<<
>>

ПОЛИТИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВА: ТРУДНОСТИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ (сер. 60-х - начало 80-х гг.)

В 1965 г. была предпринята последняя попытка провести хозяйственную рефор­му в стране. Суть этой реформы, начавшейся в сентябре 1965 г., состояла в следую­щем: а) сокращение плановых показателей, доводимых до предприятий; б) создание на предприятиях фондов материального стимулирования; в) более широкое примене­ние кредита, прибыли и т.п.

Еще до этого решения упразднялись совнархозы и вос­станавливалось отраслевое управление (министерства). «Генератором» реформы был Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин. Еще в марте 1965 г. на Пле­нуме ЦК КПСС был обсужден вопрос «О неотложных мерах по дальнейшему разви­тию сельского хозяйства СССР» и определены пути преодоления отставания этой от­расли - введение твердых планов заготовок на ряд лет, повышение закупочных цен, внедрение хозрасчета и др.

Первые шаги реформы обнадеживали. Восьмая пятилетка (1966-1970 гг.) ус­пешно выполнялась. Но уже через пару лет стало ясно, что «ведомственность», не­хватка подготовленных управленцев, несовершенство показателей и пр. становились серьезным тормозом реформы. Создание поощрительных фондов не могло серьезно стимулировать рабочего, так как премии в среднем составляли 3 % от зарплаты. На­мерения расширить самостоятельность предприятий противоречили усилению адми­нистративных и экономических полномочий министерств.

Добыча западносибирской нефти и фонтаны «нефтедолларов» маскировали про­буксовку реформы. Кроме того, с начала 70-х гг. в СССР разворачивается работа над 15 крупнейшими народнохозяйственными программами (Нечерноземье, БАМ и др.). На фоне величия этих «строек века» говорить о неудачах реформы было как-то не­ловко, молчали и о том, что многое делается на экстенсивной основе, а не за счет по­вышения производительности труда.

Важным социально-экономическим фактором того времени было соцсоревнова­ние, различные почины, юбилейные вахты и т.п. При этом активно пропагандирова­лись передовые методы организации труда, повышалась трудовая активность.

Впро­чем, хватало и формализма, шумихи, парадности, в которой глохли ростки нового. К примеру, так случилось со знаменитым «щекинским методом», суть которого в том, что плановые фонды зарплаты оставались на уровне плана базового года, вся эконо­мия фонда зарплаты, полученная за счет уменьшения численности работников, долж­на поступать в распоряжение предприятия. Девиз щекинцев «Меньше работников - больше продукции». Эксперимент проводился в объединении «Азот» в 1967-1975 гг. В результате данного эксперимента объем производства возрос в 2,7 раза при умень­шении персонала на 1514 чел. Причем, производительность труда увеличилась в 3,4 раза, а зарплата - всего на 45 %. Снижение численности работающих укрепляло дис­циплину, побуждало внедрять новую технику, автоматизацию и т. и., т. е. минусов в эксперименте не было. Однако «метод щекинцев» был «похоронен» системой, по­скольку управленцы оказались не в состоянии решать вопросы, возникающие вслед­ствие перевыполнения планов и высвобождения излишней рабочей силы.

Неблагополучная ситуация сложилась и в сельском хозяйстве. Так, с 1970 по 1980 гг. производственные фонды в этой отрасли выросли на 239 %, производство

удобрений удвоилось и т.д., однако общий объем сельхозпродукции увеличился лишь на 10 %, а продукция растениеводства - только на 4 %. Причины тому - в искорене­нии у крестьянина чувства хозяина, в администрировании, в слабом научном обеспе­чении, в низкой технологической культуре. В итоге сельский труженик перестал ра­ботать, хотя государство периодически повышало закупочные цены, списывало дол­ги, посылало на помощь «шефов» и т.п. Много средств не доходило до собственно производства сельхозпродукции, так как львиная доля денег уходила к мелиораторам, в «Сельхозтехнику», «Сельхозхимию», на благоустройство райцентров и различных контор, переработку продукции и др.

В 1970-е гг. СССР ежегодно закупал за валюту около 10 млн. т. зерна по цене 150 долларов за тонну. А госзакупки производились в среднем по 120 рублей.

Поку­пательная же способность доллара по потребительским товарам была тогда примерно в 4 раза выше рубля. И если бы сельчанам платили за тонну зерна пусть не 600 руб­лей, а хотя бы 200-300, то зерновая проблема в СССР была бы снята.

Рост расходов на оборону, на охрану окружающей среды, на добычу нефти не сопровождался работой по сбережению невосполнимых ресурсов. Руководство огра­ничилось выдвижением лозунга: «Экономика должна быть экономной», однако до всемерной экономии, до разработки материало- и ресурсосберегающей технологии дело не дошло.

