<<
>>

§ 2. Основные тенденции развития современного Российского государства и критерии их классификации

1. Под основными тенденциями современного Российского государства имеются в виду особые, "специфические" направления его развития, возникшие в 90 - е гг. ХХ столетия на разных этапах развития российского общества и государства и существующие поныне.

Такого рода разделения тенденций развития современного (по времени возникновения и развития) Российского государства, именуемого переходным (правовым, социальным, демократическим и проч.) государством, а вместе с тем - и права, обусловлено прежде всего неравномерностью становления и развития

707

окружающей их и лежащей в их основе постсоветской социально-экономической, политической и иной среды.

Исходя из этого при выявлении и рассмотрении тенденций развития современного - постсоветского государства и права, так же как и при решении других, касающихся их вопросов, представляется методологически и практически важным подходить к их выявлению и рассмотрению не вообще как явлений постсоветского характера, а дифференцированно, в зависимости от того, на каком этапе или в какой период развития постсоветского общества они возникают и развиваются.

Опираясь на такие параметры - своего рода "разделительные" критерии дифференцированного подхода к рассмотрению постсоветского государства и права, как состояние и уровень развития в стране экономики, политической системы, социальной структуры, материальные, духовные и иные условия жизни общества, - всю историю развития постсоветского государства и права вместе с возникающими и развивающимися при этом тенденциями можно условно разделить на два этапа или периода. А именно на период с начала и до конца 90-х гг. ХХ в. - так называемый ельцинский период, и на период с начала 2000-х - "нулевых" годов и вплоть до настоящего времени, постъельцинский период.

Характерными чертами и особенностями первого периода, оказавшими решающее влияние на процесс возникновения и развития соответствующих тенденций в сфере государственно-правовой жизни постсоветского общества, были такие, как: развал прежней социалистической системы народного хозяйства; расхищение правящей "элитой" и ее приближенными советской "общенародной собственности"; обнищание подавляющей части общества; формирование и усиление за счет общества олигархического капитала; сверхобогащение правящей "семьи" и приближенных к ней кругов; деградация постсоветского государства и права; утрата Российским государством своей прежней роли и значения в мировом социально­экономическом, моральном, политическом и ином пространстве.

Обращаясь к характеристике данного периода формирования и развития

708

постсоветского общества, когда пришедшая к власти "элита""приватизировала наиболее ценные куски прежней государственной собственности", западные авторы не без оснований замечают, что прошедшая в России в 90-е гг. "революционная социально-экономическая и политическая трансформация""привела постсоветскую Россию в упадок"*(1138). Неизбежным следствием этого стало быстрое "сползание" России как бывшей великой державы в глубокую мировую периферию*(1139).

Среди наиболее четко проявляющихся на данном этапе развития постсоветского общества тенденций можно назвать следующие: а) тенденция усиления в сфере экономики ориентации на добычу нефти, газа и других природных ресурсов страны с целью вывоза их на зарубежный рынок. Для государства это было связано, по мнению исследователей, с относительно быстрым и малозатратным пополнением государственного бюджета - казны. А для "семьи" и ее окружения - наиболее легким путем получения сверхприбыли; б) тенденция нарастающей монополизации нефтегазовой и некоторых других сфер постсоветской экономики (Газпром, Роснефть, сельскохозяйственные холдинги и другие) и относительно низкий уровень развития в стране промышленного производства, развития новых технологий и т.д.; в) тенденция усиления расслоения общества в данный период по материальному и другим признакам, появления (по совпадению) среди власть имущих сверхбогатых и среди остальной части общества - сверхбедных; г) тенденция нарастания кризисных явлений в сфере экономики, падения жизненного уровня населения, роста безработицы и запредельной инфляции. По данным Банка мирового развития, инфляция в России в 1991 г. составляла 93%, в 1992 г. - 1353%, в 1993 г. - 896%, в 1994 г. - 303% и в 1995 г. - 190%; д) тенденция ослабления в постсоветском обществе авторитета высшей государственной власти и нарастания в Российской Федерации центробежных сил. Последние наблюдались в некоторых республиках Поволжья, Кавказа и некоторых других регионах России.

Что же касается падения авторитета среди населения высшей федеральной власти, то об этом можно судить на примере падения популярности Президента России Б.Н. Ельцина в рассматриваемый период. Так, если в 1992 г. Президента и проводимую

им политику поддерживало, согласно социологическим данным, 37% населения России, то в 1993 г. - 28%, в конце 1994 г. - 11,8%, а в середине 1995 г. - уже только 6%;*(1140) е) тенденция последовательного "вымывания" из общественного сознания, под лозунгами "настоящей" демократии и прав человека, традиционных для России национальных ценностей (коллективизм, любовь к Родине, патриотизм и другие) и подмена их неолиберальными воззрениями на государство, право, окружающий мир; ж) тенденция нарастания разрушительных явлений в политической жизни общества и в политической системе, приведших в конечном счете к резкому ослаблению роли государства и права в социально-политической, экономической и других сферах жизни постсоветского общества.

Наряду с названными тенденциями, наиболее четко проявившимися на первом этапе развития постсоветского общества, государства и права, в данный период формировались и развивались также и другие им подобные тенденции.

