<<
>>

Глава 1 ПЕРВЫЕ РУССКИЕ КРУГОСВЕТНЫЕ ПЛАВАНИЯ

Кругосветная экспедиция Крузенштерна и Лисянского

Иван Федорович Крузенштерн и Юрий Федо­рович Лисянский были боевыми русскими моряками: оба в 1788— 1790 гг. участвовали в четырех сражениях против шведов; команди­рованные в 1793 г.

волонтерами в Англию для службы на английском флоте, сражались с французами у берегов Северной Америки. Оба имели опыт плавания в тропических водах; на английских судах не­сколько лет они ходили к Антильским о-вам и в Индию, а Крузен­штерн достигал Южного Китая.

Вернувшись в Россию, И. Крузенштерн в 1799 и 1802 гг. представ­лял проекты кругосветных плаваний как наиболее выгодного прямого торгового сообщения между русскими портами Балтийского моря и Русской Америкой. При Павле 1проект не прошел, при молодом Александре I его приняли при поддержке Российско-американской компании, взявшей на себя половину расходов. В начале августа 1802 г. И. Крузенштерна утвердили начальником первой русской кругосветной экспедиции.

Ю. Лисянский в 1800 г. возвратился из Индии через Англию на родину. В 1802 г., после назначения его в кругосветную экспедицию, он ездил в Англию для покупки двух шлюпов: царские чиновники считали, что русские суда не выдержат кругосветного плавания. Крузенштерн с большим трудом добился, чтобы команда на обоих кораблях была укомплектована исключительно отечественными моря­ками: русские знатные англоманы утверждали, что «с русскими матросами предприятие ни в коем случае не удастся». Шлюпом «На­дежда» (430 т) командовал сам И. Крузенштерн, кораблем «Нева» (370 т) — Ю. Лисянский. На борту «Надежды» находился Николай Петрович Резанов, зять Г. И. Шелихова, один из директоров-учреди­телей Российско-американской компании. Он направлялся в Японию со свитой как посланник для заключения торгового соглашения. В конце июля 1803 г. корабли вышли из Кронштадта, а через три месяца южнее о-вов Зеленого Мыса (близ 14° с. ш.) И.

Крузенштерн установил, что оба шлюпа сносит к востоку сильное течение — так было обнаружено Межпассатное противотечение1 Атлантического

1Теплое морское течение, направленное с запада на восток в низких широтах Атлантики.

15

И. Ф. Крузенштерн

Ю. Ф. «Лисянский

океана. В середине ноября впервые в истории русского флота суда пересекли экватор, а 19 февраля 1804 г. обогнули мыс Горн. В Тихом океане они разлучились. Ю. Лисянский по договоренности напра­вился к о. Пасхи, выполнил опись побережья и ознакомился с бытом жителей. У Нукухивы (один из Маркизских о-вов) он догнал «На­дежду», и они вместе перешли к Гавайским о-вам, а дальше корабли следовали разными путями: И. Крузенштерн — в Петропавловск- Камчатский; Ю. Лисянский — в Русскую Америку, к о. Кадьяк.

Получив от А. А. Баранова письмо, свидетельствовавшее о его тяжелом положении. К). Лисянский прибыл к архипелагу Александра и оказал военную помощь А. Баранову против индейцев-тлинкитов: эти «колоши» (так их называли русские), подстрекаемые переоде­тыми агентами пирата-американца, разрушили русское укрепление на о. Ситка (о. Баранова). В 1802 г. Баранов построил там новую крепость — Повоархангельск (теперь город Ситка), куда вскоре перенес центр Русской Америки. В конце 1804 г. и весной 1803 г. Ю. Лисянский вместе со штурманом «Невы» Даниилом Василье­вичем Калининым описал в заливе Аляска о. Кадьяк, а также часть архипелага Александра. При этом западнее о. Ситки Д. Калинин обнаружил о. Крузова, считавшийся ранее полуостровом. Крупный остров к северу от о. Ситки Ю. Лисянский назвал именем В. Я. Чи­чагова. Осенью 1805 г. «Нева» с грузом мехов перешла от Ситки в Макао (Южный Китай), где соединилась с «Надеждой».

