<<
>>

Глава 23 ТРЕТЬЕ ПЛАВАНИЕ И ГИБЕЛЬ КУКА

Плавание в Южном полушарии

Вскоре после возвращения Кук был повышен в чине до капитана 1-го ранга и принят в члены Королевского об­щества, т.

е. стал академиком. Его назначили правителем Гринвич­ского морского госпиталя — покойное, но мало привлекательное для Кука место. По существу это означало хотя и почетную, хоро­шо оплачиваемую, но все же отставку — к47 годам. К этому вре­мени парламент постановил, что премия в 20 тыс. фунтов стерлин­гов будет выдана любому английскому кораблю, который найдет любой проход между океанами выше 52° с. ш. Этому открытию англичане придавали теперь государственное значение из-за про­движения к Северо-Западной Америке русских с запада и испан­цев с юга. Британское адмиралтейство решило отправить на поиски Северного прохода два судна. И 10 февраля 1776 г. Кук пишет письмо с просьбой назначить его начальником новой экспедиции. Ему дали тот же «Резольюшен», помощником его был Джон Гор, вторым кораблем, «Дискавери», командовал Чарлз Кларк, участ­ник двух предыдущих плаваний. Кук получил и чисто политиче­ское задание — вступить во владение любой землей, еще не откры­той другими державами, и тщательно обследовать землю, обнару­женную Кергеленом. Видимо, адмиралтейство все еще допускало, что эта земля может быть частью Южного материка.

14 июля 1776 г. Кук вышел из Ла-Манша в океан и 18 октября подошел к мысу Доброй Надежды. Там он дождался Кларка. Они простояли у мыса до 5 декабря, проводя ремонт обоих судов и по­полняя запасы продовольсївия. 52 дня англичане шли через Ин­дийский океан приблизительно по параллели 48° ю. ш. На пути они видели о-ва Марион, Крозе и Кергелен, открытые в 1771 г., но сами не нашли ничего нового. 26 января 1777 г. они подошли к юго- восточному берегу Вандименовой Земли, где после Тасмана в 1772 г. побывали французы Никола Марион-Дюфрен и Жюльен Крозе, и простояли там до 30 января.

Продолжая плавание, корабли 12 февраля подошли к тому пункту Новой Зеландии, где были убиты 10 моряков из команды Фюрно. Кук узнал, как они погибли, и решил не применять оружия против новозеландцев, рассчиты­вая вернуться и не желая восстанавливать их против англичан.

25 февраля экспедиция направилась на северо-восток, нашла в конце марта у 22—20° ю. ш. два обитаемых острова Мангаиа и Атиу, где жители понимали таитянский язык, и один необитаемый (Такутеа), подошла к атоллам Херви и две недели обследовала водное пространство к западу и северо-западу до атолла Палмер­стон, завершив открытие южных островов Кука. Оттуда корабли двинулись на запад, к о-вам Тонга, сопровождаемые обильными дождями, благодаря которым удалось сделать большие запасы воды. Находясь на этих островах с 28 апреля по 17 июля, Кук собрал значительные этнографические материалы и открыл в централь­ной части архипелага (у 19°30' ю. ш.) группу небольших о-вов Хаапай. Затем суда проследовали на восток по дуге, выгнутой к югу, 8 августа у Южного тропика обнаружили о. Тубуаи в одно­именном архипелаге и, повернув на север, 12 августа достигли о-вов Общества. Кук выяснил, что в его отсутствие испанцы оста­вили на одном из островов четырех человек, в том числе двух по­пов, и забрали их по прошествии 10 месяцев.

Медленно шли корабли от острова к острову — вновь, как и в архипелаге Тонга, Кук проявил несвойственную ему бездеятель­ность, длившуюся четыре месяца. Видимо, он просто устал, поте­рял вкус к новым открытиям и вполне сознательно позволил себе и другим расслабиться перед предстоящим тяжелым плаванием в се­верной части Тихого океана. 8 декабря корабли направились на север.

Открытие Гавайских островов

Кук считал, что с точки зрения адмиралтейства он только с это­го момента начинает «плавание для открытий»[CXXII]. 24 декабря за эква тором увидели несколько атоллов. А так как на следующий день наступало рождество, Кук дал этой группе название Кристмас («Рождество»); оно укрепилось за главным островом длинной цепи Лайн (Центральные Полинезийские Спорады).

