<<
>>

Глава 21 ПЕРВОЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ КУКА

Цели первой экспедиции Джеймса Кука

В 1768 г. Британское адмиралтейство присту­пило к организации южной тихоокеанской экспедиции; поводом для нее стали наблюдения за прохождением планеты Венера через солнечный диск 3 июня 1769 г.

В мае 1768 г. из кругосветного пла­вания вернулся С. Уоллис. Он так превозносил открытый им о. Таи­ти, что адмиралтейство сочло остров наиболее удобным местом для изучения этого астрономического явления. Однако «...наблюдение над прохождением Венеры было лишь ширмой для плавания, кон­кретной целью которого было открытие Южного континента и при­соединение новых территорий к Британской империи» (Д. Бейкер). После Семилетней войны Англия господствовала на атлантических путях и заняла прочные позиции на Индийском океане. Но Франция не считала себя окончательно побежденной на море. Оставался еще Тихий океан, английское правительство было встревожено тем, что в 1767 г. туда во главе большой французской экспедиции от­правился Л. Бугенвиль. Снова там начали проявлять активность и испанцы, союзники французов. В первую очередь адмиралтейство стремилось воспрепятствовать захвату новых земель другими мор­скими державами и создать на тихоокеанских путях английские опорные пункты, чтобы затем установить британский контроль и над этим океаном. Несомненно, известную роль играли также надежды на открытие населенного Южного материка или других обитаемых земель в умеренной или тропической зоне Тихого океана. Там надеялись найти золото, некоторые виды сырья и продукты для сбыта в Англии или в странах, которые Англия снабжала колониальными товарами. А работорговцы, сильно влиявшие тогда на политику английских министров, несомненно, рассчитывали на открытие таких «диких» территорий, где они могли бы беспрепят­ственно по дешевой цене или совсем бесплатно получать рабов.
Адмиралтейство считало, что начальником предполагаемой эк­спедиции должен быть не ученый, вроде Александра Далримпла, кандидатуру которого поддерживало ученое Королевское общество, а опытный военный моряк. Речь шла сначала о разведке, для ко­торой хватит одного судна. Поэтому, когда влиятельные люди, знавшие Джеймса Кука, предложили его кандидатуру, она была

принята. Останавливало только его «низкое» происхождение: сын батрака, простой матрос, выслу­жившийся к сорока годам до чина лейтенанта, станет командовать офицерами-джентльменами. Но победили практические соображе­ния. Кук не видвигал перед адми­ралтейством никаких условий. Он обладал всеми качествами, необ­ходимыми для такой экспедиции: плавал в холодных, умеренных и тропических водах, у берегов исследованных и малоисследован­ных земель, был не только мор­ским офицером, но и гидрогра­фом и даже астрономом-практи­ком. Как видно из дневников и других записей Кука, ум у него был логический и пытливый, наблюдательность большая, рас­суждение стройное. Из множества фактов он умел отобрать существенные, сопоставлял и противопо­ставлял их и приходил к выводам, делающим честь его проница­тельности. Д. Кук согласился идти в такое далекое и опасное пла­вание не на большом военном или торговом корабле, а на обыкно­венном грузовом судне, которое сами господа из адмиралтейства вряд ли тогда считали вполне подходящим для этой цели.

Кук получил парусное трехмачтовое судно-барк «Индевор» («Попытка») — 375 т. Экипаж первоначально состоял из 98 чело­век (включая 13 солдат). В экспедицию отправились также два художника и ученые: Чарлз Грин, астроном; Джозеф Банкс, моло­дой, очень богатый человек, впоследствии основатель Британс­кого африканского общества и председатель Королевского обще­ства, путешествовавший за свой счет с пятью слугами; шведские натуралисты Даниель Карл Соландер, библиотекарь Британского музея — адмиралтейство не отпустило средств на его содержание и, по одной версии, платил ему также Банкс — и его ассистент Герман Дитрих Сперинг.

«Индевор» был снабжен продовольст­вием на полтора года и вооружен 22 пушками.