Некоторые из них, будучи обусловленными исключительно "спецификой" государственной власти и проводимой ею политикой на первом этапе развития постсоветского общества, такие, например, которые касались падения уровня ее поддержки со стороны населения или резкого падения рождаемости в стране, приведшему в конечном счете к образованию "демографической ямы", - такого рода и им подобные тенденции ограничивались в своем развитии в основном первым периодом, или этапом эволюции постсоветского общества.

В то же время, как многие другие тенденции, возникшие на первом этапе, продолжают свое развитие, наряду с вновь возникающими тенденциями, и на втором, постъельцинском этапе развития постсоветского общества.

Характерными чертами и особенностями второго этапа развития постсоветского общества, государства и права, обусловившими характер и особенности возникающих и проявляющихся на их основе тенденций, являются, во - первых, те, которые были в той или иной мере "унаследованы" от первого этапа.

А во-вторых, те, которые возникли и развивались исключительно на втором этапе.

Суть последних сводится в конечном счете к решению таких, приведших на

710

первом этапе к фактической утрате самодостаточности российской экономики, общества, государства и права, проблем, как проблемы, связанные: а) с устранением однобокости постсоветской "природно-ресурсной" экономики; б) с развитием в стране промышленного производства и внедрением в него новых технологий; в) с укреплением государства и восстановлением доверия к нему со стороны общества; г) с освобождением от финансово-экономической зависимости постсоветской России от западных "партнеров" и укреплением государственного суверенитета; д) с восстановлением утраченного Российским государством в "ельцинский" период статуса мировой державы, которым оно обладало в советский период; е) с разработкой и реализацией национальной концепции социально-экономического, политического и идеологического развития страны*(1141); ж) наконец, с поиском, четким определением и официальным закреплением объединяющей весь российский народ "национальной идеи"*(1142).

На базе данных и им подобных черт и особенностей второго этапа эволюции постсоветского общества, свидетельствующих о его материальном и ином потенциале, возникают и развиваются, помимо тенденций "перешедших" с первого этапа, также новые тенденции, отражающие характерные черты и особенности второго этапа.

Среди таких тенденций следует выделить, прежде всего, тенденции, направленные на преодоление односторонности, сложившейся на первом этапе развития постсоветского общества, "ресурсной" экономики; тенденции, связанные с восстановлением ведущей роли Российского государства в мировом сообществе; тенденции, касающегося укрепления российского государственно -правового механизма и создания условий для предотвращения экономического, социально - политического и любого иного локального или глобального кризиса; и др.

Акцентируя внимание на тенденциях эволюционного развития государственно­правового механизма на втором этапе развития постсоветского общества, необходимо обратить внимание, во-первых на то, что данные, равно как и другие им подобные, тенденции не существуют и не реализуются сами по себе, отдельно от 711

других тенденций.

По общему правилу, тенденции развития государственно­правовых явлений находятся в тесной связи и во взаимодействии с тенденциями развития экономики, общества, политики, идеологии; взаимно дополняют друг друга, а в ряде случаев и обуславливают друг друга.

А во-вторых следует заметить, что в системе тенденций, проявляющихся на втором этапе развития постсоветского общества, в количественном, а иногда и в качественном отношении преобладают, условно говоря, локальные тенденции, свойственные лишь данному этапу, а тенденции более широкого масштаба, возникающие на первом этапе развития постсоветского общества, государства и права и продолжающие свое существование на втором, и вполне вероятно, при сохранении сложившихся в стране социально-экономических, политических и иных условий, будут проявляться и на всех последующих этапах развития постсоветского общества.

И это вполне понятно и закономерно, поскольку речь идет в конечном счете не о разнотипной, а об однотипной - капиталистической социально-экономической, политической, "духовно-рыночной" и иной среде, порождающей, помимо всего прочего, соответствующие однотипные тенденции.

Чем характеризуется эта среда, независимо от этапов развития постсоветского общества в настоящее время, и какие "сквозные" тенденции она порождает?

Отвечая на эти и им подобные вопросы, вполне естественно, что апологетически настроенные по отношению к постсоветскому государственно - правовому строю отечественные и зарубежные авторы стремятся сглаживать "острые углы" и показывать его и возникающие в его пределах тенденции преимущественно в позитивном плане*(1143).

В то же время критически настроенные по отношению к постсоветской, либеральной по своей природе и характеру государственной власти авторы - политические деятели и ученые - представляют постсоветский государственно­правовой механизм в несколько ином плане.

Указывая, например, на то, что "нынешняя ситуация" в постсоветской России

712

"имеет немало различий с обстановкой начала 1990-х", Г.

Зюганов в то же время, не без оснований, отмечает, что "есть и угрожающе схожие тенденции", что "экономический кризис в стране не только продолжается", но его еще больше "обостряют проблемы мировой экономики и усугубляет новый этап разрушительной приватизации"*(1144).

Что же касается деятельности постсоветской государственной власти, призванной создавать нормальные условия для жизни общества и развития производства, то она, констатирует политик, за весь период своего существования "не построила ни одного крупного наукоемкого предприятия. Не совершила ни одного прорыва в науке, не создала ничего стоящего ни в литературе, ни в искусстве, даже не сумела изобрести собственный мобильный телефон"*(1145).

