<<
>>

МЕСТО РОССИИ СРЕДИ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

В течение большей части XX столетия в отечественной исторической науке гос­подствовал так называемый формационный подход. Соответственно и место России во всемирной истории определялось с точки зрения принадлежности ее к одной из общественно-экономических формаций.

В последнее время активно стал применяться иной подход - цивилизационный. Наука о цивилизациях является на сегодня одним из признанных и влиятельных направлений общественной мысли. В ее развитие вне­сли свой вклад многие видные представители общественно-гуманитарных наук: Н. Данилевский, М. Вебер, О. Шпенглер, П. Сорокин, А. Тойнби и др. Оба подхода не исключают друг друга, поскольку высвечивают разные стороны всемирно- исторического процесса. Понятие формация отображает его временной срез, это по­нятие стадиальное, а не региональное (в одном регионе может смениться несколько формаций, общества разных регионов в одно и то же время могут принадлежать к од­ной формации). Понятие цивилизация может нести в себе временной аспект, но толь­ко в рамках региона (в таком-то регионе одна цивилизация может сменить другую); главным же образом это понятие отображает пространственный срез истории (в раз­ных регионах - разные цивилизации). В рамках одной формации могут существовать одновременно несколько цивилизаций, с другой стороны, одна цивилизация может пройти несколько формационных стадий.

Кроме того, между понятиями формация и цивилизация существует другое фун­даментальное отличие - в сфере общественного бытия. Понятие формация отобража­ет в первую очередь социально-экономический строй общества (культурные явления никогда не поддавались попыткам втиснуть их в формационное деление), в то время как цивилизация - главным образом историко-культурный феномен. Как в современ­ных исследовательских трудах, так и в публицистике постоянно присутствуют тер­мины «русская цивилизация» и «российская цивилизация».

Однако не исчезли из употребления и термины формационного порядка «русский феодализм», «российский капитализм». Чтобы определить место российского исторического процесса в миро­вой истории, необходимо, прежде всего, уточнить принципы выделения цивилизаций и формаций и их взаимоотношение.

В так называемую пятичленную схему формационного развития человечества - первобытнообщинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм, коммунизм - всемирная история не вписывается. Во-первых, выявилась значительная специфика так называемых восточных обществ в сравнении с европейскими (теория формаций была сформулирована К. Марксом как обобщение исторического пути Европы). Если в истории Европы важной гранью является середина первого тысячелетия нашей эры (гибель Римской империи, Великое переселение народов, формирование средневеко­вых государств), то на Востоке такого рубежа не обнаруживается. Во-вторых, выяс­нилось, что рабский труд не был основой производства в античном обществе.

По вопросу о том, какие цивилизации могут быть в истории человечества, в нау­ке нет единого мнения. Во многом это связано с укоренившейся традицией в класси­фикации цивилизаций. Признается необходимость многоуровневого подхода. Поня­тие цивилизация применяется как всемирная цивилизация, континентальная, регио­нальная, национальная, локальная.

Мы примем следующее определение цивилизации. Цивилизация - это «социо­культурная общность, формируемая на основе универсальных, то есть сверхлокаль­ных ценностей, получающих выражение в мировых религиях, системах морали, пра­ва, искусства. Эти ценности сочетаются с обширным комплексом практических и ду­ховных знаний».

В составе мирового сообщества на каждом данном этапе его развития можно вы­делить целый ряд цивилизаций (П. Сорокин называл их также «культурными супер­системами»), которые функционируют как реальное единство. Они не обязательно совпадают с государством, нацией или другой социальной группой. Обычно границы цивилизации перекрывают географические границы национальных, политических или религиозных единиц.

В общем и целом каждая из цивилизаций сохраняет свою самобытность, свою самотождественность вопреки изменениям, касающимся отдель­ных сторон ее жизни. Изменения внутри цивилизации происходят в соответствии с собственными законами, присущими каждой цивилизации, при поддержании единст­ва всех ее существенных частей. Внешние воздействия ускоряют или замедляют, об­легчают или затрудняют раскрытие внутреннего потенциала цивилизации. Общие тенденции мирового развития находят в составе каждой цивилизации свое особенное преломление и реализуются в специфической для данной цивилизации форме.