Положение в социально-экономической сфере усугублялось неблагоприятной демографической ситуацией, которая ограничивала массовое привлечение новой ра­бочей силы, т. е. привычный метод решения перестал срабатывать. Импорт иностран­ной техники и технологии оказался малоэффективным в силу «долгостроя» и невысо­кой культуры труда.

Внешнеторговый баланс СССР в те годы становится похожим на баланс слабо­развитых стран. Если в японском экспорте доля машин и оборудования составляла 70 %, то в советском - лишь около 10 %, а 70 % экспорта составляло сырье - нефть, газ. Много продавали и оружия. СССР ввозил и оборудование (нередко не самое но­вое), и зерно, и овощи, и ширпотреб, и пр. Минвнешторг не учитывал требования ми­рового рынка, стремление купить побольше и подешевле привело к ухудшению каче­ства продаваемой нам продукции.

Весьма болезненные проблемы возникали в области НТП. Эта сфера требует по­стоянного внимания, творческого подхода и солидных капиталовложений. На XXIV съезде КПСС (1971 г.) обсуждался вопрос о научно-технической революции, о соеди­нении науки с производством. Однако несмотря на принимаемые решения и поста­новления по этому вопросу, должной целеустремленности в решении главных задач НТП не было. Экстенсивный характер развития нашей экономики, наращивание воо­ружений сокращали долю бюджетных расходов на жизненно важные для НТП сферы. Так, в 1970-1984 гг. доля расходов на науку и образование сократилась с 5,5 до 4,6 %. Очевидно, стали сказываться инфляционные процессы, нарастание бюджетного де­фицита. Кроме того, бюрократические рогатки, ограничение финансирования, незаин­тересованность управленцев в постоянном обновлении технологии производства при­водили к тому, что половина научного задела в производство не внедрялась. И это то­гда, когда более 40 % занятых в материальном производстве относились к категории работников ручного труда.

Высококвалифицированный труд постепенно обесценивался, падал престиж ин­женерных профессий, снижались конкурсы в технические вузы. Если в России до

1917 г. инженер получал в 3-5 раз больше рабочего, то в рассматриваемый период зарплата ИТР лишь незначительно превышала зарплату рабочих, и это превышение неуклонно сокращалось.

В народном хозяйстве СССР весьма значительной была доля устаревшего обо­рудования. Если в 1970-1982 гг. в США обновилось 66 % всего оборудования, в стра­нах ЕЭС - 70-75 %, в Японии и Канаде - 82 %, то в СССР - 10-15 %. Эти обстоятель­ства и обусловили растущее отставание от капиталистических стран по про­изводительности труда. Более того, «проморгав» технологическую и информацион­ную фазы НТП, правящая партийно-государственная верхушка обрекла СССР, а за­тем Россию на дальнейшее отставание.

Вместе с тем следует отметить, что снижение ежегодного прироста валового продукта в рассматриваемый период - это не «застой», тем более не развал экономи­ки. Именно в 1970-е гг. восточные районы заметно наращивали свой экономический потенциал. Увеличивалась добыча угля, олова, алмазов. За 1976-80 гг. добыча нефти, газа, алюминия на Дальнем Востоке увеличилась на 90 %. Осуществлялась напря­женная программа жилищного, социально-культурного строительства.

В политической жизни страны в рассматриваемый период заметным событием стало принятие в 1977 г. новой Конституции СССР. В преамбуле Основного закона констатировалось, что в СССР «построено развитое социалистическое общество» и характеризовались его основные черты: нарастание темпов движения общества к коммунизму на основе соединения достижении НТР с преимуществами социализма, создание материально-технической базы коммунизма, рост благосостояния народа и т.п.

Конституция фиксировала общенародный характер государства (депутаты стали именоваться народными), закрепляла «руководящую и направляющую роль» КПСС, являющейся ядром политической системы социалистического общества, подчеркива­ла важную роль общественных организаций в управлении, определяла политику го­сударства в области экономической, социальной и культурной жизни, конкрети­зировала перечень гражданских прав и свобод.

В целом же Конституция 1977 г. явилась законодательным закреплением многих достижений Советской власти во всех областях жизни: политической, экономической, социальной, духовной. В то же время многие конституционные нормы несли печать декларативности, выдавали желаемое за действительное. Так, статья 58 Конституции говорила о возможности обжаловать в суде противозаконные действия должностных лиц. Но реализовать эту возможность, по причине отсутствия соответствующего за­кона, нельзя было вплоть до 1987 г., т. к. конституционное право не имело конкрет­ной проработки и не могло быть реализовано. Все более обюрокрачивались государ­ственные и общественные структуры. Роль Советов, их контролирующие функции ослаблялись. Нарушались взаимоотношения партийных, советских и хозяйственных органов. Закон все чаще подменялся подзаконными актами. Только в управлении на­родным хозяйством действовало около 200 тыс.(!) приказов, инструкций, положений и т. и., нередко противоречащих Конституции, закону и друг другу.

