<<
>>

§3 Гарантии реализации права на судебную защиту

Гарантии реализации права на судебную защиту - это установленные госу­дарством в целях выполнения его функций по обеспечению защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций меры как юридического, так и неюридического характера, направленные на обеспечение возможности ре­ального осуществления этого права в органах судебной власти.

Систему гарантий реализации права на судебную защиту в гражданском и арбитражном судопроизводстве составляют две основные группы: общие гаран­тии осуществления защиты в органах судебной власти; и гарантии, обеспечи­вающие возможность конкретной реализации процессуального механизма осуще­ствления права на судебную защиту (процессуально-правовые гарантии).

К первой группе гарантий относятся конституционные, организационно­правовые, социальные и экономические гарантии.

Конституционные гарантии - это предусмотренные Конституцией РФ ос­новные принципы формирования и развития правового государства: демократи­ческое устройство, система разделения властей и независимость судебной власти, приоритет защиты прав и свобод человека и гражданина, а также судоустройст- венные принципы, установленные Конституцией РФ (осуществление правосудия только судом; законность; независимость судей; равенство всех перед законом и судом, гласность судебного разбирательства).

Организационно-правовые гарантии - обеспечение реального функциони­рования судебной системы Российской Федерации: обеспечение организации и функционирования различных судебных органов; организация работы аппарата судов; осуществление систематизации и обработки информации относительно

SS

основных показателей работы судов; регулярная работа по осуществлению по­вышения судьями и иными работниками суда профессиональной квалификации.

Социальные гарантии - гарантии, обеспечивающие возможность осущест­вления права на судебную защиту всеми заинтересованными лицами: разумные ставки государственной пошлины, наличие процессуального механизма предос­тавления отсрочки, рассрочки уплаты госпошлины, а также освобождение от ее уплаты, обеспечение доступности юридической помощи.

Экономические гарантии - материальное в самом широком смысле обеспе­чение работы судебной системы: материально-техническое оснащение судов, обеспечение достаточного объема финансирования судебных органов для их нор­мального функционирования.

Процессуально-правовые гарантии права на судебную защиту можно опре­делить как установленные процессуальным законом средства правового характе­ра, обеспечивающие возможность использования процессуального механизма су­дебной защиты в целях получения реальной защиты нарушенного права или ин­тереса,

В комплексе гарантий процессуально-правового характера, обеспечиваю­щих предоставленное Конституцией РФ право каждого на судебную защиту и его реализацию в гражданском и арбитражном судопроизводстве, можно выделить три основные группы:

1, процессуальные гарантии, обеспечивающие реализацию права на обраще­ние в суд за судебной защитой;

2, гарантии обеспечении реализации права на получение судебной защиты;

3, гарантии, обеспечивающие полноту судебной защиты.

Право на судебную защиту и процессуальные гарантии его реализации вы­ступают главным (но, конечно, не единственным) критерием в обеспечении эф­фективности гражданского и арбитражного судопроизводства, В конечном итоге критериями эффективности гражданского и арбитражного судопроизводства вы­ступают все названные гарантии права на судебную защиту.

Однако как с теоретической, так и с практической точек зрения процессуаль­но-правовые гарантии, применительно к возможности их усовершенствования, представляют наибольший интерес, поскольку непосредственно влияют на дина­мику гражданского и арбитражного процесса, а, кроме того, их развитие и усо­вершенствование не требует значительных финансовых затрат, что сегодня нема­ловажно.

Между понятиями эффективности судопроизводства и процессуальными га­рантиями реализации права на судебную защиту существует прямая взаимосвязь: усиление процессуальных гарантий реализации права на защиту ведет к повыше­нию эффективности гражданского и арбитражного судопроизводства, и наоборот - ослабление процессуальных гарантий защиты влечет за собой снижение эффек­тивности правосудия.

Кроме того, повторимся, процессуально-правовые гарантии реализации права на судебную защиту, в отличие от организационно-правовых, экономических и социальных, не требуют финансовых затрат, поэтому их анализ в целях выявле­ния их положительных и отрицательных сторон для возможного усиления первых и исключения вторых, сегодня, в условиях проведения в России судебно-правовой реформы, особенно необходим.

