<<
>>

§ 5. Сравнительный метод исследования Российского государства и права на разных этапах их развития

1. Среди многочисленных средств познания государственно-правовой материи в последние столетия все большее место занимает сравнительный метод. Исторически сложилось так, что данный метод нашел свое более широкое распространение и применение в правовой, а точнее, в сравнительно-правовой, нежели в государственной сфере.

На базе сравнительно-правовых исследований сформировалась, как известно, относительно самостоятельная дисциплина - сравнительное правоведение, основные принципы которого, отдельные положения и другие теоретические "наработки" могут быть использованы, как представляется, также и в формирующейся отрасли знания - сравнительном государствоведении. Иными словами, они могут быть применимы, разумеется, с определенными коррективами, не только в процессе сравнительного исследования права, но и государства как явления вообще и Российского государства в частности.

Необходимость их применения, как, впрочем, и более глубокой разработки самого сравнительного метода и сравнительной методологии, по поводу которых в научной литературе ведутся довольно длительные споры*(154), обусловлена, с одной стороны, усложнением и появлением по мере развития общества разнообразных государственных образований, глубокое и разностороннее изучение которых требует широкого применения не только традиционных, но и относительно новых методов,

82

включая сравнительный метод.

А с другой - непрерывным, все более расширяющимся и все более возрастающим по мере развития общества, а вместе с ним и государства и права, эмпирическим материалом, касающимся правоведения и государствоведения и требующим поиска наиболее адекватных путей и наиболее эффективных методов своего познания.

В отношении сравнительного правоведения и государствоведения, так же как и в отношении других наук, по справедливому замечанию М. Барга, "лишний раз подтвердилась давно уже подмеченная в истории науки закономерность: периоды, характеризующиеся главным образом накоплением фактического материала, неизбежно сменяются периодами, когда на первый план выдвигается задача его научного осмысления и обобщения"*(155).

Именно тогда, подчеркивал автор, когда наука становится способной "взглянуть на себя", на свою практику как бы со стороны, "происходит проверка, оттачивание и обогащение ее познавательных средств, создаются предпосылки для перехода ее на качественно новую ступень освоения изучаемой ею действительности"*(156).

Однако разработка средств познания исследуемой сравнительно-правовой или любой иной юридической материи отнюдь не ограничивается только рамками юридической науки. В этом смысле прав был известный немецкий философ Г. Радбрух, утверждая, что науки, вынужденные заниматься собственной методологией, являются "больными науками",

В силу непосредственно прямой и обратной связи сравнительного правоведения и государствоведения с рядом других юридических и неюридических дисциплин*(157), таких, в частности, как философия и социология, методологическая составляющая данных отраслей знания в виде основного сравнительного метода и соответствующей методологии формируется и развивается не только и даже не столько сама по себе, сколько в тесной взаимосвязи и взаимозависимости с методологическими составляющими этих отраслей знания и дисциплин.

Чтобы убедиться в этом, достаточно сказать, что даже само понятие (а в определенной мере - структура и содержание) сравнительного метода как основного, доминирующего в системе средств познания сравнительно-правовой материи метода, берет свое начало и является производным от всеобщего философского метода - его понятия и содержания.

При этом неважно, как понимается и как воспринимается этот общефилософский метод - в виде диалектико-материалистического метода, на основе и с привлечением которого шло исследование государственно-правовой материи в России и во многих других странах почти все последнее столетие или же в виде синергетического метода, а точнее, подхода, который, рассматривая государственно - правовую материю с идеалистических позиций, способен, по мнению отдельных авторов, фактически заменить собой диалектико-материалистический метод и соответствующий подход *(158).

Ведь когда мы говорим о сравнительном методе, равно как и о других методах, таких, скажем, как методы правового регулирования, то в каждом случае речь идет именно о методе или о методах вообще как исходных явлениях и понятиях, а не о чем-либо ином.

Аналогично дело обстоит и с методологией познания сравнительно-правовой материи, понятие и содержание которой в значительной степени зависит от общего понятия и содержания методологии как таковой.