Путь к Новой Зеландии и завершение ее открытия

26 августа 1768 г. «Индевор» вышел из Плимута, 13 ноября прибыл в Рио-де-Жанейро и 7 декабря отплыл к югу. 16 января 1769 г. у юго-восточной оконечности Огненной Земли Кук укрылся от бури в бухте Буэн-Сусесо. Там он и его спутники высаживались на бе-

per, где впервые встретились с огнеземельцами. С этого момента дневники участников экспедиции начинают заполняться очень цен­ными для историков и этнографов записями о внешнем виде, по­ведении и образе жизни островитян, почти или совершенно не тронутых европейской культурой. Участники экспедиции делали тачже зарисовки и собирали вещевой материал: оружие, одежду и обувь, домашнюю утварь, украшения, музыкальные инструменты, предметы религиозного культа и т. д. Конечно, за редкими исклю­чениями, моряки собирали эти предметы вовсе не с научной целью, а из корыстных соображений. Сам Кук неоднократно отмечал, с какой поразительной жадностью его люди — «джентльмены» и простые матросы — производили обмен с островитянами, получая за гвоздь, железный крючок, тряпку, кусок битого стекла и т. п. экзотические предметы, которые они рассчитывали сбыть по вы­сокой цене коллекционерам.

Однако Кук и его спутники были людьми своего века. Они не понимали и не могли понять ни тех общественно-экономических формаций, которые им приходилось наблюдать в тихоокеанских странах, ни тех систем родства и форм семьи, которые там дейст­вительно существовали. Факты, сообщаемые ими, имели большое значение для науки. Но они собирались и, следовательно, отбира­лись людьми, зараженными научными и массовыми предрассуд­ками капиталистического общества второй половины XV) II в. Они часто не обращали внимания на факты, характеризующие обще­ственный уклад, систему родства островитян. Поэтому Кук, как человек очень умный, наблюдательный и, несомненно, свободный от религиозного ханжества, но и менее ученый, чем известней­шие из его спутников, имел перед ними преимущество: в одинако­вых условиях он лучше видел и меньше искажал факты в угоду буржуазных просветительных теорий XVIII в.

Не коснулся его, конечно, и модный тогда сентиментализм с его слащавой идеали­зацией «естественной жизни на лоне натуры». Записи Кука по простоте изложения и непосредственности выгодно отличаются даже от лучшего из описаний его плаваний, принадлежащего Георгу Форстеру (вторая экспедиция).

21 января, когда буря утихла, «Индевор» оставил бухту Буэн- Сусесо, 25 января обогнул мыс Горн и 13 апреля стал на якорь у Таити. 3 июня 1769 г. при исключительно благоприятной погоде Ч. Грин произвел астрономические наблюдения над всеми фазами прохождения Венеры через диск Солнца. 26 июня — 1 июля Кук вместе с Банксом на шлюпке обогнул весь остров. 9 июля Кук по­кинул Таити, взяв с собой смышленого полинезийца Тупию и его мальчика-слугу. Тупия оказал во время плавания ценные услуги как проводник по Океании, как переводчик и часто как посред­ник между англичанами и полинезийцами. По его указаниям и благодаря карте, им вычерченной, были открыты 14 июля — 9 августа к северо-западу от Таити (между 16 — 17° ю. ні.) четы­ре небольших Подветренных о-ва. Кук назвал эту группу о-вами Общества (в честь Лондонского Королевского общества); позднее

Представительница народа маори (по Д. Куку)

Представитель народа маори (по Д. Куку)

к ним стали причислять ряд западных атоллов, затем Таити и южные (Наветренные) острова. Пользуясь картой Тупии, Кук про­шел на юг и 14 августа открыл у 23° ю. ш. небольшой остров Руру- ту, из цепи Тубуан.

Кук сначала искал материк к югу от Таити до 40°22' ю. ш. и, не найдя здесь и признаков земли, 2 сентября повернул на запад. Пройдя в тридцатых широтах по «пустому» океану более 2,5 тыс. км, «Индевор» 8 октября 1769 г. у 38°15' ю. ш. и 178° в. д. подо­шел к неизвестной земле и три дня стоял на якоре в бухте «Повер­ти». В отдалении он отметил «очень высокие горы».