КПСС не могла противостоять административно-командной системе, поскольку сама была ее важным звеном, а в руководящем партийном аппарате также шел про­цесс обюрокрачивания. Усилия честных коммунистов по оздоровлению обстановки в стране и партии не приводили к успеху. В прессе многие видные тогда (процветаю­щие и ныне) журналисты без всякого стеснения славословили Брежнева и преимуще­ства социализма.

Концепция «развитого социалистического общества» оправдывала все сущест­вующее в реальности, за исключением «отдельных недостатков», и позволяла ото­двинуть обещанную коммунистическую перспективу на неопределенное время. При этом анализ реальных противоречий подменялся цитатами из работ и речей Брежнева, услужливая статистика подыскивала нужные цифры. Разрыв между пропагандой и реальностью питал массовый скептицизм, недоверие к партийно-государственной по­литике и ее творцам. Исподволь началось оправдание сталинщины. Из печати стали исчезать всякие упоминания о нарушениях законности, о репрессиях периода культа личности. В угоду ресталинизации искажалась правда о событиях предвоенного, во­енного и послевоенного периодов. Одновременно возвеличивалась роль Брежнева. К концу жизни он имел звание маршала, 7 орденов Ленина и 5 звезд Героя Советского Союза и Социалистического Труда, около 200 других зарубежных и отечественных медалей. Главный идеолог М. А. Суслов пытался потоком славословий в адрес Бреж­нева организовать культ его личности.

В социальной и культурной областях в этот период произошли зримые позитив­ные перемены. Последовательно росли доходы всех социальных групп, улучшено пенсионное обеспечение, повышались стипендии - в вузах на 25 %, в средних специ­альных учебных заведениях на 20 %, увеличены пособия по беременности и родам. В 1970-е гг. построено жилья столько, сколько его было у городского населения в нача­ле 1960-х гг.

К середине 1970-х гг. в основном завершился переход к всеобщему среднему об­разованию. Велось активное строительство средних школ. За 1970-е гг. их было по­строено 12 тыс. Увеличилось число вузов. Много внимания уделялось повышению качества образования. Советские ученые в 1970-е гг. имели авторитет и приоритет в разработке важных научных направлений («Токамак-10», «Марс-2», «Венера-8»), Од­нако достижения в области космонавтики оказывались весьма дорогостоящими и не всегда способствующими решению земных проблем.

Дальнейшее развитие в этот период получили литература и искусство. Ряд по­становлений ЦК КПСС способствовал этому («О мерах, по дальнейшему развитию советской кинематографии», «О работе с творческой молодежью» и др.). Однако и в сфере культуры все более укоренялись негативные явления: догматизм, парадность, уход от реальных проблем и пр. Остаточный принцип финансирования этой сферы погубил многие здоровые ростки. В секретариате ЦК КПСС в то время вопросами идеологии и культуры ведал М. А. Суслов, олицетворявший собой незыблемость по­стулатов марксизма-ленинизма и умение лавировать при всяком режиме. В составе секретариата он был с 1947 г. и вплоть до смерти в 1983 г.

Идеологии неосталинизма объективно противостояло творчество Ф. Абрамова, В. Белова, В. Высоцкого, Н. Думбадзе, Б. Можаева, Ю. Трифонова, В. Шукшина и др. Растущие противоречия между властью и обществом отражались в движении так на­зываемых диссидентов, которое включало в себя правозащитное течение (также не­однородное), еврейское движение за свободу эмиграции, движение крымских татар за возвращение на родину и др. Диссиденты блокировались с религиозным движением, издавали сборники, статьи (самиздат) и т. и. Для некоторых диссидентов «драка» с государством была самоцелью, отдельные - получали солидную денежную поддерж­ку из-за рубежа за выполнение особых поручений, но многие диссиденты были ис­кренне озабочены состоянием дел в СССР (А. Марченко, А. Сахаров и др.). История диссидентства в России требует своего дальнейшего изучения.

В целом, социально-экономическое и политическое развитие страны в рассмат­риваемый период характеризуется нарастанием кризиса, в котором повинны прежде всего властные структуры, в том числе и правящая партия, точнее, ее руководство. К началу 80-х гг., наверное, ни в одной стране и ни в одной партии не было такого пре­старелого руководства. Старцы из брежневского руководства уже и не могли видеть растущее отставание СССР, тем более принять энергичные меры для преодоления этого отставания. Номенклатурный подход, подбор кадров на основе личной предан­ности и родства порождали бездеятельность, коррупцию.

