<<
>>

Глава 7 ОТКРЫТИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ В АЗИАТСКОЙ АРКТИКЕ

«Земля Санникова» и дальнейшие открытия в Новосибирском архипелаге

В конце XVIII в.

промышленник Фаддеев от­крыл к востоку от Котельного другой большой (Фаддеевский) остров и устроил на нем первое русское зимовье. В те годы на Новосибир­ских о-вах промышлял Яков Санников. В 1800 г. он в качестве пере- довщика (старшины артели) перешел с материка на о. Столбовой* (74° с. ш., 136° в. д.), а через пять лет осмотрел о. Фаддеевский. В это время в Восточную Сибирь был административно выслан за служеб­ные провинности рижский таможенник, бывший студент Матвей Матвеевич Геденштром. На средства Н. П. Румянцева он организовал экспедицию, включив в нее Санникова, для съемки Новосибирских о-вов. Зимой 1808/09 г. Я. Санников посетил о. Котельный, затем — Новую Сибирь (название дано Геденштромом), где провел лето, и на­шел там следы какой-то исчезнувшей народности. М. Геденштром же весной 1809 г. на нартах перешел от устья Яны через острова Ляхов- ские и Фаддеевский на ту же Новую Сибирь и описал более 200 км ее южного берега. Участник экспедиции землемер Иван Ефимович Ко- жевин обошел о. Большой Ляховский, определил положение о. Ма­лый Ляховский и заснял почти все (кроме северного) побережье о. Фаддеевский. М. Геденштром летом того же года описал береговую линию между рр. Яной и Индигиркой на протяжении почти 1 тыс. км и исправил значительные неточности имевшейся в его распоряжении карты на одном из самых изрезанных участков — от р. Яны до мыса Св. Нос (около 500 км). Зиму он провел на Меркушиной Стрелке, ранней весной 1810 г. перешел на нартах в устье Индигирки, а от­туда — на восточный берег Новой Сибири. В поисках земли к востоку от нее М. Геденштром продвинулся по торосистым льдам более чем на 90 км, пока не остановился перед большим пространством чистой воды — первое указание на «Сибирскую полынью» (ее существование предсказал еще М.
В. Ломоносов). 30 марта М. Геденштром повернул на юг, достиг устья Колымы, оттуда в середине апреля повторил по­иски земли в северо-восточном направлении, но, пройдя свыше 150 км, снова был остановлен полыньей. Осенью он направился от Колымы на запад к Индигирке и заснял еще 500 км побережья.

1Этот остров, ие нанесенный ранее на карту, несомненно, посещался издавна про­мышленниками: через несколько лет там нашли деревянные кресты.

Весной 1810 г. Санников пересек Новую Сибирь с юга на север и видел на севере гористую землю, к которой шел около 30 км, пока не остановился перед огромной полыньей. В 1811 г. он и землемер Петр Пшеницын обошли вокруг о. Фаддеевского и установили, что он со­единяется с о. Котельным низменным песчаным пространством (Земля Бунге). С берега о. Фаддеевского Санников снова видел при­мерно в 50 км на севере землю, пытался дойти по льду до нее, но опять был остановлен широкой полыньей. Вернувшись в 1811 г. к устью Яны за оленями, он перешел на Котельный, с северной его оконечности в третий раз увидел землю, теперь уже на северо-западе, и пришел к убеждению, что к северу от Новосибирского архипелага существует обширная земля. Эту «Землю Санникова» напрасно искали более ста лет, пока советские моряки и летчики в 1937 — 1938 гг. не доказали окончательно, что такой земли нет. Вероятно, Санников видел «ледя­ной остров».

В начале 1812 г. М. Геденштром был отозван в Иркутск. Он вошел в силу при губернаторе и так повел себя, что его в 1819 г. выслали... в Петербург. Там он написал три книги: «Путешествия Геденштрома по Ледовитому морю...» (1822 г.), «Описание берегов Ледовитого моря от устья Яны до Баранова Камня» (1823 г.) и наиболее инте­ресную — «Отрывки о Сибири» (1830 г.). По материалам, собранным экспедицией, П. Пшеницын составил первую достоверную карту всего Новосибирского архипелага.

В 1815 г. промышленник якут Максим Ляхов, переходя по льду из устья Яны на о. Котельный и сбившись с дороги, открыл к северу от мыса Буорхая о.

Васильевский и о. Семеновский (нанесены на карту в 1823 г.). Сложенные ископаемым льдом, перекрытым позднейшими морскими отложениями, эти острова в настоящее время растаяли и превратились в банки: Васильевский — после 1913 г., Семеновский — к 1948 г.