В лице постсоветского государства, заключает автор, мы имеем сейчас такую власть, "которая планомерно превращает Россию из страны" героев, мечтателей и ученых "в сырьевой придаток, в обслугу мировой капиталистической системы"*(1146).

За 20 лет своего "дрейфа в первобытный капитализм", приходит к окончательному выводу исследователь, постсоветская власть, не сделав ни одного достижения "в процессе своей деятельности и питаясь "в основном отбросами духовной жизни Запада", "все очевиднее тлеет и разлагается, воспроизводя лишь явления социальной патологии: безверие и насилие, наркоманию и пьянство, разврат и вседозволенность, потребительство и глубочайшее уныние"*(1147).

2. Рассматривая характерные черты и особенности постсоветской социально­экономической, политической и иной среды, порождающей те или иные тенденции развития государства и права, авторы вполне оправданно обращают внимание на такие весьма значимые моменты, которые касаются, во-первых, фактически перманентного кризисного состояния государственно-правовой и финансовой системы страны и превращения России "в рынок сбыта товаров глобальных монополий". Имеется в виду, что в страну вплоть до 2014 г. (до объявления политики "импортозамещения") ввозилось около 60% продуктов питания, до 90% - бытовой

техники, электроники и наукоемкого оборудования. В период с 2000 по 2010 г. ввоз в Россию мяса и молочных продуктов вырос в 3 раза, лекарств - в 8 раз, авиатехники - в 7 раз, цемента - в 21 раз, металлорежущих станков - более чем в 27 раз*(1148).

Во-вторых, сохранения в основном прежнего "ресурсного" характера российской экономики, усиления коррупции в государственном аппарате и расширения "практики" вывоза из страны капитала.

Согласно данным Счетной палаты, нарушения в сфере расходования бюджетных средств по итогам 2014 г. составили около 525 млрд. рублей. За период с 2013 по 2014 г. из России в оффшоры и зарубежные банки было выведено, по разным оценкам, от 200 до 250 млрд. долларов. Этих средств, как справедливо отмечают эксперты, "было бы вполне достаточно для удвоения инвестиций в российскую экономику"*(1149).

В-третьих, роста безработицы в стране*(1150) и падения жизненного уровня значительной части населения.

По подсчетам специалистов, если в 2013 г. число граждан России, имевших доходы ниже прожиточного минимума, достигало 16 миллионов человек, то в 2014 г. их насчитывалось уже 20 миллионов, что составляло 14% всего населения. В 2015 г. ситуация не улучшилась, ибо, как констатирует Г. Зюганов, "социальные статьи бюджетов урезаются. Граждан ожидает повышение налога на недвижимость. В правительстве обсуждаются и другие способы увеличения налоговой нагрузки"*(1151). Вместо того чтобы решать проблемы гармоничного развития экономики и за счет повышения ее эффективности пополнять бюджет, правительство делает это за счет повышения налогов на "простых" граждан. В изыскании новых и "совершенствовании" старых налогов, наряду с повышением тарифов на ЖКХ, ростом оплаты за воду, электричество, газ и пр., как показывает жизненный опыт, и состоит незатейливый профессионализм значительной части действующего постсоветского правительства.

В-четвертых, сохранения глубокого расслоения в постсоветском обществе по материальному и другим признакам, неизбежно ведущему к социальному расколу.

714

Следует заметить, что наличие глубокого материального, а вместе с ним политического и иного фактического неравенства людей - это явление обычное для капиталистической России. Материальное расслоение*(1152) и фактическое неравенство имеет беспрецедентный характер, поскольку около 70% бывшей государственной собственности находится в руках лишь 0,2% населения, а на всю остальную часть общества (99,8%) приходится только 30% собственности.

В-пятых, нерешенности, возникшей в 90-х гг. и остающейся таковой поныне демографической проблемы в стране.

Несмотря на то, отмечает Г. Зюганов, что "премьер-министр Медведев уже неоднократно рапортовал о том, что страна выбралась из демографической ямы, что рождаемость опередила у нас смертность, и это опережение будет все более существенным", однако все на самом деле обстоит по-иному. А именно - в 2015 г. по сравнению с 2014 г. в 53 регионах страны рождаемость упала, а смертность в 74 субъектах РФ выросла. По такому печальному показателю, как коэффициент смертности на 1000 человек, постсоветская Россия входит в десятку самых неблагополучных стран мира*(1153).

В-шестых, фактического отказа постсоветской власти от многовековой, самодостаточной отечественной системы образования и науки, с одной стороны, и внедрения в нее весьма сомнительных с точки зрения качества рыночно-либеральных аналогов западной системы науки и образования, с другой.

Речь идет, в частности, о внедрении в систему образования единого государственного экзамена (ЕГЭ), ориентирующего учащихся не на познание изучаемого предмета, а на механическое его восприятие, на механическое запоминание. Система обучения в отечественных школах была подменена и заменена системой дрессировки, образно говоря*(1154).