Коренные жи­тели страны, маори, говорили на языке, сходном с таитянским, так что Тупия мог с ними объясниться. Во время первой высадки на берег матросы, охранявшие шлюпку, убили мужчину, «готовяще­гося метнуть копье в шлюпку». На второй день Кук приказал за­стрелить другого, выхватившего кортик, и моряки стреляли по маори дробью и ранили троих. На следующий день по приказу Ку­ка матросы вновь стреляли в маори, убегавших от них в каноэ, и убили троих.

Кук обследовал соседние берега и убедился, что перед ним большая земля, но не знал, остров ли это или часть Южного ма­терика. Пять дней он медленно шел на юг и открыл залив Хок. 17 октября от мыса Тернагейн (у 40°30' ю. ш.) Кук повернул на север. Следуя вдоль берега и не раз высаживаясь на сушу, он обо­гнул 31 октября Восточный мыс (37°40' ю. ш., 178°40' в. д.) и шел на запад до 176° в. д., где берег повернул на северо-запад, т. е. от­крыл залив Пленти. У 37° ю. ш. вахтенный офицер Джон Гор,

увидев на одном маори красивую накидку, предложил ему взамен кусок ткани. Тот ткань взял, а накидку дать отказался, и Д. Гор убил его. Офицер-убийца не понес никакого наказания. Правда, Кук не одобрял убийства, но из чисто практических соображений он считал, что «наказание было слишком суровым для такого не­значительного проступка», и не хотел вызывать озлобления остро­витян, с которыми, как он предполагал, ему еще не раз придет­ся иметь дело.

15 ноября 1769 г. Кук объявил о присоединении этой страны к британским владениям. Далее к северо-западу 18—25 ноября он открыл и исследовал залив Хаураки, на юге глубоко врезавший­ся в сушу, а на севере (у 36° ю. ш.) огражденный от открытого океана «Барьерными островами» — Грейт-Барриер и Литтл-Барри- ер. 10 декабря за 35° ю. ш., у «Песчаного залива» (теперь Грейт- Эксибишен), горная страна сменилась бесплодной низменностью. «Вряд ли на земле найдется более неприветливое, голое и пустын­ное место, чем берег этого залива... Однако как ни бедна эта зем­ля, она обитаема». Близ этого унылого берега, иногда теряя его из виду, Кук лавировал до 19 декабря, когда обогнул северную око­нечность исследуемой земли (Северный мыс — 34°20' ю.

ш., 173° в. д.). Тождество ее с Новой Зеландией, открытой Тасманом, Кук предположил 25 декабря, после того, как нашел о-ва Три- Кингс, а окончательно установил 30 декабря, когда увидел мыс Марии Ван-Димен, и двинулся на юг вдоль побережья, показанно­го на карте Тасмана.

10 января 1770 г., после того как Кук обошел северо-западный выступ Новой Зеландии — п-ов Окленд, он заметил, что характер берега изменился: вместо унылой низменной и песчаной полосы' «...поверхность суши довольно высокая, много леса и зелени». Через три дня Кук увидел за 39° ю. ш. на небольшом полуострове гору Эгмонт (2517 м) с вершиной, в разгаре лета покрытой сне­гом, а 15 января вошел «в очень широкий и глубокий залив». Обследуя его берега, Кук 23 января, «взобравшись на возвышен­ность, увидел перед собой водное пространство, которое было Восточным морем. Пролив или проход из него в Западное [Тасма­ново море] был чуть к востоку от входа в бухту, где мы отдали якорь». Кук назвал его проливом Королевы Шарлотты — теперь пролив Кука.

