<<
>>

Особенности пореформенного развития России. Общественно-политическая борьба вокруг проблемы исторического выбора на рубеже веков

Реформы середины XIX столетия положили начало этапу капиталистической мо­дернизации страны по западному образцу. Перед Россией стояла проблема коренного обновления и усовершенствования важнейших сфер жизни, перехода к индустриально­му обществу такого типа, который уже утвердился в передовых странах Европы и Север­ной Америке (странах первого эшелона капитализма).

Осуществляя вариант догоняющей модернизации, Россия на рубеже XIX - XX вв. должна была решить комплекс задач. В сфере народного хозяйства речь шла о создании индустриальной структуры экономики; о формировании новой инфраструктуры; о пе­реходе к системе рыночных отношений. В области политических отношений стояла за­дача либерализации и демократизации общественных структур, создания институтов правового государства. Однако эти вопросы решались сложно и противоречиво. Эконо­мическая и политическая отсталость страны, необъятные просторы, пестрый этнический состав, многоукладность, низкий уровень культуры порождали серьезные трудности. Кроме того, в силу особенностей обществ второго эшелона капитализма, к которым отно­силась Россия, модернизация встречалась здесь с особыми препятствиями. Догоняющий характер развития порождал скачкообразность, разрыв между различными структурами общества, диспропорции. Процесс капиталистического развития форсировался, что

приводило к значительному социальному напряжению, общественным противоречиям и конфликтам. Особенностью российской модернизации был ее «верхушечный» характер. Основной силой, обеспечивающей развитие общества по капиталистическому пути, было государство. Однако будучи по своему социальному происхождению и социальным сим­патиям силой далеко не буржуазной, оно не способно было к последовательным шагам. Процесс модернизации шел с хроническим отставанием и запозданием по отношению к требованиям времени, затягивался, на смену реформам шли контррефомы.

Осуществляя модернизацию, власть одновременно стремилась к расширению своих прерогатив, к со­хранению полноты самодержавья, не желала допускать уступок конституционным на­строениям. Ответом на это был рост оппозиционных настроений в обществе. В результа­те этап капиталистической модернизации России ознаменовался сменяющей друг друга чередой реформ и революцинных всплесков.

* * *

Реформы 60 - 70-х гг. вызвали резкое ускорение процесса капитализации россий­ской экономики. За сорок пореформенных лет страна добилась результатов, которых пе­редовые государства добивались столетиями. В России завершился промышленный пере­ворот, быстрыми темпами росла тяжелая индустрия, объем промышленного производст­ва увеличся за эти годы в 7 раз; быстрыми темпами осуществлялось железнодорожное строительство; росла товарность сельского хозяйства. К 1900 г. Россия по абсолютным объемам промышленного производства вышла на пятое место в мире.

Положение запоздавшей и догоняющей страны позволило России использовать опыт передовых стран, видоизменяя и сокращая необходимые этапы развития. В резуль­тате аналогичные с Западом процессы протекали в своеобразной форме. В отличие от традиционной европейской последовательности развития, в соответствии с которой аг­рарный переворот был следствием буржуазных революций и предшествовал промыш­ленному перевороту, в России промышленный переворот начался за 20 лет до буржуаз­ной революции, а аграрный переворот так и не завершился. Интенсивное строительство железных дорог в России, развернувшееся сразу после отмены крепостного права, скорее открывало промышленный переворот, чем завершало его, как это было на Западе. В иной последовательности, чем на Западе, происходило в России формирование кредитной системы. Она начала складываться путем создания крупных банков, а рост средних и мелких учреждений, с которых начиналось развитие кредитной системы на Западе, пришелся на более позднее время.

Специфическим для России был ускоренный рост некоторых отраслей тяжелой промышленности и железнодорожного строительства путем прямого государственного вмешательства (таможенное покровительство, протекционизм, государственные заказы по ценам выше рыночных, субсидии), а также путем широкого привлечения иностранно­го капитала.

Характерным для России рубежа XIX - XX вв. была высокая концентрация и монополизация производства, сращивание банковского капитала с капиталом промыш­ленным как результат финансирования банками российской промышленности. Одним из руководителей финансовой и экономической политики России, сыгравших важную роль в осуществлении промышленной модернизации страны, был С.Ю. Витте. Прове­денная им в 1897 г. финансовая реформа обеспечила переход страны на золотое обраще­ние, укрепила позиции рубля и обеспечила его конвертируемость. Витте последователь­но проводил политику утяжеления структуры промышленности и с этой целью широко шел на заграничные займы, смело ставил вопрос о переходе на прямые иностранные ин­вестиции, шел на введение серии косвенных налогов.