Не случайно против этой системы, по мере ее реализации, выступает все большее число имеющих к ней какое-либо отношение российских граждан. Так, если в 2001 г., по данным социологов, число россиян, выступивших против введения ЕГЭ составляло 29% от числа опрошенных, то в 2006 г. их было уже 41%, а в 2010 г. -

715

43%. При этом 64% россиян считают, что "коммерциализация образования" отрицательно влияет на его уровень: качество его резко снижается*(1155).

Аналогично обстоит дело, как показывают исследования, не только с негативным влиянием коммерциализации (рынка, базара, торговли и т.п.) на качество образования, но и на фундаментальную, а в ряде отраслей знания, и на прикладную науку.

Постсоветская "рыночная власть", замечают по этому поводу аналитики, не в состоянии предложить науке "ничего, кроме близких ее сердцу рецептов коммерциализации", суть которых заключается в том, что "наука должна зарабатывать на свое существование продажей добываемых ею знаний"*(1156).

Однако беда в том, заключают авторы, что научная информация, в отличие от развлекательной или публицистической, "в силу своей нематериальной природы в принципе не подлежит эквивалентному обмену"*(1157). Поэтому для развития науки и повышения ее роли в жизнедеятельности общества и государства необходимо ее, как это было в Советском Союзе, полнокровное финансирование.

Проводимая же постсоветским государством политика коммерциализации фундаментальных и иных научных исследований отнюдь не способствует ее развитию, а вместе с тем - повышению ее социальной роли и значения*(1158).

Этому же не способствует также, по мнению аналитиков, и проводимые постсоветской властью реформы в научной сфере.

В соответствии с законом, принятым в 2013 г. по инициативе правительства, "О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты" были ликвидированы весьма успешные в советский период Академия медицинских наук и Академия сельскохозяйственных наук; лишились статуса юридического лица Сибирское, Уральское и Дальневосточное отделения РАН; аппарат РАН стал учреждаться Правительством РФ; были переданы в ведение федеральным органом исполнительной власти "с учетом отраслевой направленности" Академии образования, художеств, архитектуры и строительных наук; и т.д.

За два последних десятилетия, "пока в стране отплясывали "реформаторы", - подводит итог реформаторской деятельности постсоветского правительства Г. Зюганов, - РАН по многим показателям откатилась назад. Будет точнее сказать ее отбросили", одновременно лишив ее автономии, которой она обладала при советской власти.

Происходящее сегодня в нашей стране, резюмирует автор, "ясно показывает: атаки на Российскую академию наук - это не блажь зарвавшихся чинуш, а четкая и продуманная кампания. Ее цель - уничтожение отечественной науки и национальной интеллектуальной мощи в угоду антироссийским силам"*(1159).

Помимо названных особенностей постсоветской социально-экономической, политической и иной среды, проявляющихся на всем пути развития постсоветского общества и государственно-правовой системы, независимо от тех или иных этапов их возникновения и функционирования, существуют и другие им подобные особенности.

Среди них можно назвать, например, такие весьма зримые особенности, как: бюрократизация и формализация жизнедеятельности государственных и некоторых общественных институтов; усиление националистических настроений и проявлений в некоторых регионах и субъектах Российской Федерации; культивирование на полуофициальном уровне в средствах массовой информации и в политико­идеологических исследованиях антикоммунизма и антисоветизма, стоящих - де на пути и мешающих строительству в современной России нового, "подлинно демократического общества". Сейчас важно, глубокомысленно рассуждают в связи с этим очередные строители такого общества, "правильно провести реформы и последовательно исцелять людей от советского дурмана"*(1160).

В числе особенностей постсоветского периода развития российского общества и государства, следует назвать также, кроме отмеченных, прозападный настрой правящих кругов, в особенности экономического блока правительства*(1161), стремящегося, по наблюдению аналитиков, "к сотрудничеству с кем угодно, но только не с естественными партнерами и союзниками России на пространстве 717

бывшего СССР"*(1162).

Либерально-западническая, а точнее - либерально-американская ориентация современной российской "элиты", справедливо отмечают авторы, не только не способствует разностороннему развитию отечественной экономики и других сфер жизнедеятельности общества и государства, а, наоборот, объективно препятствует их гармоничному развитию.

Говоря об этом, не следует забывать также тот факт, что именно "в русле отечественного варианта с либерально-западнической идеологии в свое время был создан и активно распространяется поныне "контрпродуктивный миф об ущербности России и русского народа"*(1163).

Рассматриваемые особенности постсоветского общества и государства вместе с особенностями окружающей их социально-экономической, политической и иной среды создают условия и выступают в качестве предпосылок возникновения и развития соответствующих им "сквозных", свойственных всему процессу эволюции постсоветского общества, государства и права, тенденций.

Это касается всех без исключения сфер жизнедеятельности общества и государства, а точнее - их особенностей, на базе которых могут возникать и развиваться в конечном счете те или иные однородные с ними тенденции.

Так, на базе особенностей экономической сферы, под влиянием системы объективных и субъективных факторов, возникают тенденции развития национальной или наднациональной экономики. Соответственно, на основе особенностей политической сферы возникают и проявляются тенденции развития политической жизни, политической системы и других политических процессов и институтов.

