<<
>>

2.3 Право на предъявление иска и право на обращение в суд за судебной за­щитой

Вопрос о соотношении понятий права на предъявление иска и права на об­ращение за судебной защитой в науке процессуального права разногласий не вы­зывает. Первое означает возможность обращения в суд с исковым заявлением в целях возбуждения судебной деятельности, второе - более широкую возможность обращения в суд как с иском, так и с заявлением или жалобой.

Однако отсутствие разногласий в этой части не означает отсутствия различного понимания их со­

держания и юридической природы, а также оснований (предпосылок) возникно­вения.

В науке гражданского процессуального права вопрос о юридической при­роде права на предъявление иска и права на обращение в суд решается неодно­значно.

По мнению одних авторов право на обращение за судебной защитой рас­сматривается как категория правоспособности. Обосновывается данная точка зре­ния тем, что право на обращение в суд принадлежит каждому лицу с момента воз- никновения у него гражданской процессуальной правоспособности .

Другой точкой зрения (поддерживаемой большинством авторов) является рассмотрение права на обращение за судебной защитой как субъективного про­цессуального права, то есть, действительного реального права, гарантированного законом, и сопровождающееся соответствующими обязанностями государства[62].

Разграничение права на обращение за судебной защитой (права на предъяв­ление иска в исковом производстве) как элемента процессуальной правоспособ­ности и как субъективного процессуального права очень удачно проводит Г.Л. Осокина. Правоспособность в отличие от субъективного права - есть абстрактная правовая возможность, которая может так и остаться неосуществленной. Субъек­тивное право - эго конкретизированная возможность, т.е. возможность, ставшая действительностью. Вслед за Л.С. Явичем, обращавшим внимание на необходи­мость разграничения абстрактного права как области правовой возможности, от правовых отношений - как области превращения возможности в действитель­

ность, должного в сущее, и С.С.

Алексеевым, рассматривавшим правоотношение в качестве инструмента перевода общих моделей поведения (правоспособности) в плоскость конкретных мер поведения (субъективных прав и обязанностей), автор приходит к вывод); что для права на обращение в суд как элемента процессуаль­ной правоспособности характерно, что возможность обратиться в суд за защитой предоставляется всем и каждому (всеобщность) с момента возникновения (рож­дения, создания) и до прекращения существования; право на обращение в суд как субъективное право в отличие от правоспособности имеется не у всех и не у каж­дого, а лишь у конкретных лиц по конкретным делам при наличии определенных предпосылок. Установленный законом порядок обращения за судебной защитой служит тем правовым механизмом, в рамках и посредством которого право на об­ращение в суд (право на предъявление иска) из потенциальной юридической воз­можности (правоспособность) превращается в правовую действительность, т.е. в наличное субъективное право, которому корреспондирует обязанность суда при- пять и рассмотреть требование о защите .

Таким образом, в юридической литературе выделяют, с одной стороны, право на обращение в суд как возможность обращения за судебной защитой, а с другой - право на обращение в суд, реализуемой в конкретной ситуации, при воз­буждении конкретного дела, Право на обращение в суд вначале существует как потенциальная возможность обращения за судебной защитой. Его последующая реализация зависит от усмотрения субъекта в силу действия принципа диспози­тивности.'9

Интересно отмегить также, что некоторыми авторами, рассматривающими право на предъявление иска как субъективное право лица, тем не менее, делается вывод о том, что данное право нельзя относить к субъективным процессуальным правам. Так, М.А. Викут приходит к данному выводу исходя из особенностей воз­никновения гражданских процессуальных правоотношений, полагая, что имеются все основания не считать субъективное право на предъявление иска процессуаль- ,sОсокина Г,Л.

Право на защит;1 в исковом судопроизводстве.-Томск. 1990.С.21-22.

ным правом стороны (истца) поскольку оно принадлежит лицу, еще не являюще­муся стороной гражданского судопроизводства и субъектом гражданских процес­суальных правоотношений. Реализация права па предъявление иска является тем юридическим фактом, который порождает процессуальное правоотношение меж­ду судом и истцом и вызывает правоотношение между судом и ответчиком[63].

Между тем, право на предъявление иска, равно как и право на обращение в суд за судебной защитой, является субъективным процессуальным правом, по­скольку основное значение имеет его процессуальный характер, а также механизм его реализации, определяемый нормами процессуального права.

