<<
>>

§ 3. Исторический и логический методы познания государственно-правовой материи

1. Если диалектический, универсальный по своей природе и характеру метод - диалектика является, по образному выражению Гегеля, "движущей душой всякого научного развертывания мысли", то все другие - частные и общие методы выступают в виде своеобразных средств "развертывания" этих мыслей, а вместе с тем и "сопряженной" с ними реальной государственно-правовой и иной действительности.

Одним из таких весьма важных в теоретическом и практическом плане методов познания является исторический метод, неразрывно связанный с логическим методом.

Придавая особую значимость данному методу, Г. Еллинек писал еще в начале ХХ в. о том, что научное познание какого-либо учреждения "необходимо предполагает историческое исследование его". Исторический материал, рассуждал автор, "собранный кропотливым трудом целых поколений, представляется почти невообразимым. Тем не менее ни в одной, даже ограниченной области не может быть 53

речи об исчерпывающей полноте материала, которая вообще представляется недостижимой"*(104).

Аналогичных взглядов относительно важности исторического метода в процессе познания государственно-правовой материи придерживался примерно в этот же исторический период и Г. Шершеневич. В своей "Общей теории права", изданной в 1910-1912 гг., он замечал по поводу государственного правопорядка, что "правовой порядок, наблюдаемый нами в известный момент времени, есть закономерный продукт всей предшествовавшей истории данного народа. В его прошлом могут быть обнаружены причины, по которым общественный строй принял ту, а не иную политическую и юридическую форму". По этой причине, заключал автор, "юрист должен обратиться к истории права, которая объяснит ему, как сложился существующий правовой порядок, поможет ему лучше познать действующее право, наконец, даст ему твердую опору, для его реформаторских стремлений"*(105).

Подобно правопорядку вопрос о необходимости и важности применения исторического метода в полной мере относится также к процессу познания любого государства вообще и различных государственных образований, не исключая Российского государства на разных этапах его развития.

Что собой представляет исторический метод и в чем его специфика?

Отвечая на эти вопросы, следует констатировать, что суть исторического метода заключается в том, чтобы подойти к исследованию искомого явления не только и даже не столько с позиций его понятия, формы, содержания и т.п., сколько - с точки зрения истории его возникновения, становления и развития. Главное в научном подходе и познании, отмечал в связи с этим В.И. Ленин, "это - не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь"*(106).

Исторический метод познания различных явлений, институтов и учреждений

54

исходит, в силу своей природы и характера, из основного тезиса о том, что все они как в пространстве, а главное - во времени относительны*(107), что все государственные образования, не исключая досоветского, советского и постсоветского Российского государства, вместе с их правовыми и иными системами относительно времени не вечны. Они возникают в определенное время, в течение определенного, обусловленного заложенным в них потенциалом, развиваются и видоизменяются, достигая своего определенного предела, и уходят, как и множество других им подобных, ранее существовавших образований, в историческое небытие или же трансформируются в своей сущности, формах и содержании.

В силу этого весьма важным представляется для понимания сути и содержания исследуемого явления в настоящем, а также перспективы его развития в будущем, при рассмотрении исторического пути его развития видеть и принимать во внимание не только позитивные моменты, но и те трудности, а также кризисные моменты, которые возникали в процессе его образования, становления и развития.

Следует заметить, что на эти стороны исторического развития различных общественных образований, и прежде всего государств, в процессе применения исторического метода неоднократно обращалось внимание.

Так, М. Ориу в своих "Основах публичного права", как было отмечено, указывал на то, что для полноты исследования весьма полезно различать с исторической точки зрения две категории кризисов государства. А именно - кризисы роста и кризисы зрелости*(108).

Гольбах П. в своей очередной (девятой беседе) "О распаде государства", сравнивая государственный механизм с человеческим организмом, обращал внимание на то, что "государственные организмы, подобно человеческим, носят в себе зародыши своей гибели; как и люди, они пользуются более или менее долговременным здоровьем; как и люди, они подвержены острым заболеваниям и кризисам, которые уносят их жизнь очень быстро, или хроническим болезням, которые подтачивают их постепенно, исподволь разрушая основы жизни"*(109).