Иными словами, в каждой сфере жизнедеятельности общества, государства, а вместе с тем и права, возникают свои особые тенденции, дающие представление о путях и направлениях развития каждой из них. Вместе же они формируют общее видение основных путей и направлений развития постсоветского государственно­правового и социально-экономического механизма в целом.

718

3. Будучи взаимосвязанными и взаимодополняющими друг друга явлениями, тенденции развития постсоветского государства и права как разноплановые феномены, в целях их более глубокого и всестороннего изучения нуждаются в классификации и дифференцированном познании.

В теоретическом плане классификация как система распределения каких-либо однородных предметов или понятий по классам, отделам и т.п., а также - по определенным общим признакам "или свойствам"*(1164), позволяет глубже понять природу, характер и содержание тенденций как явлений, возникающих и развивающихся в пределах социально-экономической и государственно-правовой жизни постсоветского общества.

В практическом отношении классификация тенденций дает возможность более основательно исследовать их под углом зрения выполняемой ими роли, их назначения и степени влияния их на те или иные стороны и аспекты постсоветского государства и права*(1165).

При рассмотрении тенденций развития Российского государства и права в постсоветский период, равно как и в другие периоды, включая постсоветский период, нельзя упускать из поля зрения то обстоятельство, что тенденции позволяют глубже понять рассматриваемые объекты - в данном случае постсоветское государство и право не только в их нынешнем состоянии, в настоящем, но и определить возможные направления их развития в будущем.

Будучи порожденными и опираясь на конкретную эмпирическую - социально­экономическую, политическую, правовую и иную базу и отражая современный уровень развития постсоветского государства и права, тенденции позволяют определить возможные перспективы, основные пути и направления их развития в обозримом будущем*(1166).

Проявляясь в реальной действительности как весьма сложные, а нередко и как противоречивые друг по отношению к другу явления, тенденции развития постсоветского государства и права классифицируются по самым разным критериям.

К числу последних - оснований классификации тенденций развития

719

постсоветского государства и права можно отнести следующие обстоятельства, выступающие в качестве критериев.

Во-первых, время возникновения и длительность существования явлений, рассматриваемых в качестве тенденций.

Это могут быть, например, тенденции, возникшие в начале 90-х или же - в начале "нулевых" годов и функционирующие в течение незначительного или, наоборот, в течение длительного времени.

На основе данного критерия тенденции развития постсоветского государства и права с определенной долей условности подразделяются на краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные, или "сквозные", проявляющиеся на протяжении всего периода существования и функционирования постсоветской государственно­правовой материи.

К числу первых можно отнести, например, тенденции, отражающие процесс упразднения постсоветским режимом советских форм организации экономической, социально-политической жизни и разрушения прежней государственной машины.

К среднесрочным тенденциям развития постсоветского государства и права следует отнести тенденции, возникающие и функционирующие в пределах одного так называемого ельцинского - разрушительного или же - постъельцинского - начала восстановительного периода эволюции российского государственно-правового и социального механизма.

Наконец, к долгосрочным тенденциям развития постсоветского государства и права относятся такие тенденции, которые, отражая сущность и содержание данных феноменов, возникают с момента их образования и "сопровождают" их на всем пути их эволюции.

Во-вторых, сферы жизнедеятельности государства, права и общества, в пределах которых те или иные тенденции появляются и в тех или иных формах проявляются.

В экономической сфере - это, например, тенденции, отражающие однобокость экономической политики постсоветского государства, ориентирующейся на

720

увеличение добычи и расширение экспорта природных ресурсов в зарубежные страны.

В политической и идеологической сферах - это, в частности, тенденции, отражающие полускрытый на официальном, особенно на управленческом уровне, процесс искоренения остатков советской политики и идеологии и внедрения в российское общественное сознание "образцов" западной неолиберальной политической идеологии.

В сфере науки и образования - это весьма четкая тенденция, направленная на отказ от отечественной системы науки и образования и внедрения аналогов западной системы. Причем в системе образования дело ("реформа") не ограничивается насильственным насаждением пресловутого ЕГЭ в российских школах, но и касается искусственного подразделения высшего образования на две составные части. А именно на фактически "полувысшее" образование, именуемое бакалавриатом, и собственно высшее, именуемое магистратурой.

В-третьих, степень распространения, широта охвата различных сфер жизнедеятельности государства, права и общества или, иными словами, - масштабность возникающих и функционирующих на базе постсоветского государства, права и общества тенденций.

На основе данного критерия можно выделить тенденции, возникающие и проявляющиеся в пределах: а) различных государственных и правовых институтов (тенденции развития системы органов управления, правотворчества и т.п.); б) отдельно взятых государства и права (тенденции развития государства и права - каждого в отдельности как явления); в) тенденции развития государственно­правового механизма в целом.

Тенденции, возникшие в рамках отдельных государственно-правовых институтов, можно отнести к разряду частных тенденций. Тенденции, сформировавшиеся отдельно в пределах государства или правовой системы, т.е. тенденции развития государства и тенденции развития права следует отнести к категории общих тенденций.

