<<
>>

§ 2. Особенности российского государственно-правового образования - эмпирическая основа его теории

1. Теория российского, также и любого иного государственно-правового образования, выступая в виде одной из форм научного познания государства и права, формирующего целостное представление о закономерности их возникновения, становления и развития, опирается на определенную эмпирическую базу, которая складывается из системы многочисленных жизненных фактов, и также из их изначального осмысления и обобщения.

В качестве такого рода фактов или фактических обстоятельств, создающих эмпирическую основу данной теории, могут выступать и в действительности выступают те, самые разные, особые признаки и черты, которые характеризуют Российское государство и право на всем историческом пути их развития и которые выделяют их среди других государств и правовых систем.

Подобно особым признакам и чертам, свойственным каждому, отдельно взятому государству и праву, особенности Российского государства и права возникают и развиваются не сами по себе, а под влиянием самых различных - социально-экономических, политических, природных, климатических, национальных и иных - факторов.

Возникая и развиваясь под влиянием системы факторов, образующих окружающую государство и право среду, все государственно-правовые институты со всеми их особенностями должны, по логике вещей, в полной мере соответствовать, адекватно отражать и полностью соотноситься с этой средой.

Законы, заключал при рассмотрении вопроса о соотношении права и среды Ш. Монтескье в своем известном труде "О духе законов", должны "соответствовать физическим свойствам страны, ее климату - холодному, жаркому или умеренному, - качествам почвы, ее положению, размерам, образу жизни ее народов - земледельцев, охотников или пастухов, - степени свободы, допускаемой устройством государства, религии населения, его склонностям, богатству, численности, торговле, нравам и обычаям"*(17).

Кроме того, резюмировал просветитель, законы должны находиться "в таком тесном соответствии со свойствами народа, для которого они установлены, что только в чрезвычайных редких случаях законы одного народа могут оказаться пригодными и для другого народа"*(18).

2. Какие признаки и черты, жизненно важные факты и фактические обстоятельства, свойственные российскому обществу и государственно-правовому образованию на всем историческом пути его становления и развития, составляют эмпирическую основу его теории и, соответственно, выделяют Российское

16

государство и право среди других национальных государственно-правовых образований?

Отвечая на данный и ему подобные вопросы с опорой на методологически исходные положения Ш. Монтескье, касающиеся соотношения права, а вместе с ним в определенной мере и государства, с окружающей средой, в российской государственно-правовой системе можно выделить следующие характерные особенности и черты.

Во-первых, следует обратить внимание на исторически длительный период существования и функционирования Российского государства и права по сравнению с другими мировыми и региональными державами (США, Канада, Австралия и другие), вобравших в себя огромный многовековой опыт государственного и правового строительства, взращивания и совершенствования духовной жизни российского народа, становления и развития отечественной науки, культуры и образования.

Наряду с исторически длительным периодом времени существования и функционирования Российского государства и права, в процессе рассмотрения их основных черт и особенностей, составивших эмпирическую базу теории российского государственно-правового механизма, следует указать также на огромное территориальное пространство, находившееся под юрисдикцией Российского государства, вызывавшее необходимость значительной централизации государственной власти и ассоциировавшееся вплоть до революции 1917 г. с самодержавием.

Касаясь данной "имманентной" особенности Российской империи, Екатерина II в своих записках рассуждала: "Если бы кто был настолько сумасброден, чтобы сказать: вы говорите мне, что величие и пространство Российской империи требует, чтобы государь ее был самодержавен; я ни мало не забочусь об этом величии и об этом пространстве России, лишь бы каждое частное лицо жило в довольстве; такому безумцу я бы отвечала: знайте же, что если ваше правительство преобразится в республику, оно утратит свою силу, а ваши области сделаются добычею первых

хищников"*(19).

И в заключение добавляла: "Не угодно ли вам с вашими правилами быть жертвою какой-нибудь орды татар, и под их игом надеетесь ли жить в довольстве и приятности"*(20).

Во-вторых, среди характерных черт и особенностей Российского государства и права, возникших и развивавшихся на базе российского общества на протяжении всего исторического пути их эволюции, следует указать на их, ставший традиционным многонациональный и, за исключением советского - "атеистического" периода, многоконфессиональный характер.

Чтобы убедиться в многонациональном, а точнее - в интернациональном характере России, достаточно напомнить, что накануне Октябрьской революции 1917 г. и после революции на ее территории проживало более 100 национальностей и народностей. С образованием СССР входившая в его состав Российская Федерация была самой многонациональной союзной республикой. В ее состав входили, отражавшие национальные особенности России, 16 автономных республик, 5 автономных областей и 10 автономных округов *(21).