Общепринято деление локальных цивилизаций на два главных типа: западные и восточные цивилизации. Исторические корни западных цивилизаций в античности, христианстве, индивидуализме и демократических традициях. К этому типу относит­ся подавляющая часть развитых стран, при всех отличиях в их историческом пути, культуре, менталитете. Другой тип - восточные цивилизации, культурно-психологи­ческие устои которых сформировались под влиянием мусульманства, буддизма и дру­гих восточных религий, азиатского способа производства, сильной роли государства, преобладания коллективистских и бюрократических начал над правами личности; к этому типы относится большинство государств Азии, Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока.

К какому же типу отнести Россию? В какой мере самобытна цивилизация Рос­сии? Ответы на эти вопросы давались историками, публицистами, общественными деятелями с высоты своего времени, с учетом всего предшествующего развития Рос­сии, а также в соответствии со своими идейно-политическими установками. В исто­риографии и публицистике XIX-XX вв. полярное решение этих вопросов нашло свое отражение в позиции западников и славянофилов.

Западники или «европеисты» (В.Г. Белинский, Т.Н. Грановский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский и др.) предложили рассматривать Россию как составную часть Европы и, следовательно, в качестве неотъемлемого составного элемента западной цивилизации.

В пользу такой точки зрения говорят многие характеристики Российской исто­рии. Абсолютное большинство населения России исповедует христианство и, таким образом, привержено тем ценностям и социально-психологическим установкам, кото­рые лежат в основе западной цивилизации. Реформаторская деятельность многих го­сударственных деятелей князя Владимира, Петра I, Екатерины II, Александра II на­правлена на включение России в западную цивилизацию.

Таким образом, европеисты идеализировали Запад, видели дорогу России к ее совершенству в подражании, в дорастании до Запада.

Но наиболее крупным течением в исторической и общественной мысли России является идейно-теоретическое течение, отстаивающее идею самобытности России. Сторонниками этой идеи являются славянофилы, евразийцы и многие другие пред­ставители так называемой «патриотической идеологии». Славянофилы (А.С. Хомя­ков, К.С. Аксаков, Ф.Ф. Самарин, И.И. Киреевский и др.) идею самобытности россий­ской истории связывали с исключительно своеобразным путем развития России, и, следовательно, с исключительным своеобразием русской культуры. Исходный тезис славянофилов состоит в утверждении решающей роли православия для становления и развития русской цивилизации. Воспитание ею в народе глубокой религиозности, ду­ха любви и сострадания (вместо царящих на Западе культа собственности и наживы), освещение союза самодержавного монарха со своими подданными создавало гаран­тию славного будущего нашего отечества.

Русской цивилизации присуща высокая духовность, базирующаяся на аскетиче­ском мировоззрении и коллективистское, общинное устройство социальной жизни.

В борьбе против интеллектуальной и духовной экспансии Запада славянофилы искали естественных союзников в других славянских народах (в первую очередь ис­поведующих православие), что питало их идеи объединения всех славян, создания конфедерации славянских государств.

И славянофилы, и западники признавали отличие России от Запада, но славяно­филы в отличие от западников не считали Запад высшим достижением мировой исто­рии. Но проблема состояла не в том, был или не был Запад идеалом, а в том, как, на­сколько, в каком направлении он воздействовал на Россию. Простое признание Рос­сии ветвью Запада западниками было также неверно, как и огульно критическое от­ношение славянофилов к достижениям Запада, что неизменно приводило их к проиг­рышу с западниками. Если западники могли назвать имена, изобретения, указать на книги, то славянофилы в качестве аргумента выдвигали утверждение о превосходстве российской специфичности: религиозной духовности, народности и соборности, но не всегда могли убедительно указать на конкретные проявления этих свойств.