На пути были открыты необитаемый о. Лисянского и риф Нева, причисляемые к Гавайскому архипелагу, а к юго-западу от них — риф Крузен­штерна. Из Кантона, где удалось выгодно продать меха, Ю. Лисян-

Кругосветное плавание Крузенштерна и Лисянского

ский за 140 дней совершил беспримерный безостановочный переход вокруг мыса Доброй Надежды в Портсмут (Англия), но при этом разлучился с «Надеждой» в туманную погоду у юго-восточного берега Африки. 5 августа 1806 г. он прибыл в Кронштадт, завершив круго­светное плавание, первое в летописи русского флота.

Петербургские власти к Ю. Лисянскому отнеслись холодно. Ему присвоили очередной чин (капитана 2-го ранга), но на этом его военно-морская карьера закончилась. Описание своего плавания «Путешествие вокруг света в 1803—1806 гг. на корабле «Нева» (Спб., 1812 г.) он издал за собственный счет.

«Надежда» стала на якорь у Петропавловска в середине июля 1804 г. Затем И. Крузенштерн доставил в Нагасаки Н. Резанова, а после переговоров, закончившихся полной неудачей, весной 1805 г. вернулся с посланником в Петропавловск, где и расстался с ним. На пути к Камчатке И. Крузенштерн проследовал Восточным про­ходом в Японское море и заснял западный берег о. Хоккайдо. Затем он прошел проливом Лаперуза в залив Анива и выполнил там ряд определений географического положения приметных пунктов. На­мереваясь закартировать все еще слабо изученное восточное по­бережье Сахалина, он 16 мая обогнул мыс Анива, со съемкой двинулся на север вдоль побережья. И. Крузенштерн обнаружил небольшой залив Мордвинова, описал утесистые восточные и северные низмен­ные берега залива Терпения[I].

Достичь мыса Терпения и продолжить съемку к северу помешали мощные льдины (конец мая). Тогда И. Крузенштерн принял решение отложить описные работы и идти на Камчатку. Он направился на восток к Курильской гряде и проливом, ныне носящим его имя, вышел в Тихий океан.

Неожиданно на западе открылись четыре островка (о-ва Ловушки). Приближение шторма вынудило «Надежду» вер­нуться в Охотское море. Когда же буря утихла, судно проливом Север- гина проследовало в Тихий океан и 5 июня прибыло в Петропавлов­скую гавань.

Для продолжения исследований восточного побережья Сахалина И, Крузенштерн в июле прошел проливом Надежды в Охотское море к сахалинскому мысу Терпения. Выдержав шторм, 19 июля он начал съемку к северу. Побережье до 51°30' с. ш. не имело крупных изги­бов — лишь незначительные выемки (устья мелких речек); в глубине острова виднелось несколько рядов невысоких гор (южное окончание Восточного хребта), протягивающихся параллельно берегу и к северу заметно возвыщающихся. После четырехдневной бури, сопровождав­шейся густым туманом (конец июля), «Надежда» вновь смогла подойти к берегу, ставшему низменным и песчаным. У 52° с. ш. моря­ки усмотрели небольшой залив (два других, расположенных южнее, они пропустили). Низменное побережье продолжалось и далее к северу, пока 8 августа у 54° с. ш. И. Крузенштерн не обнаружил высо­кий берег с большим мысом, названным в честь лейтенанта Ермолая Левенштерна. На следующий день при пасмурной и туманной погоде «Надежда» обогнула северное окончание Сахалина и вошла в неболь­шой залив (Северный), входной и выходной мысы его получили имена Елизаветы и Марии.

После непродолжительной стоянки, во время которой пройзош/іа встреча с гиляками, И. Крузенштерн обследовал восточный берег Сахалинского залива: он хотел проверить, остров ли Сахалин, как это значилось на русских картах XVIII в,, или полуостров, как утверждал Ж. Ф. Лаперуз. У северного входа в Амурский лиман глубины оказа­лись незначительными, и И. Крузенштерн, придя к «неоставляющему ни малейшего сомнения выводу», что Сахалин — полуостров, вернул­ся в Петропавловск. В итоге плавания он впервые нанес на карту и описал более 900 км восточного, северного и северо-западного побережья Сахалина.

Осенью 1805 г. «Надежда» посетила Макао и Кантон.

В 1806 г. она без остановок перешла к о. Св. Елены, где напрасно ждала «Неву» (см. выше), затем обогнула с севера Великобританию и 19 августа 1806 г. возвратилась в Кронштадт, не потеряв от болезней ни одного моряка. Эта экспедиция внесла значительный вклад в географическую науку, стерев с карты ряд несуществующих островов и уточнив географическое положение многих пунктов. Участники первого кругосветного плавания выполнили разнообразные океанологические наблюдения: они открыли Межпассатные противотечения в Атлан­тике и Тихом океане; провели измерения температуры воды на глуби­нах до 400 м и определения ее удельного веса, прозрачности и цвета; выяснили причину свечения моря; собрали многочисленные данные

Плавания Головнина на «Диане» и «Камчатке»

о давлении атмосферы, приливах и отливах в ряде районов Мирового океана.