I. Первую группу гарантий составляют процессуальные нормы, обеспечи­вающие возможность всякого заинтересованного лица обратиться в предусмот­ренном законом порядке в суд за защитой нарушенных или оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интересов, а также нормы, регулирующие порядок принятия судом искового заявления (заявления, жалобы) к производству. Опреде­ляющее значение здесь играют нормы ГПК РФ и АПК РФ, регулирующие поря­док и форму обращения в суд с иском, заявлением или жалобой, и действия суда при принятии искового заявления (заявления, жалобы) к производству (ст.ст. 3, 4, 131-136, 247, 248, 251, 254 и другие статьи ГПК РФ; ст.ст. 4, 125-129, 192, 198 и другие статьи АПК РФ).

Так или иначе, по проблема определения условий реализации права на об­ращение в суд служит отправным моментом для анализа доступности защиты

прав и интересов в судебном порядке. Так, например, до настоящего времени ос­тается открытым вопрос о необходимости подтверждения заинтересованности лица при обращении в суд за защитой, поскольку в качестве предпосылки права на обращение в суд ряд специалистов выделяют заинтересован но сть.

В судебной практике встречаются случаи отказа в принятии заявления по мотиву отсутствия заинтересованности у лица, обратившегося за защитой своих прав. Думается, что такие необоснованные отказы в принятии заявления не согла­суются с конституционными гарантиями права на судебную защиту, создают во­круг судебных органов негативную атмосферу, связанную с тем, что лицу, обра­щающемуся в суд, преграждается возможность для осуществления защиты своего нарушенного права или охраняемого законом интереса в судебном порядке.

К вы­несению незаконных судебных актов на стадии возбуждения производства по де­лу может привести сама сложность трактовки понятия интереса в гражданском праве, а также тот факт, что наличие заинтересованности в предмете спора может быть установлено только после соблюдения всей установленной законом проце­дуры рассмотрения дела, в процессе судебного разбирательства в условиях ре­альной состязательности, когда каждое лицо, участвующее в деле, имеет возмож­ность обосновать и доказать свою правовую позицию, а суд, исследовав и оценив представленные доказательства, разрешить материально-правовой спор и выне­сти законное и обоснованное решение.

В момент обращения в суд за защитой заинтересованность лица в получе­нии судебной защиты, в предмете спора, по поводу которого избирают данную форму защиты гражданского права, предполагается. Заинтересованность - своего рода правовая презумпция, которая, как и все презумпции, является опровержи-

Щеглов B.H. Иск о судебной защите гражданского права. -Томск. 1987.С.62-68.; Цихоцкий А.В. Методология науки гражданского прцесса.//Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции, - Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного университета, 1998.С.24Д Викут MA Легитимация к 11роцессу.//Проблеиы защиты субъективных пран и советское гражданское судопроизводство. - Ярославль, 158LCJ 02.; Викут И,А. Предпосылки права на участие в гражданском процсссе7/ПравовелениеЛ967.№3,С.103.; Кожух ар ь AK Право на судебную защиту в исковом производи све.-Кишинев, І989.С.69-83,

мой и, значит, может быть опровергнута, что исключается на стадии возбуждения гражданского дела в суде.

Процессуальные гарантии права на обращение за судебной защитой при­водятся в действие нормами процессуальных кодексов, устанавливающими ис­черпывающий, не подлежащий расширительному толкованию перечень основа­ний к отказу в принятии искового заявления к производству (ст. 134 ГПК). Необ­ходимо отметить новеллу процессуального законодательства, касающуюся отсут­ствия такого процессуального института как отказ в принятии искового заявле­ния к производству в АПК РФ 2002г, Таким образом, законодатель на стадии при­нятия иска к рассмотрению и возбуждения производства по делу исключил воз­можность разрешения арбитражным судом вопроса о том, подлежит ли требова­ние истца, изложенное в исковом заявлении, рассмотрению арбитражным судом. В настоящее время исковое заявление в обязательном порядке должно быть при­нято арбитражным судом, при отсутствии оснований для возврата.