Экспедиции Анжу и Врангеля

В Петербурге еще в XVIII в. заинтересовались «Землей Андреева»; о земле к северу от Колымы слышал Г, А. Сары­чев; теперь прибавилась еще третья — «Земля Санникова». Главное же заключалось в том, что последняя опись берегов Сибири 30—40-х гг. XVIII в. не соответствовала новым требованиям, а боль­шой участок северо-восточного берега остался и вовсе не заснятым. По этим соображениям на две организованные экспедиции — Устьин­скую и Колымскую — возлагалась обязанность провести съемку летом — верхом и, где возможно, на лодках, а в остальное время года — на нартах с собачьей упряжкой.

В 1821 — 1823 гг. небольшая Устьянская экспедиция Петра Фе­доровича Анжу описала северный берег Сибири между рр. Оленьком и Индигиркой и Новосибирский архипелаг. Сам же П. Анжу прошел зимой на собаках около 10 тыс. км, а летом верхом на лошадях или в легких лодках около 4 тыс. км. Он открыл северное побережье о. Ко-

Ф. П. Врангель

тельного, небольшой о. Фигурнна (названный так в честь врача экс­педиции), составил первую срав­нительно точную карту Новоси­бирского архипелага, закартиро­вал берег между Яной и Индигир­кой. Его именем (о-ва Анжу) на­звана центральная часть архипела­га, в которую входят все большие- острова — Котельный (с Землей Бунге),. Фаддеевский и Новая Си­бирь. Часть работ Анжу поручил штурману Петру Ивановичу Иль­ину, очень опытному мореходу: ра­нее он плавал с В. М. Головниным на «Диане» и вокруг света — на «Камчатке». Ильин заснял берег Сибири на запад от устья Яны до устья Оленька и составил первую точную карту этого побережья.

Колымскую экспедицию

(1820 — 1824 гг.) возглавлял Фер­динанд Петрович Врангель, спутниками его были друг А.

С. Пушкина Федор Федорович Матюшкин и штурман Прокопий Тарасович Козь­мин. Все трое уже совершили кругосветное плавание с В. М. Головни­ным на «Камчатке». Базой их стал Нижнеколымск. Сам Ф. Врангель положил на карту берег Сибири от устья Колымы до мыса Большого Баранова, перебрался затем на Медвежьи о-ва и описал часть их, про­шел по льду от мыса Шелагского на север до 70°51' с. ш. и 175°27/ в. д. в поисках повой земли, затем вернулся в Нижнеколымск. Матюшкин совершил вместе с Ф. Врангелем переход по льду па Медвежьи о-ва причем засиял о. Четырехстолбовой (март май 1821 г.). Затем он исследовал бассейн Большого Анюя (лето 1821 г.), тундру к востоку от устья Колымы и Малый Анюй (лето 1822 г.); обследовал северный берег Чукотского п-ова (март — апрель 1823 г.) от Чаунской губы до 179°30' в. д. Козьмин самостоятельно летом 1821 г. закартировал берег между устьями Колымы и Индигирки, а в начале 1823 г. завер­шил опись Медвежьих о-вов.

Все трое под командой Ф. Врангеля в 1825 — 1827 гг. совершили второе кругосветное плавание на шлюпе «Кроткий». Ф. Врангель в 1828 г. поступил на службу Российско-американской компании, через Сибирь проехал в Охотск, а оттуда перешел в Новоархангельск (о. Баранова). С 1829 по 1835 г. он был главным правителем Русской Америки и тогда обошел берега Русской Америки от Берингова про­лива до Калифорнии и собрал большие географические и этнографи­ческие материалы.

Ф. Врангель создал несколько книг; лучший его труд — «Путе­шествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю, со­вершенное в 1820—1824 гг.» (1841 г.). К этой книге он приложил

сводную «Меркаторскую карту части северного берега Сибири», составленную тремя участниками его арктической экспедиции. На ней к северо-востоку от р. Верконь (69°45' с. ш., 173° в. д.) — «в полом (открытом) море, по оному несущийся старый лед» — нанесены горы с надписью: «Горы видятся с мыса Якона (Якоп, 69°35' с. ш., 177°30' в. д.) в летнее время».

Английская экспедиция Генри Келлетта па фрегате «Геральд», посланная со стороны Берингова пролива на поиски экспедиции Франклина, в августе 1849 г.

в Чукотском море (на 71°25' с. ш. и 175°40' в. д.) случайно наткнулась на небольшой остров Геральд. Западнее англичане видели скалистый берег какой-то земли. В 1867 г. через «полое» море к большому острову, на котором поднимались горы, виденные с юга в летнее время чукчами, а с восто­ка — Келлеттом, подошло американское китобойное судно под командой Томаса Лонга. «Я назвал эту землю именем Врангеля,— писал Лонг,— чтобы принести должную дань уважения человеку, еще 45 лет тому назад доказавшему, что полярное море открыто» *. Так был обнаружен о. Врангеля (около 7300 км2, отделенный от материка широким —125 км в самом узком месте — проливом Лонга).