2 января 1778 г. англичане двинулись оттуда на север и не видели земли 16 дней. 18 января на рассвете за 21° с. ш. показалась высокая земля, и уже на следующий день Кук обнаружил, что она состоит из несколь­ких островов, названных им «Сандвичевыми». Это была централь­ная группа Гавайской цепи между 158 и 168° з. д., в том числе Оаху (1548 км2), Кауаи (1416 км2) и небольшого о. Ниихау. 19 января несколько лодок подошло к кораблям. Жители говорили на языке, сходном с таитянским. Все они были люди смуглые, крепкого сло­жения. Держались они мирно, поэтому убийство одного гавайца английским офицером, посланным за водой, вызвало крайнее раз­дражение Кука. Поднявшись на корабль на следующий день, ост­ровитяне удивлялись всему увиденному там больше, чем жители любых других островов, посещенных Куком. «Это свидетельство-

Пути Д. Кука у Гавайских о-вов в 1778 и 1779 гг.

вало о том, что прежде они никогда не бывали на борту корабля». Однако гавайцы были знакомы с железом, пользовавшимся боль­шим спросом. Кук обратил на это особое внимание, так как на всех других островах Полинезии жители не знали железа. Между тем гавайцы понимали, что железные орудия гораздо более пригодны для сверления или резания, чем любое другое орудие, производи­мое в их стране, и просили у англичан железа. У гавайцев моряки видели несколько железных предметов — судовые гвозди и, скорее всего, обломки широких рыбацких ножей. По преданиям самих гавайцев, эти предметы попали к ним за 250 лет до посещения Д. Кука, т. е. примерно в XVI—XVII вв., с двумя-тремя группами людей. Они прибыли на Гавайи на лодках или плотах и не понима­ли местного языка. Кто они — японские ли рыбаки, отброшенные штормом в океан и унесенные затем течением более чем на 5 тыс. км от Японии; потерпевшие ли кораблекрушение испан­ские или португальские мореплаватели либо провинившиеся мо­ряки, высаженные с судов? Эти пришельцы обычно навсегда по­селялись на Гавайских о-вах и обзаводились семьями.

Правда, были и исключения. Вероятно, кое-кому и удалось вернуться на родину (в Азию или Европу) и доставить глухие отрывочные све­дения о каких-то островах, затерянных в океане. Возможен, на­конец, и такой вариант: их могли усмотреть с отдельных испанских судов из числа возвращавшихся с Филиппин в Мексику путем Ур- данеты.

II) Очерки по истории географических откры гии

Плавание в северной части Тихого океана и гибель Кука

Англичане пробыли на Гавайских о-вах 15 дней. За это время Кук осмотрел южные берега о-вов Кауаи и Ниихау и узнал о суще­ствовании «где-то поблизости» другой земли — слабозаселенной и низкой, вероятно о. Молокаи. Следовало, однако, спешить, чтобы проникнуть в северные воды летом. И 2 февраля Кук направился на северо-восток. 7 марта перед ним открылся «Новый Альбион» — тихоокеанский берег Северной Америки у 44°20' с. ш. Эта земля была «не очень высокая,...холмистая и покрытая лесом».

У приморских индейцев имелись различные металлические ве­щи — до серебряных столовых ложек включительно, по мнению Кука, испанской выделки, но тогда к ним уже могли попадать через ряд посредников и французские изделия из Канады и рус­ские от промышленников. От «Нового Альбиона» англичане по­шли на север, но туман и противный ветер мешали как следует осмотреть берег, часто пропадавший из виду, и нанести его на кар­ту. 29 марта, пропустив, как, впрочем, многие мореплаватели после него, устье р. Колумбии, Кук вошел в небольшой залив Нутка (у 49°40' с. ш.), обнаруженный в 1774 г. испанцем X. Пересом, чего Кук не знал. Оба мореплавателя считали, что Нутка находит­ся на западном побережье материка — их ошибку в 1792 г. выявил Джордж Ванкувер (см. гл. 23). Здесь англичане затратили почти месяц на ремонт обоих судов. Кук использовал вынужденную стоянку для сбора сведений об индейцах племени квакиютль из группы вакашей и составил словарь их языка, включающий 260 слов.

26 апреля суда, покинув Нутку, взяли курс на север при све­жем ветре, «сопровождавшемся шквалами и дождем», а иногда градом и мокрым снегом.