Не акцентируя внимания на многочисленных разночтениях относительно общего понятия метода и методологии, имеющих место в отечественной и зарубежной литературе, поскольку это требует специального исследования, применительно к рассматриваемой сравнительно-правовой материи, следует обратить внимание лишь на то, что в процессе исследования российского и другого государства необходимо: а) проводить четкое различие между сравнительным методом как одним из средств или инструментов познания государства, с одной стороны, и сравнительно-правовой методологией как учением, а точнее, теорией этого метода - с другой; б) исходить из того, что суть и содержание сравнительного

метода и соответствующей методологии возникают и развиваются не сами по себе, а под воздействием рассматриваемой сравнительно-правовой материи; в) учитывать, что сравнительный метод и сравнительно-правовая методология, их понятие и формально-логическое содержание, будучи в известной мере производными от общефилософского понятия и содержания метода и методологии, существуют и функционируют в тесной связи и взаимосвязи с целым рядом других методов познания и методологий.

2. Идентифицируя метод сравнительного исследования российской, равно как и любой иной государственно-правовой материи и выделяя его среди других аналогичных ему по преследуемым целям и назначению методов, следует заметить, что в системе методов познания государственно-правовой действительности сравнительный метод играет далеко не последнюю роль. В научной литературе он рассматривается как "метод исследования, позволяющий выявить с помощью сравнения общее и особенное в различных государственно-правовых системах, более глубоко и четко определять их природу, более точно устанавливать особенности их функционирования и тенденции их развития".

Несмотря на то что сравнительный метод традиционно и весьма активно используется отечественными и зарубежными исследователями, он, а точнее, его понятие, содержание, соотношение данного метода как явления с другими сходными с ним и сопричастными явлениями и понятиями, не перестает быть предметом нескончаемых споров и разноречивых суждений.

В особенности это касается соотношения "сравнительного метода" и "сравнительного правоведения", которые в одних случаях традиционно рассматривались и рассматриваются как идентичные явления и понятия, а в других, наоборот, как разнопорядковые феномены*(159).

В настоящее время данный вопрос остается до конца не решенным, хотя подавляющее большинство авторов все еще склоняется к мнению, что, несмотря на свою относительную самостоятельность и огромную методологическую значимость, сравнительный метод по отношению к процессу познания (в сопоставлении и

85

противопоставлении) государственно-правовых систем - выступает, как было отмечено, лишь в качестве метода сравнительного правоведения и государствоведения.

Разумеется, сравнительный метод может широко использоваться и действительно используется не только при выявлении общих черт и особенностей различных государственно-правовых систем, но и при анализе государственно­правовой материи в рамках каждой из них в отдельности. Например, в рамках Российского государства и права.

Однако в таком случае он и получаемый в процессе его использования результат в виде новых научных знаний и обобщений, будучи локальным по своему характеру, не может претендоватьa priori на всеобщность и универсальность. Последние качества сравнительного метода и получаемого в процессе его применения результата в виде новых научных знаний, выводов и обобщений, включая, в частности, разработку общего понятия и теории Российского государства, в полной мере проявляются и могут проявляться лишь на уровне сравнительного познания различных государственно-правовых систем.

При этом сравнительный метод применительно к процессу познания, например, правового государства выступает не сам по себе, в "обезличенном виде", а как одна из важнейших составных частей, неотъемлемый компонент и атрибут сравнительного правоведения и государствоведения.

Исходя из неразрывной внутренней связи и единства сравнительного метода и механизма сравнительного познания, можно с полной уверенностью сказать, что многое из того, что заложено в сравнительном методе, содержится также в механизме сравнительного познания, и наоборот.

Будучи важнейшей составной частью, компонентом сравнительного правоведения и государствоведения, сравнительный метод всегда был и остается неразрывно связанным не только с общефилософским методом познания правовой и иной действительности, но и со многими другими "рядовыми" методами, разрабатываемыми в рамках юридических и неюридических наук. Обращение к ним

86

объективно обусловлено, с одной стороны, сложностью и многоаспектностью самой исследуемой государственно-правовой материи, а с другой - относительно ограниченными познавательными возможностями используемого при этом сравнительного метода.