2. Говоря об "острых заболеваниях и кризисах" роста или зрелости,

55

постигающих государства на том или ином историческом этапе их развития, следует заметить, что в данном случае имеются в виду лишь "естественные" болезни и кризисы, возникающие в том или ином государстве в силу внутренних причин.

Но наряду с ними не следует забывать, особенно в настоящее время, и не учитывать в процессе применения исторического метода искусственно создаваемых кризисов и проблем.

Они создаются, как свидетельствует реальность, с одной стороны, с помощью внешнего по отношению к государству экономического, политического и иного, открытого или скрытого воздействия на него "дружественных" государств - "государств-партнеров". А с другой - с помощью действующей на территории государства и внутри соотносящегося с ним общества так называемой "пятой колонны" - "иностранных агентов", финансируемых "дружескими" государствами и преследующих, как правило, под флагом борьбы за демократию и права человека их политические и иные цели.

Такого рода кризисы, олицетворяемые так называемыми "цветными революциями", искусственно создавались за последние десятилетия в бывшей Югославии, Грузии и других государствах. В настоящее время такой кризис парализовал Украину.

Искусственно создаваемые политические и иные кризисы, несомненно, сыграли также свою определенную роль и в развале Советского Союза. Именно в развале, а не в распаде СССР, как утверждают, пытаясь оправдаться путем создания себе "алиби", ветераны "пятой колонны".

Стремясь выгородить своих западных "друзей", приложивших, как показывает анализ их соответствующей деятельности, немало усилий вместе с "пятой колонной" для ослабления СССР, М.С. Горбачев - бывший лидер Советского государства и Коммунистической партии Советского Союза в это время, без тени смущения и признаков сожаления за совершенные им деяния, бодро заявляет, что "несомненно, абсолютно и определенно: развалили Союз мы сами"*(110).

Что же касается распространенной на Западе "устоявшейся теории" заговора

56

против СССР и "целенаправленной стратегии по развалу советской империи", также как и "руки Вашингтона", то все это, по мнению взявшего на себя полную ответственность за совершенное преступление М.С. Горбачева, "вообще выдумки"*(111). Ибо у многих западных "серьезных политиков того времени, - утверждает бывший руководитель Советского государства, - была просто паническая боязнь развала Советского Союза хотя бы по той простой причине, что иметь дело с одним понятным Горбачевым лучше, чем с дюжиной новых непредсказуемых лидеров"*(112).

К легковесности и наивности данных аргументов М.С. Горбачева относительно причин и самой "панической боязни" западных политиков развала великой державы под названием Советской Союз, нечего ни добавить, ни убавить. Остается сожалеть лишь, что к этим "аргументам" не прислушались западные "серьезные политики", когда разрабатывали и методически реализовывали планы проведения подрывной деятельности против первой и единственной в мире страны Советов.

Следует добавить, констатируя факты, связанные с введением незаконных "санкций" со стороны США и их сателлитов против современной России, что деятельность, направленная на ослабление Российского государства велась со стороны западных "серьезных политиков" не только против советского социалистического государства, но и продолжает вестись уже против постсоветского капиталистического государства.

Этот факт, равно как и все другие социально значимые факты, имевшие и имеющие определенное значение для развития и совершенствования российской государственности, следует непременно иметь в виду и учитывать в процессе изучения российской государственно-правовой материи как с помощью исторического, так и других методов познания.

Правда, при этом не следует упускать из поля зрения то обстоятельство, что в силу разных мировоззренческих и иных причин, обусловленных политическими, идеологическими и иными интересами государств сами факты могут "опровергаться" весьма произвольной, искажающей их настоящий смысл интерпретации.

57

В качестве примера можно сослаться на развернувшуюся в последние десятилетия на Западе пропагандистскую кампанию, направленную на искажение фактов решающей роли Советского Союза в победе над фашизмом во Второй мировой войне.

Искажая реальные исторические факты, западные "серьезные политики", идеологи и пропагандисты пытаются доказать всему миру, что не СССР и его армия, а их союзники, открывшие Второй фронт только в 1944 г., фактически накануне поражения немецкого фашизма, внесли-де основной вклад в победу над этим "исчадием ада".