Брусилов и дрейф «Святой Анны»

Лейтенант Георгий Львович Брусилов, имев­ший опыт полярных плаваний, организовал в 1912 г. на частные сред­ства экспедицию на паровой шхуне «Св. Анна» с целью, как и Руса­нов, пройти Северо-Восточным проходом из Атлантического океана в Тихий; но Брусилов решил заниматься в пути зверобойным про­мыслом. В начале октября шхуну затерло льдами в Карском море, у западного берега п-ова Ямал (71°45' с. ш.). 28 октября 1912 г. на­чался ледовый дрейф «Св. Анны», вынесший ее в Полярный бассейн. Первую зимовку команда провела, питаясь мясом тюленей, моржей и белых медведей, причем многие заболели — вероятно, вспыхнула эпидемия трихинеллеза, вызванная потреблением плохо проваренной медвежатины. Во вторую зимовку охотничьих трофеев вообще не было — возникла опасность голода; следовало решать проблему пита­ния: на всю экспедицию запасов явно не хватало. В апреле 1914 г. судно находилось к северу от Земли Франца-Иосифа (83°17' с. ш. и 60° в. д.). В этом пункте шхуну с согласия Г. Брусилова покинули 14 человек во главе со штурманом Валерианом Ивановичем Альба- новым, захватившим с собой копию вахтенного журнала. На «Св. Ан­не» осталось 10 человек, включая Г. Брусилова. Все они пропали без вести.

Альбанов и 10 матросов (на одиннадцатый день похода трое реши­ли вернуться) с запасом продуктов, в основном состоявших из суха­рей, пешком по дрейфующему на запад льду добрались до Земли

1И конечно, еще потому, что именно Врангель предсказал существование здесь земли.

Русские арктические экспедиции начала XX в.

Александры. Они прошли более 400 км и доказали, таким образом, что к северо-западу от Земли Франца-Иосифа нет мифических земель «Петермана» и «Короля Оскара», показывавшихся картогра­фами после экспедиции Пайера. При дальнейшем 200-километровом переходе от Земли Александры к мысу Флора (на о. Пордбрук) по­гибло девять человек; Альбанов же и матрос Александр Эдуардович Конрад были сняты с мыса Флора экипажем «Св. Фоки» в начале августа 1914 г.

Альбанов доставил некоторые материалы экспедиции Брусилова, представляющие большую научную ценность. Особенно важными оказались производившиеся во время дрейфа «Св. Анны» промеры северной части Карского моря, до того не посещавшейся ни одним судном. Благодаря этим данным удалось охарактеризовать под­водный рельеф северо-западной, открытой части Карского моря и выявить меридиональную впадину (длиной почти 500 км), позднее получившую название «желоб Св. Анны». Кроме того, как увидим ниже, после изучения особенностей дрейфа «Св. Анны» советская экспедиция на ледокольном пароходе «Г. Седов» в 1930 г. нашла о. Визе.

В 1917 г. увидел свет дневник В. Альбанова, озаглавленный «На юг, к Земле Франца-Иосифа». Под разными названиями он выдержал несколько изданий у нас в стране и дважды был издан за рубежом.

Начало торгового судоходства на Карском море

Только во второй половине XIX в. был серьезно поставлен вопрос о возможности и рентабельности судоходства в Се­верном океане. Инициатором стал энергичный русский промышлен­ник и общественный деятель Михаил Константинович Сидоров. В 1859 г. с большим трудом он добился от царского правительства раз­решения организовать торговое судоходство до берегов Северо-Запад­ной Сибири. Первую экспедицию Сидоров послал в 1862 г. на двух парусных судах — шхуне «Ермак» (150 т) и небольшой яхте (17 т). Начальник ее Павел Павлович Крузенштерн, внук знаменитого мо­реплавателя, уже имел опыт плавания в Арктике. В конце августа он провел суда через Югорский Шар, но в Карском море встретил сплошной лед. Яхта вернулась обратно, к устью Печоры, а «Ер­мак» начал вынужденный ледовый дрейф на восток. Через неделю показался берег п-ова Ямал. Льды напирали все сильнее; еще че­рез девять дней шхуна дала течь и затонула под 70° с. ш. Морякам удалось спасти продовольствие, часть походного снаряжения и шлюп­ку, но ее пришлось бросить из-за льдов. Целую неделю они шли пеш­ком, с поклажей на плечах через торосы к берегам Ямала, откуда ненцы доставили их на санях в Обдорск. Это путешествие, во время которого П. Крузенштерн пересек с запада на восток Ямал, дало ему материалы для интересного описания природы полуострова и быта ненцев.

Несмотря на эту неудачу, западноевропейские китоловы и зверо­бои вскоре возобновили попытку проникнуть в Карское море. Больше 20 норвежских судов в 1869 — 1870 гг., очень благоприятных по со­стоянию льдов, плавали к востоку от Новой Земли. Капитан Эдуард Йоханнесен в конце июля 1869 г. пересек совершенно свободное от льда Карское море от Маточкина Шара до Ямала и прошел затем на север до 75° с. ш. В 1870 г. он продвинулся на восток до Енисейско­го залива. Повернув обратно, он обогнул с севера Новую Землю[XVIII] и уточнил карту ее северного побережья. Л в следующем году он закон­чил опись берегов всей северной части Новой Земли.