Закончив ремонт корабля, он 7—8 февраля вышел этим проли­вом в «Восточное море», к южной оконечности исследуемой зем­ли — мысу Паллисер. За ним побережье повернуло на север, и Кук вновь прибыл к мысу Тернагейн. Итак, по крайней мере часть тасмановой Новой Зеландии оказалась не выступом южного кон­тинента, а большим островом (о. Северный, 114,7 тыс. км2), обой­денным «Индевором». Однако земля к югу могла быть частью материка, и Кук пошел вдоль ее восточного берега, но и она ока­залась островом, еще более крупным, чем Северный. Двигаясь вдоль западного высокого и скалистого побережья с многочислен­ными фьордами, судно вернулось к проливу Королевы Шарлот­

ты 27 марта 1770 г. Кук не уступил настойчивым просьбам Банк­са зайти в один из фьордов. Он совершенно справедливо опасался, что корабль долго не сможет выбраться из этой узкой ловушки: в то время преобладали западные ветры. Закончив обход о. Южного (150,6 тыс. км2), Кук установил, хотя наблюдениям мешал гус­той туман, «что непрерывная цепь гор пересекает [этот] остров на всем его протяжении», и, таким образом, завершил открытие Юж­ных Альп, начатое Тасманом. За полгода «Индевор» описал ги­гантскую — длиной около 4,5 тыс. км — восьмерку вокруг всей Новой Зеландии. При обходе восточного побережья 16—17 февра­ля Кук обнаружил близ 44° ю. ш. высокий п-ов Банкс, принятый им за остров, а 6 марта усмотрел издали низкий о. Руапуке (46°45' ю. ш.). «Из-за южного ветра и небрежного управления» корабль тогда сильно отклонился к востоку и поэтому не замечен был пролив (Фово) к западу от Руапуке; открытая же 9—10 мар­та «земля, очень похожая на остров», была принята за крайний южный выступ Новой Зеландии. А в действительности это был о. Стьюарт (1735 км2)1.

Во время плавания в 30—40-х широтах Д. Кук «закрыл» послед­ний неизвестный материк, который еще надеялись найти в умерен­ной зоне южного полушария, открыл и положил на карту2 огромный двойной о. Новая Зеландия, по площади почти на 36 тыс. км2 больше, чем его антипод — о. Великобритания. Координаты Новой Зеландии с большой точностью были определены астрономом Ч. Грином.

Открытие восточного побережья Австралии и Большого Барьерного рифа

1 апреля 1770 г. Кук оставил Новую Зеландию, с тем чтобы взять курс на запад. Природа распорядилась по-иному: сильный ветер отбросил «Индевор» далеко к северу. 19 апреля 1770 г. англи­чане усмотрели землю у 37°40' ю. ш., т. е. на 550 км севернее, чем Тасман. «Она имеет довольно приветливы^ вид,— записывает Кук на следующий день.—Умеренной высоты холмы и гряды гор чере­дуются с равнинами и долинами, на которых виднеются неболь­шие лужайки. Однако большая часть местности покрыта лесом». Австралийский мыс, обнаруженный первым, получил имя его [119][120]

Пути Д. Кука вокруг Новой Зеландии и у восточного побережья Австралии

первооткрывателя—лейтенанта Захария Хикса (на современных нам картах мыс Эверард, у юго-восточной оконечности материка). От этого пункта Кук двинулся к северу, держась близ побережья и ведя съемку. Людей — темнокожих, почти черных — на берегу моряки увидели издали 22 апреля, но первая встреча с восточ­ными австралийцами произошла во время высадки на берег 29 апре­ля. Они стояли на гораздо более низкой ступени культуры, чем жители о-вов Общества и Новой Зеландии, ходили совершенно го­лыми. Одни обращались в бегство при виде англичан, другие под­ходили к ним, вели себя то мирно, то враждебно, но во всех слу­чаях были совершенно равнодушны к европейским изделиям.

28 апреля — 6 мая англичане заготовляли дрова и набирали воду в «удобном и надежном заливе» (у 34° ю. ш.), который Кук назвал Ботани (Ботаническим). 6 мая, выйдя в дальнейший путь, он в нескольких километрах к северу от Ботани увидел другой залив, названный им Порт-Джексон. (Основанный там англичанами в 1788 г. город Сидней теперь «дотянулся» до залива Ботани.)