Многонациональный характер российского государственно-правового образования на всем многовековом пути его развития органически сочетался и дополнялся его многоконфессиональным характером. Имея в виду, что на территории России в течение многих столетий, наряду с традиционным для Руси христианством, широко распространялись и внедрялись в сознание определенной части российского населения многочисленные каноны и других религий * (22) .

Роль и значение религиозного фактора в становлении и развитии духовной жизни и в просвещении российского народа, равно как и в его государственно­правовом строительстве, не следует недооценивать, как это имело место до недавнего времени в отечественной литературе. Несомненно, была крайность и односторонность в познании отечественной истории, теории и культуры. В связи с этим прав был митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, когда писал, что "оглядывая русскую историю, православный наблюдатель повсюду находит несомненные следы промыслительного Божия попечения о России"*(23).

Однако, говоря о влиянии религиозного фактора на духовное, государственно­правовое и иное историческое развитие России, его не следует в то же время переоценивать.

Ибо это будет уже другая крайность и односторонность в познании как прошлого, так и настоящего Российского государства и права, отдающая судьбу России целиком "в руки божия" и недооценивающая роль и значение в определении ее судьбы самого российского народа.

В этом отношении трудно согласиться с митрополитом Иоанном, утверждающим, что все события в России "происходят почти всегда вопреки объективным закономерностям", свидетельствуя о том, что определяют историю не земные, привычные и, казалось бы, незыблемые законы, а мановения Божии, сокрушающие "чин естества" и недалекий человеческий расчет *(24).

Крайне заманчиво звучат рассуждения автора о том, что "чудо сопровождает Россию сквозь века". В конце Х в., поясняет он, "вошли в купель святого крещения племена полян, древлян, кривичей, вятичей, радимичей и иных славян. Вышел из купели - русский народ, в течение шести веков (с X по XVI ) вдумчиво и сосредоточенно размышлявший о месте Святой Руси в мироздании, пока, наконец, в царствование Иоанна IV не утвердился в своем национально-религиозном мировоззрении"*(25).

Однако весьма спорно, заключает исследователь, "все это - вопреки обстоятельствам, условиям, возможностям, выгоде, расчету"*(26). Без опоры божественных сил народные силы, как показывает многовековой мировой опыт, нигде в мире, включая Святую Русь, ничего не происходило.

В-третьих, среди отличительных черт и особенностей Российского государства и права, составляющих эмпирическую основу их теории, следует выделить многотипный, а точнее - разнотипный характер данного государственно-правового образования.

Исходя из сложившегося в научной литературе представления об историческом типе государства, а вместе с ним и позитивного права, как совокупности наиболее существенных признаков и черт, свойственных государствам и правовым системам

19

одной и той же общественно-экономической формации*(27), необходимо отметить, что российская государственно-правовая система, в отличие от ряда зарубежных государственных и правовых систем, прошла весьма сложный и противоречивый путь, связанный с коренным изменением на каждом этапе развития российского общества ее сущности, содержания, форм организации государственной власти, целевых установок и социально-классового назначения *(28).

Зародившись в основе своей в образе феодального государственно-правового образования со всеми свойственными данному типу признаками и чертами, Российское государство и право по мере развития общества и смены производственных отношений, переросло в буржуазное государственно-правовое образование, а после Октябрьской революции 1917 г. оно стало социалистическим образованием. Последнее существовало вплоть до политического переворота 90-х гг. ХХ в., возвратившего страну на раннекапиталистический путь развития.

По сравнению с зарубежными государственно-правовыми образованиями Российское государство и право с формационной точки зрения имеет, таким образом, две отличительных особенности. Первая из них заключается в возврате Российского государства и права социалистической ("коммунистической") формации в капиталистическую общественно-экономическую формацию, в рамках которой оно пребывает и по настоящее время.

Что касается второй особенности становления и развития Российского государства и права с формационной точки зрения, то она заключается в отсутствии рабовладельческого этапа их эволюции, а следовательно, - и самого рабовладельческого типа государственно-правового образования в российской истории.

Указывая на эту особенность Российского государства и права, миновавших рабовладельческий этап своего развития и сразу перешедших, а точнее - начавших свое развитие с феодализма, следует, однако, ради объективности, заметить, что с данным, казалось бы, общеизвестным фактом, не все исследователи согласны*(29).

