<<
>>

Право на судебную защиту как конституционное и субъективное процес­суальное право

Конституция РФ 1993г. расширила возможности судебной защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов. В соответствии со ст. 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, решения и дейст­вия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного само­управления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжало­ваны в суд.

Признание за Конституцией РФ высшей юридической силы и ее прямого действия на всей территории Российской Федерации позволяет говорить о совре­менном понимании права на судебную защиту как универсальном праве каждого заинтересованного лица на осуществление защиты своих нарушенных или оспо­ренных прав, свобод и охраняемых законом интересов в органах судебной власти.

Такое понимание соответствует общепризнанным нормам и принципам международного права. Статья 8 Всеобщей декларации прав человека признает право каждого на эффективное восстановление в правах компетентными нацио­нальными судами. Статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и ос­новных свобод предусматривает также право па доступ к судебной защите и спра­ведливом)' разбирательству в разумный срок. Статья 2 Международного пакта о гражданских и политических правах указывает на обязанность государств разви­вать возможности судебной защиты.

Расширение пределов судебной защиты прав и интересов физических и, что немаловажно, юридических лиц, а также организаций, не обладающих стазу-

сом юридического лица, явилось одним из аспектов укрепления основ демокра­тического правового государства.

Содержание ст. 46 Конституции РФ позволяет выделить три основных со­ставляющих современного понимания права на судебную защиту.

1. Судебная защита - понятием ст.46 охватывается защита прав и интере­сов, осуществляемая всеми органами судебной власти: Конституционным Судом РФ, конституционными (уставными) судами субъектов РФ, системой федераль­ных судов общей юрисдикции, мировыми судьями и системой федеральных ар­битражных судов.

2. Судебная защита гарантируется каждому, т.е, правом на обращение в суд за судебной защитой и на получение судебной защиты обладают граждане РФ, юридические лица, организации, не обладающие статусом юридического ли­ца, иностранные граждане и их объединения, лица без гражданства.

3. Конституция РФ гарантирует судебную защиту всех прав, свобод и ох­раняемых законом интересов. На практике ото должно означать возможность об­ращения в соответствии с правилами подведомственности в компетентный суд за разрешением любого материально-правового спора, возможность обжалования в суд решений и действий (бездействий) любых федеральных органов государст­венной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федера­ции, органов местного самоуправления, общественных объединений и должно­стных лиц, включая возможность признания недействительными актов органов государственной власти (как нормативных, так и ненормативных).

C законодательной стороны вопрос о составляющих элементах в содержа­нии права на судебную защиту, можно сказать, определен достаточно ясно. Одна­ко, с точки зрения теории, проблемы определения понятия данного права, его со­держания и юридической природы до настоящего времени остаются актуальными в науке гражданского процессуального права.

Сегодня, в новых условиях правовой действительности, когда смещены ос­новные акценты, пересмотрены приоритеты судебной защиты, настало время вновь переосмыслить основные подходы к понятию права на судебную защиту

как в методологических целях, так и в целях наиболее систематизированного и детального совершенствования процессуальной регламентации правопримени­тельной деятельности судебных органов.

Право на судебную защиту можно определить как субъективную возмож­ность всякого лица в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов (как действительных, так и предполагаемых та­ковыми) воспользоваться установленным законом процессуальным порядком для защиты своих прав и интересов в органах судебной власти.

Право на судебную защиту является самостоятельным субъективным пра­вом. Как и любое субъективное право, право на судебную защиту до начала своей реализации структурно состоит из двух правомочий - права требования соверше­ния в отношении себя определенных действий и права на свои активные дейст­вия. Оба этих правомочия применительно к праву на судебную защиту неразрыв­но связаны друг с другом.

Первое правомочие, содержание которого состоит в возможности требовать исполнения или соблюдения юридической обязанности, как правомочие на чужие действия[1] состоит в возможности требовать осуществления защиты любых прав и интересов в органах судебной власти, исполнения и соблюдения судом установ­ленных законом процессуальных норм в целях защиты прав, свобод и законных интересов.