Западный капитализм сумел вооружить Россию приемами и средствами для рывка вперед, для обновления. Однако это обновление коснулось далеко не всех сфер народного хо­зяйства. В экономике страны имелись огромные диспропорции. Наряду с современными фаб­риками и заводами существовали тысячи предприятий, находившихся на мануфактурной стадии. Весьма высок был удельный вес докапиталистических форм промышленности.

Сохранившиеся после реформы 1861 г. помещичье землевладение и общинный уклад сдерживали развитие капиталистических отношений в аграрном секторе. Крепо­стнические помещичьи хозяйства, хотя и перерастали постепенно в буржуазные, но про­цесс этот шел медленно и трудно. Прикрепление к общине, круговая порука, малоземе­лье тормозили процесс формирования крестьян-собственников. Община же нищала и деградировала.

В значительно меньшей степени, чем крупных промышленных центров, модерни­зация коснулась провинции. Некоторые окраинные народы, входившие в состав России, едва начинали втягиваться в капиталистические отношения. Таким образом, капитали­стическая эволюция затрагивала далеко не все население страны. В результате в России произошло своеобразное наложение друг на друга разных исторических эпох. Новые от­ношения, новые противоречия, новые стандарты мышления и модели поведения скла­дывающегося капитализма накладывались на отношения и неустраненные противоре­чия, представления и нормы традиционного феодального общества. Характер склады­вающегося в России капитализма в значительной степени определялся многочисленными пережитками феодализма.

Специфика экономического развития пореформенной России породила и специ­фику развития социальных и политических процессов. Менялся социальный облик ста­рых докапиталистических классов. Экономическая роль поместного дворянства, медлен­но перестраивающего свое хозяйство на капиталистический лад, постепенно снижалась. В то же время в социальной жизни, в сфере государственного управления представители дворянства - прежде всего владельцы крупных латифундий - сохраняли ведущую роль. Внутри старого патриархального крестьянства под влиянием развития капитализма шел процесс расслоения, сдерживаемый, однако, глубокими пережитками крепостничества в правовом положении этого класса пореформенной России.

Капиталистическая модернизация ускорила темпы роста торговой и промышлен­ной буржуазии, значение которой в экономической жизни страны возрастало вместе с развитием капитализма. Постепенно увеличивалась и роль буржуазии в общественно­политической жизни. Но по сравнению с дворянством ее социальная роль была значи­тельно меньшей. Русская буржуазия вследствие насаждения капитализма «сверху» мед­ленно консолидировалась в класс, предпочитая своим общеклассовым интересам группо­вые, политике дальнего прицела политику сиюминутных выгод. Результатом промыш­ленного переворота было формирование нового общественного класса - промышленного пролетариата. Концентрация производства в России, жестокая эксплуатация периода первоначального накопления капитала ускорили консолидацию пролетариата в масшта­бах всей страны. Формирующийся из крестьянства, воспитанного в духе общинного кол- лекивизма, этот класс легко поддавался организации. В связи с этим российский пролета­риат раньше, чем буржуазия, появился на политической арене.

Своеобразие социальной структуре страны придавала разночинская интеллиген­ция, которая в отличие от прежней, дворянской, не принадлежала к господствующей верхушке и не имела доступа к власти. Обостренное восприятие самодержавно­бюрократического произвола способствовало возникновению и распространению в ее среде революционных идей.

Несмотря на существенные сдвиги, социальная структура российского общества оставалась архаичной по сравнению с обществами других индустриальных стран. В нем сохранились черты сословности, имел место огромный социальный и культурный разрыв между «верхами» и «низами» общества.

На рубеже XIX - XX вв. Россия оставалась абсолютной монархией. Контрреформы 80 - 90-х гг., проведенные в период царствования Александра III (1881 - 1894 гг.), оказа­лись серьезной преградой на пути наметившейся модернизации государственного строя. В результате самодержавие, феодальная государственность, феодальная политическая культура получили мощное законодательное подкрепление. Политика сохранения и ук­репления самодержавной власти исключала возможность реформирования существую­щего режима, препятствовала модернизации политической и социальной областей.