В отечественной юридической литературе обстоятельно разработаны про­блемы права на предъявление иска. Поскольку право на предъявление иска соот­ветствует более общему понятию - права на обращение в суд, проблемы, связан­ные с условиями его реализации таким образом тесно связаны и часто рассматри­ваются процессуальной наукой именно в аспекте права на предъявление иска.

Право на предъявление иска, как и любое другое субъективное право, свя­зывается с наличием ряда условий или предпосылок, необходимость существова­ния которых обосновывается тем, что фактическое существование любого субъ­ективного права предполагает наличие определенных условий, Предпосылками права на предъявление иска называют юридические факты и юридические усло­вия, с наличием или отсутствием которых связано возникновение субъективного права на предъявление иска по конкретному гражданскому делу. В научной лите­ратуре представлен достаточно большой спектр мнений по вопросу о количестве и видах предпосылок права на предъявление иска, различные варианты их диф­ференциации[64].

Выделяют общие предпосылки права на предъявление иска, характерные для всех категорий споров, и специальные, применяемые лишь к отдельным кате­гориям дел; субъективные, относящиеся к личности сторон, и объективные, свя­занные с характером предмета спора; положительные, с наличием которых закон связывает возникновение права на предъявление иска, и отрицательные, когда возможность обращения в суд связана с отсутствием таких предпосылок; предпо­сылки, непосредственно связанные с наличием с субъективного права на обраще­ние в суд, и предпосылки, характеризующие его надлежащее осуществление.

Та­кое разнообразие во взглядах на систему предпосылок в 60-х годах привело к по­явлению иного подхода к проблеме, обоснованного К.И. Комиссаровым. Он пола­гает, что законодатель не устанавливает каких-либо условий, с которыми закон связывает наличие права на иск, поскольку это противоречило бы ст.З ГПК . Система предпосылок создает впечатление о сложности обращения в суд, однако указанные предпосылки являются исключениями, закрывающими возможность обращения к суду[65][66].

На современном этапе развития науки гражданского процессуального права многие ученые-процессуалисты предлагают иной взгляд на теорию предпо­сылок права на обращение в суд, что во многом обусловлено новыми взглядами на природу судебной защиты. И тем не менее хочется присоединиться к тому мнению, что эта концепция была исторически оправданной и носила по-своему прогрессивный характер во времена ее обоснования, поскольку ограничивала четкими критериями свободное усмотрение судей при принятии заявления и воз- о я

буждении дела <

Среди современных точек зрения хотелось бы прежде всего отметить мне­ние A÷BtЦихоцкого, который наиболее решительно отвергает теорию предпосы­

лок права на предъявление иска, обосновывая ее вредность и неприменимость тем, что, согласно данной концепции, существование субъективного права ста­вится в зависимость от единовременного возникновении определенного (обычно достаточно большого) количества предпосылок (юридических фактов), обра­зующих сложный фактический состав, только в результате чего возможно воз­никновение самого субъективного права. Автор полагает, что норма процессу­ального законодательства, закрепляющая право на предъявление иска (ст.З ГПК), в плоскость реальных отношений переводится единственным юридическим фак­том - наличием заин тересованности лица в получении судебной защиты. Все ос­тальные условия (подведомственность дела суду, правоспособность истца, невоз­можность соблюдения предварительного досудебного порядка разрешения спора и т.д.) автор относит к дополнительным условиям, исключающим субъективное

£ ■

право на обращение в суд .

Заинтересованность как предпосылку или юридие- ское условие права на обращение в суд выделяют также А.Н. Кожухарь, Е.Г. Пушкар и В.Н. Щеглов[67].