Первое сквозное плавание Северо-Восточным проходом

На сцену снова выступил М. Сидоров, но рос­сийские чиновники в гражданских и военных мундирах сочли не­осуществимой его мечту о Северном морском пути. Тогда он за гра­ницей обещал премию в 20 тыс. золотых рублей первому, кто на па­роходе войдет в устье Енисея. И английский капитан Джозеф Уиггинс на пароходе «Диана» в 1874 г. пересек Карское море, зашел в Обскую губу, через несколько дней выйдя оттуда, проник на северо-восток,

до 76° с. ш. и 86° в. д. В 70-х гг. Д. Уиггинс еще два раза удачно плавал на пароходе к устью Оби и Енисея, в 80-х гг. — четыре, в 90-х гг. — три раза. Таким образом он наладил почти регулярное торговое судоходство между Англией и Западной Сибирью через Баренцево и Карское моря.

Успех норвежцев и англичанина расшевелил и шведских промыш­ленников, в том числе богатого купца Оскара Диксона. Он снарядил парусник — зверобойную шхуну (43 т) — и отправил на ней группу ученых. Во главе их стоял молодой шведский профессор-геолог А. Э. Норденшельд, очень интересовавшийся Арктикой.

В 1875 г. Норденшельд на шхуне прошел через Югорский Шар, а в конце июля достиг п-ова Ямал, обогнул его с севера, причем зашел за 75°3(У с. ш., и в середине августа остановился у небольшого острова в Енисейском заливе. Он нашел там прекрасную гавань и назвал ее «Порт-Диксон» (теперь весь остров носит имя Диксона). Хотя А. Норденшельд быстро и свободно достиг Енисея, он считал, что сильно задержался в пути из-за штилей; на пароходе же в том году можно было бы прибыть в этот порт в самом начале августа. В конце сентября шхуна вернулась в Норвегию.

Средства на плавание на пароходе в 1876 г. А. Норденшельду пре­доставил русский золотопромышленник Александр Михайлович Сибиряков, мечтавший, как и М. К. Сидоров, использовать Северный морской путь для оживления сибирской торговли. Зафрахтованный па его деньги небольшой пароход (400 т) впервые доставил загра­ничные товары в устье Енисея. Вторую партию товаров в том же году завел на Енисей Д. Уиггинс.

Опираясь на русский опыт, А. Норденшельд доказывал, что в начале осени у Таймырского п-ова должно быть свободное ото льда море. Поэтому, по его мнению, пароход без особо больших затрудне­ний может пройти этот путь в осеннее время. Средства на снаряжение новой экспедиции дали О. Диксон и А. Сибиряков.

Норденшельду предоставили сделанный из дуба промысловый пароход «Вега» (357 т), который вышел под командой Арнольда Паландера из Гётеборга (Швеция) 4 июля 1878 г. У Югорского Шара его ожидал небольшой быстроходный пароход «Лена»[XIX]. Их сопровож­дали от Югорского Шара до Енисея два вспомогательных судна с углем. Оба парохода 10 августа направились от Диксона на северо- восток неразведанным путем, усеянным островами (шхеры Минина и др.) и подводными мелями, и через четыре дня из-за тумана стали на якорь у пролива между открытым ими о. Таймыр и материком. Не до­ждавшись ясной погоды, «Вега» и «Лена» 18 августа обогнули с севе­ра о. Таймыр, а 19 августа шли под парами и парусами вдоль берега п-ова Челюскин (северо-восточный выступ Таймырского п-ова).

20—22 августа пароходы двигались на юго-восток в густом тумане, лавируя между льдинами, и на третий день забрались в такие льды, что пришлось повернуть на северо-запад. Глубины стали уменьшаться, и шведы увидели на западе землю — восточный берег

п-ова Таймыр. Почти на 25 км от берега море было совершенно чистым.

Вскоре суда достигли устья Лены. Оставив там «Лену», Нор- деншельд направил «Вегу» дальше. Сплошной лед показался только в 50 км восточнее Медвежьих о-вов. Все же «Вега» пересекла Восточно- Сибирское море, удачно прошла проливом Лонга в Чукотское море. 28 сентября 1878 г. при ясной и тихой погоде и незначительном мо­розе (— 2°С) в нескольких километрах от входа в Колючинскую губу пароход вмерз во льды — всего лишь в 200 км от Берингова пролива, в нескольких минутах западнее свободной от льдов воды. «...Если бы мы пришли сюда сутками раньше,— сокрушался А. Норденшельд,— лед не помешал бы нашему проходу дальше. Быть запертым так близко от цели путешествия было самым большим для меня не­счастьем, с которым я никогда не мог примириться...»

