<<
>>

§ 4. Теория гражданского общества в постсоветской идеологии: возникновение и развитие сопутствующих идей

1. Наряду с теорией правового государства и другими теоретическими моделями и идеями современной, постсоветской России, заметное место в ее политико-правовой идеологии занимает теория гражданского общества.

Будучи по своей природе и характеру сугубо социальной теорией, она тем не менее, в отличие от многих других аналогичных теорий, как концепция глобального, всеохватывающего по своему масштабу объекта, каковым является общество, распространяется и оказывает влияние также не только на социальную, но и на все другие сферы жизнедеятельности государства. Это - во-первых.

А во-вторых, теория гражданского общества, в отличие от ряда других теорий, отражавших актуальные на время их возникновения и функционирования жизненные реалии и выражавших определенные взгляды, интересы и ценности, по выполнению заложенных в них целевых установок и вызовов своего времени, становятся достоянием истории, - в отличие от них теория гражданского общества относится к другому роду теоретических конструкций.

А именно: она относится к разряду тех "долгоиграющих", возникающих на относительно ранних этапах развития общества концепций, которые, наполняясь

683

каждый раз по мере развития общества и государства новым содержанием и облекаясь в новые семантические и иные формы, продолжают не только существовать, но даже становиться модными в самых различных исторических условиях.

Именно к числу таких теорий, а точнее - к совокупности сходных между собой, но относительно самостоятельных идей, касающихся одного и того же объекта, в качестве которого выступают общество и составляющие его компоненты, принадлежит ставшая модной за последнее десятилетия концепция "гражданского общества" в современном его варианте*(1071).

Если до 1980 г., пишет в связи со всплеском модности данной теории английский исследователь К. Бриант, в "академической социологии, политической науке, да и во всей публичной сфере" о гражданском обществе было вообще мало упоминаний (references), то "с 1980 года по 1990 год их стало очень много"*(1072).

Причины такого всплеска внимания к гражданскому обществу как на национальном, так и на наднациональном уровне одни западные авторы усматривают в ускоренном развитии во второй половине XX в. процессов глобализации, "спровоцировавших", в свою очередь, процессы ускоренного формирования тех национальных сообществ, которые ныне именуются национальным гражданским обществом и глобальным гражданским сообществом, и вместе с тем привлекших более пристальное внимание ученых к данном феномену*(1073).

Другие авторы считают, что причиной всплеска внимания к гражданскому обществу в мире и в особенности в странах Восточной и Центральной Европы, называвших себя в послевоенные годы странами народной демократии, а позднее - социалистическими странами, послужил тот идеологический и политологический вакуум, который образовался в них после их отказа от марксизма, коммунизма и социализма.

Во второй половине и в конце 80-х гг. XX в. - в период происходивших в этих странах "революций", замечает известный английский социолог К. Кумар, термин "гражданское общество" был на устах у весьма многих теоретиков не только стран

684

Восточной и Центральной Европы, но и Западной Европы. В этот период существовала огромная надежда на то, что гражданское общество "как концепция и программа сможет помочь бывшим коммунистическим странам преодолеть те политические трудности, которые они испытывали повсеместно"*(1074).

Насколько оправданной оказалась эта надежда и насколько полезной была эта "концепция и программа", резюмирует автор, остается проблематичным. Однако бесспорным является то, что в гражданском обществе - в "его конструировании и реконструировании" идеологическая и политическая элита стран Восточной и Центральной Европы увидела "спасение своих наций" от постигших их "напастей" и что этот пример бывших социалистических интеллектуалов "вдохновил" некоторых западных исследователей на то, чтобы пересмотреть (to reconsider) концепцию гражданского общества на предмет того, отвечает ли она требованиям (условиям) современного западного общества"*(1075).

2. Наряду с названными причинами популярности и модности в настоящее время концепции гражданского общества в западной и отечественной юридической и социологической литературе называются и другие причины*(1076).

В частности, применительно к постсоветской России модность отдельных идей и в целом гражданского общества, этого, как не без основания отмечается в литературе, "явления, имеющего четкие черты, характерные для США и стран Западной Европы", объясняется "новым вектором развития нашей страны"*(1077), который наметился после государственного переворота 90-х гг. и продолжает свою олигархическую эпопею и поныне.