Речь идет о тех авторах, которые не усматривали принципиальной разницы

20

между рабовладельческим и феодальным строем и, со ссылкой на В.И. Ленина*(30), считали, что крепостное право в России мало чем отличалось от рабства негров в США.

Данная точка зрения, вполне естественно, не получила широкого распространения уже хотя бы в силу той очевидности, согласно которой в условиях рабовладельческого государства и права, независимо от того, была ли это Древняя Греция, Древний Рим*(31) или любое иное государственно-правовое образование, раб, как одно из основных "действующих в нем лиц", всегда находился в полном бесправии, неизменно оставался "говорящим орудием".

В то время как в федеральном государстве крепостной, хотя и был зависим от феодала, но тем не менее обладал некоторыми правами.

На территории Киевской Руси в XI в., по свидетельству историков, в рабском положении находилась лишь относительно незначительная часть "феодально­зависимого населения", именуемого холопами, которая пополнялась в основном лицами, попавшими в плен*(32).

Что же касается остальных слоев "феодально-зависимого населения", таких как закабаленные люди - закупы и влачи, наймиты (наемники), изгои, задушные люди и другие, то они, по свидетельству исследователей, обладали определенным социально-правовым статусом и различались как по своему материальному, так и по правовому положению*(33).

Исходя из анализа складывавшихся в Киевской Руси - в обществе и государстве отношений, исследователи вполне определенно заключают, что Древнерусское государство и право было феодальным, а не иным государством и правом "с самого его начала", с момента его образования и последующего развития*(34). Это, несомненно, наложило заметный отпечаток по сравнению с другими древними государственно-правовыми образованиями, как на характер, так и на особенности путей его дальнейшего развития и совершенствования.

В-четвертых, важной особенностью Российского государства и права, составляющей эмпирическую основу его теории, является "многоликость" сущности,

21

содержания форм правления и государственного устройства, а также политического режима, присущих каждому типу данного государственно-правового образования, возникающего на разных этапах его развития и изменяющегося по мере его эволюции.

С теоретической точки зрения каждый из этих феноменов, включая прежде всего формы государства и политический режим, обладает такими же признаками и чертами, которые свойственны формам и политическому (государственному) режиму любого иного государства. А в практическом плане, в реальности они могут радикально отличаться друг от друга. Это в полной мере касается не только отдельных государств и государственных образований, но и различных этапов развития Российского государства и права, в пределах которых возникают и развиваются различные типы государственно-правовой материи*(35).

В-пятых, наряду с названными особенностями Российского государства, а вместе с тем и права, формирующими эмпирическую базу его теории, следует обратить особое внимание также на особенность, связанную с необходимостью поддержания (на всем историческом пути развития российской государственно­правовой системы) на высоком уровне всех тех институтов, в задачу которых входила охрана общественного и правового порядка внутри страны и защита российского общества и государства от угрозы нападения и давления извне *(36).

Изучение истории Российского государства на разных ступенях его развития весьма убедительно свидетельствует о том, что появление такой особенности - это не случайность, а порожденная самой жизнью на протяжении многих веков закономерность.

В основе ее лежит, как правило, неприязненное, а нередко враждебное отношение к России и ее народу правящих кругов - "элит" некоторых бывших или нынешних "цивилизованных" стран, зачастую вызванные элементарной зависимостью и подспудным желанием если не завладеть, то хотя бы быть "причастными" к использованию огромной российской территории, "освоению" несметных природных богатств и эксплуатации дешевого

высококвалифицированного труда.

Анализируя многовековой "опыт общения" России с Западом и, именуя Запад, вместе с "огромным незападным большинством человечества""архиагрессором современной эпохи", известный английский историк А. Тойнби отмечал, что хотя "Россия и Запад довольно удачно взаимодействовали в пору раннего средневековья", несмотря на "различный образ жизни", но в более поздний период, отчасти в силу алчности и агрессивности Запада, между ними возникло отчуждение *(37).

"Отчуждение, - писал исследователь, - началось в XIII в., после нашествия татар на Русь. Татарское иго продолжалось недолго, ибо татары были степными кочевниками и не могли укорениться в русских лесах и полях". В результате татарского ига, повествовал ученый, "Русь потерпела убытки, в конце концов, не столько от татар, сколько от западных соседей, непреминувших воспользоваться ослаблением Руси, для того, чтобы отрезать от нее и присоединить к западнохристианскому миру западные русские земли в Белоруссии и на Украине (выделено нами. - М.М.)*(38). И только в 1945 г., - заключал историк, - России удалось возвратить себе те огромные территории, которые западные державы отобрали у нее в XIII и XIV вв."*(39).