Что же касается тенденций развития государственно-правового механизма в целом, то, по логике вещей, их допустимо рассматривать в виде всеобщих тенденций.

В силу обусловленности государственно-правовой материи окружающей ее социально-экономической, политической и иной средой, тенденции развития постсоветского, равно как и любого иного государственно-правового механизма, как всеобщие ("генеральные") тенденции, согласно элементарной логике, должны дополняться и "сопровождаться" тенденциями развития экономики страны, социальной, политической и иных систем постсоветского общества.

В качестве одного из примеров всеобщей, "генеральной" тенденции развития постсоветского государственно-правового, а вместе с ним социально-экономического и политического механизмов, может служить все более четко проявляющаяся, по мере эволюции постсоветской России, тенденция ускоренного становления и развития капиталистической общественно-экономической формации.

Именно - "формации", поскольку речь идет не только о формировании частной собственности и рыночных отношений в экономике - традиционных признаков "классического" капитализма*(1167), но и о распространении рыночных, частно­капиталистических принципов и черт на все иные отношения, складывающиеся в обществе между людьми.

Капиталистические "ценности", суть которых сводится в конечном счете к коммерциализации отношений между людьми, к получению прибыли, доходов и проч., ускоренно насаждаются постсоветскими "партией и правительством" фактически во всех сферах жизнедеятельности общества и государства. Об этом со всей очевидностью свидетельствует введение платного образования в вузах, платного медицинского обслуживания; внедрение в общественное сознание с помощью средств массовой информации и телевидения идеи о превосходстве западной либеральной культуры, морали и идеологии*(1168); подспудное насаждение идеи о высшей цивилизованности и прогрессивности современного буржуазного государства - "государства всеобщего благоденствия"; и др.

В отношении последнего, воплощающего в себе основные политические

722

"ценности" рыночного мира, какие бы праведные легенды о нем не слагали западные идеологи, а вслед за ними и некоторые отечественные авторы, "современное государство, - верно подмечал в свое время К. Маркс, - какова бы ни была его форма, есть по своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмет оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан оно будет эксплуатировать. Рабочие останутся наемными рабочими, пролетариями"*(1169), а не собственниками основных средств производства, а следовательно, и не власть имущими по факту, а не по формальному праву.

Данное, теоретически и политически значимое положение, сформированное К. Марксом более столетия назад, относится не только к прошлому, но оно полностью применимо и к настоящему. В том числе к постсоветскому государству, а вместе с ним и ко всей, ускоренно формируемой в современной России капиталистической общественно-экономической формации.

Разумеется, центральным звеном, движущей силой в этом процессе - процессе перехода от одной, социалистической (нередко именуемой "коммунистической") общественно-экономической формации к другой, капиталистической общественно­экономической формации является "трансформация", переход от одного типа, - централизованной, плановой социалистической экономики к другому типу, - децентрализованной, рыночной, капиталистической экономики.

Конечным результатом такого рода "трансформации", начавшейся в 90-е гг. с приватизации (читай - "расхищении") бывшей "общественной собственности" и продолжающейся поныне*(1170), стал, как известно, полный развал национальной экономики "капитализма с человеческим лицом" - дикого капитализма.

Кроме потери значительной части собственности и затраты огромных финансовых средств на переход от одного типа экономики к другому, постсоветская Россия столкнулась с беспрецедентным уровнем инфляции, безработицы, бездомности и нищеты, приведшим к гибели сотен тысяч, если не миллионов

723

российских граждан*(1171).

Рассматривая различные возможные сценарии "трансформации" экономики от одного типа к другому и оценивая результаты построения на месте бывшего в СССР социализма новоявленного капитализма, современные западные аналитики, не без оснований, именуют его не иначе как "дебильным русским капитализмом"*(1172).

И дело при этом заключается не только в том, что этот капитализм "не служит обществу, а только самому себе" и что он функционирует "вне принятых правил", а в том, что его российские строители, как следует из рассуждений авторов, открыто и в огромных размерах похищая принадлежавшую государству собственность, тем самым полностью дискредитировали не только себя, но и возводимый ими капитализм *(1173).

В отличие от своих западных коллег, идеализируют последних аналитики, строители "дебильного русского капитализма" не усвоили одно весьма важное правило, согласно которому "возврати на место все то, что было украдено"(give back what is stolen)*(1174).

Наряду с всеобщей ("генеральной") тенденцией развития постсоветского государственно-правового механизма в направлении ускоренного строительства в современной России капитализма, важное значение для понимания постсоветской государственно-правовой материи в настоящем и перспектив развития в будущем имеют и другие аналогичные по своему масштабу и характеру тенденции.

Одной из разновидностей таких тенденций являются тенденции, подразделяемые на группы в зависимости от характера и степени их влияния на постсоветское государство и право, а вместе с тем и на окружающую их среду.

Классификация тенденций на основе данного критерия позволяет выделить с определенной долей условности, с одной стороны, тенденции, свидетельствующие об укреплении постсоветского государства и права, а с другой - указывающие на их ослабление.