Ниже в работе будут отмечены негативные последствия исключения из АПК РФ такого процессуального института как отказ в принятии искового заяв­ления к производству. Применительно к вопросу о гарантиях реализации права на судебную защиту необходимо отметить, что его восстановление не ослабит, а, на­против, усилит гарантии реализации этого права, т.к. право на судебную защиту это не только обращение в суд, но и процессуальные возможности получения су­дебной защиты, и установление обстоятельств, исключающих возможность полу­чения судебной защиты, на стадии принятия искового заявления к производству прежде всего проводится в интересах субъектов, обращающихся за судебной за­щитой. В конечном итоге это повысит эффективность и оперативность судебной защиты.

II. Процессуальный закон содержит также группу гарантий, отвечающих за возможность получения судебной защиты. К таким гарантиям относится нали­чие у сторон и других лиц, участвующих в деле, широкого круга прав по защите своих интересов и корреспондирующих этим правам обязанностей суда по оказа­нию содействия в их осуществлении. Кроме того, ГПК и АПК РФ содержат за­

крытый перечень оснований к прекращению, приостановлению производства по делу, оставлению заявления без рассмотрения (ст.ст 215, 216, 220, 222 ГПК РФ; 143, 144,148, 150 АПК РФ), широкие возможности обжалования и опротестова­ния судебных актов (гл. 39-41 ГПК РФ, гл34-36 АПК РФ).

Процессуальные гарантии непосредственного осуществления защиты прав и интересов в суде выражены в соотношении частноправовых и публичных HHiιepecθB в гражданском и арбитражном процессе, активности и инициативы сторон с сохраняющейся процессуальной активностью суда в процессе защиты прав, в основных принципах гражданского судопроизводства, таких как состяза­тельность и равноправие сторон, принципа диспозитивности, непосредственного исследования и оценки доказательств и других принципах, каждый из которых содержит конкретные гарантии осуществления судебной защиты. Например, принцип непосредственного исследования и оценки доказательств означает, что судебная защита должна осуществляться при непосредственном изучении в су­дебном разбирательстве доказательств судом и другими лицами, участвующими в деле* Каждый участник процесса вправе знать позицию суда по каждому доводу и доказательству. Корреспондирующей обязанностью суда, в соответствии со ст 198 ГПК РФ и ст.170 АПК РФ, является обязанность указывать в судебном решении доказательства, на которых основаны выводы суда, и доводы, по которым суд от­вергает те или иные доказательства. Отсутствие в судебном акте оценки хотя бы одного доказательства стороны является нарушением ее гарантий конституцион­ного права на защиту, поскольку это препятствует оценке позиции суда в отноше­нии этих доводов и доказательств, препятствует оценке законности и обоснован­ности судебного акта и возможности ведения дальнейшей судебной защиты сво­их прав.

Другой принцип гражданского и арбитражного процессуального права - принцип диспозитивности, отражает возможность для сторон распоряжаться ма­териальным правом и процессуальными средствами его защиты. При использова­нии процессуального механизма реализации права на судебную защиту этот принцип выступает одним из основных, поскольку непосредственно влияет на

динамку процессуальных правоотношений. Наиболее ярко реальное действие принципа диспозитивности в гражданском и арбитражном судопроизводстве вы­ражает такое распорядительное правомочие истца как отказ от иска. В недавнем прошлом в гражданском процессе истец мог отказаться от иска и такой отказ был для суда обязателен (ст.34 ГПК РСФСР), В отличие от гражданского, в арбитраж­ном процессе такие распорядительные действия сторон как отказ истца от иска, признание иска, уменьшение размера исковых требований и заключение мирово­го соглашения - всегда контролировались судом. Суд не принимает таких распо­рядительных действий, если это противоречит законам и иным нормативным пра­вовым актам или нарушает права и законные интересы других лиц (ст.37 АПК 1995г., ст.49 АПК 2002г.).