Однако была и точка соприкосновения обоих идейных лагерей. Так, для запад­ников Россия была «лишь на круг ниже Европы в движении по той же эволюционной лестнице». Славянофилы же соглашались с тем, что «Россия является тем, чем Европа раньше была».

Другим важнейшим направлением, отстаивающим идею самобытности России, является евразийство (П.А. Карсавин, И.С. Трубецкой, Г.В. Флоровский и др.). Годом рождения евразийства принято считать 1921-й, когда четверо молодых русских ин­

теллигентов: Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, П.П. Сувчинский и Г.В. Флоровский - выпустили в Софии коллективный труд под названием «Исход к Востоку». В 20-30-е гг. евразийство стало заметным интеллектуальным явлением и привлекло много сто­ронников из числа русских эмигрантов в Европе. Евразийцы, в отличие от славяно­филов, настаивали на исключительности России и русского этноса. Эта исключитель­ность, по их мнению, определялась синтетическим характером русского этноса. Рос­сия представляет собой особый тип цивилизации, который отличается как от Запада, так и Востока. Этот особый тип цивилизации они назвали евразийским. В их концеп­ции отчетливо выражена мысль, что Россия представляет собой особый природно­культурный мир, определяемый, прежде всего, своеобразием географического поло­жения. Он соединен в единое целое природно-ландшафтными особенностями терри­тории, а также этнокультурными особенностями народов, издавна населяющих эту территорию. Россия ни в каком смысле не является ни только Европой, ни только Азией. Россия есть Евразия.

Одной из коренных идей евразийского учения является идея о «сокровенном сродстве душ» народов, населяющих Евразийский материк, то есть Россию. Из этой идеи прямо следовал вывод, что все российские народы обречены самой судьбой на­веки жить вместе в рамках единого государства.

Заслуга этой концепции и в том, что в ее рамках азиатские элементы российской культуры и Азии в целом решительным образом перестают рассматриваться в качест­ве того, что выступает синонимом отсталости и варварства. Отождествление прогрес­са и цивилизованности с Европой (Западом), а отсталости и варварства - с Азией бы­ло свойственно большинству направлений русской дореволюционной мысли.

При всех достоинствах евразийской концепции следует отметить, что вызывает большие сомнения само определение России как Евразии. Термин «Евразия», с при­сущей ему двусмысленной «гибридностью», способен не только прояснить, но и за­темнить суть российской цивилизации. Европейские и азиатские начала, конечно, присутствуют в составе российской цивилизации. Но вся суть в том, что европейское и азиатское внутри России далеко не то же самое, что вне ее. Внутри России они при­обретают иной вид, специфическую российскую окраску. Важно не только то, что Россия является частью Европы и Азии, но и то, что она не является ни Европой, ни Азией, взятыми в их чистом виде. Россия есть нечто третье. Образ жизни и мыслей в России никогда не был и в обозримом будущем не будет ни чисто европейским, ни чисто азиатским, ни простой суммой двух начал. Психологическая структура россия­нина, независимо от его этнической и иной принадлежности, никогда полностью не совпадет с психологической структурой европейца или представителя какого-либо из азиатских регионов, например, Ближнего Востока, Китая, Индии или Японии. Поли­тическая и экономическая система России никогда не была и не будет целиком иден­тична ни одной из политических и экономических систем Европы или Азии. А что говорить о природно-географических и климатических условиях, об очертании терри­тории, местоположении и многом другом, что присуще России и не присуще в дан­ном сочетании никакой другой стране.

Не подвергают сомнению понимание России как самостоятельной цивилизации зарубежные авторы независимо от своего отношения к России - положительного или отрицательного. Ей отводят роль значительного и самостоятельного фактора мировой жизни. Известный исследователь М. Лернер подчеркивает основные заслуги Шпенг­лера и Тойнби. Он пишет: «... они упорно отстаивали тезис о том, что великие циви­лизации мировой истории - Западная Европа, Россия, исламский регион, Индия, Ки­тай или Америка... - каждая из них имеет свою личную судьбу, свою собственную жизнь и смерть, у каждой есть свое сердце, своя воля и свой характер».