В.В. Ярков к числу наиболее общих правопорождающих юридических ус­ловий права на обращение за защитой, которые при подаче заявления в суд при­обретают значение конкретных юридических фактов в данном фактическом со­ставе, относит процессуальную правоспособность и подведомственность. Имен­но эти два условия, по его мнению, характеризуют право на обращение в суд как потенциальную возможность обращения за судебной защитой по любому граж­данскому делу. Все иные предпосылки, фактические условия, относимые к числу правообразующих при обращении в суд, таких функций не выполняют, поскольку носят либо специальный характер, либо играют роль правопрекращающих юри­дических фактов. Право на обращение в суд реализуется путем подачи искового заявления, заявления или жалобы в суд. Данный юридический факт предопреде­

ляет возникновение гражданского процессуального отношения по конкретному делу. Обращение в суд переводит потенциально существовавшее право на обра- щение в суд из возможности в действительность ■

Г,А. Жилин важнейшей из предпосылок реализации права на обращение за судебной защитой считает процессуальную правоспособность субъектов граж­данских процессуальных отношений, складывающихся в стадии возбуждения де- ла . В качестве самостоятельной предпосылки он выделяет также подведомст­венность гражданского дела суду общей юрисдикции, отмечая особенности взаи­мосвязи подведомственности с правоспособностью суда как субъекта граждан­ских процессуальных правоотношений. Подведомственность в гражданском су­допроизводстве как компетенция юрисдикционных органов по разрешению спо- ров о праве и иных правовых вопросов выступает в качестве условия наделения суда первой инстанции способностью иметь процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности. Способность иметь процессуальные права и вы­полнять процессуальные обязанности соответствует понятию правоспособности для всех участников гражданских процессуальных правоотношений, в том числе для суда.

Таким образом, вслед за BJL Щегловым, автор приходит к выводу о том, что подведомственность как предпосылка реализации права на обращение за судебной защитой по существу соответствует правоспособности суда на рассмот­рение и разрешение определенных гражданских дел[68].

К условиям реализации права на обращение в суд, связанным нс с наличи­ем субъективного права на обращение за судебной защитой, а с его надлежащим осуществлением, автор относит также подсудность, отсутствие по тождественно­му иску вступившего в законную силу решения суда или определения суда о при­нятии отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения сторон, не­соблюдение установленного законом для данной категории дел предварительного

внесудебного порядка разрешения спора, уплата государственной пошлины, соот­ветствие заявления по форме и содержанию необходимым требованиям, приоб­щение к заявлению соответствующего количества копий заявления и других до­кументов и некоторые другие условия,[69]

В.М. Жуйков предложил определение подведомственности как основной и главной предпосылки права на судебную защиту[70].

Отталкиваясь от анализа имеющихся в процессуальной литературе точек зрения относительно права на обращение в суд, можно сделать следующие выво­ды.

Право па обращение в суд как одно из правомочий права на судебную за­щиту, является субъективным процессуальным правом. Нормативным основани­ем возникновения данного права выступает ст.З ГПК РФ и ст.4 АПК РФ, общей предпосылкой (юридическим условием) - правоспособность. Юридико- фактическим основанием возникновения данного права является обращение в суд за защитой права или охраняемого законом интереса, поскольку реализация дан­ного права осуществляется с помощью именно этого процессуального юридиче­ского факта (данном случае юридического действия).

Что касается заинтересованности и подведомственности, то, на наш взгляд, указанные категории не являются юридическими условиями права на об­ращение в суд за судебной защитой. Выделение подведомственности наряду с правоспособностью в качестве юридических условий права на обращение в суд основывается том, что указанные категории определяют носителя права на обра­щение в суд (субъекта права) и очерчивают общие рамки, границы существования данного права j. Иными словами, право па обращение в суд может быть только у лица, наделенного процессуальной правоспособностью, и в отношении того пра­

ва или охраняемого законом интереса, которые могут защищаться в судебном по­рядке.

Подобная позиция до недавнего времени являлась обоснованной с теоре­тической и практической точек зрения. Сегодня же имеет смысл говорить о сня­тии законодателем всех ограничений в праве на обращение за защитой прав, сво­бод и охраняемых законом интересов в судебные органы.

В соответствии с п.1 ч,1 ст.134 ГПК РФ судья отказывает в принятии ис­кового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разреше­нию в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматри­вается и разрешается в ином судебном порядке, В гражданском процессе из осно­ваний для отказа в принятии искового заявления к производству исключены даже случаи так называемой временной неподведомствен!]ости, связанной с несоблю­дением предварительного несудебного порядка обращения за судебной защитой, которые являются основанием для возвращения искового заявления (п.1 ч.1 ст.135 ГПК РФ). Что касается АПК РФ, то из него вообще исключен институт отказа в принятии искового заявления к производству.