17 мая моряки прошли мимо о. Мортон и обнаружили за ним залив Мортон. 23 мая «Индевор» обогнул о. Фрейзер и открыл широ­кий залив (Херви, у 25° ю. ш.). 26 мая за Южным тропиком англичане вступили в полосу, окаймленную Большим Барьерным рифом. Боль­шую часть этой опасной полосы удалось благополучно пройти, но И июня у 16° ю. ш. «Индевор» напоролся на риф. Пришлось выбро­сить за борт шесть пушек и часть полезного груза — всего около 50 т. К северу нашли гавань (теперь Куктаун) и простояли там восемь недель (к радости Банкса), ремонтируя корабль, получивший большую пробоину. Пищи вполне хватало, так как здесь были богатые рыбные угодья и много черепах. 6 августа «Индевор» вы­шел в море. Судно двигалось лишь днем, и все же в этой опасней­шей акватории, названной Куком «Лабиринтом», 16 августа едва не напоролось на риф. Кук вел корабль в мелководной береговой полосе, усеянной рифами, и 21 августа у 10°40' ю. ш. увидел мыс Йорк и группу небольших островов. За ними 22 августа открылся широкий (Торресов) пролив, ведущий на запад. Теперь уже не оставалось сомнений, что пройденный берег — это восточ­ное побережье Новой Голландии, а мыс Йорк — его северная око­нечность. Таким образом Кук проследил почти на всем протяже- ни (2300 км) гряду Большого Барьерного рифа. 22 августа на одном из островов в Торресовом проливе Кук объявил британским владением все обнаруженное им побережье материка от 10°40' до 37°40' ю. ш., длиной около 4 тыс. км, и назвал его Новым Южным Уэльсом.

Сообщение Торреса оказалось верным: Новая Гвинея была огромным островом, а не частью континента. И все-таки этот про­лив англичане некоторое время называли Куковым, несмотря на то. что об открытии Торреса они узнали еще до возвращения Д. Ку­ка — из памфлета Далримпла, опубликованного в 1769 г.

К 16 сентября Кук пересек Арафурское и Тиморское моря и достиг о. Роти, к юго-западу от Тимора. 2 октября он подошел к Яве. Там, в Батавии и у о. Принца, против западной оконечности Явы, «Индевор» находился до 15 января 1771 г., и за это время и в Индийском океане от тропической лихорадки умер 31 человек, в том числе Тупия, между тем как за все время плавания в Тихом океане Кук потерял только одного человека: на борту никто из команды не болел цингой благодаря режиму питания, введенному Куком. 13 июля 1771 г. Кук вернулся в Англию, завершив круго­светное плавание, продолжавшееся почти три года. На итоговой карте плавания Кук показал Тасманию и Новую Голландию (Ав­стралию) как единое целое. Однако в судовом журнале он выска­зал предположение, что они разделены проливом.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редколлегия: В. С. Преображенский и др. Т. 3. Геогра­фические открытия и исследования нового времени (середи­на XVII—XVIII в.).—3-є изд., перераб. и доп,—М.: Про­свещение,1984.—319 с., ил., карт.. 1984

Еще по теме Глава 21 ПЕРВОЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ КУКА:

  1. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий: В 5-ти т. Т. 1 Географические открытия народов Древнего мира и средневе ковья (до плаваний Колумба).—3-є изд., перераб. и доп.—М Просвещение,1982.—288 с., ил., карт., 1982
  2. ГЛАВА 3. ЧИСЛЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  3. ГЛАВА 1. ОБЗОР СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  4. ГЛАВА 3. КОММУНИКАТИВНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ
  5. ГЛАВА 4. ТВЕРДОФАЗНЫЙ ИСТОЧНИК ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ
  6. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА МЕДИАНОМИНАЦИИ
  7. ГЛАВА 2. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ТИПЫ И ФУНКЦИИ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  8. ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАНОМИНАЦИИ: ЯЗЫКОВОЙ И ТЕМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
  9. Глава I. Правовая природа и содержание права на судебную защиту
  10. Глава 3. Тенденции (динамика) развития законодательства о банковской тайне
  11. Глава I. Банковская тайна как объект правовых отношений
  12. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  13. Глава 2. Правовой режим информации, составляющей банковскую тайну