Выявление и рассмотрение такого рода тенденций вместе с порождающими их и "сопутствующими" им факторами имеет не только и даже не столько

724

теоретическое, как показывает печальный опыт разрушения советского государственно-правового механизма, сколько политико-практическое значение. Ибо эти тенденции, свидетельствуя о сильных и слабых сторонах постсоветского государства и права, о соотношении этих сторон - об их балансе или же о возникающем между ними дисбалансе, позволяют судить не только о жизнеспособности данного государственно-правового механизма в настоящем, но и о его потенциальных возможностях и перспективах его развития в будущем.

Весьма важное значение при этом имеет наметившийся за последние годы политический курс на развитие самодостаточной экономики страны, на укрепление обороноспособности государства, а также на освобождение через "импортозамещение" и другие, порою спонтанно возникающие в силу введения против России так называемых санкций, меры, направленные на освобождение российского постсоветского государства от материально-финансовой зависимости от его западных "рыночных друзей" и добропорядочных "партнеров".

Более чем двадцатилетний опыт жизнедеятельности постсоветского государства, направленной на реализацию в различных сферах общества заимствованных на Западе либеральных и неолиберальных идей, со всей очевидностью показал несостоятельность проводимого в течение всех предыдущих лет курса, отбросившего российскую экономику, общество, да и само Российское государство - бывшую ранее мировую супердержаву, далеко назад.

С учетом сказанного следует согласиться с мнением, высказанным исследователями постсоветской российской действительности, о том, что достижение Россией прежнего статуса мировой державы, каковой она, несомненно, станет в обозримом будущем, и "спасением" ее от тотальной зависимости извне "может стать только категорический отказ от либеральных социально-экономических рецептов и мобилизация собственных ресурсов для построения полноценной экономики на основе социального государства"*(1175).

Трудно не согласиться также с мнением о том, что "Россия обязана освободиться из-под гнета неоколониальных правил глобального капитализма. В

725

противном случае она просто не сможет выжить как самостоятельная держава, не сможет избежать социально-экономической катастрофы и погружения в хаос, о котором мечтают наши противники"*(1176).

Весьма важным при этом представляется, памятуя о том, что Россия с ее огромным природным и иными богатствами всегда была и остается предметом зависти ее "доброжелателей" и что, как отмечал Н.М. Карамзин, "разделение России на многие владения и несогласие князей приготовили торжество Чингисхановых потомков и наши долговременные бедствия"*(1177), - памятуя об этом, необходимо тщательно изучать и взвешивать соотношение позитивных и негативных по отношению к современному государственно-правовому механизму России тенденций.

Важно также изучать и учитывать факторы, под влиянием которых формируются и развиваются эти тенденции, с тем, чтобы поддерживать и укреплять позитивные тенденции и сводить к минимуму, если нельзя от них вообще избавиться, негативные тенденции.

Печальный "опыт" существования и функционирования советского государственно-правового механизма последних до его ухода с исторической арены лет наглядно показал, что бесконтрольное со стороны общества и государства развитие негативных тенденций неизбежно ведет к ослаблению государства и к созданию предпосылок не только для "расшатывания" его устоев изнутри и извне, но и для его дискредитации и в конечном счете разрушения.

Исследования западных историков и политологов показывают, что "расшатывание" Советского государства изнутри оплачиваемыми "советскими диссидентами", и дискредитация "легитимности советского режима" извне со стороны США и их союзников, взявших на вооружение в идеологической борьбе "права человека", активно начались еще в 70-е гг. и окончились в 90-е гг. с разрушением Советского Союза*(1178).

Особую роль при этом сыграла, подчеркивают авторы, горбачевская так называемая перестройка. Она стала "важным звеном в цепи дестабилизации,

726

делегитимации и дезинтеграции Советского Союза, приведших в конечном счете к его разрушению (to its ruin)*(1179).

Причисляя СССР к разряду "империй", западные аналитики, не без определенных мировоззренческих целей и намерений, пытаются определить те факты, которые способствовали возникновению в нем позитивных тенденций развития и долголетия. Это - с одной стороны. А, с другой - те факторы, которые привели Советский Союз в конечном счете к его гибели.

При определении факторов, способствовавших порождению позитивных тенденций, особо, и не без оснований, ими указывается на то, что "если Советский Союз и был империей, то это была империя уникального вида"*(1180). В отличие от распавшихся в XX в. "под ударами национализма" Британской, Австрийской, Оттоманской и других империй Советский Союз существовал "наиболее длительное время с иммунитетом от такой судьбы"*(1181).

Кроме относительной длительности своего существования, уникальность Союза, замечают авторы, заключалась также в том, что: а) национальные его окраины и "прежде всего Грузия и прибалтийские республики" получали из Центра всегда больше материально-финансовых и других благ, нежели русские регионы; б) в отличие от европейских колониальных держав, в основе существования которых была эксплуатация метрополиями "своих африканских и азиатских колоний", "основным интегративным, объединительным институтом Советского Союза" была "вездесущая (omnipresent) политическая партия". Эта партия, "длительное время возглавлявшаяся грузином Сталиным, имела сильную официальную идеологию, не допускала каких бы то ни было националистических проявлений и была открыта для всех (open to all)"; в) федеративная структура Советского Союза создавала необходимые условия "для взаимодействия ("кооперации") республиканских и федеральных правящих элит" и для учета национальных особенностей республик - субъектов федерации*(1182).