Разумеется, эти и другие подобного рода политико-идеологические экзерсисы, построенные на искажении реальных фактов, рассчитаны прежде всего на людей, слабо знающих или вообще не знающих ни отечественной, ни зарубежной истории. Однако это отнюдь не означает, что в процессе исследования исторического пути развития Российского государства с помощью исторического или любого иного метода на искажения исторических, равно как и других социально значимых фактов, рассчитанных в основном на определенную часть, а не на все общество, не следует обращать внимание.

Объективность исследования рассматриваемой государственно-правовой материи с неизбежностью требует не только учета и анализа всего существующего эмпирического материала, но и борьбы с возможными его искажениями.

В этом плане особую роль призван сыграть реализуемый в отечественной исторической науке принцип историзма как один из основных принципов "в диалектическом подходе к изучению социальной действительности", который, по справедливому замечанию исследователей, "обязывает рассматривать явления и события в их возникновении и развитии, неразрывной связи с конкретными историческими условиями"*(113).

Принцип историзма, констатируют авторы, предполагает "всестороннее исследование объекта изучения", включая изучение его структуры "как органического целого системы", изучение совокупности "следующих друг за другом

58

во времени исторических связей и зависимостей, характеризующих развитие объекта"; выявление и изучение закономерностей развития объекта; анализ "законов перехода от одного исторического состояния к другому"*(114).

3. В неразрывной связи и взаимодействии с принципом историзма и историческим методом важное значение в процессе изучения многовекового пути развития Российского государства и права имеет логический метод.

Выявляя особенности логического метода по сравнению с историческим методом, исследователи отмечают, что если исторический метод "есть метод, применение которого требует мысленного воспроизведения конкретного исторического процесса развития", то логический метод является "особым методом отражения того же исторического процесса"*(115). Логическое, со слов Ф. Энгельса, - это то же историческое, но "освобожденное от исторической формы и от нарушающих стройность изложения исторических случайностей"*(116).

Логический метод в процессе познания российской государственности акцентирует внимание исследователей не только на изучении ее сущности, внутреннего строения, закономерностей и особенностей ее становления и развития в прошлом, но и на тенденциях ее развития в настоящем и будущем.

При этом, в отличие от исторического метода, верно подмечают ученые, логический метод "позволяет отвлекаться от случайного, несущественного в государственной и правовой жизни общества, а исторический метод обязывает анализировать факты, события, процессы, характеризующие государство и право, учитывать все зигзаги и случайности, сквозь которые прокладывают себе дорогу объективные закономерности возникновения и развития государства и права"*(117).

Будучи "типичным" методом для теории государства и права и других общетеоретических дисциплин, логический метод в своем содержании и проявлении отнюдь не сводится к чисто абстрактным формам. Во избежание схоластики он опирается на реальную действительность в виде социально значимых фактов, процессов, событий и других явлений, зафиксированных исторической наукой и другими дисциплинами, и постоянно нуждается в исторических "иллюстрациях".

59

Последние, в соответствие со своим прямым назначением, призваны подтвердить или, наоборот, опровергнуть в исторических спорах или дискуссиях "правильность" проводимых с помощью логического метода изысканий и обоснованность сделанных при этом выводов.

Например, при рассмотрении вопроса о закономерностях перехода от одной общественно-экономической формации к другой и формирования при этом соответствующих типов государства и права на основе российского общества, находящегося на том или ином этапе своего развития, принципиально важно не только и даже не столько констатировать данное обстоятельство, сколько привести, опираясь на исторические данные, конкретные факты, указать на конкретные причины и условия, подтверждающие или, наоборот, опровергающие сделанный вывод.

С методологической точки зрения, в данном, равно как и в других подобных случаях, мы имеем дело, кратко говоря, с "диалектикой" конкретного и абстрактного, с движением познания Российского государства и права от конкретного, в качестве какового выступает реальный эмпирический материал, зафиксированный исторической наукой, к абстрактному.