Новый ГПК РФ установил подобное правило (ст.39 ГПК РФ), что, несо­мненно, является прогрессивным моментом нового кодекса, поскольку в момент отказа истца от иска происходит отказ от дальнейшего использования процессу­ального механизма судебной защиты, судебная защита считается полученной, и заинтересованное лицо больше не сможет воспользоваться судебным механизмом для защиты права и вновь обратиться в суд с тождественным иском. В правовой литературе абсолютизация отказа истца от иска не раз подвергалась обоснован­ной критике. Суд не должен, нс проверяя законности отказа от иска и нарушения прав других лиц, принимать такой отказ, поскольку механизм судебной защиты может быть использован только один раз и в случае повторного обращения в суд с тождественным требованием суд отказывает в принятии заявления (п.2 ч.1 ст.134 ГПК РФ) или, в том случае, если заявление принято к производству, - прекращает производство по делу (ст.220 ГПК РФ, ст, 150 АПК РФ). Лицо, чьи права и закон­ные интересы нарушены отказом истца от иска, имеет гарантированную законом возможность самостоятельно обратиться в суд в целях защиты своего права, но для истца, отказавшегося от дальнейшего осуществления начатой в суде защиты, такая возможность исключается.

В отличие от гражданского процесса, в арбитражном процессуальном за­конодательстве до 2002г. отсутствовало такое основание прекращения произвол-

ства по делу как наличие вступившего в законную силу, вынесенного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям определе­ния суда о принятии отказа истца от иска. Но это не означает того, что в арбит­ражном процессе механизмом осуществления судебной защиты можно было воспользоваться несколько раз. Конечно, подобная невнимательность законодате­ля вносила известную долю путаницы в судебную практику, которая шла по пути прекращения производства по делу по основанию π. 1 ст.85 АПК РФ 1995г. - спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде со ссылкой па п.З ст. 86 АПК РФ, в котором было предусмотрено, что в случае прекращения производства по делу вторичное обращение в арбитражный суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

Новый АПК РФ 2002г. устранил этот недостаток. В соответствии с п,2 ч,1 ст.150 АПК РФ, арбитражный суд прекращает производство по делу, если устано­вит, что имеется вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт арбитражного суда, суда общей юрисдикции или компетентного суда иностранного государства, за исключением случаев, если арбитражный суд отказал в признании и приведе­нии в исполнение решения иностранного суда.

Существовали еще некоторые отличия в процессуальном механизме реа­лизации права на защиту в гражданском и арбитражном процессах, связанные с проявлением такого диспозитивного правомочия, как отказ от иска. Например, в практике работы арбитражных судов встречались случаи непринятия судом отка­за от иска в апелляционной инстанции, поскольку ст. 37 АПК РФ 1995г. предос­тавляла истцу право отказаться от иска лишь до принятия решения арбитражным судом. Подобное ограничение действия принципа диспозитивности в арбитраж­ном процессе, хоть редко, но все-таки встречающееся в практике работы арбит­ражных судов, не согласовалось с действием аналогичного принципа в смежной отрасли права - гражданском процессе, где согласно ст. 293 ГПК РСФСР отказ от иска возможен в стадии кассационного пересмотра решения суда, не вступившего в законную силу.

Новый АПК РФ также устранил данное противоречие, предоставив воз­можность истцу при рассмотрении дела в любой инстанции до принятия судебно­го акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде соответствующей ин­станции, отказаться от иска полностью или частично (ч,2 ст.49 АПК РФ).

Гарантии непосредственного получения судебной защиты составляют са­мую большую группу. Сюда относятся нормы права, содержащие широкий круг прав сторон и других лиц, участвующих в деле, по защите своих интересов и кор­респондирующие этим правам обязанности суда по оказанию содействия в их осуществлении, широкие распорядительные возможности сторон, установленный законом перечень обстоятельств прекращения, приостановления производства по делу, оставления заявления без рассмотрения, широкие возможности обжалова­ния судебных актов и др.

В процессуальном механизме реализации права на судебную защиту су­щественно важным элементом является баланс взаимно связанных составляющих процессуального правоотношения: соотношение прав и обязанностей суда, осу­ществляющего правосудие, с правами и обязанностями сторон, осуществляющи­ми судебную защиту права.