Право на активные действия заключается в возможности лица самому со­вершать юридически значимые активные действия[2]. Как правомочие субъектив­ного права на судебную защиту право на активные действия состоит в возможно­сти самого заинтересованного в судебной защите лица совершать предусмотрен­ные законом действия процессуального характера (подавать исковое заявление, определять предмет и основание заявленных требований, представлять доказа­тельства, заявлять ходатайства, обжаловать судебные акты и т.д.).

В общей теории права определено, что субъективное право как юридиче­ское право не может состоять только из одних правомочий на положительные действия или прав требования. Субъективное право представляет собой органи­ческий сплав и тех и других правомочий[3].

Возможности требования осуществления защиты прав и интересов в орга­нах судебной власти соответствует корреспондирующая обязанность судебных органов осуществить защиту прав и интересов субъекта в установленном законом процессуальном порядке, иными словами, в самом общем смысле, обязанность по осуществлению правосудия. Правомочие на активные действия здесь соединено с правом требования осуществления судебной защиты и с корреспондирующей обязанностью по осуществлению правосудия.

Право на судебную защиту, изначально существующее как право конститу­ционное и складывающееся в рамках конституционных правоотношений, с нача­лом своей реализации трансформируется в субъективное публичное (процессу­альное) право. Общими юридическими фактами, влекущими за собой возникно­вение отраслевого гражданского процессуального субъективного права на судеб­ную защиту является обращение субъекта в соответствующий орган судебной власти, принятие искового заявления (заявления) и возбуждение производства по делу.

В юридической науке признано, что предпосылками любого отраслевого правоотношения служат норма права, правосубъектность и юридические факты. Применительно к возникновению гражданского процессуального, а также арбит­ражного процессуального правоотношения, а следовательно, и процессуального субъективного права на судебную защиту как составной части отраслевых про­цессуальных правоотношений, основанием его возникновения является само за­крепленное в Конституции РФ право на судебную защиту (норма права), право­способность, а также совокупность юридических фактов (фактический состав).

Иначе говоря, в момент реализации заинтересованным субъектом консти­туционного права на судебную защиту, указанное право, как и само правоотно­

шение в рамках которого оно существует, трансформируется в субъективное пуб­личное (процессуальное) право, общими предпосылками чему служит норма пра­ва (ст.46 Конституции РФ) и правоспособность.

Что касается юр ид ико-фактического основания возникновения процессу­ального правоотношения и процессуального права на судебную защиту, то оно в отличие от нормативного основания и правоспособности, носит сложный харак­тер. Юридический факт в самом общем смысле представляет собой событие или действие, влекущее определенные правовые последствия, в данном случае воз­никновение права на судебную защиту' как субъективного процессуального права. Юридические факты, с которыми связываются указанные правовые последствия, неодинаковы и неравнозначны для различных субъектов права на судебную защи­ту. Содержание данного права позволяет говорить о том, что момент возникнове­ния этого права и правоотношения индивидуален для различных его субъектов.

Поскольку правом на судебную защиту обладает не только истец (заяви­тель), но и ответчик, заинтересованные лица, а также третьи лица, то юридиче­ские факты, лежащие в основании возникновения данного права, для указанных лиц будут различными в силу того, что различными являются сами основания (посылки) их участия в конкретных процессуальных правоотношениях.

Юридическими фактами возникновения права на судебную защиту для ист­ца (заявителя) является факт подачи искового заявления (заявления) в судебный орган и факт принятия его судом и возбуждения производства по делу. Именно оба эти факта в совокупности, образуя юридический состав, характеризуют мо­мент возникновения у истца (заявителя) права на судебную защиту. Факт подачи искового заявления (заявления) в суд сам по себе в отрыве от факта принятия су­дом заявления и возбуждения производства по делу, не может влечь последствия в виде возникновения субъективного процессуального права на судебную защиту, поскольку при несоблюдении истцом (заявителем) конкретных требований про­цессуального кодекса исковое заявление (заявление) может быть оставлено без движения, возвращено, или суд может отказать в его принятии.

Для ответчика, заинтересованных, а также третьих лиц момент возникно­вения права на судебную защиту связан только с одним фактом - фактом приня­тия судом искового заявления (заявления) к производству.