Противоречия экономического и социально-политического развития России вто­рой половины XIX - начала XX вв. остро ставили проблему выбора путей общественного развития, вокруг которой развернулась ожесточенная борьба между консерваторами- охранителями, отстаивающими незыблемость сословно-монархической системы, и сто­ронниками модернизации страны. К середине XIX столетия в России оформились два течения общественной мысли, выражающие взгляды сторонников коренных изменений общественно-политического строя: либеральное и революционно-демократическое. Ли­беральный лагерь, начавший оформляться в России накануне реформы 1861 гг. и ориен­тировавшийся на западный путь развития, на общеевропейские гражданские ценности, сумел обеспечить серьезный сдвиг в деле модернизации страны и эволюции государст­венного строя в сторону буржуазной монархии (реформы середины XIX в). Его идеологи К.Д. Кавелин и Б.Н. Чичерин защищали идеи абсолютной ценности человеческой лич­ности, правового порядка, приоритетности закона перед политической властью. Осуще­ствление своих требований (свобода совести, гласность, независимость суда, свободное проявление частной инициативы) идеологи либерализма связывали с идеей сильного го­сударства, способного к осуществлению либеральной программы. Таким сильным госу­дарством, по их мнению, в то время являлась исторически сложившаяся власть - само­державие. Идеологи российского либерализма выступали против любых попыток на­сильственных изменений, стремились к гражданскому согласию как важнейшему условию мирного обновления общества. Однако и в период подготовки, и в период проведения реформ и в пореформенный период либеральный лагерь подвергался мощному давлению как справа (консервативное дворянство), так и слева (радикальная интеллигенция). В результате он начал утрачивать свое влияние, не сумев противо­стоять контрреформам.

Укреплению либерализма в пореформенной России мешало запоздалое развитие политической активности буржуазии. Главной опорой в борьбе за дальнейшие реформы в этих условиях становились земские учреждения, а носителем идей либерализма - пред­ставители поместного дворянства, игравшие важную роль в органах земского и городско­го самоуправления.

Для земского либерального движения пореформенного периода был характерен процесс медленной эволюции в сторону выдвижения более смелых политических требо­ваний, побуждающих самодержавие к дальнейшим шагам по пути реформирования страны, расширения прав и свобод личности, местного самоуправления. Однако при этом самодержавие признавалось положительным явлением русской жизни.

Глубокие социально-экономические сдвиги, происходившие в стране в конце XIX - на­чале XX вв., предопределили образование нового конституционалистского направления в ли­беральном движении. Раскол движения положил начало вытеснению дворянского

либерализма неолиберализмом, в котором все громче звучали голоса представителей российской буржуазной интеллигенции (П. Струве, П. Милюкова, В. Набокова, П. Новгородцева, С. Муромцева и др.). Интеллигенция внесла существенный вклад в дальнейшее развитие либеральной доктрины (развитие идеи правового государства), обогатила либеральную политику элементами демократизма и социального реформа­торства. Идеологи нового либерализма, выступая за более высокие темпы и эффектив­ность капиталистической модернизации, остро осознавали возрастающее несоответствие между потребностями развития страны и отжившим свой век царским самодержавием, глубину социальной поляризации общества. Следствием этого стал переход от защиты самодержавия к пропаганде идей конституционной демократии (конституционной мо­нархии с всеобщим избирательным правом; осуществления всего комплекса демократи­ческих свобод), выдвижение ряда экономических и социальных требований в поддержку рабочих и крестьян.

Одновременное развитие либерализма с набиравшим силу социал- демократическим движением, теоретической основой которого был марксизм, обуслови­ло влияние революционного социализма и на выработку концептуальных идей неолибе­рализма, и на характер его социально-политических требований. Это было связано с одинаковым видением и неолибералами, и социал-демократами коренных противоречий современного им капитализма. Однако пути и методы разрешения этих противоречий представлялись совершенно по-разному. Отрицая любые формы революционного экс­тремизма, неолиберальная интеллигенция видела задачу российского либерализма в том, чтобы помочь России найти средний путь политического развития, удачно проскольз­нуть между реакцией и революцией, прийти к идеалам социальной справедливости только демократическим путем на основе правового государства.

Либеральная интеллигенция стала ядром оформившейся в начале XX в. (1903 г.) неолиберальной организации «Союза освобождения», теоретическая и практическая деятельность которой усиливала процесс дальнейшей европеизации российского ли­берализма.

С середины XIX столетия в России набирает силу и революционно-демократиче ское движение. Основным носителем революционно-демократического мировоззрения становится разночинская интеллигенция. Не имея из-за своего происхождения доступа к власти, возможности заниматься законной политической деятельностью, разночинская интеллигенция оказалась той средой, в которой интенсивно начали распространяться революционные идеи, готовиться кадры революционеров. Признанными вождями рево­люционно-демократической интеллигенции конца 50 - начала 60-х гг. XIX в. были А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский - теоретики русского общинного социализма, зало­жившие основы народничества. Идеи Герцена о праве крестьян на землю, об уравни­тельном разделе земли, об использовании общинного принципа для социалистического строительства, об освобождении общины от удушающего ига власти получили дальней­шее развитие в трудах Н.Г. Чернышевского, тоже рассматривавшего общинную органи­зацию, соединяющую личные интересы с общественным характером производства, как исходный пункт будущего социалистического строя. Теоретики крестьянского общинно­го социализма обосновали возможность отличного от Западной Европы некапиталисти­ческого развития России от крестьянской общины до социализма.