Разумное соотношение активности и инициативы сторон в гражданском и арбитражном процессах явилось отправным моментом при разработке проектов новых процессуальных кодексов, авторы которых исходили из того положения, что нет принципов состязательности и диспозитивности «в чистом виде» без оп­ределенных ограничительных и восполнительных функций суда.

При этом повое процессуальное законодательство исходит из идеи повы­шения активности самих сторон в процессе защиты права, их ответственности за свои действия с сохранением определенных активных элементов деятельности суда.

III. Гарантии, обеспечивающие принцип полноты судебной защиты, могут быть определены как законодательно установленные возможности реализации прав и обязанностей, определенных в судебном акте. В первую очередь речь идет о возможности реального (как принудительного, так и не принудительного) осу­

ществления своего права, установленного вступившим в законную силу судебным актом.

По общему правилу, результатом судебного процесса является решение су­да, в котором, даже если исковые требования не удовлетворены, отражается факт состоявшейся защиты права. Судебный акт отражает реальность состоявшейся судебной защиты и в большей части устанавливает необходимость дальнейшей реализации субъективного права, что фиксируется в резолютивной части судебно­го решения или иного судебного акта, поскольку в отдельных случаях разрешение спора по существу заканчивается нс вынесением решения как то предусматривает ст. 194 ГПК РФ. Например, в случае вынесения судебного приказа, который в со­ответствии со ст.121 ГПК РФ представляет собой постановление судьи, вынесен­ное по заявлению кредитора о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника. Или, например, в арбитражном процессе по делам о банкротстве при рассмотрении арбитражным судом требований кредито­ров предприятия-должника. По итогам рассмотрения такого, по сути материаль­но-правового спора выносится определение, что противоречит ст. 167 АПК РФ, также устанавливающей что при разрешении спора по существу арбитражный суд выносит решение,

Решение суда как акт органа правосудия, отражающий состоявшуюся за­щиту субъективного права и содержащий конкретные предписания субъектам спорного правоотношения относительно их прав и обязанностей, выступает важ­нейшей процессуальной гарантией реализации права на судебную защиту.

Процессуальный закон предъявляет определенные требования к решению суда - законность и обоснованность (ст. 195 ГПК, ч.З ст. 15 АПК РФ). Подобные требования должны предъявляться не только к решению суда, но и ко всем судеб­ным актам, выносимым судом, арбитражным судом. В связи с этим хочется отме­тить, что в АПК РФ этот вопрос прописан более удачно: ч.З ст.15 АПК РФ уста­навливает, что принимаемые арбитражным судом решения, постановления, опре­деления должны быть законными обоснованными и мотивированными.

Таким образом, в отечественном процессуальном законодательстве офици­ально закреплены только три требования, предъявляемые к судебному решению - это законность, обоснованность, а применительно к арбитражному процессу, и мотивированность. Остальные требования вытекают из смысла и содержания за­кона и являются итогом теоретических разработок.

Способность судебного решения к реализации, его исполнимость рас­сматривается в науке процессуального права как необходимое свойство решения суда либо самостоятельное, либо как составная часть законной силы.

Исполнимость судебного акта представляет из себя его необходимое свой­ство, характеризующееся возможностью осуществления (как принудительного, так и непринудительного) субъективных прав и обязанностей, определенных в судебном акте. Это свойство судебного акта выступает важнейшей гарантией, обеспечивающей возможность полного осуществления судебной защиты, и вклю­чает в себя ряд обязательных составляющих, важнейшей из которых является оп­ределенность формулировки резолютивной части судебного решения.

Данное требование, предъявляемое к судебному акту, на практике имеет колоссальное значение для его исполнения, для обеспечения возможности даль­нейшей реализации субъективного права, в отношении которого состоялась су­дебная защита.