18 июля 1879 г. лед тронулся, и «Вега» после почти десяти­месячной стоянки во льдах вышла на чистую воду. Огибая мыс Деж­нёва, шведы ознаменовали событие салютом. В этот радостный момент А. Норденшельд вспомнил о несчастливых мореплавателях, искавших с середины XVI в. Северо-Восточный проход.

21 июля «Вега» повернула к американскому берегу пролива, уже очистившегося ото льдов, и через несколько дней стала на якорь у северного входа в забитый льдом пролив Сенявина, отделяющий о. Аракамчечен от Чукотского берега. Лед неожиданно взломало через два дня, и из-за этого судно, притиснутое к берегу, едва на погибло, после того как достигло цели. Встревоженный А. Норденшельд при­казал немедленно идти на юг. В начале сентября «Вега» вошла в японский порт Йокохама. Затем, обойдя с востока и юга всю Азию, че­рез Суэцкий канал она прошла в Средиземное море и, обогнув с юга и запада Европу, в марте 1880 г. вернулась в Швецию. Впервые в исто­рии человечества на «Веге» под начальством А. Норденшельда и под командой А. Паландера было совершено плавание вокруг всего Евро­пейско-Азиатского материка с одной вынужденной зимовкой во льдах.

Открытие островов Де-Лонга

В 1879 г. американский газетный издатель Джеймс Беннет для рекламы организовал экспедицию на судне «Жаннетта» под начальством Джорджа Вашингтона Де-Лонга для розыска «Веги» и достижения Северного полюса. От Сан-Франциско Д. Де-Лонг перешел через Берингов пролив в Чукотское море, к Колю- чинской губе, где узнал о благополучном выходе «Веги» в Берин­гово море. Тогда он взял курс на север, намереваясь достигнуть полю­са. 6 сентября 1879 г. «Жаннетта» вмерзла во льды близ о. Геральд и дрейфовала во льдах 21 месяц, открыв в мае 1881 г. два острова — Жаннетты и Генриетты — в северо-восточной части Новосибирского архипелага, позднее названной о-вами Де-Лонга. 13 июня 1881 г. «Жаннетта» затонула после сильного сжатия льдов. Люди спаслись на льдине и дрейфовали на ней до 77°41' с. ш., открыв 27 июля о. Бен-

Ф. Нансен

нота, затем перешли на двух шлюпках к дельте Лены. Одна группа из 19 человек, в том числе Де-Лонг, погибла там от голода, другая, разлученная с первой штормом, была спасена эвенками. Тела погибших и дневники Д. Де­Лонга найдены в марте 1882 г.

Нансен:

открытия в Карском море

Фритьоф Нансен, норвежский исследователь Арктики и великий гуманист, был по специальности зоологом. Крупнейшее по научно­му значению исследование Аркти­ки второй половины XIX в. он на­чал в 1893 г. на специально по­строенном для ледового плавания пароходе «Фрам» (капитан —

О. Свердруп, 12 человек команды). От мыса Челюскин Ф. Нансен ре­шил направить «Фрам» на восток и к северу от Новосибирских о-вов нарочно вмерзнуть в лед, рассчитывая, что ледовый дрейф вынесет его к полюсу. Через Югорский Шар 4 августа 1893 г. «Фрам» вы­шел в Карское море, обогнул Ямал и взял курс на мыс Челюскин. Ла­вируя под парусами и парами против сильного ветра, судно медленно продвигалось вперед: сначала — по свободному морю, затем — вдоль кромки сплоченных льдов. 18 августа во время шторма Свердруп обнаружил к югу от корабля низменную землю «с травянистой расти­тельностью и обрывистыми песчаными косогорами»1 — о. Свердруп. 25 августа к северу от шхер Минина норвежцы открыли о-ва Скотт- Гансена (в честь участника плавания Сигурда Скотт-Гансена), вто­рично после Ф. Минина.

В ночь на 29 августа, не дойдя до 75° с. ш., повернули на юг и днем, «пройдя мимо бесчисленных островов и островков, попали в открытую воду, простирающуюся вдоль острова Таймыр...». Ф. Нансен назвал этот архипелаг, фактически открытый им (хотя и не полностью), о-вами Норденшельда2.

Проход на восток вскоре был снова прегражден льдом. «Фрам» блуждал среди льдов при густом снегопаде или в туманах до 7 сентяб­ря, когда, наконец, попал в Таймырский залив. Два дня Ф. Нансен исследовал восточный берег залива и открыл п-ов Оскара (76°2(У с. ш., 100° в. д.).

1 Цит. здесь и дал₽е из книги Ф. Нансена «Фрам» в полярном море». М„ 1956.

2 В 1902 г. Э. Толль назвал в честь Нансена небольшой остров (к западу от о. Тай­мыр).