Общий вывод, к которому пришел автор в результате своего исследования характера отношений России и Запада, сводится в конечном счете к тому, что "за последние несколько веков угроза России со стороны Запада, ставшая с XIII в. хронической, только усилилась с развитием на Западе технической революции, и следует признать, что однажды разразившись, эта революция не проявляет до сих пор никаких признаков спада*(40).

А вместе с нею, как свидетельствует реальность последних веков, не проявляют явных признаков спада враждебности и попытки давления Запада на Россию с помощью всякого рода санкций и прочих "ограничений".

По-прежнему злободневным остается высказанное еще в XIX в. мнение исследователей о том, что Запад вообще и Европа в частности хотели бы видеть Россию в конечном счете слабым и зависимым от них государством. С их позиций

23

"всякое преуспеяние России, всякое развитие ее внутренних сил, увеличение ее благоденствия и могущества есть общественное бедствие, несчастье для всего человечества"*(41).

В свете сказанного совершенно очевидным является необходимость уделения Россией на всех этапах ее развития, включая современный, ассоциирующийся с разрушением с помощью западных "партнеров" СССР, особого внимания укреплению и поддержанию на высоком уровне всех тех государственных органов и институтов, которые обеспечивают внутригосударственный порядок и внешнюю безопасность страны.

Выделяя данную особенность российского государственно -правового образования, следует подчеркнуть, что вместе с другими его особенностями она формирует эмпирическую основу теории Российского государства и права, выступающей подобно теоретическим конструкциям других национальных государств и правовых систем своеобразным продолжением и одновременно "конкретизацией" общей теории государства и права.

В-шестых, среди других особенностей российского государственно-правового образования, составляющих эмпирическую основу его национальной теории, следует выделить сохраняющиеся на всем пути исторического развития Российского государства единство и преемственность его изначальной социально-этнической, а позднее - многонациональной, многоконфессиональной и иной природы, характера, исторической памяти народа, народного духа и культуры.

Значительно отличаясь друг от друга в социально-классовом и ином отношении, различные этапы развития Российского государства и права, наряду со свойственными им специфическими признаками и чертами, которые их отличают друг от друга, имеют в то же время то нечто общее, что их объединяет.

Это "нечто" заключается, в частности, в том, что существующие на разных этапах разнотипные государственно-правовые системы возникают и развиваются в рамках одной и той же цивилизации - "православного христианства", охватывающего собой, как констатирует известный английский историк А. Тойнби, "континент от

24

Балтики до Тихого океана и от Средиземноморья до Северного Ледовитого океана"*(42).

Эти государственно-правовые системы объединяют также то, что они формируются и функционируют на базе одной и той же - славянской культуры; одного и того же менталитета; одних и тех же многовековых традиций и обычаев; наконец, - на базе одного и того же непрерывно развивающегося и исторически трансформирующегося российского общества, в котором, как отмечал Н.М. Карамзин, всегда имел место патриотизм как "любовь ко благу и славе отечества и желание способствовать им во всех отношениях"*(43).

Исходя из наличия общего у государственно-правовых систем различных этапов развития российского общества, наряду с особенным, рассматриваемые системы, несмотря на их разнотипность, представляется теоретически и практически важным, а методологически возможным трактовать периоды развития и функционирования этих систем как особые этапы развития и функционирования одного и того же национального в широком смысле Российского государства.

При этом, естественно, необходимо иметь в виду и учитывать тот неоспоримый факт, что российское, также, скажем, как французское, немецкое или любое иное национальное государство на всем пути своего исторического развития подвергается значительным, а порою - радикальным изменениям не только по форме правления и государственного устройства, но и по своей социально-классовой сущности, содержания и своего прямого социально-классового предназначения.

От того, что, скажем, советское и постсоветское государства, а вместе с ними и их правовые системы, будучи разнотипными, самостоятельными по своей сути и содержанию, самодостаточными феноменами, призванными обслуживать в приоритетном порядке интересы различных слоев общества и классов, они отнюдь не перестают быть от этого, в силу своей "генетической" связи, национальной природы, характера и других общих для них признаков и черт, неотъемлемыми составными частями как "виртуального", так и реально существующего Российского государства.