Так, при требовании истца об определении его доли в имуществе, принад­лежащем истцу и ответчику на праве общей совместной собственности, и выделе данной доли, резолютивная часть решения должна содержать не только установ­ленный размер доли истца, но и обязательное указание на выдел данной доли в натуре, т,е. па прекращение права общей собственности для истца, для возмож­ности последующей регистрации за ним права собственности на выделенное имущество. Такая встречающаяся в судебной практике формулировка в решении суда как «закрепить за истцом столько-то кв.м, в здании, расположенном по тако­му-то адресу» не точная и на практике приводит к затруднениям в исполнении та­ких решений органами государственной регистрации, обращениям с заявлениями о разъяснении решения или о разъяснении порядка исполнения такого решения.

Сохранение в литературе точки зрения, согласно которой, решения по ис­кам о признании (установительные решения), по делам особого производства и по некоторым делам из административных и иных публичных правоотношений не нуждаются в исполнении, уходит своими корнями в рассмотрение исполнимо­сти судебного решения как самостоятельного его свойства. Между тем, исполни­мость, на наш взгляд, следует рассматривать как составную часть общеобязатель­ности судебного акта.

В соответствии со ст.6 Федерального конституционного закона «О судеб­ной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу акты органов судебной власти являются обязательными и подлежат неукоснительному испол­нению на всей территории Российской Федерации, То же правило содержит ст. 13 ГПК РФ и ст. 16 АПК РФ,

Таким образом, любое судебное решение, независимо от своего места в их классификации, реализуется в той или иной форме, которая может охватываться процедурами исполнительного производства, либо нет[103].

В приведенном выше примере, реализация субъективного права истца при вынесении решения об определении его доли в имуществе, принадлежащем ист­цу и ответчику на праве общей совместной собственности, и выдел указанной до­ли в натуре возможен без применения процедуры принудительного исполнения, установленной Федеральным законом «Об исполнительном производстве». Ис­полнение данного решения возможно в рамках Федерального закона «О регист­рации прав па недвижимое имущество и сделок с ним». Исполнение решения та­кого рода даже не зависит от последующих действий ответчика и заключается в произведении самим истцом и уполномоченными органами необходимых дейст­вий: фактическом выделе указанной доли, оформлении права собственности и его регистрации.

Свойства обязательности и исполнимости судебного решения очень удач­но разграничила Н,А. Чечина, указав на то, что исполнимость является практиче­

ским осуществлением обязательности. Обязательность решения по отношению к субъектам спорного правоотношения выступает как исполнимость; понятие обя­зательности решения шире понятия исполнимости, оно охватывает своим содер­жанием не только обязанности сторон подчиниться нормам права, но и обязан­ность всех посторонних лиц и организаций, не имеющих в деле непосредственно­го юридического интереса, подчиниться авторитету судебного решения, способ­ствовать его исполнению[104].

Это действительно правильно. Исполнение судебного акта - это процесс реализации прав и обязанностей, установленных в нем, с целью осуществления субъективного права, в отношении которого состоялась судебная защита. Поэтому в этом процессе участвует конкретный круг субъектов: управомоченная и обязан­ная сторона (взыскатель и должник), либо только управомоченная сторона, орга­ны, которым в силу закона предоставлено право приводить в исполнение акты ор­ганов судебной власти в рамках действующего законодательства. К ним относятся не только органы принудительного исполнения, но и иные органы: органы нало­говой инспекции, банки и иные кредитные организации, органы регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и др.

Необходимо отметить, что только сама по себе возможность принудитель­ной реализации актов судебных органов является важнейшей гарантией обеспе­чения полноты осуществления права на судебную защиту', т.е. выступает критери­ем эффективности гражданского судопроизводства, критерием достижения ко­нечной его цели - защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан, организаций и иных образований.

Без гарантий реализации судебных актов, законодательно установленных возможностей их исполнения, позволяющих завершить фактическую защиту прав и законных интересов, невозможно обеспечить полную судебную защиту. Право на судебную зашиту; не содержащее конкретного механизма возможности его принудительного исполнения, фактически не осуществляется, и вынесенный в защиту права или охраняемого интереса судебный акт является нереализуемым,

IOO

не имеет реальной юридической ценности и нарушенное субъективное право ли­бо интерес фактически остается незащищенным.