Наряду с названными факторами, оказывающими влияние на процесс становления и развития позитивных тенденций и на стабильность Советского Союза, 727

отечественные и зарубежные авторы указывают также и на другие подобного рода явления.

Выделяются, в частности, такие факторы, как относительно быстрое восстановление и развитие экономики страны в послевоенный период; сплоченность советского общества; патриотизм советских людей, достигший своего апогея особенно во время Великой Отечественной войны и во время "холодной" войны; "настоящая вера многих советских людей в социалистические идеалы"; широкие возможности населения в получении высшего, среднего и специального образования; свободный доступ к получению любого вида медицинских услуг; высокий престиж Советского Союза как супердержавы во всем мире; гордость советских граждан за свое Отечество; и др.*(1183)

Помимо и наряду с факторами, оказавшими решающее влияние на формирование позитивных тенденций развития советской государственно-правовой системы и на стабильность Советского Союза, в стране, особенно на последних этапах развития советского общества и государства, возникали внутри системы и стимулировались, а нередко и привносились извне факторы, способствовавшие возникновению и развитию негативных тенденций.

Среди такого рода факторов выделялись, прежде всего, такие, которые были связаны: а) с ухудшением экономической ситуации в стране в 80-90-е гг.; б) с расслоением правящей партийной и государственной элиты, с усилением внутрипартийной борьбы между "реформаторами" во главе с М. Горбачевым и "консерваторами"; в) с "трансформацией" традиционной для правящей партии идеологии, вызвавшей раскол в партийных рядах; г) с отсутствием необходимой политической воли у М. Горбачева и его окружения при принятии ответственных решений; д) с отсутствием четкой программы развития постперестроечного общества и государства; е) с резким падением поддержки, недоверием к концу 80-х гг. "перестроечной" политики со стороны значительной части общества; и др.

Рассматривая данные и другие им подобные факторы, способствовавшие порождению негативных тенденций, приведших в конечном счете к гибели

728

советской государственно-правовой системы, следует иметь в виду, что некоторые из них, имевшие место в советский период развития российского общества и государства, в различных формах проявляются и в постсоветский период.

Речь идет, в частности, об отсутствии четкой программы социально - экономического и политического развития страны; о разноречивых взглядах и устремлениях внутри правящей "элиты", часть из которой придерживается и отстаивает свои национальные ценности, а другая часть, обладая крупными счетами в зарубежных банках и такой же, праведно приобретенной собственностью, тяготеет к западным "цивилизованным" ценностям; об ослаблении федеральной политической власти по отношению ко всем остальным государственным властям; об отсутствии политической или иной ответственности власть предержащих за провалы в бесконечно проводимых ими "реформах" в области науки, образования, медицины и в других сферах жизни общества; о появлении в стране, в отдельных ее регионах националистических, сепаратистских и экстремистских проявлений среди отдельных слоев населения, не всегда получающих своевременный и должный отпор; и др.

Наличие данных и иных им подобных факторов, таких, как срастание государственной власти и капитала, чрезмерное увлечение правительственных структур западными неолиберальными идеями, "приведшими страну в тупик"*(1184), и других факторов, которые создают условия и предпосылки для возникновения негативных тенденций развития постсоветского государства и права, несомненно, требует к себе, ради сохранения и укрепления российской государственно-правовой системы, ответственного отношения и принятия мер, направленных на их устранение.

<< | >>
Источник: Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с.. 2019

Еще по теме § 2. Основные тенденции развития современного Российского государства и критерии их классификации:

  1. Классификация современной медианоминации на основе тематических сегментов российского издательского рынка
  2. Приложение 2 Результаты классификации современной медианоминации на основе тематических сегментов российского издательского рынка
  3. Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне
  4. ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ: ЯЗЫКОВОЙ И ТЕМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
  5. Анализ текущего состояния и перспектив развития российского рынка корпоративных облигаций
  6. 1.2 Основные теории образования и развития стресс-коррозионных трещин, пред­ставленные в материаловедческой литературе
  7. § 2. Направления совершенствования российского законодательства о банковской тайне в условиях передачи кредитными организациями информации о своих клиентах, являющихся иностранными налогоплательщиками, налоговым органам иностранного государства
  8. Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с., 2019
  9. Фиксация в словарях церковнославянского языка как критерий выявления славянизмов
  10. Лексикографическая помета «арх.» как критерий выявления славянизмов
  11. § 3. Тенденции правового регулирования криптовалют («виртуальных валют»)
  12. Тенденции критического осмысления педагогической деятельности в зеркале представлений об идеальном учителе
  13. Обсуждение результатов реализации экспериментальных методов исследования коммуникативной эффективности современной медианоминации. Перспективы изучения современной медианоминации
  14. Лексикографические пометы «церк.-слав.», «церк.» и «поэт.» как критерии выявления славянизмов
  15. 27. Виды юридических лиц и основания их классификации.
  16. 5.2. Понятие и классификация должностей государственной службы
  17. Иванов А.А., Малахов В.П.. Теория государства и права. Учебное пособие. - М.:2012. - 351 с., 2012