В юридической литературе высказано мнение, согласно которому юридиче­ским фактом, влекущим за собой возникновение отраслевого гражданского про­цессуального субъективного права на судебную защиту, является конкретное по­сягательство на право или охраняемый законом интерес, а конкретное процессу­альное правоотношение, в котором и реализуется право на судебную защиту, воз­никает с момента обращения в суд заинтересованного лица[4].

Представляется, что процессуальное право на судебную защиту не зависит ни от факта посягательства кого-либо на конкретное субъективное право заявите­ля, ни от действительного наличия у заинтересованного лица этого права, по­скольку эти обстоятельства могут быть установлены судом лишь в результате рас­смотрения и разрешения дела по существу. Отсутствие указанных обстоятельств может быть установлено лишь в рамках осуществления доказательственной дея­тельности, и если истец в условиях состязательного процесса не докажет суду названных обстоятельств, суд вынесет решение об отказе в иске. Данное решение будет означать не только реализацию права на судебную защиту для истца, но реализацию права ответчика на судебную защиту от необоснованных притязаний истца.

Как конституционное право право на судебную защиту существует в рам­ках общих правоотношений охранительного типа. Возможность конституцион­ных правоотношений преобразовываться в отраслевые правоотношения отмеча­ется многими учеными[5]. Р.Е. Гукасян, Е.А. Крашенинников, Π.М. Филиппов рас­

сматривают право на судебную защиту как элемент государственно-правового правоотношения, с началом его реализации трансформирующегося в элемент от­раслевого правоотношения.

Среди сторонников теории трансформации конституционного права на су­дебную защиту отсутствует единство относительно последствий такой трансфор­мации, которые разные авторы оценивают по-разному. Так, Р.Е. Гукасян полагает, что сложное по своему содержанию конституционное право на судебную защиту реализуется, трансформируясь в отраслевое субъективное право, как материаль­ное, так и процессуальное. Разделяясь на отраслевом уровне, право на судебную защиту проявляется в двух самостоятельных формах - права на судебную дея­тельность и права на получение решения, восстанавливающего нарушенное или же оспоренное право, т.е. право на благоприятное решение,[6] таким образом, пра­во на судебную защиту указанный автор рассматривает как институт материаль­ного и процессуального права[7][8].

Е,А. Крашенинников право на судебную защиту по своему содержанию считает процессуальным правом на правосудие, но наряду с ним выделяет еще и материальное право на защиту как элемент охранительного правоотношения, су-

Q

!Чествующего между сторонами . Конституционное право на судебную защиту, по его мнению, является общей предпосылкой возникновения процессуального субъективного права на обращение за судебной защитой, выступает носителем реальной возможности возникновения этого права[9]. Конкретное посягательство на право или охраняемый законом интерес влечет за собой возникновение отрас­левого гражданского процессуального субъективного права на судебную защиту.

Конкретное процессуальное правоотношение, в котором и реализуется право на судебную защиту, возникает с момента обращения в суд заинтересованного ли­ца[10].

Однако не все исследователи процессуального права разделяют мнение о трансформации конституционного права на судебную защиту в отраслевое про­цессуальное или материальное право. Так, Л.А. Ванеева придерживается позиции существования и реализации права на судебную защиту исключительно в рамках конституционного (государственно-правового) правоотношения: «Право на су­дебную защиту не только находит свое закрепление в рамках конституционного правоотношения государство-гражданин, но и реализуется в нем»[11].

Таким образом, в отличии авторов, рассматривающих право па судебную защиту как элемент государственно-правового правоотношения, с началом его реализации трансформирующегося в элемент отраслевого правоотношения, право на судебную защиту у Л.А. Ванеевой не просто входит в содержание конституци­онного общерегулятивного правоотношения, но и находит в нем свою реализа­цию. Исследовав динамику права на судебную защиту, автор приходит к выводу, что правоотношение, в рамках которого существует и развивается данное право, носит активный характер, т.е. на стадии реализации права на судебную защиту гражданина характеризует правомочие активно выражать свое притязание на за­щиту, удовлетворяется же интерес субъекта нарушенного права особо организо­ванной деятельностью суда[12].