1 мая моряки подошли к пункту у 55° с. ш., где 37 лет назад А. Чириков впервые коснулся побережья Северо- Западной Америки. Сильный ветер и туман не позволили Куку ид­ти близ берега, вот почему он, как и его предшественники, ошибся, приняв о-ва Александра за материк. 4—9 мая он наблюдал гору Св. Ильи, открытую Берингом и Чириковым, и верно определил, что она принадлежит хребту северо-западного простирания — горы Св. Ильи (длина 350 км). 12 мая англичане открыли и нанесли на карту небольшой залив (Принс-Вильям, у 147° з. д.), где у них состоялась встреча с эскимосами-чугачами.

После трехдневного ремонта суда покинули свое пристанище, и по выходе из него Кук обнаружил длинный и узкий о. Монтагю, названный им в честь Д. Сандвича. Поднявшийся сильный ветер заставил моряков держаться подальше от берега, но они все же дважды касались земли в периоды затишья. 25 мая Кук открыл не­большие о-ва Баррен (у 152° з. д.) и, обойдя их с запада, на следую­щий день проник в залив или пролив, как некоторое время считал он и ряд его офицеров. На северо-западе англичане увидели «гор­

ную цепь большой высоты» (южная часть Аляскинского хребта) и приняли ее за группу островов. 30 мая, находясь близ 60°40' с, ш., Кук взял пробу воды — она оказалась почти преснцй. И лишь тогда он пришел к выводу: суда находятся «не в проливе, сообщающем­ся с Северным морем», т. е. в Северо-Западном проходе, а в эстуа­рии большой реки, нареченной им Тернагейн. Кук ошибся — он открыл узкий и длинный (370 км) залив, носящий ныне его имя; название Тернагейн-Арм сохранилось только за узкой и извилистой вершиной залива Кука между п-овом Кенай, отчетливо выступаю­щим на составленной им карте, и материком.

2 июня суда направились на юг, а на следующий день, когда туман рассеялся и «небо очистилось от облаков», у 60° с. ш. Кук увидел вулкан (Илиамна — 3075 м). По выходе из «своего» залива, он двинулся к юго-западу маршрутом Беринга и Чирикова и 28 июня вошел в бухту на северном берегу о. Уналашка.

Здесь моряки пополнили запасы пресной воды и простояли до 2 июля. Отыскивая желанный проход в Атлантический Океан, Кук напра­вился к северо-востоку вдоль низменного побережья длинного и узкого п-ова Аляска. Затем берег повернул к северу, а потом к западу. 16 июля англичане подошли к скалистому мысу Ньюэнхем (у 162° з. д.), за которым береговая линия вновь приняла север­ное направление. И Кук правильно решил, что открыл крупный залив[CXXIII], назвал его Бристольским и нанес на карту. Правда, се­верное побережье залива было осмотрено слишком бегло — позднее русские открыли там несколько заливов и остров (Гагемейстера).

От мыса Ньюэнхем суда повернули на запад и, двигаясь в ту­мане почти две недели, коснулись о. Св. Матвея, обнаруженного весной 1749 г. экспедицией Ивана Бахова — Никиты Шалаурова. Оттуда Кук проследовал на северо-восток и 3 августа у 63° с. ш. и 167°30' з. д. открыл маленький остров, названный им в память об умершем в тот день хирурге У. Андерсоне. Многие историко- географы ошибочно отождествляют о. Андерсон с о. Св. Лаврентия. Однако на карте, составленной Куком, этот островок показан при­мерно в 100 км к востоку от о. Св. Лаврентия, посещенного им на обратном пути и изображенного в виде архипелага. Через день в густом тумане корабли подошли к берегу Америки у 166° з. д. От прибрежного о. Следж Кук двинулся близ побережья к северо-за­паду и 9 августа, когда прояснилось, увидел несколько островов (из группы Диомида, уже известных русским) и мыс, открытый до него И. Федоровым и М. Гвоздевым. Справедливости ради не­обходимо подчеркнуть, что именно Кук первый правильно предста­вил себе истинное положение этого пункта, названного им мысом Принца Уэльского: «...он является западной оконечностью всей до сих пор известной [части] Америки».