Однако дело сейчас заключается не в причинах и даже не в самой популярности и модности концепции гражданского общества. Теоретически и практически важные вопросы, касающиеся гражданского общества, неизбежно сводятся к тому, что представляет собой эта концепция, насколько она самодостаточна и жизнеспособна, какова ее роль и назначение, наконец, какова ее "генеалогия". Иными словами, как она возникла и развивалась, какие идеи ей предшествовали и какие из них она вобрала в себя; как гражданское общество

соотносится с "правовым государством".

Говоря о "генеалогии" концепции "гражданского общества" и ее историческом аспекте, следует заметить, что они важны не только и даже не столько сами по себе, сколько в системе других сторон и аспектов рассматриваемого явления и отражающего его понятия. Это - во-первых. А во-вторых, рассмотрение "гражданского общества" в историческом аспекте и взгляд на ее "генеалогию"- это не самоцель, а скорее средство более глубокого и всестороннего познания исследуемой материи*(1078).

Обращаясь к истории становления и развития гражданского общества как явления и соответствующего ему понятия, а точнее - категории, нельзя не видеть, что в данном, равно как и во многих других случаях по отношению к гражданскому обществу, над единством взглядов и мыслей исследователей данной материи преобладает разнобой*(1079).

Так, если по мнению одних авторов, например, по мнению известного отечественного ученого О.Э. Лейста, "становление и развитие гражданского общества является особым периодом истории человечества, государства и права", а категория "гражданское общество", "отличная от понятий государства, семьи, племени, нации, религиозной и других общностей, стала предметом изучения в ХУШ-XIX вв. и обстоятельно разработана в "философии права" Гегеля"*(1080), то, по мнению других авторов, понятие "гражданское общество""столь же древнее, как и политическая наука"*(1081).

В трудах ученых прошлого и современности утверждается в связи с этим, что "вот уже более двух тысячелетий гражданское общество изучается и описывается все более всесторонне, конкретно и достоверно. Соответственно понятие "гражданское общество", вбирая в себя различные общечеловеческие ценности, приобретает все большую смысловую многовариантность"*(1082).

Разнобой во мнениях, касающихся исторического, а вместе с тем и других аспектов гражданского общества, является не случайным, имея в виду, с одной стороны, сложность, противоречивость и недостаточную разработанность самой

686

концепции гражданского общества, как показывают исследования*(1083). А с другой - непроизвольно допускаемую подмену в ряде случаев концепции гражданского общества в целом ее отдельными положениями или же заложенными в ее основу и содержание отдельными идеями, и наоборот.

Кроме того, иногда упускается из виду то обстоятельство, что сама концепция гражданского общества, как и ее отдельные положения и идеи, с момента своего возникновения и становления не остаются неизменными, а по мере развития общества и государства постоянно изменяются и совершенствуются.

Исходя из сказанного, весьма важным представляется, во избежание бесплодных споров о времени возникновения и становления концепции гражданского общества, изначально определиться с вопросом о том, какая концепция имеется в виду - первоначальная, во многом исчерпавшая себя, или современная, не вполне сложившаяся*(1084).

Принципиально важно также уточнить, что имеется в виду, когда речь идет о времени возникновения и развития "гражданского общества", - само явление, его понятие, концепция или же его отдельные положения и идеи, послужившие основой для его возникновения и развития.

В отечественной и зарубежной литературе, как показывает ее анализ, довольно много споров возникает по поводу времени возникновения и развития самой концепции гражданского общества в целом, когда ее существование как таковое не подвергается сомнению. И наоборот, по общему правилу царит единодушие, когда речь идет о времени возникновения и развития предвосхитивших появление данной концепции и обусловивших ее характер и содержание идей.

3. Истоки гражданского общества вполне оправданно усматриваются многими авторами еще в древних обществах и государствах, на ранних стадиях развития человеческой цивилизации.