Плавание Крузенштерна и Лисянского — начало новой зры в истории русского мореплавания.

В 1809—1812 гг. И. Крузенштерн издал три тома своего «Путеше­ствия вокруг света в 1803—1806 гг. на кораблях «Надежда» и «Нева». Труд этот, переведенный во многих европейских странах, сразу за­воевал общее признание. В 1813 г. вышел «Атлас к путешествию во­круг света капитана Крузенштерна»; большая часть карт (в том числе и генеральная) была составлена лейтенантом Фаддеем Фаддеевичем Беллинсгаузеном. В 20-х гг. Крузенштерн опубликовал «Атлас Южного моря» с обширным текстом, который и теперь является цен­ным литературным источником для историков открытия Океании и широко используется советскими и иностранными специалистами.

Плавания Головнина

Василий Михайлович Головнин, как и его пред­шественники, боевой моряк, плавал волонтером на английских воен­ных кораблях до Антильских о-вов. Тогда он показал себя как нова­тор: разработал новые морские сигналы. В конце июля 1807 г., коман­дуя шлюпом «Диана», В. Головнин отправился из Кронштадта к бере­гам Камчатки. Старшим офицером у него был Петр Иванович Рикорд (впоследствии один из основателей Русского географического обще­ства).

Дойдя до мыса Горн. В. Головнин из-за противных ветров в начале марта 1808 г. повернул к мысу Доброй Надежды и в апреле

прибыл в Саймонстаун, где англичане задержали шлюп более чем на год из-за начавшейся англо-русской войны. В мае 1809 г. темной ночью, воспользовавшись попутным штормовым ветром, В. Головнин, несмотря на то что на рейде стояла большая английская эскадра, вывел судно из гавани в море. Он обогнул с юга Тасманию и совершил безостановочный переход до о. Танна (Новые Гебриды), а осенью 1809 г. прибыл в Петропавловск. В 1810 г. он плавал в северной части Тихого океана от Камчатки к о. Баранова (Ситке) и обратно.

В мае 1811 г. «Диана» вышла в море к Курильским о-вам, к про­ливу Надежды (48° с. ш.). Оттуда В. Головнин начал новую опись центральной и южной групп Курильских о-вов — старые оказались неудовлетворительными. Между 48 и 47° с. ш. на карте появились новые названия точно нанесенных проливов: Среднего, в честь под­штурмана «Дианы» Василия Среднего (его именем названы также острова у этого пролива), Рикорда, Дианы, а в южной цепи — пролив Екатерины1. Так «Диана» дошла до о. Кунашир. Там В. Головнин высадился, чтобы пополнить запасы воды и провианта, и попал в плен к японцам вместе с двумя офицерами и четырьмя матросами. Спи провели на Хоккайдо два года и три месяца. В 1813 г. после победы России над Наполеоном I всех русских моряков освободили. На «Диане» В. Головнин вернулся в Петропавловск. Его правдивые «Записки Василия Михайловича Головнина в плену у японцев» (1816 г.) читались и читаются с захватывающим интересом как при­ключенческий роман; эта работа — первая (после Э. Кемпфера[II][III]) книга о Японии, в течение двух веков искусственно изолированная от внешнего мира. Слава В. Головнина как замечательного морехода и писателя возросла после выхода в свет его «Путешествия шлюпа «Диана» из Кронштадта в Камчатку...» (1819 г.).

В 1817 — 1819 гг. В. Головнин совершил второе кругосветное плава­ние, описанное им в книге «Путешествие вокруг света на шлюпе «Камчатка» (1812 г.), во время которого уточнил положение ряда островов из Алеутской гряды.