Содержанию права на судебную защиту - получать защиту, корреспондиру­ет противостоящая обязанность - обеспечивать получение такой защиты, которая в соответствии с Конституцией возложена на само государство. Л.А. Ванеева раз­личает право получать судебную защиту и право на судебную защиту. Право по­лучать судебную защиту означает, что судебная деятельность, правосудие в по своей материальной, юридической, идеологической организации способно осу­

ществлять защиту прав и интересов граждан. Право на судебную защиту означа­ет, что непосредственная защита прав и интересов граждан государством осуще­ствляется через деятельность суда.

Право на судебную защиту, по мнению данного автора, это и право на дея­тельность суда и на ее результат, выражающийся в заключительном акте деятель­ности - судебном решении. Что же касается связи права на судебную защиту с правом на обращение к суду за защитой и конкретными процессуальными отно­шениями суда с участниками гражданского процесса, то это вопросы механизма реализации права на судебную защиту, а не его содержания[13].

Представляется, что право на судебную защиту ие может рассматриваться только в рамках конституционного правоотношения, в котором оно и реализуется. Право на судебную защиту не может реализовываться в рамках конституционных правоотношений, поскольку это отношения общего типа (не индивидуализиро­ванные).

В подобном подходе содержится некое логическое несоответствие, которое заключается в том, что, по мнению Л.А. Ванеевой конституционное право на су­дебную защиту не только существует в рамках конституционного правоотноше­нии, но и реализуется в нем. При этом автор полагает, что связь с конкретными процессуальными отношениями - это вопросы механизма реализации данного права. Но механизм реализации данного права автор заключает непосредственно в рамки конституционного правоотношения (право на судебную защиту находит свою реализацию рамках конституционных правоотношений). При этом не со­всем понятно, каким же образом соотносятся неизбежно возникающие при реали­зации права на судебную защиту отраслевые процессуальные правоотношения с конституционными правоотношениями. При таком подходе конкретные процес­суальные правоотношения должны укладываться в рамки конституционных пра­воотношений, что невозможно в силу того, что эти правоотношения различного типа, содержания и субъектного состава.

В теории гражданского процессуального права высказана еще одна точка зрения, согласно которой, при рассмотрении судом гражданского дела параллель­но существуют и взаимодействуют два типа правоотношений - процессуальные и конституционные. Подобная позиция обосновывается применительно к анализу правового положения суда, а также прокурора в гражданском процессе. Так, М.А. Викут полагает, что суд и прокурор как субъекты конкретных гражданских про­цессуальных правоотношений одновременно выступают субъектами другого - конституционного (государственного) правоотношения, в рамках которого опре­делены их полномочия в качестве государственного органа и должностного лица. Обязанности суда (и прокурора) находятся за рамками гражданского процессу­ального правоотношения по конкретному делу и составляют содержание другого - конституционного (государственного) правоотношения. При ином подходе, по мнению данного автора, процессуальным правам и обязанностям участников су­допроизводства корреспондируют не только процессуальные обязанности суда в конкретных правоотношениях, но и обязанности суда как органа власти, осущест­вляющего правосудие, что невозможно, т.к. права субъекта одного правоотноше­ния не могут корреспондировать обязанностям субъектов другого правоотноше-

M

НИЯ .

Подобная позиция представляется также не бесспорной. Процессуальные права и обязанности суда и прокурора в качестве государственного органа и должностного лица действительно определены в рамках конституционного пра­воотношения. В этих же рамках существует и право на судебную защиту. Однако при его реализации, а также при реализации правомочий суда как органа государ­ственной власти в каждом конкретном случае возникают конкретные гражданские процессуальные правоотношения и конкретные процессуальные права и обязан­ности суда, определяемые его общей задачей, установленной процессуальным ко­дексом, - задачей осуществления судебной защиты прав и интересов.

14Викут М.А. Взаимодействие публичного и частного права в гражданских процессуальных правоотношениях //Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции. Межвузовский сборник научных трудов. - Екатеринбург Изд-во Гуманитарного университета, 1998. С37*

Следовательно, применительно к реализации права на судебную защиту, можно говорить только о правоотношениях процессуального типа. Здесь права субъектов одного правоотношения корреспондируют правам и обязанностям субъектов этого же правоотношения (процессуального, а не конституционного, которым очерчивается лишь общие полномочия суда как органа государственной власти). Представляется не вполне верным говорить, что обязанности суда (и прокурора) находятся за рамками гражданского процессуального правоотношения по конкретному делу и составляют содержание другого - конституционного (го­сударственного) правоотношения. Применительно к реализации права на судеб­ную защиту - права и обязанности суда, изначально установленные в рамках кон­ституционного (государственного) правоотношения, трансформируются в его процессуальные права и обязанности.