При бесконтрольности за «первыми лицами» плодились разложение, хищения, взаимонаграждения и т.п. Идеология приобретала «помпезно-юбилейные» черты. Ключевыми словами пропаганды были следующие обороты: «возрастание ру­ководящей роли партии», «усиление идеологической борьбы», «верность марксизму- ленинизму» и т.п. Коррумпированность и некомпетентность руководства, «теневая экономика», сокращение продолжительности жизни, рост детской смертности оказа­лись запретными темами.

После смерти Л. И. Брежнева (10 ноября 1982 г.) во главе партии и государства стал Ю. В. Андропов. Стержнем внутренней политики с этого времени стало стрем­ление покончить хотя бы с наиболее вопиющими явлениями бесхозяйственности, коррупции, расточительности. В своих выступлениях и работах Андропов признавал наличие нерешенных проблем и противоречий, он говорил, что мы плохо знаем обще­ство, в котором живем. Высший эшелон власти стал очищаться от наиболее одиозных фигур (Щелоков, Медунов и пр.). Однако серьезная болезнь и смерть Андропова (февраль 1984 г.) помешала дальнейшему оздоровлению страны.

Деятельность Ю. В. Андропова вызвала озабоченность консервативного боль­шинства в политическом руководстве страны. На пост Генерального секретаря ЦК КПСС был проведен друг и соратник Брежнева К.У. Черненко, чрезвычайно больной человек. Сразу же возродились самые худшие традиции брежневских времен, были свернуты все меры по оздоровлению экономики, отменен Пленум ЦК по вопросам научно-технического прогресса. В газетах опять поднялся шум о небывалых дости­жениях «реального социализма». Однако этому фарсу история отвела всего год с не­большим. С весны 1985 г. СССР вступил в новый этап.

Подытоживая сказанное, следует подчеркнуть сложность и неоднозначность предперестроечного двадцатилетия. При общем росте производства этот период оз­наменован последовательным снижением темпов прироста, отставанием качествен­ных показателей, снижением социальной ориентации экономики.

Отсутствие гласности, переоценка степени социально-экономического продви­жения советского общества, непомерное восхваление тогдашнего руководства и про­чие ошибки и неблаговидные явления наносили огромный нравственный ущерб наро­ду и партии, разлагали власть предержащих, порождали везде и во всем пресловутый двойной стандарт. Упование на автоматизм в реализации преимуществ социализма привело не к снятию противоречий, а к их накоплению и обострению.

Нарастание кризисных явлений происходило во всех сферах жизни, в том числе и в партийной среде (номенклатура, комчванство, непрофессионализм и пр.). КПСС, будучи несущей конструкцией административно-командной системы, не смогла пре­дотвратить кризис в обществе. Историческая ответственность за это ложится прежде всего и в большей степени на властные партийно-государственные структуры, чем на миллионы честных коммунистов.

<< | >>
Источник: Отечественная история: Учебное пособие/Под ред. Л. Н. Булдыгеровой, Н. Т. Куди­новой, С.М. Нечитайлова. - Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн, ун-та,2004. - 193 с.. 2004

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВА: ТРУДНОСТИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ (сер. 60-х - начало 80-х гг.):

  1. АЛИМХАНОВА РОЗА КЕНЖЕЕВНА. Экономическое развитие территориальных природно­рекреационных систем на основе повышения эффективности инвестиций. Диссертация на соискание степени доктора философии PhD. Алматы, 2019, 2019
  2. Карецкий Алексей Юрьевич. Развитие методики формирования бухгалтерской (финансовой) отчетности организации в соответствии с требованиями МСФО. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Ростов-на-Дону - 2014, 2014
  3. 38. Акционерное общество как участник гражданских правоотношений.
  4. 36. Гражданско-правовое положение обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью.
  5. КРАСНИКОВ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ. Система национально-регионального управления в Российской империи (вторая половина XVII - начало XX вв.). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Новосибирск - 2019, 2019
  6. Экономический подход
  7. Вид экономической деятельности
  8. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  9. Антонова Екатерина Няимовна. Оценка ставки восстановления по корпоративным облигациям российских эмитентов. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2013, 2013
  10. ДРОБЫШЕВА ВЕРА ВЛАДИМИРОВНА. ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Тамбов - 2004, 2004
  11. Понятие «идеальный школьный учитель» в истории развития американской педагогической мысли
  12. Влияние термоциклических процессов на развитие КРН
  13. Повышение развитости поверхности электродных материалов
  14. Пример развития дефекта КРН, приведшего к аварии
  15. Анализ текущего состояния и перспектив развития российского рынка корпоративных облигаций