Акцентируя внимание на том, что "формирование и развитие гражданского общества заняло несколько веков" и что "этот процесс не завершен ни в нашей стране, ни в мировом масштабе", О.Э. Лейст не без оснований при этом отмечает:

687

"Отдельные элементы гражданского общества существовали и в некоторых странах античного мира (Греция, Рим), где развитие ремесла и торговли породило товарно - денежное производство, получившее оформление и закрепление в ряде институтов частного права (особенно римского частного права)"*(1085). Однако, резюмирует автор, это были только элементы, очаги гражданского общества, существовавшие лишь в отдельных регионах и сочетавшиеся с вертикальными структурами сословно - кастовых обществ*(1086).

Особенностью данного периода развития общества, нашедшего свое отражение в многочисленных работах мыслителей того времени, и прежде всего в произведениях Платона и Аристотеля, было то, что оно фактически сливалось с государством и поглощалось им.

Имея сословно-кастовый характер, основанный на юридическом и фактическом неравенстве своих членов, общество в целом, так же, как и каждый индивид в отдельности, находились полностью во власти всевозможных государственных запретов, исключающих какую-либо самостоятельность общества и личную жизнь индивида без государственного вмешательства и контроля.

Отмечая данную особенность, К. Маркс подчеркивал, что ранее государственно-организованное общество ("старое общество") "непосредственно имело политический характер, т.е. элементы гражданской жизни, - например, собственность, семья, способ труда - были возведены на высоту элементов государственной жизни в форме сеньориальной власти, сословий и корпораций"*(1087).

Однако несмотря на фактически полное огосударствление общественной жизни в рассматриваемый период и отсутствие институциональной и функциональной самостоятельности общества, в условиях Античного мира, на уровне отдельных полисов, где многие жизненно важные вопросы решались городскими сходами с учетом мнения и интересов большинства граждан, появились первые зачаточные элементы гражданского общества.

Наиболее полное отражение они нашли в "Политике" Аристотеля, в его

688

рассуждениях об истинном гражданстве, основной целью которого является забота об обеспечении всеобщего блага народа, об обязанности жить и действовать в соответствии с существующими законами государства, о недопустимости нанесения вреда одним гражданином другим гражданам, и др.*(1088)

Исходя из созвучности многих идей, впервые в мире поднятых Аристотелем, с идеями раннего и современного представления о гражданском обществе, некоторые отечественные и зарубежные авторы не без оснований считают, что само понятие "гражданское общество" восходит своими корнями к идее полиса Аристотеля; societas civilis - Цицерона, который в своей известной работе "О государстве" рассуждает о законе как "связующем звене гражданского общества"*(1089), а также к идеям естественного права, что о гражданском обществе "как философском понятии впервые сказано Аристотелем"*(1090).

Хотя при этом в других современных работах содержатся оговорки относительно того, что "в числе первых мыслителей, "заметивших" гражданское общество как самостоятельную субстанцию, обычно называется древнегреческий философ Платон"*(1091).

Разумеется, речь идет не просто о "первенстве" в постановке и развитии идей гражданского общества в работах того или иного мыслителя, а о приоритетном характере самих идей, сыгравших в последующем определенную роль в становлении и развитии этого общества.

Не умаляя значимости, а тем более не противопоставляя рассуждения Аристотеля, легшие позднее не только в основу концепции, но и самого гражданского общества, идеям Платона, касающимся, в частности, идеального человеческого общества и его устройства, главных добродетелей человека, его естественных социальных потребностей и др., следует заметить, что эти идеи, так же, как и гуманистические суждения Аристотеля, оказали огромное влияние на процесс становления и дальнейшего развития гражданского общества.

4. Значительную роль в развитии гражданского общества как явления и отражающего его понятия сыграли идеи и учения последующих поколений

689

мыслителей и просветителей, в особенности основополагающие идеи, которые содержались в трудах Т. Гоббса, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Дж. Локка, Б. Спинозы, И. Канта, Г. Гегеля и многих других мыслителей.

В научной литературе весь процесс развития идей гражданского общества, равно как и самого общества, после античного периода их зарождения и эволюции разделяется на три этапа.

Первый, охватывающий примерно период с XVI по XVII в. включительно, характеризуется формированием экономических, политических и идеологических предпосылок гражданского общества, созданием его соответствующих интеллектуальных и иных основ. "Идеологические, экономические и политические предпосылки гражданского общества, - констатируется в литературе, - складывались в Западной Европе в период позднего Средневековья, в эпоху Возрождения и Реформации; в борьбе против сословно-феодального неравенства и произвола... Исторической вехой становления гражданского общества была революция в Англии (1640-1649), от которой ряд историков ведет отсчет Нового времени"*(1092).