На следующий день Кук пересек Берингов пролив в широтном направлении и вошел в узкий залив, получивший имя Св. Лаврен-

«Резольюшен» во льдах Чукотского моря

тия[CXXIV]. Кук, как и всегда, дал чет­кую этнографическую характери­стику местных жителей и пришел к правильному выводу, что эта «страна чукчей, которая была об­следована Берингом в 1728 году». Затем суда пересекли пролив се­веро-восточным курсом (причем И и 12 августа Кук одновремен­но видел Азиатский и Американ­ский материки) и вышел в Чукот­ское море, держась ближе к аме­риканскому берегу. Погода стояла пасмурная, шел дождь, дул креп­кий ветер, и Кук не заметил огромного, вдающегося в сушу за­лива Коцебу. 17 августа проясни­лось, и на севере появились от­блески, а затем и первое ледяное поле. Суда достигли 70°44' с. ш., но севернее пробиться не смогли из-за сплошных льдов. Кук отсту­пил, открыл на юге «Ледяной мыс» (Айси-Кейп, у 70°20' с. ш., 161°50' з. д.). «...Земля за ним [мысом] тянется [на юго-восток], насколько хватает глаз, и, несомненно, является продолжением Американского континента». Таким образом Кук стал пионером открытий северного побережья Аляски. Неподалеку он обнаружил крупные лежбища моржей и повернул к юго-западу. Несколько дней он двигался в этом направлении в густом тумане и лишь 21 августа при кратковременном прояснении увидел американ­ский берег (мыс Лисберн), почти точно определив его широту (68°55' с. ш.). Ледяные поля не позволяли пробиться к северу, и в течение недели корабли шли на запад у их кромки, пытаясь разы­скать какую-нибудь «лазейку» во льдах.

Лето подходило к концу, и Кук решил не предпринимать попы­ток поисков прохода. 29 августа он подошел к северному берегу Чукотки у мыса Северного (с 1935 г. мыс Шмидта, у 179°30' з. д.), выполнив широтное пересечение Чукотского моря, и оттуда повер­нул на юго-восток вдоль побережья. Вновь пройдя через Берингов пролив, на этот раз близ берегов Чукотки, Кук спустился к югу приблизительно до 64° с. ш. и круто повернул на восток. 7 сентяб­ря суда достигли Америки восточнее о. Следж (у 166° з. д.). До 19 сентября при ясной погоде Кук обходил со съемкой выявлен-

Маршруты Д. Кука и Ч. Кларка в Чукотском море

ный им обширный залив Нортон с бухтой Нортон и рядом мелких островов, но не смог подойти к его южному берегу из-за отмелей. Вода там была мутная, грунт иловатый, из чего Кук сделал правиль­ный вывод, что на этом участке в залив впадает «значительная река» (Юкон). Общая протяженность открытой им береговой.ли­нии Америки составила почти 1 тыс. км (правда, часть северного берега залива Кук обнаружил вторично — после И. Федорова и М. Гвоздева).

От залива суда прошли на запад, коснулись о. Св. Лаврентия и 2 октября прибыли к о. Уналашка, где простояли до 26 октября. Здесь Кук встретился с русским мореходом Г. Г. Измайловым, не делавшим секрета из того, что он знал о северной части Тихо­го океана. Кук получил от него много полезных для себя сведе­ний: Измайлов исправил ряд ошибок в составленных Куком картах, внес некоторые добавления в картах, доставленных англичанами с родины, и разрешил скопировать две русские карты Охотского и Берингова морей. На Уналашке Кук узнал, что в Петропавлов­ске мало съестных припасов и они очень дороги. Но главная при­чина выбора места зимовки на Гавайях заключалась в другом: «...я совершенно не желал проводить в бездействии шесть или семь месяцев... [неизбежном]в этих северных местах».

Затратив на переход ровно месяц, 26 ноября англичане откры­ли о. Мауи (1885 км2, с вершиной 3055 м) и к западу от него

о. Молокаи, а 30 ноября 1778 г. впервые высадились на большую землю к юго-востоку от Мауи. После исследования, затянувшего­ся до середины января 1779 г., Кук убедился, что в центре Тихого океана примерно между 19 и 22° с. ш.[CXXV], он открыл большой архи­пелаг, а о. Гавайи, лежащий в основном к югу от 20° с. ш.,— круп­нейший и самый высокий из этих Сандвичевых о-вов (10400 км2, вершина Мауна-Кеа — 4205 м).