Этот путь, по их мнению, совсем не обязательно должен был сопровождаться ре­волюционными потрясениями. Однако теория общинного социализма была воспринята разночинской интеллигенцией, особенно ее радикальными слоями, как призыв к рево­люционному действию. Свою цель они видели в освобождении России от самодержавия

и деспотизма путем социальной революции, которая и обеспечит благоприятные условия перерастания общинного строя в социалистический. Стремление интеллигенции к за­щите народа, ее преклонение перед народом, осознание «вины» и неоплатного «долга» образованных слоев общества перед народом закрепили и за идеологией, и за движением разночинской интеллигенции название народничества.

В 60-е гг. народники начинают революционную пропаганду, создают первые кружки, тайные общества. Их традиции продолжают революционеры 70-х гг. В револю­ционном народничестве 70-х гг. существовали различные течения: бунтарское, пропа­гандистское, заговорщическое, представленные именами М. Бакунина, П. Лаврова и П. Ткачева. Разделяя теоретические взгляды своих предшественников, новые идеологи народничества сосредоточили свое внимание на осмыслении конкретных путей осущест­вления социальной революции, роли революционной интеллигенции и народа в этом процессе, формах будущего политического устройства. Теоретическая деятельность рас­сматривалась народниками как подготовительная деятельность, предшествующая пропа­ганде среди крестьянства. Массовый характер такая пропаганда приобрела в середине 70-х гг., когда революционная молодежь предприняла хождение в народ. Результаты движения оказались ничтожными: крестьяне остались равнодушными к призывам рево­люционеров. Неудачи хождения в народ привели к перелому и в практике, и в сознании революционной части народников, которые перешли к созданию тайных революцион­ных организаций, к политической борьбе, тактике индивидуального террора, рассчиты­вая с его помощью дезорганизовать правительство и вызвать революционный взрыв. Убийство Александра II (1 марта 1881 года) обернулось казнью главных организаторов покушения, многочисленными арестами, разгромом революционной организации «На­родная воля». Революционное народничество вступило в полосу глубокого кризиса.

Кроме сторонников исключительно насильственных революционных мер, сре­ди народников были и приверженцы мирного, эволюционного пути развития России (либеральное народничество). В 70-е гг. (в период господства революционного народ­ничества) это течение не играло заметной роли. Однако сделалось преобладающим в 80 - 90-х гг., когда революционное народничество переживало глубокий идейный кризис и эволюционировало в либеральное течение, выступившее за мирный про­гресс в рамках законности.

Разгром «Народной воли» тем не менее не ликвидировал народовольческого тече­ния в русской общественной жизни. Подпольные леворадикальные кружки и группы пытались объяснить причину неудач не доктринальными построениями, а ошибочной практикой, чтобы в дальнейшем продолжить героические традиции семидесятников и «Народной воли». Из остатков этих народовольческих групп в начале XX в. (рубеж 1901­1902 гг.) образовалась партия социалистов-революционеров (эсеров), ставшая партией крестьянской демократии. Теоретическая платформа этой партии складывалась путем соединения неонародничества с отдельными положениями марксизма. Для террористи­ческой борьбы при партии эсеров была создана специальная боевая организация, «про­славившаяся» в начале ХХ столетия серией громких террористических актов.

В условиях кризиса революционного народничества в русском революционном движе­нии утверждается новое марксистское течение, связанное с именем Г.В. Плеханова (бывшего народника, тайно выехавшего за границу в 1880 г.). Изучение Плехановым марксизма, знаком­ство с западноевропейским рабочим движением, анализ перемен в социально-экономическом строе России, происшедших со времени крестьянской реформы, переосмысление опыта рус­ского революционного движения привели его к пересмотру своих прежних теоретических ус­тановок. Г. В. Плеханов приходит к выводу об ошибочности народнической доктрины

о некоем самобытном, некапиталистическом пути развития России; утверждается в мысли, что капитализм представляет собой необходимый этап эволюции человечества. Он по-прежнему считает, что социализм неизбежен, но путь к нему лежит не через крестьянскую общину, а че­рез революционную борьбу пролетариата, который придет к политической власти в результа­те социалистической революции.