Этот этап характеризуется не только развитием промышленности и торговли в странах Западной Европы и развитием товарно-денежных отношений, создающих материальный фундамент формирующегося гражданского общества (формирование общественно-политических движений, создание централизованных государств и т.п.), а также радикальным изменением общественной психологии и идеологии.

Именно в этот период в странах Западной Европы отмечается весьма бурное развитие и широкое распространение буржуазной "торгово-промышленной" морали; "оформление в теорию естественного права основных общих идей, связанных с представлениями о гражданском обществе как о социально-политическом идеале"; массированное внедрение в общественное сознание протестантских представлений о человеческом идеале и "богоугодной" этике.

"Могут ли стражники, палачи, юристы, адвокаты и прочий сброд, - вопрошал по этому поводу в данный период основатель немецкого протестантизма (лютеранства) и лидер движения Реформации Мартин Лютер в своей работе "О

690

светской власти", - также быть христианами и обрести Царство Небесное?" И отвечал: "Если власть и меч - служба Божья... то все это также должно быть Божьей службой, необходимой власти для того, чтобы применять меч. Они должны быть теми, кто бы разыскивал, обвинял, мучил и убивал злых, защищал, прощал добрых, отвечал за них и спасал их"*(1093).

На втором этапе (начало XVIII - конец XIX в.) развития идей гражданского общества, равно как и его самого, в наиболее развитых в промышленном отношении странах формируется "гражданское общество в виде первоначального капитализма"*(1094), в основе которого лежат идеи и принцип всеобщего формально-юридического равенства, а также частное предпринимательство .

Вместе с тем набирают силу идеи самостоятельного существования общества, функционирующего на правовой основе и допускающего лишь минимальное вмешательство государства (государства-"сторожа") в его внутреннюю жизнь.

"Величайшая проблема для человеческого рода, разрешить которую его вынуждает природа, - упреждал И. Кант в своей работе "Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане", вышедшей в 1784 г., - достижение всеобщего правового гражданского общества"*(1095). Ибо "только в обществе и именно в таком, в котором членам его предоставляется величайшая свобода, а стало быть, существует полный антагонизм, и тем не менее самое точное определение и обеспечение свободы ради совместимости ее со свободой других - только в таком обществе может быть достигнута высшая цель природы: развитие всех ее задатков, заложенных в человечестве"*(1096).

Наряду с проблемами соотношения общества и государства на данном этапе особое внимание придается также вопросам места и роли человека в общественной жизни и в государственной системе.

При этом индивид зачастую не только не идеализируется, как это имело место в некоторых "гуманистического" порядка изданиях, а, скорее, наоборот, предстает в том "объективно-негативном" виде, в каком он, по мнению мыслителей, порожден самой природой.

"Поскольку люди, - писал в своем "Политическом трактате" Б. Спиноза, - обуреваются гневом, завистью или каким-нибудь другим ненавистническим аффектом, поскольку они влекутся врозь и друг другу враждебны, и потому они должны внушать тем больший страх, насколько более они могут и насколько они хитрее и коварнее по сравнению с остальными животными"*(1097). Определяя место и роль человека в обществе, государственной системе и природе, мыслитель исходит из того, как и большинство, что "люди в природе являются как бы государством в государстве"*(1098).

Спустя немногим более столетия другой известный мыслитель И. Фихте развивал аналогичные мысли, акцентируя, однако, при этом внимание не на "природе человека" как таковой, а на его "злой воле" как члена общества и в связи с этим - на проблемах "добродетели" государства.

Целью государства, писал автор в работе "Основные черты современной эпохи", не может быть добродетель, ибо оно, являясь "по своему существенному характеру принудительной властью, предполагает недостаток доброй воли, т.е. недостаток добродетели, наличность злой воли"*(1099). И далее: "Если бы все члены его были добродетельны, оно совершенно потеряло бы свой характер принудительной власти и стало бы лишь руководителем, проводником или верным советником свободно проявляющих свою волю людей"*(1100). И в заключение: "Не задаваясь такой целью ни сознательно и открыто, ни под прикрытием какой-нибудь другой цели, государство уже одним своим существованием делает возможным всеобщее развитие добродетели в человеческом роде, вызывая к жизни внешние добрые нравы и внешнюю нравственность , которые, конечно, еще далеко не составляют добродетели"*(1101).