Необходимость сравнительного правоведения и государствоведения "в обращении к исследовательским средствам других наук", как справедливо отмечается в связи с этим в научной литературе, возникает во всех тех случаях, когда поставленные цели исследования, требуемые результаты не могут быть получены инструментарием его собственного метода, т.е. с помощью сравнительного метода и соответствующего методологического подхода. Последний, замечает О.Ф. Скакун, занимающаяся исследованием данного вопроса, "обнаруживает себя именно тогда, когда необходимо привлечь в юриспруденцию, в нашем случае - в сравнительное правоведение, методологические средства как философского и метанаучного плана (общая теория систем, теория моделирования, общая теория деятельности и другие), так и других наук, "работающих" на принципиальную методологическую ориентацию научного исследования"*(160).

Аналогичная мысль относительно того, что сравнительное государствоведение и правоведение используют "отнюдь не один сравнительный метод, а весь методологический арсенал, инструментарий правовой науки"*(161), что в этом смысле они отличаются от других юридических дисциплин, "скорее специфическим предметом, чем специфическим методом"*(162), последовательно проводилась и проводится также в ряде других сравнительно-правовых исследований.

Для такой постановки вопроса есть все основания, имея в виду неразрывную связь сравнительного правоведения и государствоведения с другими научными и учебными дисциплинами и, как следствие, - аналогичную связь сравнительного метода со всеми иными методами, "обслуживающими" сопредельные науки и учебные дисциплины. И в подобной постановке вопроса, как было отмечено, есть полный резон.

Однако несомненным при этом остается и то, что сравнительный метод как

87

специфический и вместе с тем главный метод сравнительного государствоведения и правоведения, несмотря на прилагавшиеся в течение длительного времени усилия для его познания, все еще нуждается в своем дальнейшем, более глубоком и более разностороннем рассмотрении*(163). В особенности это касается таких его сторон и аспектов, как внутренняя структура, строение данного метода, его содержание и функциональное назначение, характер отношений сравнительного метода со всеми иными сопряженными с ним методами и его место в системе этих методов.

3. Рассматривая специфику сравнительного метода познания Российского государства и, соответственно, его особенности по отношению к другим методам, следует, прежде всего, как представляется, окончательно определиться с характером и местом данного метода в системе других методов и ответить на вопросы типа: применяется ли данный метод только в сфере сравнительного правоведения и в этом смысле является частнонаучным методом, или же он распространяет свое действие и на другие сферы научных знаний и дисциплин и, исходя из этого, должен рассматриваться как общенаучный метод?

Ответ представляется очевидным: сравнительный метод нашел свое широкое применение не только в области государственно-правовых исследований, но и в сфере распространения других юридических и неюридических наук. Широкое распространение и применение сравнительного метода, отмечалось в отечественной юридической литературе еще в 70-е гг. прошлого века, "привело к появлению особых сравнительных наук (сравнительной лингвистики, сравнительной анатомии, сравнительного правоведения и другие). Сравнительные науки не только произвели значительный сдвиг в соответствующих отраслях знания, их значение состоит в том также, что они установили связь между науками и тем самым помогли развитию науки в целом"*(164).

Исходя из того, что сравнительный метод применяется не только в юридических, но и в других науках, вполне логично его рассматривать, наряду с такими методами, как системный, метод анализа и синтеза, метод подведения менее общего под более общее понятие, метод синергетики, метод эксперимента и др., в 88

качестве общенаучного метода.

Как общенаучный метод он широко используется в тесной связи и взаимодействии с частнонаучными методами, вырабатываемыми и применяемыми в рамках юридической науки в целом (методы толкования, методы выработки и принятия юридически значимых решений и другие), и со специальными методами, вырабатываемыми и используемыми отдельными отраслевыми и иными дисциплинами*(165).

Будучи общенаучным по своей природе и характеру, сравнительный метод, так же как системный или любой иной такого рода метод, не теряет своего характера и своих базовых свойств, независимо от того, в какой сфере научных знаний он применяется, идет ли речь о правовой, экономической, политической или о какой- либо другой сфере.

В этом плане весьма спорным представляется отнесение сравнительного метода как такового, выступающего в виде метода сравнительного государствоведения и правоведения, к разряду частно-научных методов*(166).

Безусловно, адаптируясь к правовой, равно как и к любой иной сфере жизни общества, сравнительный метод приобретает свои специфические черты, обусловленные особенностями объекта и предмета сравнительного познания, а также теми непосредственными и конечными целями, которые преследуются исследователем, использующим данный метод в процессе своего исследования. Однако независимо от того, в рамках каких наук и в пределах каких сфер сравнительный метод применяется, он не утрачивает своего общенаучного статуса и своего изначального общеродового характера.