Говоря о том, что полнота судебной защиты зависит в том числе и от эф­фективности механизма принудительной реализации судебных актов, не отверга­ется концепция самостоятельности норм, регулирующих исполнительное произ­водство в системе российского права. На первый взгляд здесь может возникнуть некоторое противоречие, которое может быть устранено при разрешении вопроса о том, как следует определять момент окончания судебной защиты права: момен­том вступления судебного акта в законную силу или моментом окончания его реализации.

Так, если моментом окончания судебной защиты права считать вступление в законную силу судебного акта, то за рамками механизма судебной защиты оста­ется реализация защищенного в суде права, но можно утверждать о самостоя­тельности отрасли исполнительного права. Если моментом окончания судебной защиты считать окончательную реализацию субъектом своего права, то получает­ся, что исполнительное производство является частью гражданского и арбитраж­ного процессуального права, точнее, их завершающей стадией,

Эта, кажущаяся на первый взгляд противоречием, ситуация заслуживает на самом деле отдельного внимания. Дискуссия о месте исполнительного произ­водства в гражданском процессуальном праве и в системе российского права до настоящего времени продолжается и еще будет продолжаться, тем более что но­вые процессуальные кодексы оставляют данный вопрос открытым.

Применительно к вопросу осуществления права на судебную защиту и эффективности его реализации необходимо отметить следующие моменты. Меха­низм осуществления права на судебную защиту направлен на максимально пол­ное получение данной защиты. Защищаемое заинтересованными лицами в судеб­ном процессуальном порядке право получает необходимую защиту с вынесением решения и вступлением его законную силу. При его исполнении судом защища­ется уже не само субъективное право (интерес), а его реализация. Таким образом,

моментом окончания реализации права на судебную защиту следует считать мо­мент вступления вынесенного судебного акта в законную силу.

Процессуальный закон содержит гарантии, обеспечивающие полноту осу­ществления защищенного права, но это уже нс судебная защита права, а судебная защита его реального исполнения. К ней относится возможность обжалования постановлений, действий судебного пристава-исполнителя и отказа от соверше­ния данных действий, возможность приостановления судом исполнительного производства, восстановления пропущенного срока для предъявления исполни­тельного документа к исполнению, а также и возможность принятия судом отказа взыскателя от взыскания и утверждения судом мирового соглашения на стадии исполнения решения суда.

Каждая из этих гарантий заключает в себе не только возможность судеб­ной защиты непосредственного исполнения субъективного права, но и широкие возможности защиты иных прав, которые могут быть нарушены в ходе исполне­ния судебного акта. Например возможность обжалования действий (бездействий) и постановлений судебного пристава-исполнителя принадлежит не только взы­скателю, но и должнику, и в качестве одного из оснований для приостановления исполнительного производства является подача в суд жалобы на действия судеб­ного пристава,

Отказ взыскателя от взыскания и заключение мирового соглашения в ис­полнительном производстве есть проявление принципа диспозитивности при ис­полнении судебного акта. При отказе взыскателя от взыскания судебная защита права состоялась, судебный акт вынесен и вступил в законную силу. Взыскатель здесь отказывается от возможности реализации защищенного субъективного пра­ва, что соответствует самой природе, сущности субъективного права: управомо­ченное лицо отказывается от возможности требования определенных действий, или воздержания от их совершения от лица обязанного.

В этом проявляется отличие субъективного частного права от публичного права на его судебную защиту: право на судебную защиту реализовано, а субъек­

тивное право, для защиты которого использован процессуальный механизм су­дебной защиты, - нет.

При заключении сторонами мирового соглашения после принятия исково­го заявления к производству (на стадии подготовки дела к судебному разбира­тельству или на стадии непосредственного судебного разбирательства) и утвер­ждении его судом, в случае неисполнения ОДНОЙ из сторон его условий, возможно принудительное его исполнение в рамках процедур исполнительного производст­ва на основании исполнительного листа, выданного судом для принудительного исполнения условий мирового соглашения.