Значительное внимание развитию идей гражданского общества в его соотношении не только с государством, но и с индивидуумом - его местом и ролью в государственной и общественной системе - и его интересами уделял также Гегель.

Рассматривая государство как "действительность нравственной идеи", как "нравственный дух" и как "очевидную, самой себе ясную, субстанциальную волю",

692

Гегель призывал не смешивать его с гражданским обществом, "одним принципом" которого "является конкретное лицо"*(1102).

"Если смешивать государство с гражданским обществом и полагать его назначение в обеспечении и защите собственности и личной свободы, - писал великий мыслитель в широко известной работе "Философия права", - то интерес единичных людей как таковых оказывается последней целью, для которой они соединены, а из этого также следует, что в зависимости от своего желания можно быть или не быть членом государства"*(1103). Однако, подчеркивал он, "на самом деле отношение государства к индивиду совсем иное; поскольку оно есть объективный дух, сам индивид обладает объективностью, истиной и нравственностью лишь постольку, поскольку он член государства"*(1104).

Проводя мысль о том, что "гражданское общество создано, впрочем, лишь в современном мире, который всем определениям идеи предоставляет их право"*(1105), Гегель концептуально излагает свое видение данного феномена.

По его мнению, "в гражданском обществе каждый для себя - цель, все остальное для него - ничто. Однако без соотношения с другими он не может достигнуть своих целей во всем их объеме: эти другие суть поэтому средства для цели особенного"*(1106).

Аналогичного мнения о характере отношений членов гражданского общества, а также о времени его возникновения - "лишь в современном мире", в условиях буржуазных, частнособственнических отношений, когда гражданское общество фактически предстает в образе раннего буржуазного общества, придерживались и другие ученые и общественно-политические деятели, такие, в частности, как К. Маркс и Ф. Энгельс. "Выражение "гражданское общество", - писали они, - возникло в XVIII в., когда отношения собственности уже высвободились из античной и средневековой общности. Благодаря освобождению частной собственности из общности (Gemeinwesen) государство приобрело самостоятельное существование наряду с гражданским обществом и вне его"*(1107).

5. Третий этап развития идей гражданского общества, равно как и его самого,

693

выступающего в виде относительно самостоятельного и в определенной мере самодостаточного института, охватывает период с начала ХХ в. и продолжается по сей день в условиях постсоветского периода развития российского общества и государства.

Характерной особенностью данного этапа является, по мнению ученых, "социализация гражданского общества"*(1108).

В плане обыденного, прагматического понимания это должно означать широкое распространение идеи гражданского общества и ее восприятие не только политической элитой, но и другими слоями общества*(1109); гуманизацию гражданского общества; обладание его членов широкими, хотя и формальными правами, свободами в различных сферах жизни; дальнейшую демократизацию как самого общества, так и государства, и др.

В числе характерных особенностей данного этапа развития гражданского общества и отражающих его идей следует отметить также более четкое выделение и отграничение сферы частной жизни граждан, ассоциирующейся с гражданским обществом и опосредуемой с помощью норм частного права, от сферы публичной жизни, непосредственно связанной с государством и регулируемой с помощью норм публичного права.

Нельзя не обратить внимание, кроме того, на довольно радикальные изменения взглядов в данный период не только на государственно-организованное общество, но и на само государство. Ибо если на ранних стадиях развития капитализма, когда господствовала идеология классического либерализма, главным постулатом которой было максимальное ограничение государственного вмешательства в экономическую жизнь, государство воспринималось главным образом как "ночной сторож", охраняющий, но не владеющий и не распоряжающийся частной собственностью, то на более поздних стадиях, включая современную, ситуация, а вместе с нею и взгляды на государство существенно изменились.

Вынужденная ввиду практической несостоятельности, как показал опыт западных стран, классического либерализма его трансформация в 694

неолиберализм*(1110), допускающий в определенной мере "вмешательство" государства в экономическую и другие сферы жизни, выдвинула на первый план вместо "государство - ночной сторож" концепцию "государства всеобщего благоденствия".