Кругосветное плавание Лазарева на «Суворове» и Коцебу на «Рюрике»

Командование оказало доверие хорошо проявив­шему себя двадцатипятилетнему лейтенанту Михаилу Петровичу Лазареву, назначив его командиром корабля «Суворов», отправляв­шегося в октябре 1813 г. из Кронштадта в Русскую Америку. Миновав мыс Доброй Надежды и мыс Южный о. Тасмания, он зашел в Порт- Джзксон (Сидней), а оттуда повел судно к Гавайским о-вам. В конце сентября 1814 г. на 13° 10' ю. ш. и 163° 10' з. д. он открыл пять необи-

Плавания Коцебу на «Рюрике» и «Предприятии»

таемых атоллов и назвал их о-вами Суворова. В ноябре М. Лазарев прибыл в Русскую Америку и зимовал в Новоархангельске. Летом

1815 г. из Новоархангельска он отправился к мысу Горн и, обогнув его, закончил кругосветное плавание в Кронштадте в середине июля

1816 г.

Отто Евстафьевич Коцебу один раз уже обошел земной шар (па шлюпе «Надежда»), когда граф Н. П. Румянцев в 1815 г. предложил ему стать командиром брига «Рюрик» и начальником научно-исследо­вательской кругосветной экспедиции. Основная задача ее состояла в отыскании Северо-Восточного морского прохода из Тихого в Атлан­тический океан. Старшим офицером пригласили Глеба Семеновича Шишмарева. В Копенгагене на борт «Рюрика» О. Коцебу взял выдаю­щегося натуралиста и поэта, француза по происхождению Адальберта Шамиссо. На бриге «Рюрик», очень небольшом судне (всего 180 т), теснота была чрезвычайная, условий для научной работы — никаких.

О. Коцебу оставил Кронштадт в середине июля 1815 г., обогнул мыс Горн и после стоянки в бухте Консепсьон (Чили) некоторое время напрасно искал у 27° ю. ш. фантастическую «Землю Девиса». В апреле — мае 1816 г. в северной части архипелага 'Гуамоту он от­крыл о. Румянцева (Тикеи), атоллы Спиридова (Такопото), Рюрик (Арутуа), Крузенштерна (Тикехау) и в цепи Ратак Маршалловых о-вов — атоллы Кутузова (Утирик) и Суворова (Така); часть откры­тий была вторичной. Затем он направился в Чукотское море к амери­канскому берегу. В конце июля у выхода из Берингова пролива О. Коцебу обнаружил и исследовал бухту Шишмарева. С попутным ветром в прекрасную погоду судно продвинулось близ низменного

берега к северо-востоку, и 1 августа моряки увидели широкий проход на восток, а на севере — высокий хребет (южные отроги гор Бэрд, до 1554 м). В первый момент Коцебу решил — перед ним начало прохода в Атлантический океан, но после двухнедельного обследо­вания побережья убедился, что это обширный залив, названный его именем[IV]. В юго-восточной части залива моряки открыли бухту Эшшольц (в честь корабельного врача, тогда студента, Ивана Ивано­вича Эшшольца, проявившего себя выдающимся натуралистом). На берегу залива Коцебу ученые с «Рюрика» открыли и описали ископаемый лед — впервые в Америке — и обнаружили в нем бивень мамонта. Повернув на юг, «Рюрик» перешел к о. Уналашка, оттуда в залив Сан-Франциско и к Гавайским о-вам.

В январе — марте 1817 г. участники экспедиции вновь исследо­вали Маршалловы о-ва, причем в цепи Ратак открыли, осмотрели и нанесли на точную карту еще ряд обитаемых атоллов: в январе — Нового Года (Меджит) и Румянцева (Вотье), в феврале — Чичагова (Эрикуб), Малоэлап и Траверсе (Аур), в марте — Крузенштерна (Аилук) и Бикар. Совместно с А. Шамиссо и И. Эшшольцем О. Коце­бу выполнил первое научное описание всего архипелага, проведя на атолле Румянцева несколько месяцев. Они впервые высказали правильную идею о происхождении коралловых островов, позднее разработанную Ч. Дарвином. Затем Коцебу снова двинулся в север­ную часть Берингова моря, но из-за травмы, полученной во время шторма, решил вернуться на родину.

Единственный офицер на «Рюрике» — Г. Шишмарев с честью выдержал двойную нагрузку. Он с помощью молодого помощника штурмана Василия Степановича Хромченко, из которого вышел первоклассный мореход, позднее еще два раза обогнувший земной шар — уже как командир корабля. На пути к Филиппинам экспеди­ция в третий раз исследовала Маршалловы о-ва и в ноябре 1817 г. нанесла, в частности, на карту в центре архипелага обитаемый атолл Гейдена (Ликиеп), завершив в основном открытие цепи Ратак, нача­тое, по-видимому, еще в 1527 г. испанцем А. Сааведрой.