4. Между тем сохранение сравнительным методом в процессе его применения в сфере сравнительно-правовых, равно как и иных исследований, своих базисных признаков и свойств вовсе не означает, что он является раз и навсегда данным и неизменным.

В научной литературе верно по этому поводу подмечается, что сравнительный, так же как и любой иной метод, не является "однажды данной "отмычкой" решения

89

разнообразных исследовательских задач", что "он "пребывает" в процессе постоянного расширения и усложнения своей системы и элементов методов других наук, их критического заимствования"*(167).

Будучи сложным, многосторонним и многоаспектным явлением, содержание которого наполняется такими элементами, как различные познавательные средства, способы, принципы познания и приемы, сравнительный метод как основной метод сравнительного государствоведения и правоведения непрерывно развивается и совершенствуется. Это происходит не только за счет "критического заимствования" от методов других наук, но и в силу саморазвития и совершенствования его собственных составных частей - структурных элементов в виде расширяющегося по мере развития сравнительно-правовой материи круга средств познания, исследовательских приемов, принципов познания и др.

При этом, рассматривая сравнительный метод в процессе познания государства и права не только как "рабочий метод", но и как "определенную систему мышления - сумму критериев, которая должна обеспечить достижение правильного результата"*(168), авторы вполне оправданно указывают на то, что в системе элементов сравнительного метода, так же как и в системе сравнительного государствоведения и правоведения в целом, "основным методическим принципом", на котором зиждятся все остальные элементы учения о методе - выбор объекта для сравнительного исследования, объем исследовательских работ, система понятий и т.д., - является функциональность*(169).

Именно принцип функциональности, наряду с другими методологически значимыми принципами сравнительного государствоведения и правоведения, исходящий из того, что сравнивать можно лишь то, что выполняет одну и ту же функцию и решает одни и те же задачи, позволяет эффективно использовать сравнительный метод в самых разных условиях, в рамках самых различных, порою весьма далеких друг от друга методологически значимых подходов (аксиологический, социокультурный, антропологический и другие), а также в пределах самых разных исторических эпох и измерений.

Кроме принципа функциональности и наряду с ним важное теоретическое и практическое значение имеют и другие структурные элементы, наполняющие содержание сравнительного метода*(170), а вместе с ним и сравнительно-правовой методологии.

В частности, имеется в виду группа принципов, касающихся процессов становления и развития сравнительного государствоведения и правоведения и самого сравнительного метода.

5. Наряду с названными принципами сравнительного анализа, которые в равной степени применимы к процессу сравнительного познания, как сугубо правовой, так и чисто государственной материи, включая Российское государство, в отечественной и зарубежной литературе рассматриваются и другие принципы.

Среди них выделяется, в частности, принцип сравнимости рассматриваемых явлений, институтов и учреждений. Суть его заключается в требовании, согласно которому допускается сравнение лишь "сравнимых" объектов, принадлежащих к одному и тому же роду или виду и обладающих сходными институциональными, функциональными и иными признаками и чертами.

Применительно к процессу сравнительного исследования Российского государства в качестве сравнимых с ним объектов могут выступать только другие государства, а также государственные образования, но не такие объекты, как, скажем, право, мораль, культура и др.

Аналогично обстоит дело также с соотношением Российского государства и его теории: государство может быть сравнимо только с государством, а теория - с теорией.

Важным принципом сравнительного исследования различных явлений, институтов и учреждений, в том числе и Российского государства, является принцип строгого соответствия друг другу различных уровней, форм и видов элементов сравниваемых систем*(171).

Независимо, например, от того, о каком - российском или ином государстве, сравниваемом с другими государствами, идет речь, в соответствии с данным

91

принципом допускается сравнение только государства в целом как явления с другими государствами - явлениями, форм правления или государственного устройства одного государства с формами правления или государственного устройства других государств*(172), государственного режима одного, скажем, правового государства с государственным режимом другого такого же государства и т.д.

Помимо названных принципов сравнительного исследования Российского государства, так же как и любого иного явления, института и учреждения, механизму сравнительного познания свойственны и другие принципы.