Представляется, что подведомственность не является юридическим усло­вием возникновения права на обращение в суд как потенциальной возможности обращения к суду, поскольку это право от нее может не зависеть, т.к. подведомст­венность не ограничивает рамки существования этого права. Подведомственность применительно к гражданскому процессу выступает в качестве условия осущест­вления права на обращение в суд, реализуемое в конкретной ситуации, при воз­буждении конкретного дела. Подведомственность в арбитражном процессе, вы­ступает юридическим условием другой составляющей права на судебную защиту - права на получение судебной защиты, поскольку обусловливает возможность реализации этого права в конкретном судебном органе.

В гражданском процессе подведомственность также может являться усло­вием права на получение судебной защиты в тех ситуациях, когда исковое заявле­ние принято к производству с нарушением правил подведомственности, что оши­бочно не было установлено в момент его принятия. В гражданском процессе, та-

ким образом, подведомственность является одновременно условием осуществле­ния права на обращение в суд, реализуемое в конкретной ситуации, при возбуж­дении конкретного дела, и условием права па получение судебной защиты, когда исковое заявление уже принято к производству.

Таким образом, как потенциальная возможность обращения к суду для защиты прав и охраняемых законом интересов, право на обращение в суд сущест­вует вне зависимости от категории подведомственности. Подведомственность разграничивает сферу защиты прав и интересов между различными судебными органами. Право на обращение существует вне зависимости от того, какому су­дебному органу подведомственна защита конкретного права или интереса субъек­та, При обращении не в тот судебный орган, субьект может реализовать свое пра­во путем обращения в надлежащий суд - право на обращение при этом сохраня­ется. Что касается ситуации, когда обращение является следствием защиты такого права или интереса, которые вообще не могут защищаться в судебном порядке, то такие случаи в настоящее время крайне редки и касаются только публичных пра­воотношений. Неподведомственность спора суду может означать, что требования истца (заявителя) должны рассматриваться не в судебном, а в ином порядке (с возможностью последующего судебного контроля, например, налоговый орган не может обращаться в суд за взысканием обязательных платежей с налогоплатель­щика, поскольку для такого требования установлена иная процедура - налоговый орган самостоятельно может взыскать недоимку путем списания с расчетного счета налогоплательщика определенной денежной суммы с возможностью для налогоплательщика последующего судебного обжалования решения налогового органа).

Случаи, при которых права или интересы не могут защищаться в судебном порядке, замыкаются только на ситуации, когда из материалов дела судом будет установлено, что отсутствует вообще какой-либо спор о праве, что право или ин­терес истца никем не оспаривается и не находится в состоянии притязания со стороны каких либо других лиц. Однако такие ситуации влекут не отказ в приня­тии иска, т.к. на стадии принятия это установить не возможно, а прекращение

производства по делу, из чего также следует что подведомственность здесь будет являться не условием обращения, а условием получения судебной защиты. Тем более, то судебная практика последних лет все чаще допускает рассмотрение ис­ковых заявлений о защите таких прав и законных интересов, которые изначально никем не нарушаются и не оспариваются. Таковы, например, иски о признании договоров заключенными, о признании права пользования жилым помещением не возникшим. В настоящее время в судебной практике прослеживаются тенденции рассмотрения подобных исков по существу и вынесения по ним судебного реше­ния.

Таким образом, поскольку сегодня практически все права и законные ин­тересы могут защищаться в судебном порядке, вопрос о реализации права на об­ращение в суд, особенно в сфере защиты субъективных частных прав, зависит скорее не от того, может ли защищаться право или охраняемый законом интерес в судебном порядке, а от правильного выбора судебного органа, в котором возмож­но осуществление судебной защиты, и правильного выбора способа защиты. Но все эго является уже не условиями обращения, а условиями получения судебной защиты.