Многие современные отечественные исследователи также считают Россию само­стоятельной цивилизацией. Например, А.С. Панарин отмечает: «Россия - не этниче­ское «государство русских», а особая цивилизация, обладающая своими суперэтниче­ским потенциалом и соответствующим набором геополитических идей».

Другой известный российский ученый Ю.В. Яковец относит Россию с Украиной и Белоруссией к самостоятельной локальной цивилизации со своей самобытной исто­рической судьбой, экономическим и культурным пространством, менталитетом. По месту проживания основной части населения, историческим корням, православно­христианской религии, культуре эта локальная цивилизация принадлежит к Европе, ближе к западническому типу.

Иной точки зрения придерживается Л.И. Семенникова, которая полагает, что Россия не является самостоятельной цивилизацией и не относится ни к одному из ти­пов цивилизаций в чистом виде. Один из ее аргументов состоит в том, что «множест­во народов с разной цивилизационной ориентацией, входящих в состав государства... превращало Россию в неоднородное, сегментарное общество». Народы России «испо­ведуют ценности, которые не способны к сращиванию, синтезу, интеграции... Тата­ро-мусульманские, монголо-ламаистские, православные, католические, протестант­ские, языческие и другие ценности нельзя свести воедино... Россия не имеет социо­культурного единства, целостности».

Однако подобные аргументы не выдерживают критики со стороны современной теории цивилизаций, согласно которой локальная цивилизация в большинстве случа­ев не является «монолитом»: в ее состав входят народы и индивиды с различными ценностными ориентациями, возникшими на основе множества религиозных направ­лений. Этот тезис особенно ярко подтверждается на примере цивилизаций современ­ности. Ни одна из современных цивилизаций не является моноконфессионной и мо­ноэтнической.

Сегодня, строя новую Россию, жизненно важно не потерять уважения, любви к Отечеству, которое имеет тысячелетнюю историю. За 500 лет деятельных контактов России с Западом проявили себя схемы сближения с Европой, идеи сближения с Вос­током - евразийство, принципы общеатлантического объединения. Выбор России бу­дет зависеть от типа избранной ею модернизации, от степени активности и позиции интеллигенции, от позиции внешнего мира, но, прежде всего, от национального само­сознания.

<< | >>
Источник: Отечественная история: Учебное пособие/Под ред. Л. Н. Булдыгеровой, Н. Т. Куди­новой, С.М. Нечитайлова. - Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн, ун-та,2004. - 193 с.. 2004

Еще по теме МЕСТО РОССИИ СРЕДИ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ:

  1. Государство и право дореволюционной России. ЛЕКЦИЯ, 2019
  2. История России: учебное пособие / под ред. Л. Н. Булдыгеровой, Н. Т. Кудиновой, - Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та,2013. - 167 с., 2013
  3. Медианоминация. Место медианоминации в системе коммерческой номинации
  4. Отечественная история: Учебное пособие/Под ред. Л. Н. Булдыгеровой, Н. Т. Куди­новой, С.М. Нечитайлова. - Хабаровск: Изд-во Хабар, гос. техн, ун-та,2004. - 193 с., 2004
  5. § 2. Направления совершенствования российского законодательства о банковской тайне в условиях передачи кредитными организациями информации о своих клиентах, являющихся иностранными налогоплательщиками, налоговым органам иностранного государства
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. § 1. Понятие банковской тайны и правовые средства ее обеспечения
  8. § 3. Тенденции правового регулирования криптовалют («виртуальных валют»)
  9. 45. Деньги как объекты гражданских прав.
  10. 13.2. Виды органов административной юрисдикции
  11. Социокультурная обусловленность обращения к проблеме идеального школьного учителя в американской педагогической мысли
  12. Библиографический список
  13. Библиография