В настоящее время эта концепция довольно широко используется в политико­идеологическом арсенале Великобритании, Швеции и ряда других индустриально развитых стран*(1111). В то же время во многих других западных странах (Германия, Италия и др.) теория "государства всеобщего благоденствия", так же, как и первоначальные представления о гражданском обществе, преданы забвению.

На смену им под влиянием быстро меняющейся экономической и социально - политической среды пришло новое, более адекватное восприятие государства, "материализированное" в теориях правового и социального государства, а вместе с тем и гражданского общества.

Будучи реализованными в новой государственно-правовой и социальной теории, основные постулаты неолиберализма, однако, мало что изменили в практической жизни общества, именуемого гражданским, в их фактическом - материальном и социально-политическом, а не только формально-юридическом статусе, в их реальных, а не только формальных правах и свободах*(1112).

До сих пор для многих стран, независимо от того, как они себя именуют - "старыми" или "новыми демократиями", странами с состоявшимся гражданским обществом ("цивилизованные страны") или странами, стремящимися к его построению, остаются довольно актуальными слова немецкого философа, одного из идеологов анархизма М. Штирнера, высказанные им почти полтора столетия назад, о том, что государство лишь "допускает, чтобы граждане играли в свободу, но серьезно помышлять о свободе не разрешается: нельзя забывать о государстве"*(1113). Государство, отмечает автор, "всегда занято тем, чтобы ограничивать, обуздывать, связывать, подчинять себе отдельного человека, делать его "подданным" чего-нибудь всеобщего". При этом "всякую свободную деятельность государство старается затормозить и подавить своей цензурой, своим

надзором, своей полицией, считая своим долгом так поступать, и таков действительно его долг - долг самосохранения"*(1114).

6. Наряду с отмеченными особенностями гражданского общества и лежащих в его основе идей на современном этапе следует обратить внимание еще на два, как представляется, знаковых и вместе с тем значимых момента, непосредственно касающихся данного феномена.

Один из них связан с расширением географии "гражданского общества" и распространением "обслуживающих" его идей не только, как это было традиционно, на западные страны, но и на другие, в частности, бывшие социалистические страны, включая и постсоветскую Россию*(1115), а второй - с попытками перенесения идей гражданского общества с национального уровня на региональный и глобальный уровни.

В отношении бывших соцстран и постсоветской России следует отметить, что использование идей гражданского общества, равно как и ряда различных теорий, зародившихся и развивавшихся в пределах западной политической мысли и идеологии, стало вполне естественным и логичным с тех пор, когда пришедшие к власти в этих странах "демократические" круги порвали с "коммунизмом" и, не имея под собой самостоятельной интеллектуальной основы, обратились к "народному капитализму" в сфере политики и идеологии, а в области экономики - к убедительно доказавшему на примере западного мира, пережившего целый ряд финансовых и иных кризисов, свою несостоятельность либерализму и неолиберализму*(1116).

Не случайно в отечественной литературе последних лет все чаще говорится о политизированном характере, "политизированной интерпретации" понятия гражданского общества, а также о "своеобразной публицистической популярности" термина "гражданское общество"*(1117).

Объективности ради следует сказать, что идеи либерализма, а вместе с ними и идеи гражданского общества для российской науки, политической мысли и идеологии отнюдь не являются чем-то новым и непознанным. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к работам Н.М. Коркунова, П.И. Новгородцева, Б.А.

696

Кистяковского, Л.И. Петражицкого и ряда других дореволюционных (октябрь 1917 г.) российских ученых-юристов, придерживавшихся либерального направления в отечественном государствоведении и правоведении, которое развивалось в начале XX в. в России наряду с консервативным и социалистическим направлением*(1118).

Более того, идеи гражданского общества, хотя и под другим названием, не оставались вне поля зрения отечественных ученых-юристов, социологов и политологов и в советское время. В этот период, как верно подмечает С.А. Авакьян, вместо категории "гражданского общества" широко использовалось понятие "политическая система общества", состоящее из государства, правящей партии, общественных организаций и трудовых коллективов и нашедшее свое отражение и в Конституции СССР 1977 г. *(1119), а также в принятых на ее основе конституциях субъектов Федерации - союзных республик.