23 июля 1818 г. «Рюрик» вошел в Неву. Из его команды умер только один человек. Участники этого кругосветного плавания собра­ли огромный научный материал — географический, особенно океано­графический, и этнографический. Он был обработан О. Коцебу и его сотрудниками для коллективного трехтомного труда «Путешествие в Южный океан и в Берингов пролив для отыскания Северо-Восточ­ного морского прохода, предпринятое в 1815 — 1818 гг.... на корабле «Рюрик»...» (1821 — 1823 гг.), основная часть которого написана самим О. Коцебу. А. Шамиссо дал высокохудожественную характери­стику плавания в книге «Кругосветное путешествие... на бриге «Рюрик» (1830 г.) — классическом произведении этого жанра в немецкой литературе XIX в.

Экспедиция Васильева — Шишмарева

Задача открыть Северный морской проход из Тихого океана в Атлантический была поставлена правительством и перед арктической экспедицией, отправленной в начале июля 1819 г. вокруг мыса Доброй Надежды на двух шлюпах — «Открытие», под командой боевого офицера Михаила Николаевича Васильева, он же— начальник экспедиции, и «Благонамеренный», капитан Г. Шишма­рев. В середине мая 1820 г. в Тихом океане (у 29° с. ш.) шлюпы раз­лучились по распоряжению М. Васильева. Он пошел в Петропавловск, Г. Шишмарев — к о. Уналашка. Соединились они в заливе Коцебу в середине июля. Оттуда они вышли вместе, но тихоходный «Благона­меренный» отстал и достиг только 69°01' с. ш., а М. Васильев на «Открытии» — 71°06' с. ш., на 22 минуты севернее Кука: дальней­шему продвижению к северу помешал сплошной лед. На обратном пути они заходили через Уналашку в Петропавловск, а к ноябрю при­были в Сан-Франциско, где произвели первую точную опись залива.

Весной 1821 г. шлюпы через Гавайские о-ва в разное время пере­шли к о. Уналашка. Затем М. Васильев двинулся на северо-восток, к мысу Ньюзнхем (Берингово море), и 11 июля 1821 г. открыл у 60° с. ш. о. Нунивак (4,5 тыс. км2)[V]. Офицеры «Открытия» описали южный берег острова (два мыса получили их имена), Через два дня о. Нунивак независимо от М. Васильева обнаружили командиры двух судов Российско-американской компании — В. Хромченко и вольный мореход Адольф Карлович Этолин, впоследствии главный правитель Русской Америки. Его именем назван пролив Этолин, между матери­ком и о. Нунивак. Пройдя затем в Чукотское море, М. Васильев описал американской берег между мысами Лисберн и Айси-Кейп (у 70°20' с. ш.), но из-за льдов повернул обратно. В сентябре шлюп отдал якорь в Петропавловской гавани.

Между тем Г. Шишмарев, согласно заданию, проник через Берин­гов пролив в Чукотское море, но смог к концу июля с величайшими усилиями достичь лишь 70°13' с., ш.: противные ветры и тяжелые льды вынудили его отступить. Он прибыл в Петропавловск через десять дней после М. Васильева. Оба судна вернулись через Гавай­ские о-ва и вокруг мыса Горн в начале августа 1822 г. в Кронштадт, завершив кругосветное плавание.

Русские кругосветные экспедиции

20-х годов

В 1823—1826 гг. О. Коцебу на шлюпе «Пред­приятие» совершил свое второе кругосветное плавание (как командир корабля). Спутником его был студент Эмилий Христианович Ленц, впоследствии академик, выдающийся физик: он изучал вертикальное распределение солености, температуры тихоокеанских вод и суточные

Плавания М. Станюковича и Ф. Литке в Тихом океане

изменения температуры воздуха на различных широтах[VI]. Вторично с О. Коцебу отправился И. Эшшольц — тогда уже профессор. На пути от Чили к Камчатке в марте 1824 г. в архипелаге Туамоту О. Коцебу открыл обитаемый атолл Предприятие (Факахина), а в западной группе о-вов Общества — атолл Беллинсгаузена. В низких южных широтах судно попало в штилевую полосу и очень медленно двига­лось к северу. 19 мая у 9° ю. ш. начались ливни и шквалы. О. Коцебу отметил сильное течение, ежедневно относившее «Предприятие» к за­паду на 37 — 55 км. Картина резко изменилась у 3° ю. ш. и 180° з. д.:

Ф. П. Литке

направление течения стало прямо противоположным, а скорость осталась прежней. Он не смог объ­яснить причину этого явления. Те­перь мы знаем, что '0. Коцебу столкнулся с Южным Эквато­риальным противотечением. Еще одно открытие он сделал в октябре 1825 г.: на пути от Гавайских о-вов к Филиппинам обнаружил в цепи Ралик Маршалловых о-вов атоллы Римского-Корсакова (Рон- гелан) и Эшшольца (Бикини).