Островитяне приняли Кука как божество, против чего он ни­сколько не возражал. Однако служение новому «богу» оказалось для верующих еще тяжелее, чем старым богам: он требовал слиш­ком много продуктов для своих людей, нарушал строгие запреты (табу), а по обычному правилу такие нарушители карались смерт­ной казнью. В ночь на 14 февраля 1779 г. Кук узнал, что жители увели шлюпку. Он приказал захватить все гавайские лодки, стояв­шие в гавани, а утром высадился на берег с отрядом в 10 человек, арестовал старого вождя с сыновьями и повел к шлюпке. В это время матросы с других шлюпок обстреляли уходившую пирогу и убили одного из находившихся там людей (по-видимому, знат­ного). Тогда гавайцы, толпой следовавшие за арестованным вождем, отослали женщин и детей и вооружились дротиками и камнями. Кук первый выстрелил в одного воина, офицер убил ударом при­клада другого, капитан выстрелил в третьего. Островитяне кинулись на англичан и убили Кука и нескольких его спутников. По позднейшим сообщениям, при этом пало 30 гавайцев, в том числе шесть вождей. Нападавшие разрубили тело Кука на части и разо­слали их вождям острова.

Заместитель Кука, Чарлз Кларк, настоял на мирных перегово­рах. Один из вождей принес останки погибшего капитана. Их по­ложили в гроб и опустили в море. По свидетельству англичан, его спутников, Кук сам стал виновником собственной гибели, а русский мореплаватель первой четверти XIX в. О. Е. Коцебу считал, что за свое поведение Кук получил заслуженное наказание.

23 февраля корабли отплыли на север и выполнили съемку крупнейших островов Гавайского архипелага. Смертельно больной, Ч. Кларк повел экспедицию в Чукотское море, но достиг только 70°35' с. ш. и на обратном пути, у берегов Камчатки, умер. Его по­хоронили в Петропавловске. Под командой Д. Гора суда обогнули мыс Доброй Надежды и вернулись в Англию 7 октября 1780 г.

Джеймс Кук по праву принадлежит к когорте великих море­плавателей. Он положил конец представлениям о существовании огромного Южного материка, «отодвинув» его за Южный полярный круг; он по существу открыл Новую Зеландию. Кук первый про­следил на всем протяжении восточный берег Австралийского конти­нента и обнаружил Большой Барьерный риф. Он открыл Гавай­ские о-ва и впервые нанес на карту около 1 тыс. км побережья Аляски.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редколлегия: В. С. Преображенский и др. Т. 3. Геогра­фические открытия и исследования нового времени (середи­на XVII—XVIII в.).—3-є изд., перераб. и доп,—М.: Про­свещение,1984.—319 с., ил., карт.. 1984

Еще по теме Глава 23 ТРЕТЬЕ ПЛАВАНИЕ И ГИБЕЛЬ КУКА:

  1. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий: В 5-ти т. Т. 1 Географические открытия народов Древнего мира и средневе ковья (до плаваний Колумба).—3-є изд., перераб. и доп.—М Просвещение,1982.—288 с., ил., карт., 1982
  2. Π. П. ЕФИМЕНКО. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ПАЛЕОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ. ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК УКРАИНСКОЙ ССР. КИЕВ - 1953, 1953
  3. Лекціи и изслѣдования ДРЕВНЕЙ ИСТОРІИ РУССКАГО ПРАВА. ТРЕТЬЕ ИЗДАНІЕ В. Сергѣевича С.-Петербургъ, 1903, 1903
  4. ГЛАВА 3. ЧИСЛЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  5. ГЛАВА 1. ОБЗОР СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  6. ГЛАВА 3. КОММУНИКАТИВНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ
  7. ГЛАВА 4. ТВЕРДОФАЗНЫЙ ИСТОЧНИК ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ
  8. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА МЕДИАНОМИНАЦИИ
  9. ГЛАВА 2. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ТИПЫ И ФУНКЦИИ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  10. ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ: ЯЗЫКОВОЙ И ТЕМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
  11. Глава I. Правовая природа и содержание права на судебную защиту
  12. Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне
  13. Глава I. Банковская тайна как объект правовых отношений
  14. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  15. Глава 2. Правовой режим информации, составляющей банковскую тайну
  16. ГЛАВА 7. ПРОЕКТИРОВАНИЕ ОГРАЖДАЮЩИХ КОНСТРУКЦИЙ С УЧЕТОМ ОТРАЖАТЕЛЬНЫХ СВОЙСТВ ИХ ПОВЕРХНОСТЕЙ
  17. ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЙ ОГРАЖДАЮЩИХ КОНСТРУКЦИЙ ЗДАНИЙ