Марксистское течение получило оформление с момента создания Г.В. Плехановым группы «Освобождение труда» (1883 г.), приступившей к пропаганде и распространению мар­ксизма, к разработке программных положений российской социал-демократии. В 80 - 90-е гг. в разных городах России возникают социал-демократические кружки и группы, марксистские положения увлекают социалистически ориентированную интеллигенцию.

Распространение марксизма в России явилось следствием процесса модернизации страны, утверждения в сознании интеллектуальной элиты общества необходимости сле­дования западно-европейской модели исторического развития. Распространение мар­ксизма отражало процесс европеизации русской общественной мысли.

Среди сторонников марксизма в этот период оказались и представители утвер­ждающейся социал-демократии, и будущие либералы - «легальные марксисты», позже порвавшие с социал-демократией. Однако марксизм ими воспринимался по-разному. Ес­ли первые абсолютировали революционно-политическую сторону марксизма, брали на вооружение идею неизбежной социалистической революции и установление диктатуры пролетариата, то вторые увлекались философией экономического материализма, ре­формистской стороной марксизма.

Утверждение в России воинствующего марксизма, начало которому положил Г.В. Плеханов, продолжил В.И. Ленин. Став марксистом, признав тезис о рабочем классе как основной преобразующей силе общества, В.И. Ленин сыграл огромную роль в рас­пространении марксизма, в его соединении с рабочим движением, в создании россий­ской социал-демократии. В результате его целенаправленной работы по сплочению раз­розненных социал-демократических кружков и групп была создана российская социал- демократическая рабочая партия - РСДРП (процесс формирования партии, охвативший 1898 - 1903 гг., завершился на II съезде РСДРП). Свою ближайшую цель эта партия видела в свержении царизма и установлении демократической республики; конечную - в уста­новлении диктатуры пролетариата и построении социалистического общества.

Однако с самого начала в РСДРП возникли две фракции - крайне левых радика­лов (большевиков), изначально нацеленных на захват власти, и умеренных марксистов (меньшевиков), ориентировавшихся на опыт западных социалистических партий.

Таким образом, в начале XX в. почти одновременно в России возникли две партии социалистической ориентации - социалистов-революционеров и социал-демократов, вы­ступавших за насильственное разрушение старого политического и социального поряд­ка, за построение социалистического общества. Однако эти партии принципиально раз­личались своим видением хода революционной борьбы, реализации социалистического идеала, да и сам социализм понимали абсолютно по-разному.

<< | >>
Источник: Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов С.А.. ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА: Учебно­практическое пособие / Московский государственный университет экономики, стати­стики и информатики. - М.,2006. - 213 с.. 2006

Еще по теме Особенности пореформенного развития России. Общественно-политическая борьба вокруг проблемы исторического выбора на рубеже веков:

  1. СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТАЛЛА ВОКРУГ СТРЕСС-КОРРОЗИОННЫХ ДЕФЕКТОВ И ВЛИЯНИЕ НЕМЕТАЛЛИЧЕСКИХ ВКЛЮЧЕНИЙ НА РАЗВИТИЕ И МОРФОЛОГИЮ ТРЕЩИН
  2. 6.3. Общественные объединения: понятие, виды. Права, обязанности и ответственность общественных объединений в сфере государственного управления.
  3. История России: учебное пособие / под ред. Л. Н. Булдыгеровой, Н. Т. Кудиновой, - Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та,2013. - 167 с., 2013
  4. Государство и право дореволюционной России. ЛЕКЦИЯ, 2019
  5. Лекция 6. Предприятия, учреждения, организации и общественные объединения как субъекты административного права.
  6. Социокультурная обусловленность обращения к проблеме идеального школьного учителя в американской педагогической мысли
  7. 1.1. Масштаб и история изучения проблемы стресс-коррозии (КРН)
  8. Проблемы изучения коммерческой номинации в лингвистике
  9. Языковые особенности современной медианоминации
  10. 10. Гражданское правоотношение: понятие, особенности и виды.
  11. Особенности конструктивных решений вентилируемых фасадов с воздушными пространствами
  12. Проблема выявления собственно церковнославянизмов и церковнославяно-русских полисемантов в идиолексиконе Вяземского: некоторые процедуры и результаты
  13. 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ КРН НА МАГИСТРАЛЬНЫХ ГАЗОПРОВОДАХ
  14. 1.4. Социокультурные факторы, обусловливающие особенности функционирования славянизмов в поэзии Вяземского
  15. 3.5. Особенности административно-правового статуса иностранных граждан и лиц без гражданства.
  16. 42. Особенности участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях.