<<
>>

§ 1. Тенденции как одно из средств определения перспектив развития Российского государства в обозримом будущем: понятие, особенности

1. В процессе разработки теории и углубленного изучения Российского государства на разных этапах его развития весьма важным в практическом отношении представляется, наряду с другими его сторонами, обратить внимание также на тенденции его эволюционного и революционного развития.

Помимо всего прочего, это позволяет четче увидеть не только прошлое и настоящее российского, равно как и любого иного государства, но и с определенной долей достоверности определить перспективы его развития в обозримом будущем.

Подчеркивая огромную теоретическую и методологическую значимость тенденций в познании социально-правовых и иных явлений, один из разработчиков широко распространенной ныне теории постиндустриального общества Д. Белл не без оснований замечал, что в своих научных изысканиях он оперировал и руководствовался не "глобальной теорией", а "тенденциями" развития общества, стремясь постигнуть их смысл и возможные последствия в случае достижения происходящих в социальной сфере изменений "своих логических пределов"*(1121).

Аналогичного мнения относительно несомненной важности учета тенденций развития социально-политических явлений, в том числе государства и права, в процессе их познания придерживаются и другие исследователи. В качестве исходного положения при этом зачастую выступает многократно подтвержденный в своей правоте тезис, согласно которому "раскрытие внутренних закономерностей развития любой сущности с неизбежностью предполагает выявление тенденций

699

этого развития, каждая из которых воплощает различные возможности его дальнейшего хода, соотношение этих тенденций, борьбу их между собой, которая оказывается "борьбой" множества возможностей за свою реализацию"*(1122).

Наряду с раскрытием закономерностей "развития любой сущности", изучение и учет тенденций в процессе углубленного познания права является весьма важным и в других отношениях.

Однако прежде чем говорить об этом более обстоятельно, необходимо сначала определиться с самим понятием и содержанием тех явлений, которые именуются тенденциями.

2. На вопрос: что такое "тенденция", каково ее понятие и содержание? - в научной литературе нет однозначного ответа. Ибо в одних случаях "тенденция", независимо от сферы ее приложения и применения, рассматривается в целом как движение или развитие той или иной материи в определенном направлении*(1123).

В других - она представляется в виде отдельного направления движения или развития исследуемой материи*(1124). А в-третьих случаях "тенденция" понимается в "обобщенном" виде одновременно и как развитие рассматриваемой материи в целом "в том или ином направлении", и как отдельное направление ее развития.

В Словаре русского языка "тенденция" (нем. Tendenz от лат. Tendere - стремиться, направляться) представляется как "направление движения или развития чего-либо" или же как "направленность во взглядах или действия, стремления, намерения", свойственные кому-либо или чему-либо*(1125).

Имеют место и другие толкования термина "тенденция" в зависимости от сферы его приложения. Например, в социальной сфере она представляется в виде идеи "большого общественного характера"; в области художественной литературы - в виде "предвзятой идеи, навязываемой читателю и не вытекающей органически из самого развития художественных образов"*(1126); и др.

Множественность пониманий и толкований термина "тенденция", равно как и любого иного термина, несомненно, затрудняет и усложняет его использование. Однако выход в таких случаях, как показывает практика, исследователи находят обычно в использовании наиболее устоявшегося и наиболее распространенного

700

смыслового значения рассматриваемого термина или же в формировании "своего", очередного представления о понятии и содержании искомого явления.

3. Применительно к государственно-правовой, равно как и к любой иной сфере, независимо от того, идет ли речь о глобальном, региональном или же о национальном уровне, при рассмотрении тенденций развития исследуемой материи теоретически и методологически важным представляется исходить не из их однозначных определений и аналогичных о них суждениях, а из комплексного подхода и анализа их различных сторон и проявлений.

В процессе выявления и рассмотрения тенденций развития государства, а вместе с ним и права, необходимо обратить внимание, прежде всего, на следующие их особенности, а также на характерные для них признаки и черты, формирующие представление об их понятии и содержании.

Во-первых, следует отметить, что тенденции развития государства - это не что иное, как намечающиеся или наметившиеся направления его развития, свидетельствующие об эволюции рассматриваемой материи в целом или отдельных ее составных частей.

Существующие в научной литературе разноречия относительно понимания тенденций как развития государственно-правовой или иной материи "в определенном направлении" и как "определенного направления" (направлений) в ее развитии не имеют под собой принципиальной основы. Ибо развитие любой материи как таковой в целом в том или ином направлении напрямую соотносится, а нередко и складывается из соответствующих направлений развития ее отдельных составных частей.

Во-вторых, важно подчеркнуть при рассмотрении особенностей тенденций государства, что они, так же, как и само государство, в социально-политическом и юридическом отношении не являются некими абстрактными феноменами. Они несут в себе смысловую, формально-юридическую нагрузку в виде определенных идей и устремлений, отражающих ту или иную сторону развития российской государственно-правовой материи на том или ином этапе ее развития.

701

Само собой разумеется, что тенденции Российского государства на раннефеодальном, феодальном, капиталистическом или социалистическом этапах его развития не могут быть иными, как адекватно отражающими его социально - классовую сущность, содержание, выполняемую им на том или ином этапе роль и его назначение.

В полной мере это относится не только к ранним этапам дооктябрьского (1917 г.) периода развития Российского государства, но и к более поздним, включая современный, постсоветский период.

В-третьих, необходимо обратить внимание в процессе выявления особенностей тенденций развития государства, равно как и других социально-политических тенденций, на то, что они, независимо от того, где, когда, в силу каких причин и при каких обстоятельствах возникают и проявляются, всегда имеют свои определяющие временные пространственные пределы. Иными словами - вместе с породившим их государством они существуют и функционируют в рамках определенного времени и пространства.

Так же как и право, которое "непрестанно трансформируется, подстраиваясь к ритму истории, затормаживая или питая его", благодаря чему оно "передает особенности своего времени и несет на себе стигматы той эпохи, когда оно формировалось"*(1127), так и тенденции развития государства, как правило, опережая его, эволюционируют вместе с ним как во времени, так и в пространстве.

Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что тенденции развития, скажем, рабовладельческого государства ассоциируются исключительно с данным типом государства и права. Соответственно, тенденции развития феодального или капиталистического государства возникают и проявляются в основном на базе этих типов государства.

Аналогично обстоят дела не только с временными, но и с пространственными параметрами тенденций развития государства. Многочисленность и разнообразие юридических систем, замечал Ж.-Л. Бержель, касаясь вопроса, связанного с правом в пространстве, - "это очевидность, обусловленная разнородностью человеческих

702

обществ, в рамках которых функционирует и жизнь которых упорядочивает право". Даже если ограничиться обществами, которые социологи называют "первичными", каковыми, по мнению автора, являются государства, то и здесь мы увидим, "что существует, по крайней мере, столько юридических систем, сколько суверенных государств"*(1128).

Соотносясь с тем или иным государством и ограничиваясь определенным пространством, каждая из этих систем не только осуществляет в рамках данного пространства свойственные ей функции, но и порождает непосредственно или создает условия, способствующие выработке и осуществлению тех или иных тенденций.

В-четвертых, следует подчеркнуть, идентифицируя тенденции развития государства, права или иных социальных явлений, что они, будучи весьма мобильными феноменами, составляют неотъемлемую составную часть процесса их развития, а в большинстве случаев - их совершенствования.

Независимо от того, о какой концепции развития государства и права идет речь: рассматривается ли процесс их развития как "историческая закономерность" или же как "случайность" и "произвольность" эволюции государственно-правовой материи, или же имеется в виду и разделяется учение исторической школы о "естественном росте (Nat ⅛w ⅛hsigkeit) права, согласно которому "все историческое развитие права представляется не чем иным, как последовательным развитием исконных начал народного правосознания"*(1129),- во всех этих и иных случаях тенденция развития государства и права как одно из его течений или направлений неизменно выступает в виде составной части всего процесса развития данной материи.

С точки зрения философских категорий соотношение процесса развития государства и права и тенденций как определенных направлений этого развития, с известной долей условности можно рассматривать в виде соотношения категории "общего", а точнее - "целого" и "части", где "целое", согласно "классическому

жанру", "как бы транслирует, передает свою специфику частям" и в то же время познается через каждую из своих частей*(1130).

В-пятых, необходимо отметить, исследуя особенности тенденций развития государства и права, что, наряду с рассмотрением их с позиций категорий "целого" и "части", теоретически и методологически важным представляется также изучать их под углом зрения категорий "возможности" и "действительности".

В соответствии с устоявшимися в философской литературе представлениями категория "возможность""характеризует внутренние тенденции развития явлений, определяемые их законами, а также наличие условий для их реализации". В свою очередь, "действительность" выступает "как реализация некоторой возможности в виде определенной вещи или явления"*(1131).

Будучи парными философскими категориями, "возможность" и "действительность" находятся в постоянной взаимосвязи и взаимодействии. В силу этого, благодаря реальной "возможности", одна "действительность" может превратиться в другую, новую "действительность", которая, в свою очередь, порождает новую "возможность" или возможности.

Переход возможности в действительность, отмечается исследователями, "совершается непрерывно, подчас незаметно". Этот процесс может проявляться в виде простого изменения, стихийного развития, сознательной деятельности, борьбы. При этом "переход возможности в действительность, - резонно подмечают авторы, - открывает путь для возможностей следующего, более высокого уровня"*(1132).

Применительно к реальному процессу развития государства как "действительности" и "внутренним тенденциям его развития", как "возможности" весьма важным представляется иметь в виду, что в силу многих объективных и субъективных причин далеко не каждая "возможность", а вместе с тем и соотносящиеся с ней, а точнее - "наполняющие" ее содержание "внутренние тенденции", со временем становятся действительностью *(1133). В первую очередь это касается так называемых абстрактных, или формальных (формально­юридических) возможностей и соответствующих тенденций, которые, хотя и

порождаются реальной, "действительной" средой, но сами по себе не превращаются в новую действительность, поскольку для этого нет соответствующих условий и сопутствующей этому превращению окружающей среды.

Новый, более высокий уровень правовой или иной действительности создается лишь реальными, а не формальными или формально-юридическими возможностями и "наполняющими" их соответствующими "внутренними тенденциями" развития искомой материи.

4. Помимо отмеченных особенностей, тенденции развития государства как явления выделяются среди других соотносящихся с ними явлений также рядом иных признаков и черт. В частности, как тенденции развития государственно-правовой материи они отражают ее не только и даже не столько статичный, сколько динамичный характер, фокусируют внимание исследователей государства и права не столько на статике как исходного в их познании, сколько на динамике.

В отличие от ряда других правовых явлений, тенденции развития государственно-правовой материи отражаются и "материализуются" не только в теории - в различных концепциях, правовых доктринах и иных теоретических конструкциях, но и в практике. В частности, в таких ее формах и проявлениях, как правотворческая, правоприменительная, правоохранительная и иная деятельность государственных органов в принимаемых и реализуемых ими юридических документах - нормативно-правовых и иных актах, в правовых обычаях и правовых договорах, в судебных прецедентах, и др.*(1134)

"Материализуясь" в государственно-правовой теории и юридической практике, тенденции развития государства и права играют в жизни общества, а также в процессе развития и познания государственно-правовой материи весьма важную социальную и методологическую роль.

Это проявляется прежде всего в том, что тенденции, как было отмечено, позволяют судить не только о состоянии государственно-правовых систем в настоящем, но и определяют перспективы их развития, а также их конечные, стратегические цели в будущем.

В силу очевидности нет необходимости говорить о важности в теоретическом и практическом плане подобного рода роли, выполняемой тенденциями развития государства и права, а также об их социальной значимости, особенно в тех случаях, когда речь идет об определении конечных целей отдельных государственно­правовых систем.

Ни теоретики, ни практики, писал по этому поводу Ж. -Л. Бержель, не могут абстрагироваться от конечных целей государственно-правовой системы или правовых норм, "если желают понять смысл последних, направлять процесс их толкования, давать координаты сфер применения или предвидеть пути эволюции"*(1135).

Разумеется, речь при этом идет не только и даже не столько об общей теории государства и права, сколько о практике правотворческой, правоприменительной и иной деятельности государственных или, как в случае с Европейским союзом, надгосударственных органов.

Что же касается конечных целей, которые идентифицируются, наряду с другими средствами, также путем изучения тенденций развития государства и права, то здесь установились два традиционных подхода. Один из них исходит из того, что государство, как и право, в конечном счете "должно быть нацелено на справедливое распределение, подобающее поведение индивидов, их полезность, удовлетворение их потребностей, их безопасность, благополучие" либо "на мощь нации, прогресс человечества, бесперебойное функционирование социального организма"*(1136).

В то время как другой подход к определению конечных целей государства и права, в том числе путем анализа тенденций их развития, помимо традиционных целей, таких как "справедливость, порядок, безопасность или прогресс", во главу угла ставит и такие "политические по своему характеру цели, как знаменитое трио: свобода, равенство, братство"*(1137).

Идентификация конечных, равно как и наиболее важных промежуточных целей государства и права путем выявления тенденций их развития и с помощью других средств, в практическом плане способствует, помимо всего прочего,

706

формированию адекватной правовой политики и определению наиболее оптимальных путей и средств ее реализации.

В процессе выявления и рассмотрения тенденций развития государства и права, тем самым создаются условия не только для более четкого определения промежуточных и конечных целей эволюции той или иной государственно-правовой системы, но и для выработки отвечающей "вызовам времени" правовой политики.

Кроме того, путем выявления и анализа тенденций развития государства и права с определенной долей условности можно судить о характере и темпах их развития: поэтапный, последовательный, внутритиповой - эволюционный или же скачкообразный, межтиповой - "революционный"; политизированный или же не поддающийся чрезмерной политизации и идеологизации; подверженный вместе с окружающей его социальной средой последовательной, объективно необходимой по мере развития общества модернизации, понимаемой как процесс эволюционного "развития социума и совершенствования норм, регламентирующих отношения между людьми" или же "заторможенный", отстающий от темпов развития общества; и т.д.

<< | >>
Источник: Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с.. 2019

Еще по теме § 1. Тенденции как одно из средств определения перспектив развития Российского государства в обозримом будущем: понятие, особенности:

  1. Анализ текущего состояния и перспектив развития российского рынка корпоративных облигаций
  2. Церковнославянский язык как сакральное средство богообщения. Понятия и термины славянизм и церковнославянизм
  3. Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне
  4. § 1. Понятие банковской тайны и правовые средства ее обеспечения
  5. СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТАЛЛА ВОКРУГ СТРЕСС-КОРРОЗИОННЫХ ДЕФЕКТОВ И ВЛИЯНИЕ НЕМЕТАЛЛИЧЕСКИХ ВКЛЮЧЕНИЙ НА РАЗВИТИЕ И МОРФОЛОГИЮ ТРЕЩИН
  6. 3.2. Церковнославяно-русские полисеманты как лингвоментальное средство христианского осмысления человеческой жизни
  7. 10. Гражданское правоотношение: понятие, особенности и виды.
  8. Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с., 2019
  9. § 2. Направления совершенствования российского законодательства о банковской тайне в условиях передачи кредитными организациями информации о своих клиентах, являющихся иностранными налогоплательщиками, налоговым органам иностранного государства
  10. Понятие «идеальный школьный учитель» в истории развития американской педагогической мысли
  11. Лекция 1. Административное право как отрасль права в правовой системе Российской Федерации.
  12. § 3. Тенденции правового регулирования криптовалют («виртуальных валют»)
  13. 41. Публично-правовые образования как субъекты гражданского права: понятие, правоспособность.
  14. Тенденции критического осмысления педагогической деятельности в зеркале представлений об идеальном учителе
  15. 23. Юридические лица как субъекты гражданского права: понятие и признаки.
  16. 46. Ценные бумаги как объекты гражданских прав: понятие, признаки, основания классифицирования.
  17. 49. Результаты интеллектуальной деятельности как объекты гражданских прав: понятие, признаки охраноспособности, основания классифицирования, виды.
  18. 24. Средства индивидуализации юридических лиц.
  19. 44. Понятие и признаки вещей как объектов гражданских прав. Классификация вещей и её правовое значение.