Заинтересованность также не может рассматриваться как юридическое условие возникновения права на обращение в суд, поскольку заинтересованность не является юридическим фактом и, следовательно, не имеет правообразующего значения . Кроме того, для выяснения заинтересованности необходимо устано­вить наличие субъективного права, составляющего предмет защиты. Сделать это в момент принятия заявления невозможно[71]. Исключение составляют лишь слу­чаи, когда в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя (п.1 ч.1 ст.134 ГПК РФ). В этом случае суд отказывает в принятии заявления к производству. Другими словами, законодатель право на обращение в суд не ставит в зависимость от на­личия или отсутствия заинтересованности, устанавливая одно единственное ог­

раничение - когда из заявления явно усматривается, что в нем оспариваются ак­ты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя (например, в заявлении, поданном гражданином А., оспаривается акт, регули­рующий права и законные интересы гражданина Б). Правильность, а также про­цессуальная целесообразность указанной нормы будет проанализирована ниже, применительно к анализу полномочий суда при принятии искового заявления и возбуждении производства по делу (пар.З гл,2).

Представляется, что категория заинтересованности не является ни юриди­ческим условием права па обращение в суд за защитой, ни условием ее получе­ния. Заинтересованность, а точнее, ее отсутствие, является основанием для отказа в иске. Данный вывод является следствием приведенного ниже анализа встре­чающихся в судебной практике случаев вынесения определений о прекращении производства по делу в связи с установлением отсутствия заинтересованности.

На наш взгляд, при установлении судом отсутствия у лица, обратившегося за судебной защитой, заинтересованности, единственно правильным процессу­альным последствием этого будет вынесение судебного акта в виде решения об отказе в иске.

Долгое время в судебной практике, в частности в практике работы арбит­ражных судов, преобладала позиция, согласно которой, при установлении отсут­ствия права на обращение в суд в связи с отсутствием заинтересованности, про­изводство по делу следовало прекращать. Подобное мнение обосновывалось тем, что ст.4 АПК определяет возможность обращения в арбитражный суд каждого за­интересованного лица за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Такая процессуальная категория как невозможность рас­смотрения спора в арбитражном суде вследствие отсутствия права на обращение в суд за судебной защитой трактовалась судебной практикой, в том числе практи­кой Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, достаточно широко. В связи с этим арбитражные суды при установлении отсутствия заинтересованности, т.е. нарушения или притязания на права и интересы истца, а также при отсутствия у истца права, подлежащего судебной защите, или при установлении отсутствия

непосредственно спора между лицами, участвующими з деле, были ориентирова­ны на прекращение производства по делу[72].

В последнее время в судебной практике наблюдаются довольно заметные тенденции обратного, а именно: установив отсутствие у лица, обратившегося в суд за судебной защитой, заинтересованности, а также, установив отсутствие спорного материального правоотношения между сторонами, суд не прекращает производство по делу, а производит рассмотрение дела по существу и выносит решение об отказе в иске.

Так, истец обратился с иском о признании недействительной регистрации юридического лица. В обоснование исковых требований и доводов о нарушении его прав истец указал на то обстоятельство, что он является кредитором и акцио­нером открытого акционерного общества, выступившим учредителем другого юридического лица - общества с ограниченной ответственностью, передавшим в качестве вклада в уставный капитал имущество акционерного общества. По мне­нию истца, передача недвижимого имущества в уставный капитал вновь создан­ного общества нарушает его права как кредитора.

Решением арбитражного суда в иске отказано, поскольку передача имуще­ства акционерного общества в уставный капитал не повлекла уменьшение акти­вов общества, так как оно получило долю в уставном капитале, в связи с чем ист­цом не доказано нарушение его прав и необходимость их судебной защиты[73].

По другому делу истец обратился в арбитражный суд с требованиями к ко­митету по управлению имуществом об обязании заключить соглашение о выкупе нежилого помещения. Решением арбитражного суда в иске отказано, поскольку' действующее законодательство о приватизации не предусматривает для какой- либо категории покупателей преимущественного права выкупа. Таким образом,

истец обратился в суд за защитой несуществующего права. Исковые требования

CQ

не подлежат удовлетворению, поскольку не основаны на законе.

Таким образом, в первом примере суд установил отсутствие у истца заин­тересованности, поскольку' не выявил нарушений прав истца или их оспаривания, в последнем - суд установил отсутствие у истца права, в отношении которого ис­пользуется механизм судебной защиты, констатировав тем самым отсутствие са­мого объекта судебной защиты, а следовательно, и отсутствие заинтересованно­сти в судебной защите. При этом судебные инстанции, рассмотрев дело по суще­ству, вынесли решение об отказе в иске в связи с незаконностью требований ист­ца, т.к подобные требования нс основаны на нормах действующего законодатель­ства.