Э. В. Толль

На пути к мысу Челюскин, ко­торый норвежцы обошли утром следующего дня, они открыли о-ва Фирнлея, а у самого входа в про­лив Вилькицкого — о-ва Гейберга. Дальнейший путь шел сначала вдоль берега на юго-восток, а за устьем р. Анабар — на северо- восток. 21 сентября 1893 г. «Фрам» вмерз во льды под 78°50' с. ш., 133°37' в. д. Начался исторический дрейф «Фрама» через Централь­ную Арктику (см. гл. 21).

Поиски Толлем «Земли Санникова»

Уроженец Таллина, геолог Эду­ард Васильевич Толль в 1885 — 1886 гг. был помощником Алек­сандра Александровича Бунге в академической экспедиции, изучавшей всю р. Яну и Новосибир­ский архипелаг.

Весной 1886 г. 3. Толль во главе отдельного отряда обследовал острова Большой Ляховский, Землю Бунге, Фаддеевский[XX] и запад­ный берег Новой Сибири. Летом Толль в течение полутора месяцев объехал на нартах по берегу весь о. Котельный и при совершенно ясной погоде видел вместе со своим спутником на севере «контуры четырех гор, которые на востоке соединялись с низменной землей». И он решил, что перед ним Земля Санникова. Весной 1893 г. 3. Толль, продолжая в Северной Сибири геологические исследования И. Д. Черского, снова посетил о. Котельный, и опять видел Землю Санникова. Вернувшись на материк, 3. Толль вместе с военным моряком-гидрографом Евгением Николаевичем Шилейко в июне проехал на оленях через хребет Хараулах на Лену и исследовал ее дельту. Перевалив кряж Чекановского, они прошли на запад берегом от Оленька к Анабару, причем проследили и нанесли на карту невы­сокий (до 315 м) кряж Прончищева (длина 180 км), поднимающийся над Северо-Сибирской низменностью. Они выполнили также первую съемку нижнего Анабара примерно до 72° с. ш. (более 400 км) и уточ­нили положение Анабарской губы — на прежних картах она показы­валась на 100 км восточнее ее истинного положения. Затем путешест­венники разделились: Шилейко направился на запад к Хатангской губе, а Толль — на Лену для отправки коллекций. Вновь вернувшись на Анабар, он прошел до поселка Хатанги и между рр. Анабаром и Хатангой впервые исследовал северный выступ Среднесибирского

плоскогорья (кряж Хара-Тас), а в междуречье Анабара и Попигая — короткий кряж Сюрях-Джангы.

В 1900 г. Э. Толль был назначен начальником академической экспедиции, организованной по его инициативе для открытия Земли Санникова на китобойной яхте «Заря». Летом 1900 г. судно прошло к о. Таймыр, где зимовало. Во время зимовки участники экспедиции обследовали очень большой участок прилегающего берега Таймыр­ского п-ова и архипелаг Нордепшельда; при этом Федор Андреевич Матисен прошел на север по меридиану 96° в. д. (пересекающему

o. Таймыр) через пролив Матисен и открыл в архипелаге Норден- шельда несколько о-вов Пахтусова.

Командир «Зари» Николай Николаевич Коломейцев из-за несо­гласий с Э. Толлем оставил судно в апреле 1901 г. и вместе со Степа­ном Расторгуевым прошел около 800 км к Гольчихе (Енисейская гу­ба) за 40 дней. По дороге он открыл впадающую в Таймырский задив

p. Коломейцева, а его спутник в Пясинском заливе (у 74° с. ш.) — о. Расторгуева. Новым командиром «Зари» стал Ф. Матисен.

Осенью 1901 г. Э. Толль прошел на «Заре», обогнув мыс Челюскин, от Таймыра к о. Беннета почти по чистой ъоде, причем напрасно искал Землю Санникова[XXI] к северу от Новосибирского архипелага. На вто­рую зимовку он остался у западного берега о. Котельного, в проливе Заря. В начале июня 1902 г. Э. Толль и астроном Фридрих Георгиевич Зееберг с двумя спутниками вышли на нартах с собачьими упряжка­ми, тащившими две байдары, к мысу Высокому Новой Сибири. Оттуда сначала на льдине, дрейфующей в северном направлении, а затем на байдарах они перешли к о. Беннета для его исследования. Осенью снять оттуда отряд должна была «Заря», но она не могла подойти к острову из-за тяжелых льдов. В ноябре 1902 г. Э. Толль начал обрат­ный переход по молодому льду к Новой Сибири и пропал без вести с тремя спутниками. «Заря» же, после неудачных попыток пробиться к о. Беннета, осенью следующего года пришла в совершенно безлюд­ную тогда бухту Тикси, к юго-востоку от дельты Лены, где и была оставлена командой.