Изучение разных этапов развития российского государственно-правового

25

механизма с позиции их взаимной "генетической" взаимосвязи и определенной преемственности дает возможность глубже познать Российское государство, а вместе с ним и право, как на отдельных этапах, так и на протяжении всей истории их существования и развития.

Весьма важным при этом представляется рассматривать российское государственно-правовое образование не как некий механический феномен, распадающийся на различных этапах развития российского общества на отдельные, не связанные между собой составные части, а как единый, сохраняющийся на всем своем историческом пути развития, несмотря на внутренние социально­экономические и иные противоречия, относительно целостный организм.

Будучи обусловленным едиными цивилизационными, духовными, историческими и многими другими факторами, проявляющимися в виде национальных в широком смысле ("российских"), исторических и других традиций и обычаев, российский государственно-правовой организм, с момента своего зарождения и вплоть до настоящего времени неизменно сохранял, благодаря преемственности различных составных частей, свою относительную целостность и идентичность.

Используя сложившиеся в отечественной и зарубежной юридической литературе представления о различных ипостасях государственного феномена и соответствующую терминологию, российский государственный механизм, охватывающий собой государственные образования различных этапов развития российского общества, во избежание недомолвок и путаницы, можно рассматривать не в виде обычного государства, а в виде государственности.

Понятие последней, согласно сложившемуся в научной литературе о ней представлению, как весьма "широкое понятие" охватывает собой не только и даже не столько феномен государства как такового, сколько "предгосударственные образования (например, при первоначальном возникновении государства), а также национально-государственные образования и иные автономные образования политического характера"*(44).

В переводе с языка теории на язык практики использование термина и понятия государственности применительно к российскому государству, означает, что, охватывая собой ряд относительно самостоятельных по отношению к нему, к обществу и экономической структуре государственных образований, возникших, на различных этапах развития российского общества, Российское государство в целом как явление и отражающее его понятие, выступает не иначе, как в виде своего рода "собирательного" явления и соответствующего ему, а точнее - соотносящегося с ним понятия *(45).

В основе процесса образования и сохранения определенной целостности Российского государства на всем историческом пути его существования и функционирования*(46), помимо ранее названных факторов, значительную роль играет возникшая на ранних стадиях развития Российского государства и сохранившаяся до наших дней своеобразная "социальная генетическая связь" между различными этапами развития общества и между различными поколениями, с одной стороны, а также между различными этапами эволюции российского общества и государства - с другой.

Важное значение в понятии и содержании "генетической связи", существующей в обществе и государстве, по аналогии с генетической связью, существующей в природе, имеет их постоянная изменчивость и своего рода "наследственность", в основе которых лежит их неизменная поэтапная преемственность.

При этом речь идет, прежде всего, о преемственности "народного духа", лежащего, как утверждал в начале XIX в. Г. Пухта, в основе процесса формирования и развития права, а вместе с ним и государства. Автором вполне резонно утверждалось, что "та же сила" в образе народного духа, которая выдвигает право, образует также и государство, без которого право имело бы неполное бытие*(47).

Положение о неразрывной связи государства и права и преемственности в развитии, лежащего в их основании "народного духа" в полной мере касается любого, в том числе Российского государства, а вместе с ним и права, особенности

27

формирования и развития которого служат эмпирической базой как концепции истории государства и права России, так и ее государственно-правовой теории.

<< | >>
Источник: Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с.. 2019

Еще по теме § 2. Особенности российского государственно-правового образования - эмпирическая основа его теории:

  1. 42. Особенности участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях.
  2. 5.3. Основы административно-правового статуса государственных служащих
  3. 3.1. Основы административно-правового статуса гражданина Российской Федерации.
  4. 1.2 Основные теории образования и развития стресс-коррозионных трещин, пред­ставленные в материаловедческой литературе
  5. Классификация современной медианоминации на основе тематических сегментов российского издательского рынка
  6. 41. Публично-правовые образования как субъекты гражданского права: понятие, правоспособность.
  7. Приложение 2 Результаты классификации современной медианоминации на основе тематических сегментов российского издательского рынка
  8. 3.5. Особенности административно-правового статуса иностранных граждан и лиц без гражданства.
  9. 5.4. Административно-правовое регулирование поступления на государственную службу и ее прохождения
  10. Субъекты права на судебную защиту и субъекты механизма его реализа­ции
  11. Лекция 3. Административно-правовой статус гражданина Российской Федерации.