Подобное отсутствие единообразной практики негативно сказывается на правоприменительном процессе, вносит путаницу в механизм реализации права на судебную защиту и в конечном итоге отрицательно сказывается на эффектив­ности гражданского и арбитражного судопроизводства и стабилизации граждан­ского оборота в целом.

Если разобраться в указанной проблеме с позиции теории процессуального права, то можно увидеть следующее. Как известно, основное отличие процессу­ального института прекращения производства по делу от рассмотрения спора и вынесения решения по существу заключается в том, что в первом случае требова­ния истца (заявителя) не могут быть рассмотрены в суде, арбитражном суде. Ис­ковое заявление (заявление) принимается судом, назначается судебное заседание, запускается процесс реализации права на судебную защиту, в ходе которого уста­навливается, что требование, переданное на разрешение суда, арбитражного суда, нс может быть рассмотрено в данном судебном органе, т.е. по существу вопроса суд не имеет права вынести окончательный судебный акт в виде решения. Подоб­ное может произойти только в том случае, если суд установит отсутствие у истца правоспособности или неподведомственность спора, а также наличие иных осно-

i,Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа № А66-70Й1-02 от 16.04.2003. // Справоч­ная система КонстультантПлюс

ваний, предусмотренных ст.220 ГПК РФ и ст.150 АПК РФ, поскольку именно с рассмотрения этих вопросов начинается процесс разрешения дела в суде, иначе говоря, только установив данные юридические факты, суд может начать непо­средственно рассмотрение дела.

Что касается заинтересованности, спора и наличия у истца субъективного права, для защиты которого он использует свое право на судебную защиту, то дан­ные обстоятельства суд может установить только непосредственно рассматривая обращенное к нему требование о защите нарушенного или оспоренного права (или предполагаемого таковым), т,е. суд должен исследовать факты, непосредст­венно входящие в предмет доказывания по иску: факт принадлежности истцу права или интереса, о защите которого он просит, факт нарушения прав истца и факт оспаривания прав истца ответчиком. Исследование указанных фактов, кото­рое осуществляется в рамках доказательственной деятельности, и есть осуществ­ление механизма судебной защиты, поэтому при установлении отсутствия заин­тересованности, права или спора с процессуальной точки зрения неправильно выносить определение о прекращении производства по делу. В этом случае дол­жен быть вынесен судебный акт, отражающий реальность состоявшейся судебной защиты права, реальность использования механизма судебной защиты в отноше­нии данного истца, данного права и данного ответчика, т.е. решение суда по су­ществу, применительно к данной ситуации, решение об отказе в иске.

Таким образом, в целях упорядочения правоприменительной практики и устранения разночтений, можно предложить развернутое законодательное закре­пление п.1 стЛ 34, чЛ ст.220 ГПК РФ и пЛ ст.150 АПК в части, касающейся не­возможности рассмотрения спора в суде, арбитражном суде, указав, что дело не может быть принято к производству и рассмотрено в суде по причине неподве- домственности и (или) отсутствия процессуальной правоспособности.

Условия возникновения права на обращение в суд за судебной защитой как конкретного субъективного права, реализуемого заинтересованным лицом в каждой конкретной ситуации будут рассмотрены в следующей главе примени­тельно к исследованию вопроса о полномочиях суда в механизме реализации пра­

ва на судебную защиту при принятии искового заявления к производству и возбу­ждении производства по делу.

2.4

<< | >>
Источник: Абознова Оксана Владимировна. СУД В МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2006. 2006

Еще по теме 2.3 Право на предъявление иска и право на обращение в суд за судебной за­щитой:

  1. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  2. Право на судебную защиту как конституционное и субъективное процес­суальное право
  3. Право па судебную защиту и право на иск
  4. §2 Суд в механизме реализации права на обращение за судебной защитой
  5. Право на защиту и право на судебную защиту
  6. Предъявление иска и возбуждение дела в арбитражном процессе
  7. §1 Право на судебную защиту: понятие, содержание и основные характери­стики
  8. 1. Гражданское право в системе отраслей российского права.
  9. 55. Субъективное гражданское право: понятие, содержание.
  10. §3 Суд в механизме реализации права на получение судебной защиты
  11. Суд в механизме реализации права на получение судебной защиты при вынесении решения