По аналогии с "диалектикой" конкретного и абстрактного в процессе изучения Российского государства и права с использованием исторического и логического методов представляется допустимым также применение метода подведения менее общего под более общее с целью выявления особенностей того и другого. Это допустимо, в частности, на примере соотношения однопорядковых понятий или теорий государства, возникающих на разных этапах развития российского общества, с общим понятием государства или его теорией.

В "диалектике" данного соотношения в качестве менее общего звена выступает понятие (теория) национального государства - Российского государства в целом, состоящее из ряда государственных образований, возникающих на разных этапах развития российского общества. Более общим понятием (теорией) по отношению к нему является понятие (теория) государства того или иного типа - понятие (теория)

60

"типового" государства. И наиболее общим (всеобщим) в этом соотношении понятий (теорий) выступает понятие (теория) государства как такового, вообще, как явления выделяющего его среди других социально-политических и иных явлений.

Если в "диалектике" конкретного и абстрактного наиболее приближенным к реальной действительности и наиболее богатым по своему содержанию является конкретное, то в "диалектике" менее общего и более общего, на примере соотношения разного уровня обобщений понятийного аппарата и теоретических конструкций государства наиболее близко к реальной действительности находится, и, следовательно, наиболее богатым по своей сути и содержанию является понятие и теория национального государства.

Исходя из этого можно сделать вполне определенный и, как представляется, заслуживающий внимания вывод о том, что в процессе познания российской, так же как и любой иной государственно-правовой материи, следует больше внимания уделять, наряду с общей теорией государства и абстрактного о нем представлении, более приближенной к жизненным реалиям теории национального государства.

Разумеется, речь при этом не идет об игнорировании или же о противопоставлении теории национального государства сложившейся веками и устоявшейся общей теории государства. Имеется в виду лишь необходимость дальнейшего развития, совершенствования и дополнения последней за счет теории национального государства в связи с повышением его роли и значения в современном мире, обусловленными новыми "вызовами времени".

<< | >>
Источник: Марченко М.Н., Дерябина Е.М.. Теория государства и права России. Том 1. Государство: учебное пособие. - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова,2019. - 640 с.. 2019

Еще по теме § 3. Исторический и логический методы познания государственно-правовой материи:

  1. 5.3. Основы административно-правового статуса государственных служащих
  2. 5.4. Административно-правовое регулирование поступления на государственную службу и ее прохождения
  3. 8.1. Понятие административно-правовых методов
  4. 1.2. Метод административно-правового регулирования.
  5. 3. Метод гражданско-правового регулирования.
  6. 8.2. Виды административно-правовых методов
  7. Лекция 8. Административно-правовые методы.
  8. О НАКАЗАНИЯХЪ СУЩЕСТВОВАВШИХЪ ВЪ РОССІИ ДО ЦАРЯ АЛЕКСѢЯ МИХАЙЛОВИЧА. ИСТОРИЧЕСКО-ЮРІІДИЧЕСКОЕ РАЗСУЖДЕНІЕ ЮРИДИЧЕСКОМУ ФАКУЛЬТЕТУ ИМПЕРАТОРСКАГО С.-ПЕТЕР­БУРГСКАГО УНИВЕРСИТЕТА ДЛЯ ПОЛУЧЕНІЯ СТЕПЕНИ МАГИСТРА УГОЛОВНАГО ПРАВА ПРЕДСТАВЛЕННОЕ Ф. Деппомъ, КАНДИДАТОМЪ ПРАВЪ. САНКТПЕТЕРБУРГЪ. 1840, 1840
  9. 5.2. Понятие и классификация должностей государственной службы
  10. 1.6. Исполнительная власть и государственное управление.
  11. 5.5. Поощрение, награждение и ответственность государственных служащих
  12. 5.1. Понятие и система государственной службы.
  13. 16.1. Понятие законности и дисциплины в государственном управлении.
  14. 16.2. Способы обеспечения законности и дисциплины в государственном управлении.
  15. 3.2. Права и обязанности граждан в сфере государственного управления
  16. 6.2. Государственная регистрация предприятий, учреждений и организаций.
  17. 16.3. Контроль в государственном управлении.