В 1826 г. в конце августа из Кронштадта вышли два военных шлюпа под общим начальством Михаила Николаевича Станюко­вича; вторым судном командовал Федор Петрович Литке. Основное задание — исследование северной части Тихого океана и опись про­тиволежащих берегов Америки и

Азии — М. Станюкович поделил между обоими кораблями, и каждый в дальнейшем действовал в основном самостоятельно.

М. Станюкович, командуя шлюпом «Моллер», в феврале 1828 г. нашел в западной части Гавайского архипелага о. Лейсон, а на край­нем северо-западе — атолл Куре и в основном завершил открытие Гавайской цепи, доказав, что она простирается более чем на 2800 км, считая от восточной оконечности о. Гавайи — мыса Кумукахи. Затем М. Станюкович исследовал Алеутские о-ва и произвел съемку север­ного побережья п-ова Аляска, причем штурманский помощник Андрей Худобиноткрыл группу небольших о-вов Худобина.

Ф. Литке, командуя шлюпом «Сенявин», исследовал воды Северо- Восточной Азии, а зимой 1827 — 1828 гг. перешел к Каролинским о-вам. Он обследовал там ряд атоллов и в январе 1828 г. в восточной части этого архипелага, посещавшегося европейцами около трех сто­летий, неожиданно открыл обитаемые о-ва Сенявина, в том числе Понапе, крупнейший во всей Каролинской цепи, и два атолла — Па­кин и Ант (возможно, это было вторичное открытие, после А. Са­аведры). Ф. Литке детально охарактеризовал теплое тихоокеанское Межпассатное противотечение, проходящее в низких широтах Север­ного полушария в восточном направлении (на него впервые обратил внимание И. Крузенштерн). Летом 1828 г. Ф. Литке астрономически определил важнейшие пункты восточного берега Камчатки. Офицер Иван Алексеевич Ратманов и штурман Василий Егорович Семенов впервые описали о. Карагинский и пролив Литке, отделяющий его от Камчатки. Затем был положен на карту южный берег Чукотского п-ова от Мечигменской губы до залива Креста, открыт пролив Сеня­вина, отделяющий от материка острова Аракамчечен и Ыттыгран.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редкол.: В. С. Преображенский (пред.) и др. Т. 4. Географи­ческие открытия и исследования нового времени (XIX — на­чало XX в.).— 3-є изд., перераб. и доп,— М.: Просвещение,1985.— 335 с., ил„ карт.. 1985

Еще по теме Глава 1 ПЕРВЫЕ РУССКИЕ КРУГОСВЕТНЫЕ ПЛАВАНИЯ:

  1. ГЛАВА 3. ЦЕРКОВНОСЛАВЯНО-РУССКИЕ ПОЛИСЕМАНТЫ КАК МАРКЕРЫ РЕЛИГИОЗНЫХ МОТИВОВ
  2. Церковнославяно-русская полисемия как отражение секулярной и сакрально-религиозной функций русского языка
  3. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий: В 5-ти т. Т. 1 Географические открытия народов Древнего мира и средневе ковья (до плаваний Колумба).—3-є изд., перераб. и доп.—М Просвещение,1982.—288 с., ил., карт., 1982
  4. Церковнославяно-русский полисемант век
  5. Церковнославяно-русский полисемант жатва
  6. Вопрос о семантической систематизации славянизмов (церковнославяно-русских полисемантов)
  7. О способах понятийно-терминологической фиксации места славянизмов с сакрально-религиозной семантикой в русской речевой практике
  8. Секулярные славянизмы, христианские религионимы, церковнославянизмы и церковнославяно-русские полисеманты: вопрос о семантико-дискурсивной специфике
  9. Поэтическая концепция времени в зеркале церковнославяно­русских полисемантов
  10. Проблема выявления собственно церковнославянизмов и церковнославяно-русских полисемантов в идиолексиконе Вяземского: некоторые процедуры и результаты