Среди них: принцип всестороннего учета исторических, национальных и иных условий, в которых возникают и развиваются идеи того или иного государства, формируется его теория и зарождается в реальности как само государство; принцип установления и рассмотрения общих признаков и черт сравниваемых государственно-правовых систем, так и их особенностей; принцип сравнительного исследования государства не только в статике, но и в динамике; и др.

6. Будучи одинаковыми по своей природе, характеру и общему целевому назначению, данные, равно как и все другие принципы сравнительного познания государственно-правовой материи, реализуются не иначе, как под влиянием и с учетом особенностей исследуемого государства и окружающей его социально­экономической, политической и иной среды.

В процессе сравнительного исследования Российского государства, во избежание односторонности познания, теоретически и методологически важным представляется учитывать, прежде всего, такую его особенность, которая заключается в возникновении и функционировании на каждом историческом этапе его развития на основе российского общества, нового типа (феодального, капиталистического или социалистического) государства и права, кардинально отличающегося от всех других типов.

Из этого следует, что в процессе познания Российского государства сравнительный метод может быть эффективен и полезен не только и даже не столько

92

в сравнении его с другими, зарубежными государствами, сколько в сравнении одного типа государственно-правового образования, возникшего на почве российского общества, с другими.

Речь при этом идет, в частности, о возможности сравнения государственно­правового образования капиталистического типа с государственно-правовым образованием феодального или социалистического ("коммунистического") типа с целью выявления у них общих и особенных признаков и черт, характеризующих российское государственно-правовое образование в целом, на всем пути его исторического существования и функционирования, равно как и на разных этапах его развития.

<< | >>
Источник: Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с.. 2019

Еще по теме § 5. Сравнительный метод исследования Российского государства и права на разных этапах их развития:

  1. Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с., 2019
  2. Анализ текущего состояния и перспектив развития российского рынка корпоративных облигаций
  3. Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 2. Право: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 448 с., 2019
  4. Иванов А.А., Малахов В.П.. Теория государства и права. Учебное пособие. - М.:2012. - 351 с., 2012
  5. § 2. Направления совершенствования российского законодательства о банковской тайне в условиях передачи кредитными организациями информации о своих клиентах, являющихся иностранными налогоплательщиками, налоговым органам иностранного государства
  6. Заячковский О.А., Маскаева И.И., Усенко Ю.Н.. Теория государства и права: учебное пособие. — Ка­лининград: Изд-во БФУ им. И. Канта,2011. — 272 с., 2011
  7. Б.Н. Земцов. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ: Учебное пособие. - М.: Изд. центр ЕАОИ.2008. - 336 с., 2008
  8. Стешенко. История государства и права России_V - начало XX века Т.1, 2003
  9. Уровень развития исследований и разработок химических источников тока
  10. ГЛАВА 6. РАЗВИТИЕ МЕТОДОВ РАСЧЕТА ТЕПЛОЗАЩИТЫ БРЕВЕНЧАТЫХ СТЕН С ДОЩАТОЙ ОБШИВКОЙ
  11. 1. Гражданское право в системе отраслей российского права.
  12. Глава 2 Сравнительный анализ действующих моделей оценки ставки восстановления
  13. Теория государства и права: учеб. пособие для студен­тов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруден­ция» / В.П. Малахов, И.А. Горшенева, А.А. Иванов. — М.,2012. — 159 с., 2012
  14. ГЛАВА 2. РАЗВИТИЕ МЕТОДОВ РАСЧЕТА ОГРАЖДАЮЩИХ КОНСТРУКЦИЙ С ВОЗДУШНЫМ ПРОСТРАНСТВОМ С УЧЕТОМ ВЛИЯНИЕ СКОРОСТИ ВЕТРА
  15. Методы исследования коммуникативной эффективности медианоминации
  16. Анализ методов расчета и экспериментальных исследований конструкций наружных стен
  17. Физические методы и методики исследований
  18. Лекция 1. Административное право как отрасль права в правовой системе Российской Федерации.
  19. ГЛАВА 2. МЕТОДЫ СОЗДАНИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ НАНОСТРУК- ТУРИРОВАННЫХ ЭЛЕМЕНТОВ И ТОКОНЕСУЩИХ МАСС