На «Заре» боцманом был военный моряк Никифор Алексеевич Бегичев, служивший на флоте с 1895 г. В 1903 г. он участвовал в одной из экспедиций, отправленных на поиски 3. В. Толля: весной на со­баках, тащивших на нартах вельбот, он перешел из устья Яны к о. Ко­тельному, летом на вельботе плавал к о. Беннета, где поисковая экспе­диция нашла покинутое зимовье Толля и письмо, свидетельствующее о гибели всего оТряда. С лета 1906 г. Бегичев жил на севере Сибири, занимаясь пушным промыслом. В 1908 г. он, обойдя кругом мнимый полуостров, расположенный у выхода из Хатангского залива, против таймырского берега, доказал, что это — остров (Большой Бегичев), а к западу от него открыл другой остров (Малый Бегичев) — на­звания даны в советское время.

Плавания «Таймыра» и «Вайгача» и открытие Северной Земли

Для описи берегов Северной Сибири и гидро­графических работ на трассе Северного морского пути в Петербурге в 1909 г. были построены ледокольные транспорты «Таймыр» и «Вай­гач», включенные в состав военно-морского флота. Их предоставили правительственной Гидрографической экспедиции Северного Ледови­того океана под начальством Ивана Семеновича Сергеева. В июле 1910 г. суда прибыли во Владивосток, 20 сентября прошли Берингов пролив, но в Чукотском море (на 66°30' с. ш.) встретили сплоченные льды и повернули обратно. 13 августа 1911 г. они вошли в Чукотское море и через десять дней подошли к устью Колымы — к мысу Мед­вежьему. Простояв здесь три дня, они повернули обратно. 1 сентября суда разлучились у западного входа в пролив Лонга; «Вайгач» оттуда был послан на север и впервые обошел с описью северный берег о. Врангеля. Команда подняла там русский флаг. Затем ледоколы вернулись во Владивосток и 9 июля 1912 г. снова вошли в Чукотское море. Они описали сначала Медвежьи о-ва, дав трем из них названия в честь первооткрывателей — геодезистов, затем часть Новосибирско­го архипелага и противолежащий берег Сибири и разновременно пришли в губу Буорхая. У безлюдного берега бухты Тикси на мели моряки нашли брошенную «Зарю», яхту Э. Толля. Была только се­редина августа, «Вайгач» достиг 76°09' с. ш., но вынужден был от­ступить из-за тяжелых льдов, и экспедиция вернулась в Тихий океан.

За три навигационных периода, особенно в 1912 г., ледоколы под­готовили освоение всего восточного участка Северного морского пути — от Берингова пролива до устья Лены. Однако эта работа не выходила за пределы «гидрографических будней»: ни одной, даже незначительной находки! Да и что, как тогда казалось, можно обна­ружить нового в сибирских морях, по крайней мере три столетия по­сещавшихся русскими мореходами?

П. А. Кропоткине «Записках революционера» писал: «Архипелаг, который должен находиться на северо-востоке от Новой Земли» так еще не найден». Научное предвидение П. Кропоткина подтвердилось в 1913 г. В это лето экспедиции на «Таймыре» и «Вайгаче» нужно было выполнить более трудное задание: описать сибирское побережье к западу от Лены, в том числе самый тяжелый участок — таймырские берега, при этом обогнуть мыс Челюскин и, если удастся, пройти в одну навигацию до Мурманска.

В конце июня 1913 г. «Таймыр» и «Вайгач» вышли из Владивосто­ка. В июле в поселке в устье Анадыря пришлось оставить тяжело больного И. С. Сергеева. По радио из Петербурга сообщили, что вместо него начальником экспедиции назначен Борис Андреевич Вилъкицкий. На первом участке пути суда действовали раздельно: «Таймыр» в напрасных поисках Земли Санникова обогнул с севера Новосибирские о-ва. После встречи у о. Преображения (74°42' с. ш., 113° в. д.) ледоколы двинулись на север вдоль таймырского побе­режья, причем были открыты большая бухта Прончищевой (75°35' с.

ш.) и низменный о. Малый Таймыр (78°05' с. ш.). За ним ледоколы пошли вдоль кромки льда, стремясь обогнуть мыс Челюскин.

На рассвете 21 августа впереди и несколько вправо от курса был замечен высокий силуэт неизвестного обширного острова. Ледоколы направились к нему. На берегу возвышались округленные горы высо­той около 500 м, круто опускавшиеся к морю. Для подробной описи «Таймыр» прошел вдоль берега, простиравшегося на север, а «Вай­гач» — вдоль южного. Береговая линия иногда прерывалась полоса­ми сплошного ровного льда, запорошенного снегом. В одном месте полоса льда уходила в глубь острова, за пределы видимости.