Наряду с политической системой общества, где трудовым коллективам - субъектам социально-экономических и политических отношений -КонституциейСССР отводилась весьма важная роль "в обсуждении и решении государственных и общественных дел, в планировании производства и социального развития, в подготовке и расстановке кадров", а также в решении других весьма важных для них самих и для всего общества в целом вопросов*(1120), идеи гражданского общества, в довольно значительной мере созвучные с идеями, лежавшими в основе марксистской теории "развитого социализма", "отрабатывались" одновременно и на базе самого советского общества.

Если для многих западных социологов, политологов и идеологов, особенно ранних генераций, гражданское общество нередко было синонимом раннего буржуазного общества, то для авторов, стоявших на марксистских позициях, аналогом его - своего рода "советским гражданским обществом" - считалось официально признанное и конституционно закрепленное "развитое социалистическое общество".

И в этом, несомненно, был свой резон, если исходить из того, что гражданское общество создается не ради защиты некоего абстрактного "частного интереса", а

697

ради конкретного человека - его свободного и всестороннего развития, роста его благосостояния, твердой уверенности в завтрашнем дне.

Следует заметить, что у советского аналога гражданского общества были не только формальные, но и реальные, защищающие не только избранных "небожителей", но и "рядовых" граждан, черты. Речь идет, в частности, о гарантированных социально-экономических правах и свободах граждан, отсутствии беспризорности и безработицы в стране, свободном доступе любого члена общества на равных основаниях к образованию и медицинскому обслуживанию, а также обо всем том, что составляло гордость каждого человека за свою страну и служило основанием для его твердой уверенности в завтрашнем дне.

Формирование настоящего гражданского общества в постсоветской России, а не его подобия, отвечающего интересам новоявленных нуворишей, о котором довольно много говорится в официальных и полуофициальных изданиях, возможно лишь на основе исторической преемственности от прежних поколений и их системы государственного и общественного устройства, с учетом их несомненных достижений в самых различных сферах общественной жизни.

<< | >>
Источник: Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с.. 2019

Еще по теме § 4. Теория гражданского общества в постсоветской идеологии: возникновение и развитие сопутствующих идей:

  1. 38. Акционерное общество как участник гражданских правоотношений.
  2. 36. Гражданско-правовое положение обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью.
  3. 30. Возникновение юридических лиц: способы образования, порядок создания.
  4. Факторы, сопутствующие КРН и выявленные при полевых и натурных исследо­ваниях на различных газопроводах
  5. Химченко Алексей Игоревич. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО: ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  6. Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 2. Право: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 448 с., 2019
  7. Иванов А.А., Малахов В.П.. Теория государства и права. Учебное пособие. - М.:2012. - 351 с., 2012
  8. 8. Понятие и состав гражданского законодательства. Действие гражданского законодательства. Толкование гражданско-правовых норм.
  9. Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с., 2019
  10. ИБРАЕВА А.С., САРТАЕВ С.А., ИБРАЕВ Н.С., ЕСЕТОВА С.К., СЕЙФУЛЛИНА А.Б.. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА. АЛМАТЫ, 2017, 2017
  11. ГЛАВА 4. ТЕОРИЯ РАСЧЕТА ОГРАЖДАЮЩИХ КОНСТРУКЦИЙ С УЧЕТОМ ОТРАЖАТЕЛЬНЫХ СВОЙСТВ ИХ ПОВЕРХНОСТЕЙ
  12. Заячковский О.А., Маскаева И.И., Усенко Ю.Н.. Теория государства и права: учебное пособие. — Ка­лининград: Изд-во БФУ им. И. Канта,2011. — 272 с., 2011
  13. Теория государства и права: учеб. пособие для студен­тов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруден­ция» / В.П. Малахов, И.А. Горшенева, А.А. Иванов. — М.,2012. — 159 с., 2012
  14. Понятие «идеальный школьный учитель» в истории развития американской педагогической мысли
  15. 56. Гражданско-правовая обязанность: основание установления, содержание, соотношение с субъективным гражданским правом.
  16. 70. Меры гражданско-правовой ответственности и способы гражданско-правовой защиты.