При заключении сторонами мирового соглашения при исполнении судеб­ного акта и утверждении его судом, дальнейшая возможность судебной защиты реального исполнения судебного акта, в случае нарушения сторонами условий со­глашения, - не возможна.

Таким образом, если при утверждении судом мирового соглашения при непосредственном осуществлении судебной защиты права сохраняется возмож­ность его принудительного исполнения со всеми гарантиями, обеспечивающими реальное его исполнение, то после утверждения судом мирового соглашения при совершении принудительного исполнения судебного акта и прекращении испол­нительного производства, таких гарантий нет.

Возможность выдачи еще одного исполнительного листа, в случаях невы­полнения одной из сторон условий соглашения, законодательно не предусмотре­на. В этом проявляется принцип ответственности сторон за свои распорядитель­ные действия, поскольку стороны сами определили, как, каким образом будет реализовано субъективное право, отказавшись от его принудительной реализа­ции.

По вопросу о гарантиях реализации права на судебную защиту в качестве выводов необходимо еще раз коротко остановиться на следующем.

I) Под гарантиями реализации права на судебную защиту понимаются ус­тановленные государством, в целях выполнения его функций по обеспечению за­

щиты прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций, ме­ры как юридического, так и неюридического характера, направленные на обеспе­чение возможности реального осуществления этого права в органах судебной власти.

2) Систему гарантий реализации права на судебную защиту в гражданском и арбитражном судопроизводстве составляют две основные группы: общие га­рантии осуществления защиты в органах судебной власти; и гарантии, обеспечи­вающие возможность конкретной реализации процессуального механизма осуще­ствления права на судебную защиту (процессуально-правовые гарантии).

Первую группу гарантий составляют конституционные, организационно­правовые, социальные и экономические гарантии.

Процессуально-правовые гарантии права на судебную защиту - это уста­новленные процессуальным законом средства правового характера, обеспечи­вающие возможность использования процессуального механизма судебной защи­ты в целях получения реальной защиты нарушенного права или интереса.

В комплексе гарантий процессуально-правового характера, обеспечиваю­щих предоставленное Конституцией РФ право каждого на судебную защиту и его реализацию в гражданском и арбитражном судопроизводстве, выделяются три основные группы: процессуальные гарантии, обеспечивающие реализацию права на обращение в суд в суд за судебной защитой; гарантии обеспечения реализации права па получение судебной защиты; гарантии, обеспечивающие полноту судеб­ной защиты.

<< | >>
Источник: Абознова Оксана Владимировна. СУД В МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2006. 2006

Еще по теме §3 Гарантии реализации права на судебную защиту:

  1. Деятельность суда, связанная с обеспечением реализации права на получение судебной защиты в процессе судебного разбирательства
  2. Механизм реализации права на судебную защиту
  3. 3.1 Деятельность суда, связанная с обеспечением реализации права на получение судебной защиты при подготовке дела к судебному разбира­тельству
  4. §3 Суд в механизме реализации права на получение судебной защиты
  5. §2 Суд в механизме реализации права на обращение за судебной защитой
  6. Суд в механизме реализации права на получение судебной защиты при вынесении решения
  7. §5 Перспективы совершенствования процессуального законодательства в сфере реализации права на судебную защиту (вместо заключения)
  8. Абознова Оксана Владимировна. СУД В МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2006, 2006
  9. Содержание права на судебную защиту
  10. Глава II. Суд как субъект реализации нрава на судебную защиту
  11. §1 Общая характеристика правового положения суда как субъекта реализа­ции права на судебную защиту
  12. § 2 Соотношение права па судебную защиту со смежными правовыми кате­гориями
  13. Глава I. Правовая природа и содержание права на судебную защиту
  14. Субъекты права на судебную защиту и субъекты механизма его реализа­ции
  15. Право на защиту и право на судебную защиту
  16. Право на удовлетворение иска и право на получение судебной защиты
  17. Право па судебную защиту и право на иск
  18. Право на судебную защиту как конституционное и субъективное процес­суальное право
  19. §1 Право на судебную защиту: понятие, содержание и основные характери­стики