«Вайгач» вскоре наткнулся на непроходимый лед, повернул обрат­но и соединился с «Таймыром». 22 августа на берегу вновь открытой Северной Земли (на 80°04' с. ш) был поднят русский флаг. Вечером ледоколы двинулись дальше по широкой полынье вдоль поворачи­вающего на северо-запад берега. «С каждым часом встречалось все больше льда. Наконец береговая черта окончилась Невысоким мысом, за которым все видимое пространство было покрыто сплошными на­громождениями непроходимого льда. Продвигаться можно было те­перь лишь в одном направлении — обратно по полынье...» Суда прошли вдоль восточного побережья Северной Земли, принятой за один остров, около 330 км, до 81°О7' с. ш. «Невысокий мыс», до ко­торого они не дошли, действительно оказался крайней северной точ­кой этой суши (81°15' с. ш.) — цит. по Л. М. Старокадомскому.

Из-за тяжелых льдов моряки повернули назад, взяв с берега образ­цы горных пород и не проведя никаких других исследований. Неда­леко от Малого Таймыра, к северо-западу от него, они открыли не­большой остров — Старокадомского. 31 августа ледоколы взяли курс на о. Беннета, через пять дней подошли к нему, не усмотрев и на этом пути ни малейших признаков Земли Санникова. Моряки нашли на нем и взяли с собой геологическую коллекцию, собранную 3. Тол- лем. 12 ноября суда вернулись во Владивосток. Они прошли в оба конца свыше 11 тыс. км и произвели съемку берегов на протяжении более 2 тыс. км. Но величайшим достижением было открытие к северу от Таймырского п-ова Северной Земли.

24 июня 1914 г. «Таймыр» и «Вайгач» вышли из Владивостока с заданием пройти Северный морской путь с востока на запад. Суда проследовали сначала в бухту Провидения Берингова моря, а оттуда перешли к Колючинской губе. 14 августа был открыт на 76°10' с. ш. небольшой остров — Жохова. Пройдя дальше на запад различными путями — все еще в поисках Земли Санникова,— ледоколы соедини­лись 3 сентября у мыса Челюскин, в проливе Вилькицкого, между Таймыром и Северной Землей. Моряки описали ее южный берег, но 5 сентября суда вмерзли во льды и остановились на зимовку в 20—30 км от северо-западного берега Таймыра, близ залива Дика. Во время зимовки умерло двое. Из ледового плена ледоколы освобо­дились 26 июня и пошли в Архангельск. 3 сентября 1915 г. «Таймыр» и «Вайгач» прибыли туда, завершив — с одной зимовкой — первый сквозной рейс Северным морским путем в западном направлении.

<< | >>
Источник: Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редкол.: В. С. Преображенский (пред.) и др. Т. 4. Географи­ческие открытия и исследования нового времени (XIX — на­чало XX в.).— 3-є изд., перераб. и доп,— М.: Просвещение,1985.— 335 с., ил„ карт.. 1985

Еще по теме Глава 7 ОТКРЫТИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ В АЗИАТСКОЙ АРКТИКЕ:

  1. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редколлегия: В. С. Преображенский и др. Т. 3. Геогра­фические открытия и исследования нового времени (середи­на XVII—XVIII в.).—3-є изд., перераб. и доп,—М.: Про­свещение,1984.—319 с., ил., карт., 1984
  2. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. /Редкол.: В. С. Преображенский (пред.) и др. Т. 4. Географи­ческие открытия и исследования нового времени (XIX — на­чало XX в.).— 3-є изд., перераб. и доп,— М.: Просвещение,1985.— 335 с., ил„ карт., 1985
  3. И.П. МАГИДОВИЧ, В.И. МАГИДОВИЧ. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ Том 5 Новейшие географические открытия и исследования (1917–1985 гг.) М.: Просвещение, 1986. — 305 с.,
  4. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий. В 5-ти т. Т. 2. Великие географические открытия (конец XV — середина XVII в.).—3-є изд., перераб. и доп. — М.: Просвещение,1983.— 399 с., ил., карт., 1983
  5. Магидович И.П., Магидович В.И.. Очерки по истории географических открытий: В 5-ти т. Т. 1 Географические открытия народов Древнего мира и средневе ковья (до плаваний Колумба).—3-є изд., перераб. и доп.—М Просвещение,1982.—288 с., ил., карт., 1982
  6. ГЛАВА 3. ЧИСЛЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  7. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА МЕДИАНОМИНАЦИИ
  8. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЛАВЯНИЗМОВ В ПОЭЗИИ П.А. ВЯЗЕМСКОГО
  9. ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЙ ОГРАЖДАЮЩИХ КОНСТРУКЦИЙ ЗДАНИЙ
  10. ГЛАВА 2. МЕТОДЫ СОЗДАНИЯ И ИССЛЕДОВАНИЯ НАНОСТРУК- ТУРИРОВАННЫХ ЭЛЕМЕНТОВ И ТОКОНЕСУЩИХ МАСС
  11. Глава 5. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ОГРАЖДАЮЩИХ КОНСТРУКЦИЙ ИЗ МАТЕРИАЛОВ С ВЫСОКИМИ ОТРАЖАТЕЛЬНЫМИ СВОЙСТВАМИ
  12. Методики исследования
  13. ГЛАВА 1. ОБЗОР СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