Не отрицая теоретической значимости подобного подхода, отметим, что рассмотрение права па судебную защиту как права конституционного, трансфор­мирующегося при наличии определенных условий в отраслевое процессуальное право, более четко укладывается в общепринятые теоретические схемы.

По своей юридической природе конституционное право на судебную защи­ту - самостоятельное субъективное публичное право, которое носит универсаль­ный характер, предоставлено каждому и может быть реализовано, как и любое право, в результате совершения заинтересованным лицом действий, в данном случае процессуальных юридических фактов, т.е. в результате приведения в дей­ствие механизма реализации данного права, механизма судебной защиты.

Публичный характер субъективного права на судебную защиту определяет­ся исходя из того, что всякое субъективное публичное право - это правомочие субъекта права по отношению к государственной власти. Таким образом, субъек­тивное публичное право на судебную защиту можно определить как правомочие субъекта права по отношению к судебной власти, осуществляемой всеми судеб­ными органами, входящими в судебную систему Российской Федерации.

Это правомочие предоставлено государством по отношению к самому себе как к гаранту осуществления прав, свобод и охраняемых законом интересов своих

граждан и их объединений. Государство, наделяя своих субъектов соответствую­щими правами, одновременно гарантирует их защиту, в том числе - судебную, предоставив каждому право на судебную защиту, и обеспечив возможность его действительной реализации в установленном законом процессуальном порядке.

Право на судебную защиту является универсальной правовой категорией, которая применяется ко всем субъектам и всем правоотношениям по следующей схеме. При нарушении (действительном или предполагаемом) принадлежащего лицу субъективного частного права, он может выбрать судебный способ защиты этого права, т.е. использование принадлежащего ему субъективного публичного права на судебную защиту. Применение права на судебную защиту для защиты конкретного нарушенного или оспоренного права (или предполагаемого таковым) производится с помощью обращения в соответствующий суд с исковым заявлени­ем и дальнейшего использования механизма судебной защиты в рамках установ­ленного законом процессуального порядка.

В итоге, реализуя право па судебную защиту, субъект получает судебную защиту своего частного права в виде вынесенного по делу законного и обосно­ванного судебного акта, в котором отражается реальность состоявшейся в отно­шении данного права судебной защиты. При этом актом судебной защиты являет­ся не только решение суда об удовлетворении иска (полном или частичном), но и решение суда об отказе в иске, а также определение суда о прекращении произ­водства по делу в связи с отказом от иска и утверждением мирового соглашения, т.е. те судебные акты, после вынесения которых субъект уже не может вновь ис­пользовать процессуальный механизм судебной защиты в отношении этого же права с участием тех же лиц.

Публичные права защищаются путем использования права на судебную защиту таким же образом. В этом проявляется универсальность права на судеб­ную защиту, которое принадлежит всем и приводится в действие с помощью ме­ханизма реализации этого права.

1.2

<< | >>
Источник: Абознова Оксана Владимировна. СУД В МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2006. 2006

Еще по теме Право на судебную защиту как конституционное и субъективное процес­суальное право:

  1. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  2. Право па судебную защиту и право на иск
  3. Право на защиту и право на судебную защиту
  4. 2.3 Право на предъявление иска и право на обращение в суд за судебной за­щитой
  5. §1 Право на судебную защиту: понятие, содержание и основные характери­стики
  6. 55. Субъективное гражданское право: понятие, содержание.
  7. 7. Гражданское право как наука и как учебная дисциплина.
  8. Лекция 1. Административное право как отрасль права в правовой системе Российской Федерации.
  9. §1 Общая характеристика правового положения суда как субъекта реализа­ции права на судебную защиту
  10. Глава II. Суд как субъект реализации нрава на судебную защиту
  11. 1. Гражданское право в системе отраслей российского права.