - Секретари­ат ЦК по идеологии. Он признавал наличие многих нерешенных проблем и необхо­димость перемен, но видел пути их осуществления с помощью жестких администра­тивных мер и вряд ли смог бы провести радикальные шаги по демократизации обще­ства. Курс был взят на преодоление некоторых деформаций социализма, укрепление дисциплины и порядка. Эти мероприятия дали определенный, но временный эф­фект, хотя и зародили в народе надежды на перемены к лучшему. Однако на посту Генерального Секретаря ЦК КПСС Ю.В. Андропов пробыл недолго, в феврале 1984 г он скончался.

Приход к власти старого и больного К.У. Черненко вызвал всеобщее уныние - трудно было представить на высшем посту более неподходящую фигуру. Это означало возврат к брежневской партократической системе, дальнейшей пропаганде идей «разви­того социализма».

Однако в этот период происходит «дозревание» общественного сознания, укреп­ление в нем понимания необходимости радикальных перемен.

5.3.

<< | >>
Источник: Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов С.А.. ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА: Учебно­практическое пособие / Московский государственный университет экономики, стати­стики и информатики. - М.,2006. - 213 с.. 2006

Еще по теме На пути к глобальному кризису (70-е - первая пол. 80-х гг.):

  1. Церковнославяно-русский полисемант жатва
  2. Введение
  3. Макроэкономические факторы
  4. 14. Граждане (физические лица) как субъекты гражданского права и индивидуализирующие их признаки.
  5. Введение
  6. Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве)
  7. 61. Защита субъективных гражданских прав: понятие и основания
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. Общая характеристика исследования
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. § 3. Тенденции правового регулирования криптовалют («виртуальных валют»)
  12. Управление электропроводностью положительного электродного материала
  13. 3.1. Ценностные и коммуникативные основания модели идеального школьного учителя
  14. Славянизм книга и библеизм книга жизни
  15. Опыт интерпретации целого текста. Поэтический некролог «Памяти Авраама Сергеевича Норова» как отображение православного миросозерцания
  16. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  17. 3.1. Основы административно-правового статуса гражданина Российской Федерации.
  18. Двойственность авторского «я» П.А. Вяземского и дуальность поэтического времени
  19. Модернизация представлений о личностных и профессионально важных качествах идеального школьногоучителя в конце ХХ века